<<
>>

ГЛАВА 38 БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ: ФИЛИППИНЫ, МАЛАЙЗИЯ И ИНДОНЕЗИЯ

Казалось, в 1945 году западные нации только усилили свое мировое господство. Во время военных конференций они договорились о глобаль-ном разделе власти. Они наглядно продемонстрировали свою военную мощь, особенно во время бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.
Когда-то непобедимые японцы были разгромлены и оказались под властью амери-канцев. Таким образом, вставал вопрос: почему бы западным державам не вернуть себе свои прежние азиатские колонии? Великобритания предпочла отказаться от своей империалистической роли на Индийском полуострове, сохранив контроль над Малайзией и Гонконгом. Нидерланды с помощью Великобритании собирались вернуть себе Ост-Индию (Индонезия), а Франция — Индокитай. Но азиатские народы отнюдь не горели желанием возвращаться под власть своих старых хозяев. Во всех странах возникли политические движения, требовавшие независимости и готовые за нее сражаться. Как правило, лидеры этих движений руководствовались мар-ксистской идеологией. Чтобы вернуть себе колонии, европейцам пришлось бы прибегнуть к военной силе. В 1945 году «холодная война» еще не оказывала решающего влияния на политику западных держав. Советский Союз не представлял собой главной угрозы для колониальных владений Великобритании, Франции и Голландии, хотя и оказывал идеологическую поддержку национальным движениям. Основным оппонентом европейских колонизаторов являлись Соединенные Штаты. Еще накануне первой мировой войны западное со-перничество за сферы влияния в Китае спровоцировало национальные движения в Азии, причем даже не столько среди китайцев, сколько среди японцев. К 1905 году японцы вытеснили Россию из Кореи и северного Китая. Вторая мировая война нанесла сокрушительный удар азиатскому господству западных стран. За одно десятилетие — с 1945 по 1955 год — распались или претерпели изменения почти все западные колонии. Филиппины приобрели независимость в 1946, Индия — в 1947, Цейлон и Бирма— в 1948 году.
В 1949 году Нидерландам при шлось отказаться от своего 300-летнего господства над Ост-Индией, в 1954 году Франция потерпела поражение в Индокитае, в 1957 Великобритания предоставила независимость Малайе. Но самые радикальные перемены произошли в материковом Китае. С победой коммунистов, одержанной ими в 1949 году, закончилась эра дезинтеграции Китая. В течение четырех последующих десятилетий Китай успешно развивал свою независимость от Запада. Основные перемены в азиатских странах произошли в первые четыре послевоенных года. Первая стадия перемен пришлась на те несколько недель, в течение которых японцы были разбиты и эвакуировались, а анг-ло-американские войска еще не успели высадиться. При этом союзники поделили между собой сферы влияния — американцы высадились на Филиппинах и в Корее, а англичане — на островах Малайского архипелага, во французском Индокитае и в Голландской Ост-Индии. Незадолго до прибытия союзных войск, страны Юго-Восточной Азии оказались расколоты внутренней борьбой за власть, которую вели между собой местные националисты и социалисты. И те и другие хотели добиться независимости, однако для начала им предстояло определиться с тактикой, которой они будут придерживаться во время западной оккупации. Вторая стадия пере- 387 мен пришлась именно на период оккупации, которая поначалу нигде не встретила серьезного сопротивления. Однако нигде, за исключением Индийского полуострова и Малайзии, не оправдались и надежды на то, что добиться независимости удастся мирным путем — путем переговоров с западными державами. Соединенные Штаты всегда чувствовали себя достаточно неуютно в роли колониальной державы, тем более что американцы имели на своей совести насильственное подавление филиппинского восстания за незави-симость, случившегося в начале века. Однако руководствуясь стратегическими соображениями, военно-морской флот США еще в 1898 году пристал к берегам Филиппинских островов, принадлежавших тогда Испании. Военно-морская база в Манильском заливе стала форпостом американского присутствия в Тихоокеанском регионе.
По тем же самым причинам США свыше 100 лет сохраняли свое присутствие на Филиппинах. Для США экономическая польза от колоний никогда не стояла на первом месте. Более того, Филиппины находились слишком далеко, а «коричневое» население островов было слишком многочисленным (6 млн в 1900 году, 48 млн в 1980), чтобы его можно было безболезненно абсорбировать расово-озабоченным американским обществом. Таким образом, единственным решением было самоуправление с постепенным предоставлением все большей независимости. Как колониальные правители американцы были уникальны тем, что доверяли управление страной представителям местного населения. К 1903 году филиппинцы составляли половину американской колониальной администрации, к концу 20-х годов практически все представители колониальной администрации были филиппинцами. 40 лет американского контроля и опекунства наложили на Филиппины неизгладимый отпечаток. Оформилась и набралась сил филиппинская политико-экономическая элита, состоявшая из помещиков, торговцев, финансистов и промышленников, тесно связанных с Соединенными Штатами. Благодаря американским инвестициям и открытию американского рынка для филиппинского экспорта начался торговый бум. С американской точки зрения, во время депрессии было невыгодно предоставлять Филиппинам экономические преимущества. Поэтому раздались требования ограничить импорт филиппинских товаров. В 30-х годах Филиппины буквально подталкивали к обретению независимости. Высшие слои филиппинского общества, которые так много приобрели благодаря связям с Америкой, не слишком-то хотели обретения полной независимости, а потому пытались найти особую форму американо-филиппинских отношений. Попытки примирить стремление стать суверенным государством и экономические интересы постепенно привели к тому, что в 1934 году стране была обещана независимость, но после двенадцатилетнего переходного периода. Однако в 1942 году вторжение японских войск прервало этот процесс. Варварская оккупация Филиппин только усилила американо-филиппинские связи, несмотря на то, что японцы провозгласили «независимость» Филиппин и некоторые филиппинцы пошли на сотрудничество с оккупантами.
Когда на Филиппинах вновь появился генерал Макартур, его искренне привет-ствовало подавляющее большинство жителей страны, ненавидевших японских оккупантов. Война привела к огромным разрушениям в промышленности и сельском хозяйстве и унесла жизни миллиона филиппинцев. Однако возобновление американской оккупации не стало началом умиротворения. Американцы восстановили власть прежней элиты. Консервативный послевоенный режим вызвал яростное неприятие филиппинских партизан, называемых Хукбалахап. Во время войны они сражались с японскими оккупантами, а после ее окончания согласились на сотрудничество с Макартуром. Партизаны требовали радикального преобразования 388 филиппинского общества, пользуясь поддержкой среди безземельных крестьян и городской бедноты. Кроме того, они хотели покончить с полуколониальной зависимостью страны от Соединенных Штатов. В 1945 году влияние партизан было ограничено, а потому они заявили о своей готовности принять участие в выборах и действовать в рамках конституции. Однако вооруженные и готовые на борьбу партизаны, провозглашавшие своей целью социальную революцию, рассматривались правящим консервативным правительством как смертельная угроза для безопасности и стабильности страны. В выборах 1946 года принимала участие коммунистическая партия Филиппин, однако шесть избранных от этой партии депутатов конгресса были лишены своих мандатов. Один из них, Луис Тарук отправился в центр Хукбалахапа, находившийся на острове Лусон, и организовал там крестьянское восстание. Правительство начало боевые действия против партизан, пытаясь очистить от них остров. Тогда (это уже было в 1948 году) партизаны призвали ко всеобщему вооруженному восстанию, заручившись поддержкой почти 200 000 филиппинцев. В 1949 году к ним присоединилась филиппинская коммунистическая партия, после чего было организовано временное революционное правительство. Борьба продолжалась несколько лет. Партизаны по-прежнему контролировали Лусон, однако к 1954 году их силы начали иссякать и правительственным войскам удалось нанести им поражение.
Кроме того, правительству удалось заручиться поддержкой части крестьян, предложив им переселиться в охраняемые правительственными войсками деревни и получить землю. США классифицировали Хукбалахап как часть мирового коммунистического заговора, направленного против Азии. Главными жертвами боевых действий стали крестьяне — они рекрутировались партизанами, страдали от террористических актов Хукбалахапа, подвер-гались репрессиям со стороны правительственных войск. В 1946 году Соединенные Штаты официально предоставили Филиппинам независимость, оговорив это целым рядом условий. Сначала США потребовали сдать им в аренду под военные базы 100 участков земли сроком на 99 лет, но в 1959 году количество участков было сокращено до 25. США построили на Филиппинах две крупные военно-морские базы, военно-воздушную базу и лагерь отдыха. Вплоть до 90-х годов эти базы играли ключевую роль в американских планах по обеспечению безо-пасности в Тихоокеанском регионе. Был заключен амери-кано-филиппинский оборонительный союз. Этот союз, равно как и наличие американских военных баз, рассматривался филиппинскими националистами как признак полуколониального статуса страны. Американские бизнесмены получили особые экономические права, в обмен на которые США продолжали оказывать Филиппинам широкомасштабную помощь и предоставили привилегированный доступ на свой внутренний рынок. С 1954 года филиппинское правительство, отвергая социализм, стало проводить ограниченные земельные реформы. Отношения «помещик—арендатор» сохранялись, однако грубая эксплуатация крестьян была несколько ограничена. С помощью американцев филиппинской правящей верхушке удалось сохранить власть. В результате этого в сознании многочисленных филиппинских бедняков США ассоциировались с богатыми и коррумпированными правящими классами. В результате широкомасштабной американской финансовой помощи, направленной на восстановление разрушенного войной хозяйства и оказа-ние помощи крестьянам и городским рабочим, правящая элита лишь набила свои карманы.
Недовольство крестьян служило питательной почвой для движения Хукбалахап. Примирить между собой различные цели американской политики в отношении этой колонии было практически невозможно: как предоставить независимость и при этом помешать приходу к власти левых сил, как обеспечить проведение основных экономических реформ, гарантировать безопасность американских интересов в Азии и найти дружеских и надежных партнеров среди филиппинского руководства? В результате неудачного решения всех этих проблем американская помощь текла в карманы коррумпированных и жестоких филиппинских правителей. Впрочем, после 1950 года в американской политике доминировала одна главная цель — остановить продвижение коммунизма в Азии. И это не была внутренняя проблема самих азиатов. Первостепенной задачей было создание оборонительного азиатского блока, направленного против СССР и его союзника — коммунистического Китая. Добиваясь этой цели, США вынуждены были поддерживать тех лидеров, которых при других обстоятельствах они бы поддерживать не стали. Кроме того, это привело к тому, что США, несмотря на высказанное ранее осуждение, стали поддерживать Францию, стремившуюся вернуть свои колонии в Индокитае. Из европейских держав, пытавшихся вернуть свои колониальные владения в Юго-Восточной Азии, больше всех преуспела Великобритания, сумевшая без особого труда восстановить свой контроль над Малайей и Сингапуром. Во время войны самое активное сопротивление японцам оказывали китайцы, проживавшие в Малайе и в большинстве своем сочувствовавшие так называемой малайской коммунистической партии. Эта партия почти полностью состояла из китайцев, эмигрировавших на архипелаг. Пока шла война, союзники оказывали по- 389 мощь малайским коммунистам, а после ее окончания признали их вклад в разгром японских оккупантов. Из трех национальностей, населявших Малайю — китайцев, индийцев и самих малайцев — именно первые активнее всего сражались против японцев, поскольку в начале оккупации, с 1942 по 1943 год, японцы именно их подвергли жестоким репрессиям. Более того, многие малайцы и индийцы пошли на сотрудничество с японцами, поскольку надеялись получить их согласие на то, чтобы Малайя стала независимым государством. Позднее японцы смягчили свое отношение к тем китайским бизнесменам, которые придерживались антикоммунистических взглядов и в чьей помощи они нуждались. В конце войны они даже начали подумывать о предоставлении Малайе по крайней мере номинальной независимости. Британскому возвращению в Малайю никто не противился. Китайские коммунисты решили сотрудничать с англичанами и добиваться независимости конституционными средствами. Партизаны, припрятав оружие, вышли из джунглей и разошлись по домам. Колониальная адми-нистрация надеялась восстановить мир и порядок, после чего провести всеобщие равные выборы. Первоначальные планы предусматривали, что Малайский полуостров будет объединен, традиционные малайские правители будут в основном лишены своей власти и на смену им придет демократическая политическая система. Сингапур, населенный преимущественно китайцами, останется британской колонией и будет развиваться самостоятельно. Однако это решение британцев никого не удовлетворяло. Лидеры малайцев, которых насчитывалось 3,5 млн человек и большинство из которых принадлежало к беднейшим слоям крестьянства, боялись наделять равными избирательными правами китайцев, которых насчитывалось свыше 2 млн человек, и индийцев (700 000 человек), дабы не утратить свой контроль над страной. Поэтому они противились политическим переменам, уверяя, что власть в Малайе должна принадлежать малайцам. Возражали и китайцы. Они не хотели отделения Сингапура от остальной Малайи, видя в этом угрозу своему влиянию. В конце концов британское правительство отказалось от своих предложений. Китайские коммунисты и малайцы вскоре поняли, что британцы намеревались как можно дольше затягивать переговоры о предоставлении независимости Малайе. Кроме того, британцы возобновили прежнюю систему колониального правления, тем более что малайские каучук и олово явля-лись ценным экспортом, помогавшим восстановлению послевоенной британской экономики. Когда дело касалось жизненного уровня британцев, лейбористы, пришедшие к власти в 1945 году, становились такими же импе-риалистами, как и консерваторы. 390 В 1946 году образовалась невоенная «Объединенная малайская национальная организация», поставившая себе задачу следить за соблюдением прав малайцев и их правителей. Начали проявлять политическую активность и китайские коммунисты. Они требовали от британцев покинуть Малайю и, проникнув в профсоюзы, стали призывать к забастовкам. Когда это не дало эффекта, они организовали террористические нападения на британские каучуковые плантации, во время которых несколько плантаторов было убито. Понимая, что придти к власти конституционными средствами им не удастся, китайские коммунисты начиная с 1948 года возобновили широкомасштабную вооруженную борьбу, ведя ее со своих баз, организованных в джунглях. Однако они со-ставляли меньше половины населения страны и в течение всей войны так и не смогли добиться какой-либо поддержки со стороны коренного населения Малайи. 10-тысячный британский корпус, в состав которого входили войска стран британского содружества, например, гурки (народность, живущая в Непале), а также 100 000 малайская милиция углубились в джунгли, преследуя китайцев. Хотя количество китайских партизан никогда не превышало 6 тысяч человек, разгромить их было крайне трудной задачей. Они пользовались поддержкой полумиллиона китайских крестьян, снабжавших их продовольствием. Свыше 10 лет китайские партизаны ока-зывали сопротивление англичанам, хотя уже к 1952 году они перестали представлять реальную угрозу. В одном отношении это коммунистическое восстание было весьма знаменательным — китайцы, настроенные антикоммунистически, благодаря этому сумели найти общий язык с малайцами. Будущее Сингапура оставалось трудноразрешимой проблемой, однако главной темой переговоров теперь стало будущее самой Малайи. Малайцы и антикоммунистические китайцы не хотели экономических или социальных потрясений, а также вооруженной борьбы за независимость. Малайцы, возглавляемые аристократичным и опытным лидером — Тунку Абдул Рахманом, и китайцы под руководством Тан Чен Лока организовали совместную партию для борьбы за независимость. Партия пользовалась в Малайе огромной поддержкой. Переговоры по поводу независимости тянулись довольно долго и завершились успехом лишь в 1957 году. Была образована Малайская Федерация, которая стала независимым членом британского Содружества. Сингапур получил независимость лишь в 19G5 году, выйдя из Федерации Малайзия (образована в 1963 году из Малайской Федерации, Сабаха, Саравакка и Сингапура). 1957 год стал концом британского правления и мирного перехода власти к выборным представителям народа Малайи. Китайские партизаны теперь уже не могли заявлять о том, что сражаются за независимость, и называть Тунку Абдул Рахмана и Тан Чен Лока «британскими марионетками». На переговорах с англичанами оба лидера твердо отстаивали свою позицию и вполне заслуженно добились успеха. В глазах большинства малайцев они были подлинными патриотами, добившимися независимости для всей нации. Британцы ушли добровольно, сохранив дружеские отношения с малайскими лидерами. Более того, они фактически избавили малайцев от коммунистической угрозы. Вероятно, величайшим достижением Великобритании можно назвать не создание всемирной коло-ниальной империи, а то, каким способом они отказались от своей имперской роли. Дальновидная и реалистичная позиция Великобритании резко контрастировала с теми взглядами, которых придерживались Франция и Нидерланды. Несмотря на свое военное превосходство Великобритания смогла пойти навстречу национальным движениям народов Юго-Восточной Азии. В отличие от нее, голландцы, достаточно слабые в военном отношении, отказывались добровольно уйти из Индонезии до тех пор, пока национально-освободительное движение не вынудило их к этому. В XIX веке именно голландская колониальная политика пробудила в индонезийцах национальные чувства, объединив все этнические группы, населявшие многочисленные острова голландских Восточных Индий, под единым административным управлением. Господствующей этнической группой, составлявшей 40 % всего населения Индонезии и имевшей за своими плечами многовековую и прекрасную культуру, были яванцы, исповедовавшие мусульманство. Их социальные структуры были не столько разрушены, сколько подчинены голландской колониальной администрации. Большая часть многочисленного населения Индонезии (в 1930 году оно составляло 60 млн человек) проживала на перенаселенном острове Ява. Несмотря на попытки голландцев облегчить участь «туземцев», жизненный уровень продолжал оставаться низким. Рост численности населения — как и во всех слаборазвитых странах — обгонял темпы развития страны, тем самым еще больше ухудшая уровень жизни. Производство риса на острове Ява не удовлетворяло потребности населения, а цены на основной экспортный товар — сахар резко упали в результате мирового экономического кризиса 30-х годов. Другие, гораздо менее населенные острова архипелага могли экспортировать нефть и каучук. Именно поэтому Япония и решила захватить Индонезию, серьезно ущемив западные интересы. 391 Сначала, весной 1942 года, японских захватчиков приветствовали как освободителей от голландского колониального владычества. Народ восстал против господства яванской аристократии, через которую голландцы управляли Индонезией и проводили свою колониальную политику. После многих лет подавления голландцами национального движения, оно бурно вырвалось наружу. Коммунисты были серьезно ослаблены жестокими реп-рессиями 20-х годов, которым подвергла их голландская колониальная администрация, а потому были не в состоянии захватить власть. Постоянное сопротивление голландцам породило двух выдающихся национальных лидеров — экономиста Мохаммеда Гатту и инженера Ахмеда Сукарно, — которые возглавили национальные движения и приобрели много сторонников среди образованной элиты индонезийского общества. Казалось, что после разгрома голландцев японцами их час пробил. Однако вскоре стало ясно, что одна система репрессий просто сменила другую. После того, как четырехсотлетнее правление европейцев было свергнуто одним ударом, выяснилось, что новые азиатские «освободители» отнюдь не собираются поощрять национально-освободительные движения или социальные революции. Японцы сохранили традиционные социальные структуры, в надежде воспользоваться ими так же, как это делали голландцы. Впрочем, перед индонезийскими лидерами появились новые возможности, поскольку японцы надеялись с их помощью рекрутировать из местного населения вспомогательную армию. В сущности, японцы хотели только одного — нещадно эксплуатировать природные и людские ресурсы островов. Они заставили различные национальные движения уладить свои разногласия и разослали индонезийских лидеров по самым отдаленным островам архипелага. Поскольку эти самые лидеры тяготились господством голландцев, постольку у них не было никаких предубеждений против сотрудничества с японцами. Кроме того, они смогли наладить связи с антияпонским движением сопротивления. Индонезийские лидеры мечтали о полной независимости своей страны. Вопрос о том, как этого добиться — сотрудничая или сопротивляясь иностранным захватчикам (будь то голландцы или японцы), был вопросом тактики, а не лояльности. Поэтому Сукарно не колебался, налаживая хорошие взаимоотношения с японским комендантом Явы, отвечавшие их общим интересам. Позднее, по мере того, как слабела военная мощь японцев, они сочли для себя выгодным сделать уступки национальным чувствам индонезийцев и даже пообещали им независи-мость. Однако японцы потерпели стремительное поражение, поэтому несмотря на то, что в мае 1945 года независимость была провозглашена, она оказалась фикцией. Впрочем, после поражения японцев складывалось впечатление, что добиться независимости удастся мирным путем. При этом Сукарно и Г атта прекрасно понимали, какие огромные препятствия, как внутренние, так и внешние, им предстоит преодолеть. Несмотря на слабость местных коммунистов, в свое время разгромленных голландцами, во время второй мировой войны появилось новое поколение молодых, радикальных лиде-ров, стремившихся к социальной революции. Внешним, гораздо более серьезным препятствием к независимости стали британо-индийские войска под командованием Маунтбеттена, которые высадились в Индонезии в сентябре 1945 года. Они не просто разоружили японцев, но вскоре восстановили прежнее господство голландцев. Впрочем, индонезийцам сполна удалось воспользоваться промежутком между японской капиту-ляцией и высадкой союзных войск. В августе 1945 года, за месяц до появления англичан, была принята конституция и провозглашена независимая республика Индонезия. Весьма внушительное индонезийское ополчение, в свое время вооруженное и обученное японцами, контролировало Яву и было готово встать на защиту новорожденной республики. Тем не менее, после высадки британского десанта Сукарно предпочел не оказывать вооруженного сопротивления и позволить британцам оккупировать столицу страны Джакарту. Однако ни авторитета Сукарно, ни авторитета Г атты не хватило для того, чтобы заставить индонезийцев сложить оружие. Несмотря на все их усилия, в октябре 1945 года произошла яростная вспышка вооруженной борьбы. В ноябре индонезийским снайпером был убит британский главнокомандующий оккупационными войсками, после чего начались широкомасштабные боевые действия, достигшие своей кульминации в битве при Сурабае, в результате которой погибло 15 000 индонезийцев. Потери британских войск были гораздо меньше. Это кровопролитие «освятило» индонезийский национализм, поэтому день битвы при Сурабае празднуется в Индонезии как День Героев. Стремясь оправиться от последствий второй мировой войны в Европе, голландцы упорно пытались восстановить свое колониальное господство в Юго-Восточной Азии. С помощью британцев голландские войска, прибывшие из Европы, сумели захватить важнейшие города Индонезии, однако вопрос о полном контроле над страной продолжал оставаться открытым. Полное подавление индонезийского национального движения было голландцам явно не под силу. В этом им не сочувствовали ни Вашингтон, ни Организация Объединенных Наций. Прагматичные британцы, видя, насколько разорительны и неэффективны усилия голландцев, 392 сделали попытку примирения и после того как она потерпела неудачу, пришли к выводу, что Нидерландам придется пойти той же дорогой, какой сама Великобритания шла в Индии и Бирме. Голландцы оказывались все в большей изоляции, однако продолжали упорствовать. Индонезия, благодаря своим нефти и каучуку, представляла огромную ценность. Но что они могли сделать с народом пятой по численности населения страны мира, если подавляющее большинство хотело освобождения от колониального гнета? У индонезийцев не хватало сил, чтобы разгромить голландскую армию, поэтому индонезийским лидерам пришлось пойти на ряд компромиссов. Британское правительство с радостью воспользовалось перемирием, заключенным в ноябре 1946 года, для того чтобы эваку-ироваться, оставив решение вопроса о судьбе островов индонезийцам и голландцам. Несмотря на достигнутое соглашение, индонезийские националисты делали все от них зависящее, чтобы вызвать раздражение голландцев. В 1947 году голландцы попытались повторить свою довоенную попытку и разгромить национальное движение с помощью так называемой «полицейской акции». В 1948 году они продолжали наращивать военные усилия и попытались навязать федерацию, которая отвергла бы суверенитет Индонезии. Однако индонезийские политические лидеры просто отказались от сотрудничества с голландцами. Таким образом, Нидерланды оказались перед угрозой бесконечной войны в Индонезии, которую они просто не в силах были вести. Индонезийский национализм сумел одержать победу, истощив превосходящие силы своего противника. Позднее то же самое произошло и в других странах Юго-Восточной Азии. Именно это, а не нараставшее давление со стороны ООН и заставило Нидерланды смириться с неизбежным. В декабре 1949 года Нидерланды предоставили Индонезии независимость, а в августе следующего года эвакуировали свои войска (85 000 человек) и колониальную администрацию. Вместе с ними уехали и несколько тысяч индонезийцев, которые предпочли переселиться в Голландию. Тем самым они превратили эту однородную страну в многорасовое общество. Однако 1950 год так и не стал годом окончания конфликта между голландцами и индонезийцами. Нидерланды сохранили за собой западную часть Новой Гвинеи, (на которую претендовала Индонезия), все еще надеясь какими-то конституционными средствами связать себя со своей бывшей колонией. Унитарная индонезийская республика была образована лишь в 1960 году, а еще два года спустя Г олландии пришлось расстаться с Новой Г винеей (или Западным Ирианом, как называли ее индонезийцы). Таким образом, деколонизация стала долгим и мучительным процессом, принесшим немало вреда как голландцам, так и индонезийцам. Одним из самых примечательных и удивительных моментов истории XX века является отказ колониальных держав от своих притязаний и быстрое налаживание хоро-ших отношений со своими бывшими колониями. Между 1945 и 1954 годами мировое устройство претерпело заметные изменения. Китай стал коммунистическим, а сталинский СССР теперь рассматривался Западом в качестве главной угрозы миру. После победы коммунистов в Китае и корейской войны США начали проводить ревизию своей азиатской политики 1949-1950 годов. В эпоху «холодной войны» вялая поддержка колониальных устремлений Франции превратилась в оказание ей полноценной помощи: теперь это считалось не восстановлением колониализма, а борьбой с распространением коммунизма в Юго-Восточной Азии. Регион, на который Америка раньше почти не обращала внимания, вдруг превратился в передовую линию фронта «свободного мира».
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 38 БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ: ФИЛИППИНЫ, МАЛАЙЗИЯ И ИНДОНЕЗИЯ:

  1. Глава 5 Приобретения и потери Америки: захват технологий для «большого скачка»
  2. ГЛАВА 1 Миф о всемирном терроризме
  3. 7.3.2. Территориально-политическое устройство государств
  4. Многообразие стран современного мира
  5. ТИПЫ СТРАН
  6. ГЛАВА 38 БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ: ФИЛИППИНЫ, МАЛАЙЗИЯ И ИНДОНЕЗИЯ
  7. ГЛАВА 62 БЕСПОРЯДКИ И ВОИНЫ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ