<<
>>

ГЛАВА 62 БЕСПОРЯДКИ И ВОИНЫ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

В колониальную эпоху европейским нациям в целом удалось силой оружия подавить национально-освободительную борьбу и борьбу между различными внутренними группировками в Юго-Восточной Азии.
Англичане постарались организованно покинуть Азию. Тем не менее раздел И«йдии сопровождался внутренним восстанием и большим кровопролитием, а споры о законности раздела привели позднее к двум войнам между Индией и Пакистаном. С точки зрения британских интересов, лейбористское правительство поступило мудро, освободив Великобританию от прямой ответственности за конфликты в Южной Азии. Г олландцы же слишком долго цеплялись за свою империю. Даже после того как им пришлось уйти в декабре 1949 года, они удержали за собой Западную Новую Гвинею, на которую заявила свои права Индонезия. После многолетних конфликтов голландцы сдались, и территория, пе-реименованная в Западный Иран, была передана Индонезии решением ООН в 1963 году. Французы также попытались повернуть назад часы истории и восстановить свое предвоенное колониальное господство: до 1954 года вели кровопролитную войну в Индокитае. Ирония заключалась в том, что Великобритания, великая держава-победитель, стремилась к сокращению своих колониальных владений и обязательств, в то время как европейские нации, потерпевшие поражение в ходе второй мировой войны, старались вновь утвердить свое колониальное господство. К несчастью, для 330 млн населения Юго-Восточной Азии (данные 1989 года) исход европейцев не стал началом более мирной эры. На пространстве, которое раньше именовалось Французским Индокитаем (т.е. в Лаосе, Камбодже и Вьетнаме), бои продолжались еще двадцать лет, а Камбоджа только в начале 90-х годов стала нащупывать пути к достижению мирного компромисса. Опустошение и обнищание этого потенциально богатого и плодородного региона Юго-Восточной Азии, население которого насчитывало в 1989 году приблизительно 75 млн, позволяют назвать период, последовавший за 1945 годом, как самый разрушительный в современной истории.
К западу расположено независимое королевство Таиланд, не всегда верный союзник американцев, который предоставлял базы США во время вьетнамской войны, в том числе и на границе с Лаосом. Таиланд после 1975 года принял 400 000 красных кхмеров, Расположенные к югу Малайзия, Сингапур и Индонезия старались избежать какого бы то ни было участия в конфликте в Индокитае, причиной чему не в последнюю очередь было то, что в период 1963-1966 годов, они были вовлечены в конфронтацию друг с другом. Индонезия — крупнейшее и самое густонаселенное из государств Юго-Восточной Азии (178,2 млн жителей в 1989 году), преследовала свои амбициозные планы до отстранения Ахмеда Сукарно от власти в 1967 году. Бирма следовала политике неприсоединения и, в течение военного правления генерала Не Вина с 1962 по 1988 год, оставалась в глубокой изоляции. И наконец, Филиппины, государство независимое, но тесно связанное с Соединенными Штатами и зависящее от американской помощи, предоставили США две базы: морскую в Сьюбик Бэй и базу ВВС Кларк для обороны западной части тихоокеанского региона; американское присутствие и влияние отрицательно воспринимаются большей частью населения как нарушение суверенитета. В десятилетия, последовавшие за обретением независимости, внутри каждой отдельной нации произошли глубокие изменения. В странах, находившихся под японской оккупацией с 1941 по 1945 годы, — Индонезии, Малайе, Бирме и Индокитае — движение местного населения, сопротивление и борьба за независимость, продолжившие аналогичную 597 борьбу уже после 1945 года, создали новую расстановку сил. Там, где независимость достигалась в ходе вооруженной борьбы, как в Индокитае и Индонезии, армия стремилась стать важным фактором в последующей борьбе за власть, либо образуя союз с другими политическими элитами, либо полностью устанавливая собственный контроль. Странам Юго-Восточной Азии пришлось иметь дело с серьезными проблемами, препятствующими развитию — само по себе накормить быстро растущее население представляло труднейшую задачу.
В странах, недавно добившихся независимости, борьба за власть между коммунистами и некоммунистами приводила к столкновениям и гражданской войне. Произвольно проведенные границы, унаследованные от эпохи коло-ниализма, либо отстаивались теми нациями, которые были в этом заинтересованы, либо оспаривались их соседями, отвергавшими постколониальное устройство. Подавляющее большинство населения Юго-Восточной Азии — бедное крестьянство. Хотя государственное планирование в той или иной степени существует во всех государствах региона, следует заметить, что за исключением бывшего Французского Индокитая с населением 75 млн (1989 год), нигде в регионе не проводилось существенных земельных реформ. Только коммунисты во Вьетнаме предприняли безжалостную коллективизацию крестьянских хозяйств — программу, которая повлекла за собой катастрофические последствия. В некоммунистических странах Юго-Восточной Азии сохранилась в основном феодальная система: помещики, крестьяне, владеющие землей, и безземельное крестьянство. Голод и недоедание, постоянные беды региона, усугублялись высокой рождаемостью. Однако улучшенные методы обработки почвы (начавшие вводиться с 1960 года и известные как «зеленая революция»), а также возрастающее использование пестицидов и удоб-рений, сделали возможным более быстрый рост производства продуктов питания по сравнению с ростом населения. Однако крайнее социальное неравенство и природные бедствия по-прежнему заставляют голодать или находиться на грани голода миллионы людей. Отчаяние гонит многих безземельных крестьян в города; большое число девушек обращается к занятию проституцией. Рост числа этих бесправных слоев населения, ютящихся в кварталах лачуг городов третьего мира, является одной из трагических черт экономического развития. За годы после провозглашения независимости население Джакарты — столицы Индонезии — возросло с менее чем 1,5 млн до 4,5 млн жителей, Калькутты — более чем до 7 млн, население Дели удвоилось и достигло 3 млн, население Карачи, столицы Пакистана, с 1 млн возросло до 3 с лишним.
Среди этих картин городской нищеты выделяются два контрастных исключения. Одно — это процветающий Сингапур, островная республика, население которой, сосредоточенное в самом городе Сингапуре, выросло с 1 млн до более чем 2 млн. Другой пример — Пномпень, столица Камбоджи, население которого было варварски выдворено из города в деревни, где большинство людей и погибло. Это произошло после того как силы красных кхмеров под руководством Пол Пота захватили город в 1975 году. При десятилетней вьетнамской оккупации Пномпень медленно восстанавливался, его население к 1988 году достигло 600 000 человек, Как если бы одного конфликта из-за национальных границ и природных ресурсов между правящими элитами было недостаточно, словно мало лилось крови, этнические и религиозные конфликты в регионе вносили еще большее смятение. Китайцы и индусы расселены по всей территории Юго-Восточной Азии. В Сингапуре китайцы составляют большинство. В Малайзии коммунистическое восстание китайцев было подавлено еще до обретения независимости в 1963 году. Тамилы Шри Ланки продолжают вооруженный мятеж против сингалезского большин-ства. Интервенция со стороны Индии в 1987-1988 годах с целью заставить тамилов сложить оружие, провалилась. Индия сама сталкивается с суровыми проблемами в Пенджабе, где сикские экстремисты требуют создания собственного государства. В Бирме также некоторые национальные меньшинства поднимали восстания. Традиционное соперничество между Китаем и Вьетнамом привело к тому, что вьетнамцы в своей стране стали жестко обращаться с китайцами. На Филиппинах сепаратистское мусульманское движение переросло в крупное восстание. Почти у каждой нации Юго-Восточной Азии имеются как правило не одна, а несколько проблем, связанных с национальными меньшинствами. Целых полстолетия эти конфликты не угасали, а все углублялись, часто обостряясь в связи с иностранной интервенцией. «Холодная война» между Советским Союзом, Китаем и Соединенными Штатами превратила региональные конфликты в опустошительные военные действия во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе.
Китай и Советский Союз старались продвинуть свое влияние настолько, чтобы вытеснить друг друга и американцев, обеспечивая оружием противоборствующие группировки лаосцев, камбоджийцев, а также Северный и Южный Вьетнам. Американцы единственные из великих дер-жав приняли участие в войне во Вьетнаме собственными войсками. Соперничество, порожденное холодной войной, таким образом, наложилось на уже существовавшие внутренние и межрегиональные конфликты в Юго-Восточной Азии. 588 Юго-Восточная Азия, I960 год М Большинство наций здесь в начале 1990 годов имели авторитарную систему правления. Сама природа голландского и французского колониализма, отягощенная периодом японской военной оккупации, означала, что демократия и конституционное правительство, регулярные выборы, независимая судебная система и основные гражданские свободы, включая свободу мнений и свободную прессу, имели весьма неглубокие корни. Британская Империя в Азии, с другой стороны, за исключением Малайи и Бирмы, избегла японской оккупации. Британское колониальное правление было наиболее просвещенным, введя некоторые существенные черты конституционного правления. Республика Индия является самой крупной страной в южной Азии, которая, пройдя через период внутренних столкновений, сохранила себя как демократию: Малайзии и Сингапуру это также в значительной мере удалось. А вот в Шри Ланке, несмотря на парламентскую систему, продолжает бушевать гражданская война. Бирма, . Пакистан и Бангладеш подпали под авторитарное правление, а территории бывшего Французского Индокитая после почти 30 лет борьбы уступили напору коммунизма. Несмотря на бедность и множество проистекающих из нее проблем, стоит отметить, что большая часть Юго-Восточной Азии оказалась малопригодной почвой для распространения советской или китайской моделей. Для этого были серьезные основания. В регионе еще были сильны старые традиции, поскольку здесь особенно важна роль религий, про-тивостоящих коммунистическому атеизму. Одновременно заметим, что национализм в странах Юго-Восточной Азии сначала должен был противостоять европейцам, затем японцам и, наконец, вновь европейцам.
Другим неблагоприятным фактором для коммунизма стало то, что в течение длительного времени после 1949 года единственным комму-нистическим государством в Азии оставался красный Китай. Вновь образованные независимые государства не ; стремились попасть под пяту новой китайской империи, хотя такая угроза становилась реальной из-за того, что в этих странах проживало большое число так наз. «заморских китайцев», которые могли бы действовать как внутренняя разрушительная сила. В постоянной борьбе за власть лидеры, стоявшие во главе переворотов и заговоров, не хотели оттолкнуть от себя наиболее влиятельные 589 слои общества — средний и имущий классы. Коренное перераспределение имущественных благ и аграрная реформа, не говоря уже о направлении в сторону оголтелого коммунизма, расшевелили бы осиное гнездо оппозиции. В этом отношении, как и во многих других, некоторое исключение представляла собой Бирма. Как только Бирма добилась независимости в январе 1948 года, внутренние раздоры стали угрожать стране погружением в хаос. Британцы оставили после себя демократическую конституцию, скопированную с вестминстерской, которая оказалась непригодной для столь отсталой и дезорганизованной страны. При получении независимости Бирма возглавлялась У Ну, выдающимся политиком, который сумел сохранять в неприкосновенности конституционную демократию в течение 10 лет до 1958 года. Демократия с трудом выжила в первые четыре года, когда этнические меньшинства и две коммунистические группировки — «Красные Флаги» и «Белые Флаги» — объединились и взяли под свой контроль центральную и большую часть южной Бирмы, едва не захватив Рангун. У Ну и конституционное правительство было спасено генералом Не Вином и раздорами в стане мятежников. До сегодняшнего дня ни одно правительство не сумело добиться реального контроля над всеми удаленными районами Бирмы. Остальному миру Бирма оставалась почти неизвестной, было только два исключения. Бирманский педагог и дипломат У Тан («У» является почетным титулом, означающим «уважаемый господин») дважды избирался на пост Г енерального секретаря ООН в 1962 и в 1966 годах, он хорошо справлялся со своей работой в период острых конфликтов в странах третьего мира. Кроме этого были печально знамениты поставки опиума из «золотого треугольника» (этим термином называют Бирму, Лаос и Камбоджу). Сначала бирманские военные были готовы поддержать конституционное правительство У Ну, который умело уклонялся от союза с Западом и стоял на позициях нейтралитета. Бирма была вынуждена либо заручиться твердой поддержкой со стороны Индии, либо устанавливать хорошие отношения со своим самым мощным соседом — Китаем, с которым у Бирмы была протяженная граница. Именно эта вторая политика оказалась единственно реальной, если Бирма не хотела быть втянутой в «холодную войну». Будучи потенциально богатой страной, чьи запасы риса сделали ее когда-то первым экспортером зерновых в Азии (не упоминая даже лесные ресурсы и запасы ископаемых), Бирма, однако, стала отставать в своем развитии во время правления У Ну. Одной из причин этого был продолжающийся этнический конфликт: другой — провал слишком амбициозных планов развития, рекомендованных американскими советниками. В 1958 году положение в стране осложнилось, когда У Ну передал власть своему помощнику, генералу Не Вину. Двумя годами позже Не Вин организовал всеобщие выборы, на которых победил У Ну, и Не Вин вернул ему власть. Однако вкусив высшей власти и убедившись, что единство страны вновь оказалось под угрозой, Не Вин в 1962 году сверг У Ну в результате бескровного переворота и отменил конституцию, будучи уверен, что только авторитарный социализм в состоянии спасти страну. Он правил Бирмой последующие 26 лет, введя однопартийный режим коммунистического образца (Бирманская Партия Социалистической Программы), стараясь найти для Бирмы ее собственный путь, что полностью согласуется с буддистской традицией. Фактически военная хунта под руководством Не Вина изолировала Бирму, принудив ее вновь повернуться спиной к западным традициям. Промышленность и банки были национализированы, но экономика двигалась к краху. Пытаясь заставить экономику работать, Не Вин добился больших заграничных кредитов на развитие, и внешний долг Бирмы взлетел с 231 млн долл. в 1973 до 3,8 млрд в 1988 году. Уровень жизни, однако, оставался одним из самых низких в Азии. Выращиваемого риса едва хватало на то, чтобы прокормить свое собственное 38-миллионное население. Терпеливый народ Бирмы, который 25 лет страдал от бирманского пути к социализму, стал давать выход чувству глубокого разочарования, что проявилось в широкомасштабных сентябрьских беспорядках в Рангуне, где тон задавали студенты. Семидесятисемилетний генерал Не Вин решил отойти в сторону и подал в отставку летом 1988 года, утратив симпатии военных. Были обещаны реформы. Какое-то время, когда страну возглавило гражданское лицо, были освобождены заключенные и народу обещаны свободные выборы. Казалось, что Бирма выходит из самонавязанной изо-ляции и мрака. Но всего лишь месяцем позже в сентябре 1988 года военные вновь захватили власть, и генерал Со Маунг возглавил хунту. «Восстановление порядка и законности» было отмечено репрессиями про-тив студентов и диссидентов. Репрессии были зверскими даже по бирманским меркам. Полагают, что около трех тысяч продемократически настроенных демонстрантов постигла кровавая расправа. В 1989 году название Бирма было изменено на Мьянма, что является транслитерацией английского слова «Бирма» на бирманский язык. Ко всеобщему удивлению, военные лидеры обещали, что новым политическим партиям будет позволена регистрация, а в мае 1990 года 590 состоятся свободные выборы. Но позднее, летом 1989 года после того, как были посажены под домашний арест наиболее вероятные лидеры возможной оппозиции, включая Аунг Сан Суу Кьи, дочь Аунг Сана (человека, который сыграл ключевую роль при рождении независимой Бирмы) и жену английского преподавателя в Оксфорде, возник вопрос, будут ли эти выборы действительно свободными, Суу Кьи вернулась в родную страну, чтобы возглавить новую партию — Национальную лигу за демократию. Именно критика в адрес Не Вина и призыв к справедливости и демократии привели к ее аресту. Однако, к разочарованию хунты, которая образовала свою собственную партию — Национального единства, — Национальная лига за демократию одержала очевидную и неоспоримую победу на выборах в 1990 году, завоевав подавляющее большинство в Ассамблее. Военная хунта не собиралась с этим смиряться. С июня 1989 года по 1992 год Аунг Сан Суу Кьи оставалась под домашним арестом. Военные заявили, что они освободят ее только в том случае, если она покинет страну, что она сделать отказалась. За мужество и верность принципам Суу Кьи была присуждена в 1991 году Нобелевская Премия мира. В конце 1992 года не было заметно никаких признаков того, что хунта собирается передать власть демократическому большинству. Вместо этого правление с позиции силы продолжалось, жестоко преследовались студенты, а также мятежные племена на северо-западных и северо-восточных границах Бирмы. Новая кампания против мусульманского населения на юго-западе заставила потоки беженцев устремиться в Бангладеш. Тем не менее, несмотря на ужасающий список нарушений человеческих прав, мир не отвернулся от Бирмы, памятуя о ее богатых природных ресурсах и рынках сбыта. Нефтяные компании вели разведку и заключали совместные соглашения производственного плана, а страна постепенно все более открывалась для иностранных инвестиций. Особенно быстро развивалась торговля с Таиландом. Индонезия является крупнейшей страной в Юго-Восточной Азии, число жителей которой превосходит суммарное население Великобритании и объединенной Г ермании вместе взятых. И все же только один из ее более чем 3600 островов, протянувшихся на 3000 миль с востока на запад, захватывает человеческое воображение — это Бали. Подавляющее большинство населения мусульмане, но они разделены на много этнических групп, и единство этой большого островного государства основано скорее на том, что сделано голландцами при строительстве своей империи, нежели на однородности населения или господстве единых воззрений. С момента получения независимости в 1949 году и до середины восьмидесятых годов власть постоянно находилась в руках двух человек — Ахмеда Сукарно и генерала Сухарто. Созданный после провозглашения независимости конституционный парламент просуществовал только до 1958 года. По крайней мере внешне он напоминал западную парламентскую модель, но Сукарно — первый президент — обошел накладываемые парламентом ограничения и использовал армию, чтобы подорвать и парламентское и политическое развитие. Правительство, созданное по парламентским образцам, не отличалось хорошей работой. Ни одна из существовавших тогда политических партий, включая коммунистическую — крупнейшую в Юго-Восточной Азии, не оказалась способна стать однозначно лидирующей. С трудом создаваемые коалиционные правительства постоянно распадались. Симпатии населения во всех случаях оставались связанными с определенным регионом или местностью. Сукарно пришлось бороться с рядом восстаний на островах, а в 1958 году — с восстанием военных на Суматре. Политическое соперничество и широко распространенная коррупция ни в какой мере не способствовали чувству национальной гордости. Сукарно пытался создать национальный образ, образ индонезийца, все более отвергающего Запад. Конституционный же фасад, по меньшей мере, служил поощрению западной помощи как в 1952 году, когда Индонезия приняла участие в Коломбо в плане Британского содружества. Сукарно принимал западную помощь, а в 1960 году также и советское содействие. Отстаивая подходы стран третьего мира к глобальным проблемам, в 1955 году он пригласил в Индонезию конференцию стран Азии и Африки, которая прошла в Бандунге. На ней присутствовали Неру и Чжоу Эньлай, но в Вашингтоне на эту встречу смотрели с 591 большим подозрением, поскольку в США на статус неприсоединения смотрели как на антизападный и прокоммунистический. Правление Сукарно пользовалось одновременной поддержкой как коммунистической партии, так и антикоммунистически настроенной армии. Хотя Хрущев видел возможность распространения советского влияния, однако ни Москва, ни Вашингтон не знали как правильно оценивать происходящее в Индонезии во времена правления Сукарно, поскольку он умело играл в игры «холодной» войны, извлекая выгоду от обеих сторон. В 1958 году Сукарно перешел к авторитарной форме правления, в короткий срок «заморозив» влияние конституционных гарантий, таких как избираемый парламент, политические партии, независимая судебная си-стема и пресса. Он превратился в верховного вождя так называемой «направляемой демократии». Между тем, две фракции бдительно следили друг за другом — коммунисты и военные одобряли переворот Сукарно. Позднее, в октябре 1965, когда произошло событие, которое можно считать самым большим потрясением в политической жизни страны, коммунисты убили шесть генералов. Что произошло на самом деле — так никогда и не было выяснено до конца. Было ли это действительно попыткой коммунистического переворота? Армия отреагировала ожесточенно и организовала свой собственный заговор против Сукарно. Генерал Сухарто, один из тех, кто не фигурировал в списках кандидатов на убийство, появился на сцене как сильная личность. В течение нескольких последующих месяцев всем сторонникам коммунистов была устроена кровавая бойня — число убитых, возможно, достигло полумиллиона. Реально власть перешла к Сухарто, хотя Сукарно оставался президентом, пока его не сменил на этом посту Сухарто. На мировой арене Сукарно появился как харизматический лидер третьего мира, громко разоблачавший западный империализм и громогласно поддерживавший индонезийский национализм. Это препятствовало экономическому развитию, так как он пытался руководить Индонезией без голландской технической помощи. В последующем усилия Сукарно по стимулированию голландских и международных инвестиций потерпели неудачу из-за конфликта с голландцами относительно будущего западной части Новой Г винеи — Западного Ириана, который голландцы не уступали до 1963 года. В Юго-Восточной Азии Сукарно следовал экспансионистской политике, в особенности это касалось занятой им позиции конфронтации в отношениях с Малайзией. Он обвинял Малайзию, что она является колониальным форпостом Запада. В течение определенного периода в 1963 и 1964 годах, когда Индонезия устроила серию вооруженных инцидентов, казалось, что обе страны находились на грани войны. Спешно собранные войска Британского содружества — английские, австралийские, новозеландские и малайзийские — составили эффективную оборонитель-ную силу, которая удержала Сукарно от продолжения провокаций. Тем не менее военный переворот Сухарто в 1965 году был воспринят Западом с облегчением. Генерал Сухарто и военные жестко противостояли коммунистам еще задолго до того, как они вырезали сотни тысяч коммунистов при захвате власти в стране в октябре 1965 года. Что касается отражения этого подхода на международной арене, то Сухарто порвал поддерживаемую Сукарно дружбу с Китаем и Советским Союзом и переориентировался на Запад. Движимые страхом, порожденным конфликтом во Вьетнаме, где коммунисты захватили власть, и, опасаясь, 592 что он распространится на всю Юго-Восточную Азию, Соединенные Штаты вытеснили Советский Союз как поставщика оружия и источник оказания иностранной помощи из Индонезии. Страна была открыта для западного предпринимательства, но, несмотря на свои обильные природные ресурсы и даже на то, что в семидесятые годы Индонезия стала крупнейшим нефтепроизводителем в Азии, коррупция и неэффективность срывали ее экономическое развитие, и, таким образом, она по-прежнему оставалась бедной страной третьего мира. Государственному планированию совсем не удавалось исправить вопиющее неравенство между богатством меньшинства и бедностью большинства; займы не использовались должным образом; необычайно возросла внешняя задолженность Индонезии — она поглотила почти треть всех доходов от экспорта в 1991 году, несмотря на значительное увеличение экспорта нефти и газа в 80-х. Со второй половины 80-х годов режим начал политику ос-лабления государственного контроля. В международных делах связи Индонезии с ее соседями — Малайзией и Сингапуром — в целом улучшились по сравнению со временем пребывания у власти Сукар-но. Индонезия является членом Ассоциации Стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), которая хотя и не является четко функционирующей организацией, кое-что сделала для укрепления мира и развития торговли. В конце 80-х годов Индонезия также играла более позитивную роль на международной арене, оказав помощь в достижении мирного соглашения в Камбодже. Однако генерал Сухарто не оставил индонезийского экспансионизма. Среди наиболее тяжких зверств в истории Азии фигурирует захват Индонезией в 1976 году Восточного Тимора, который португальцы оставили в 1975 году. Захватчики подавили движение за независимость Восточного Тимора с такой жестокостью, что пятая часть примерно 700-тысячного населения либо была убита, либо числится среди пропавших без вести. Невзирая на это, политически активное население Восточного Тимора не отреклось от идеала независимости. Индонезийские военные вновь привлекли к себе внимание, когда 28 октября 1991 года в ходе мирной демонстрации было убито много манифестантов, что вызвало осуждение во всем мире. В самой Индонезии с не меньшей жестокостью были подавлены восстания на нескольких островах с молчаливого согласия большинства, которое предпочитало военное правление беспрестанным столкновениям и кровопролитию, причиной которых были восставшие меньшинства. Военное правление Сухарто не допускало оппозиции или конституционного развития, и модификация в стиле Сукарно прежней «направляемой демократии» также не либерализировала авторитарное правление страной. Действительная власть была сосредоточена в его руках, и даже то, что он снял военную форму, не могло скрыть той правды, что его правление основывалось на военной силе. Периодически «переизбираемый» как президент тщательно контролируемым и в основ-ном «показушным» парламентом, он дал стране некоторую стабильность после лихорадочных лет власти Сукарно. Однако возрастающее богатство немногочисленного среднего класса и растущее недовольство студентов поставили под вопрос правомочность авторитарного правления. Здесь, как и в остальной Азии, уже дули ветры перемен, хотя еще и не набрав достаточной силы. Стабильность и национальное единство были лозунгами хунты, репрессии — средством их достижения, будучи направлены либо против коммунизма, либо против национализма (но только не индонезийского), либо против фундаменталистских мусульманских группировок. Подобная стратегия оставляла ограниченный диапазон для развития гражданского демократического правления. Стабильность, обеспечиваемая авторитарным военным режимом, поощряла развитые страны инвестировать в Индонезии. В начале 90-х годов президент Сухарто и армия пытались навязать внешнему миру свой более либеральный имидж, разрешив некоторую политическую активность и стараясь умиротворить наиболее умеренных мусульман после долгих лет отстранения ислама от какой бы то ни было роли в политической жизни страны. Это были лишь незначительные изменения. Без поддержки Великобритании и Британского содружества Малайзия со своим сравнительно немногочисленным населением не могла сопротивляться индонезийскому давлению в начале 60-х годов, хотя ее ресурсы каучука, олова и леса позволяли ей быть одной из богатейших стран в Юго-Восточной Азии. Подобно некоторым другим бывшим британским колониям, страна следовала по конституционному демократическому пути после получения независимости в 1957 году, однако уже с самого начала она столкнулась с серьезными проблемами в плане сохранения национальной целостности. Феодальные малайские принцы тосковали по власти и почету. И, что еще хуже, страна была четко поделена на три различные этнические группы: малайцы образовывали большинство, но китайцы, которые были почти так же многочисленны, являлись самой богатой и динамичной группой; и, наконец, существовала сравнительно небольшая группа этнических индусов. Решение было найдено в разделении власти между тремя группами, объединив их в Партию альянса. Она возглавлялась самым выдающимся государственным деятелем в истории Малайзии, Тунку Абдул Рахманом — «отцом независимости». 593 Будучи консервативным, но отличающимся терпимостью премьер-министром с 1957 по 1970 год, Абдул Рахман поддерживал демократическое и конституционное правительство, оказывая также поддержку независимой судебной системе и свободной прессе. Тем не ме-нее, не всегда удавалось сдерживать прорывавшееся напряжение в отношениях между малайцами и китайцами. Политические меры, направленные на то, чтобы предоставить компенсацию малайцам за их менее выгодное положение, вызывали раздражение в среде китайцев. Два восстания общин заставили дважды вводить в стране чрезвычайное положение, когда приостанавливалось действие демократических прав. Однако даже после возобновления коммунистических бунтов после победы коммунистов во Вьетнаме в 1975 году, страна снова возвращалась к конституционному правлению и свободным выборам. Разногласия между китайцами и малайцами привели к разрушению Малайской Федерации, которая включала две борнейские колонии и Сингапур. В Сингапуре преобладали китайцы, и партия, которая работала на независимость, — Партия народного действия возглавлялась Ли Куан Ю, который первоначально предложил Абдул Рахману план федеративного устройства территорий. Это осуществилось в 1963 году, и Британия передала Федерации контроль над Сингапуром и двумя се-верными борнейскими территориями. Филиппины выразили протест и выдвинули притязания на Северный Борнео. Более серьезной была конфронтация с Индонезией. Между 1964 и 1965 годами периодически вспыхивали вооруженные столкновения, поскольку Федерация стремилась защитить свои территории. В 1965 году по инициативе Ли Куан Ю Сингапур вышел из Малайской Федерации, чтобы образовать независимую республику в рамках Британского содружества. В последующем Ли Куан Ю выигрывал все выборы вплоть до своей отставки в 1990 г. Его авторитарный патернализм значительно влиял на работу конституционного правительства, и в то же время его пуританизм держал уровень преступности в Сингапуре на удивительно низком уровне, что так же относилось к наркомании и сексуальной распущенности, которые он считал упадническими чертами западного образа жизни. Не обладая природными богатствами, Сингапур был преобразован в финансовый и промышленный центр Юго-Восточной Азии, а его 2,5-миллионное население достигло самого высокого уровня жизни в регионе (за исключением счастливого народа Брунея, источником богатства которого является не труд, а нефть). В этом отношении Синга пур можно сравнить с Г онконгом. Сингапур являет собой удивительный пример подъема из нищеты на пути пре-образований, который прошли такие страны тихоокеанского бассейна как Сингапур, Тайвань, Япония (экономическая сверхдержава) и Южная Корея. Богатство Малайзии в большой степени зависит от мировых цен на ее сырьевые ресурсы. С ее великолепной системой образования и прекрасно обученными кадрами юридической системы, сориентированной на бри-танский образец, казалось, что в стране корни демократии глубже, чем где бы то ни было еще в регионе. После того как в Партии альянса возникли серьезные разногласия, Махатхир Мохамад, премьер-министр с 1981 года, заявил, что коммунистическая и китайская угроза требуют усиления бдительности. В 1987 году он был инициатором акта о безопасности, который привел к тюремному заключению многих представителей оппозиции. И что выглядело еще более зловещим, он «обуздал» и ослабил судебную систему, что поставило большой вопросительный знак против всего демократического конституционного будущего Малайзии. К 1993 году репрессии привели к серьезному охлаждению со стороны китайцев; но несмотря на это, значительное большинство китайцев в Малайзии не были склонны поддерживать китайских или вьетнамских коммунистов на севере. Сиам, снова переименованный в Таиланд в 1940 году, является одним из пяти относительно благополучных государств Юго-Восточной Азии, считая Сингапур, Малайзию, Филиппины и Шри Ланку. С населением более 50 млн в 1980-х Таиланд владеет богатыми ресурсами, из которых основные — олово, вольфрам, каучук, рис. В столице Бангкоке коммерческий центр и некоторые предприятия соседствуют с кварталами трущоб, лишенных всех санитарных удобств. На Западе и в Японии Таиланд приобрел известность благодаря туризму; 594 туристов привлекает совершенно неограниченный характер проституции в стране, что отвечает всей гамме вкусов как на Востоке, так и на Западе. На секс-базарах сейчас бушует СПИД, а это угрожает прибыльному туризму и представляет угрозу для населения страны. Каж-дый новый правитель и каждое новое правительство обещают «очистить» Таиланд, имея в виду не этот специфический вид туризма, а широко распространенную коррупцию. Таиланд является монархией, но власть осуществляется группой генералов, которые периодически устраивают заговоры друг против друга. К 1993 году, считая с 1945 года, таких успешных переворотов было шесть и еще многие окончились неудачей. Б трех случаях военные возвращали власть гражданским лицам, но ни разу на продолжительный срок. Следовательно, у парламентской демократии не было особых возможностей для развития. Таиланд и Япония были единственными азиатскими странами, которые избежали колонизации какой-либо из европейских держав, но Таиланд потерял часть своей территории в XIX веке в пользу Лаоса и Камбоджи, а затем Французского Индокитая. Географическое положение Таиланда ставило особые проблемы перед его внешней политикой, поскольку страна не могла себе позволить иметь одновременно несколько врагов. Таиланд граничил с пятью странами. На севере и западе расположена Бирма, с которой у Таиланда складывались хорошие отношения. На юго-западе — Малайзия, с которой Таиланд объединяли антикоммунистические интересы и желание избежать втягивания в войну. Проблемы у Таиланда возникали на северо-восточных границах с Лаосом и на юго-восточных с Камбоджей; обе эти страны несли угрозу коммунистического восстания в 1960-х. Приход коммунистов к власти в Лаосе (Патет Лао) при поддержке Северного Вьетнама представлял особую опасность, поскольку в Таиланде число говорящих по-лаосски (около 8 млн) почти в три раза превосходит число жителей самого Лаоса. Таиланд предоставил поддержку и базы для войск США во время вьетнамской войны в 1960-х годах, однако критиковал нежелание Америки сражаться с коммунизмом в Лаосе. Таиланд рассматривал международное соглашение 1962 года об объявлении Лаоса нейтральным всего лишь как шаг к окончательной победе коммунистов. Наихудшие опасения Таиланда подтвердились в 1973 году, когда США вышли из войны с Вьетнамом; двумя годами позже коммунисты одержали победу во Вьетнаме, а также в Лаосе и Камбодже. Но в 1980-х го-дах гражданская войны возобновилась в соседней Камбодже, большая часть территории которой до 1989 года была оккупирована Вьетнамом. В начале 1990-х Таиланду поневоле пришлось приютить у себя около 400000 беженцев, которые пересекли его восточную границу. Таиланд надеялся, что с четырьмя своими союзниками Малайзией, Сингапуром, Индонезией и Филиппинами сумеет сохранить существовавший мир. Однако защита пришла с неожиданной стороны: утрата единства, смятение, а затем — распад коммунистического мира. Ни одна страна Юго-Восточной Азии, даже Вьетнам, не пострадала так, как Камбоджа. В 1941-1945 годах Камбоджа была занята Японией. Накануне поражения Японии в марте 1945 года король Нородом Сианук объявил Камбоджу независимой. После возвращения французов Сианук поставил себя во главе национально-освободительного движения и сумел добиться полной независимости от Франции для своего маленького коро-левства (5 млн жителей в 1954 году). К тому времени королю приходилось бороться с коммунистическими мятежниками, поддерживаемыми Северным Вьетнамом. Сианук пытался спасти страну созданием коалиции, которая могла бы предотвратить перерастание внутреннего соперничества в развал страны. С 1945 по 1975 год он был самым уважаемым камбоджийским политиком, и чтобы играть эффективную роль в политике он предпринял неожиданный шаг, передав трон своему отцу. В последующем он скромно представлялся просто как мистер Сианук, хотя продолжал быть известен как «принц». Рано осознав, что Северный Вьетнам и Патет Лао скорее всего победят в войне, в 1960-х Сианук оставил контакты с Америкой и Западом и стал искать дружбы с Китаем. Он не мог помешать Северному Вьетнаму пользоваться тропой Хо Ши Мина, пролегавшей по камбоджийской приграничной территории, для продвижения войск и осуществления снабжения из Северного в Южный Вьетнам. Но его прокитайская и прокоммунистическая позиция очень недружелюбно воспринимались Соединенными Штатами, и во время своего пребывания в Пекине в 1970 году он был свергнут; при американской поддержке Лон Нол взял под свой контроль королевское правительство в столице Камбоджи — Пномпене. Это положило конец каким бы то ни было надеждам, что Камбоджа сумеет стать нейтральной. В Камбоджу вторглись американские и южновьетнамские войска с намерением уничтожить вьетнамские коммунистические базы и пункты снабжения на границе. В Пекине Сианук присоединился к оппозиции красных кхмеров. Американская политика в Камбодже потерпела полный крах, и после ухода США из Вьетнама в 1973 году, было невероятным, чтобы Конгресс США санкционировал новое вооруженное вмешательство в Камбоджу. Лишенный военной поддержки Соединенных Штатов режим Лон 595 Нола не мог сдерживать напор коммунистических сил, и поэтому после окончательного ухода американцев красные кхмеры легко захватили Пномпень в апреле 1975 года и установили контроль над вей страной. Если бы американцы не отвернулись от Сианука, возможно, Камбодже удалось бы избежать последовавших за тем ужасов, в которые почти невозможно поверить. Сианук стал практически пленником в руках красных кхмеров; некоторое непродолжительно время он служил красным кхмерам как фигура прикрытия, тогда как реальная власть находилась в руках у печально известного вождя красных кхмеров Пол Пота. Он заста-вил обитателей Пномпеня в колоннах отправиться в сельскую местность, где большинство беззащитного городского населения просто погибло. Кампания геноцида была направлена против всех интеллектуалов и образованных камбоджийцев, которые могли бы оказать сопротивление его фанатичному коммунистическому режиму. Никому в точности не известно, сколько сотен тысяч людей погибли на страшных полях смерти. Как бы там ни было, исчезла треть всего населения страны, которое сократилось с 7,5 млн до 5,5 млн. Для удовлетворения своих собственных устремлений вьетнамские коммунисты положили конец кровавому режиму Пол Пота, вторгнувшись в Камбоджу, которая была в декабре 1979 года переименована в Кампучию. Правительство они поставили под свой контроль. Вьетнамская армия заняла большую часть страны, оккупация продолжалась до 1989 года, когда оккупанты наконец ушли. Эта интервенция обошлась им дорого, а насажденный марионеточный режим никогда не был признан Западом. Это правда, что вьетнамцы, конечно, были лучше, чем убийцы Пол Пота, однако некоммунистические страны Юго-Восточной Азии опасались сильного Вьетнама больше, чем красных кхмеров. Как это ни парадоксально, красные кхмеры — часть Кхмерского Народно-национального освободительного фронта, в течение длительного времени признавались как представители Кампучии в ООН. Поиск мирного решения для Кампучии был долгим и тяжким. Возможность выхода появилась только с окончанием «холодной войны». Теперь покончить с войной в Кампучии было в интересах как СССР, так и Китая. В январе 1990 года был принят австралийский план как основа урегулирования пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН, включая, естественно, бывших противников по «холодной войне» — США и Советским Союзом, а также Китаем. Мирный договор между враж-дующими фракциями в Кампучии под эгидой Объединенных наций был подписан в Париже 23 октября 1991 года. Это позволило проводившим политику геноцида красным кхмерам принять участие в переходной адми-нистрации, названной Высшим национальным советом. Приблизительно 400 000 беженцев на тайсако-кампучийской границе должны были вернуться домой и увеличить собой опору красных кхмеров, на которую эти последние претендовали. В 1991 году принц Сианук вернулся в свой дворец в Пномпене, туда же прибыла первая группа сотрудников ООН. Объединенные Нации взяли на себя роль наблюдателей за переходом власти. Необходимо было возоб-новить работу основных министерств, обеспечить эмбарго на ввоз оружия и провести демобилизацию враждующих армий — 35 000 красных кхмеров, 18-тысячный контингент национальной армии Сианука и 8 000 войск антикоммунистического Национального освободительного фронта, которые вместе образовывали «коалицию национального сопротивления». В 1993 году ООН провела выборы, хотя красные кхмеры отказались в них участвовать. Международной общественностью под эгидой ООН были предприняты огромные усилия, потребовавшие от наиболее богатых стран изыскания более 2 млрд долл. и выделения 16-тысячного миротворческого контингента ООН, а также 5 тыс. гражданских сотрудников. В 1993 году конец насилию положить не удалось, и мирный исход остался под сомнением. Лаос, Кампучия и Вьетнам, 1989 год Население (млн) Валовой национальный продукт на душу населения (в долл. США) Лаос 3,9 156 Кампучия 6,8 Менее 100 (Камбоджа) (более точных данных нет) Вьетнам 6,5 100 (1984)
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 62 БЕСПОРЯДКИ И ВОИНЫ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ:

  1. КОММЕНТАРИИ
  2. КОММЕНТАРИИ 1.
  3. 4. КРАХ ГЕРМАНСКОЙ II АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ ОККУПАЦИИ НАЧАЛО ВОССТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  4. ПРАЗДНИКИ И ЗРЕЛИЩА В РИМЕ
  5. ГЛАВА 4 ГОЛ 1945-Й. Лальний Восток. Квантунский финал Второй мировой
  6. КОММЕНТАРИЙ
  7. Великий кризис в европейских провинциях
  8. Последнее десятилетие
  9. Комментарии
  10. Саламинское сражение И ОТСТУПЛЕНИЕ КСЕРКСА
  11. Глава 11 Дж.-П. Баррон ОСВОБОЖДЕНИЕ ГРЕЦИИ
  12. Глава 7 РАННИЙ КАПИТАЛИЗМ
  13. СПРАВОЧНЫЙ ИНДЕКС
  14. ГЛАВА 7 РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ: ПУТЬ ОТ РЕФОРМ К ВОЙНЕ
  15. ГЛАВА 39 НАЧАЛО ВЬЕТНАМСКОЙ ВОИНЫ И КОНЕЦ ФРАНЦУЗСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
  16. ГЛАВА 52 «ХОЛОДНАЯ ВОИНА»
  17. ГЛАВА 62 БЕСПОРЯДКИ И ВОИНЫ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  18. ГЛАВА 63 ВЬЕТНАМ: ВО ВРЕМЯ ВОИНЫ И ПОСЛЕ
  19. 3. Кризис в Афинской морской державе и заключение тридцатилетнего ]мира со Спартой (450—445 гг.)