<<
>>

ГЛАВА 45 БРИТАНИЯ, ИЗРАИЛЬ И АРАБСКИЕ СТРАНЫ, 1945-1949

Военная победа 1945 года на целое десятилетие продлила иллюзию британского имперского господства. Однако растущая волна национализма в Турции, Египте и других странах Ближнего Востока, начавшаяся еще в 20-х годах, должна была послужить тревожным сигналом. После второй мировой войны население Великобритании начало быстро охладевать к идее империи, особенно когда стало ясно, что она требует жертв и возлагает на всю страну серьезное финансовое бремя. Как лейбористские, так и консервативные правительства стояли перед трудной задачей — защитить оставшиеся «аванпосты» империи, которые имели стратегическое или экономическое значение.
Иран был важен и в том, и в другом смысле, а потому еще во время войны был оккупирован на севере — русскими, на юге — англичанами. После окончания войны русские упорно не хотели уходить. Нефть стала кровью западной экономики, а потому Великобритания и США намеревались сохранить Ближний Восток в качестве западного резервуара. В 1946 году русские наконец не выдержали давления, которое на них оказывалось через ООН, и вывели свои войска из Ирана. Русские не угрожали Палестине. Однако будущее этого края, имевшего особую культурно-религиозную значимость, все больше омрачалось перспективами нового кровавого конфликта. Именно здесь англо-американский союз подвергся самому серьезному послевоенному испытанию. Мир в Палестине мог поддерживаться лишь благодаря подавляющему военному превосходству оккупанта— сначала Турции, а затем, с 1919 года, Великобритании. И евреи и арабы заявляли, что это их земля. В конце войны британское господство подвергалось угрозе в большинстве стран Ближнего Востока. В Иране и Ираке националистов возмущал иностранный контроль за их нефтяными ресурсами, в Египте — военная оккупация страны и контроль Великобритании над Суэцким каналом. Ферментами, вызывавшими брожение Ближнего Востока, были не только иностранные войска, но и междуусобные распри самих арабских стран, а также социальные конфликты между правящими элитами, возникающими средними классами и нищими народными массами. Сразу после войны Великобритания продолжала играть ведущую роль на Ближнем Востоке. Министру иностранных дел лейбористского правительства образца 1945 года Эрнесту Бенину был ясен выбор, стоявший перед страной. Он стал настойчиво доказывать, что послевоенная слабость Великобритании еще более усилится, если страна откажется от. доминирующей роли на Ближнем Востоке. Вевин прекрасно знал о том, что ближневосточные общества являются отсталыми и феодальными, поэтому здесь еще долгое время будет сохраняться опасность социальных взрывов. Он был социалистом дома и империалистом за рубежом. Уровень жизни Великобритании зависит от арабской нефти, поэтому главным было решить проблему ближайшего будущего. Таким образом, Великобритании не следует выводить свои войска с Ближнего Востока. Взамен этого можно предложить следующее решение: чтобы сделать имперское господство более приемлемым, надо создать систему англо-арабского партнерства. Если для этого придется пойти на партнерство с феодальными шахами и эмирами — пусть будет так; в противном случае британское вмешательство во внутренние арабские дела обязательно вызовет обвинение в империализме. Если же произойдет успешное восстание, то Вели-кобритания сможет установить хорошие отношения и с новыми лидерами. Однако не все члены лейбористского правительства согласились с подобным решением, Премьер-министр Клемент Эттли полагал, что сохранить империализм, даже с помощью паллиативов Бевина, уже 437 невозможно.
Так не лучше ли для Великобритании добровольно и вовремя уйти, как это она уже согласилась сделать в Индии? На Ближнем Востоке перед Западом стояла фундаментальная проблема: как обеспечить будущую стабильность этого региона и как наилучшим образом удовлетворить желания и потребности местного населения, не нанося при этом ущерба своим стратегическим и экономическим интересам? Казалось, что в 1945 году хотя бы в Ираке британским интересам ничто не угрожает. Лондон верил, что премьер-министр Нури-эс-Саид является надежным другом Запада. В январе 1948 года был заключен новый англо-иракский союзный договор, согласно которому в мирное время Ирак контролировал британские военные базы на своей территории, а в случае войны оказывал ей военную помощь — то есть Великобритания получала возможность снова пользоваться своими базами. В том, что именно британские социалисты имели дело с таким политиком, как Нури, представлявшим интересы богатых земельных собственников, тормозивших любые социальные реформы, проскальзывала ирония истории. Однако Нури недооценил антибританские настроения в Ираке, которые сразу после заключения союзного договора, вспыхнули с бешеной силой. Договор умер, едва родившись, а британское влияние в Ираке оказалось под большим сомнением, пусть даже это сомнение продолжалось целое десятилетие. Великобритания одобряла соглашения между арабскими странами, и в 1945 году с ее благословения была основана Арабская Лига. Однако, несмотря на царившее в арабском мире стремление к дальнейшему едине-нию, правящие элиты были не в состоянии сохранять уже достигнутое. Абдулла, хашемитский правитель Трансиордании, презирал отсталых египтян и считал их дегенерировавшими арабами. Не было никаких симпа-тий между хашемитами и победоносной династией Ибн Сауда, правившей в Саудовской Аравии. Другие арабские националисты смотрели на нищую Трансиорданию как на содержанку Великобритании. Египет и Ирак по-глядывали друг на друга с откровенной враждебностью, поскольку оба претендовали на лидерство в арабском мире. Короче говоря, арабский мир был глубоко расколот. Во время второй мировой войны симпатии большинства арабов, включая и египтян, были на стороне Г ермании. Хотя Египет был формально независимым» британские войска располагались повсюду — от Каира до Александрии. Охраняя Суэцкий канал, они вели себя как в оккупированной стране. Окончание войны не внесло существенных перемен в создавшуюся ситуацию. Суэцкий канал и находившиеся вдоль него военные базы находились под иностранным контролем. Новые отношения можно было создать лишь на основе пересмотра договора 1936 года. Тем временем послевоенная британская экономика требовала самых жестких мер экономии. Бевин был готов пойти навстречу национальным чувствам египтян, однако настаивал на заключении «нерушимого» догово-ра, который бы гарантировал, что Суэцкий канал никогда не попадет в руки врагов Великобритании. В мае 1946 года правительство Эттли согласилось с принципйм полной эвакуации всех войск в мирное время. В октябре того же года, когда на египетские улицы уже начало выплескиваться насилие, был согласован проект союзного договора. Великобритания взяла на себя обязательство завершить полный вывод своих войск к сентябрю 1949 года, при этом в случае возникновения конфликта, «угрожающего соседним странам», Египет был обязан призвать британские войска вернуться на свои базы и выступить единым фронтом с Великобританией. Однако данный договор так и не был подписан — этому помешали претензии Египта на суверенитет над Суданом, на что Великобритания не могла согласиться..
Вскоре Великобритании пришлось переключить свое внимание с Египта на Палестину поскольку именно так возник серьезный кризис, угрожавший ее интересам. В 1945 году как арабы, так и евреи надеялись на то, что британскому господству над Палестиной скоро придет конец. Рост арабского и еврейского национализма привел к тому, что сохранить иностранное правление одним лишь наращиванием военной силы было уже невозможно. Однако что именно будет представлять собой Палестинское государство? В промежутке времени между двумя мировыми войнами никаких намеков на это не возникло. Некоторые слои арабского населения Палестины были готовы с оружием в руках выступить против сионистов и англичан, лишь бы предотвратить нарастание еврейской иммиграции. Они опасались того, что разговоры о «национальном доме» евреев ведутся лишь для того, чтобы замаскировать истинную цель сионистов — превратить Палестину в еврейское государство. Эти опасения оказались сильнее, чем дружелюбные отношения между многими арабскими и еврейскими лидерами, придерживавшимися умеренных взглядов, не говоря уже о рядовых представителях обеих общин. Уничтожение нацистами на глазах у всего мира миллионов евреев в корне изменило еврейский менталитет: возвышенные речи и обещания наказать преступников не спасли евреев от лагерей смерти. К тому же и многие арабы, враждебно настроенные к английскому колониализму, во время войны симпатизировали нацистам. Ввиду этого в 1945 году евреями всего мира (не говоря уже о палестинских евреях) была оказана сильнейшая поддержка планам сионистов по созданию еврейского 438 государства. Массовый геноцид не должен повториться! Чтобы избежать этого, нужно создать собственное еврейское государство, которое бы могло стать гарантированным убежищем для всех евреев, где бы они ни проживали. То, что создание Израиля окажется несправедливостью, проявленной по отношению к палестинским арабам, было неизбежно — ведь на территории еврейского государства будет проживать почти столько же арабов, сколько и евреев. После шансов на то, что удастся создать федеративное государство, гарантирующее равные права обеим нациям, а не предоставляющее евреям всю полноту власти, уже не было. В период с 1945 по 1949 год между евреями, арабами и англичанами велась кровавая борьба за власть. Британцы отчаялись найти хоть какое-нибудь решение, которое бы удовлетворило и евреев и арабов. Единственный выход состоял в разделе страны. Евреи принимали раздел в качестве крайней меры, однако арабы готовы были противиться этому с оружием в руках. Таким образом, все могла решить только военная сила: чтобы провести раздел Палестины, англичанам надо было подавить вооруженное сопротивление палестинцев. Однако Великобритания была крайне заинтересована в поддержании хороших отношений с арабским миром. Бевин решил эту дилемму тем, что переложил всю ответственность на ООН. Пока Великобритания продол-жала держать свои войска в Палестине, отвечая за законность, правопорядок и управляемость этой страны, она испытывала враждебность как со стороны евреев, так и со стороны арабов. Положение палестинских евреев было весьма опасным. Если англичане уйдут из Палестины раньше, чем евреи смогут провести эффективную мобилизацию и значительно увеличить свои собственные вооруженные силы (Хагана), то их ожидает катастрофа. Лидер сионистов Давид Бен Гурион пытался убедить британцев отложить эвакуацию, обращаясь с призывами к Бевину вплоть до февраля 1947 года. Бен Гурион обещал покончить с еврейским терроризмом, направленным против англичан, только бы британские войска остались. Бевин же полагал, что предложение сионистского лидера является лишь тактическим ходом — то есть попыткой дождаться того момента, когда евреи на подмандатной территории будут составлять большинство. Среди представителей сионизма можно выделить умеренных и экстремистов. К первым принадлежат Давид Бен Гурион и Хаим Вейцман, который сделал больше, чем кто-либо другой для принятия Балфурской декларации 1917 года. Хагана являлась умеренным вооруженным течением Еврейского Агентства. Экстремизм представлен движением «Иргун», который одно время возглавлял Менахем Бегин, ставший в 1977 году премьер-министром Израиля; и еще более крайней группировкой Стерна. Бегин и Стерн были готовы бороться с англичанами, которые, по их мнению, являлись сообщниками нацистов, поскольку в свое время не предприняли всех необходимых шагов, чтобы спасти евреев от Холокоста. Бегин родился в одном из польских гетто, то есть принадлежал к тому восточноевропейскому еврейству, чья родина стала их могилой. В борьбе за выживание Израиля, которая непременно начнется после ухода англи-чан, необходимы были не только бойцы «Иргуна», но и все евреи, способные носить оружие, а потому раскол между Бен Гурионом и Бегиным никогда не был полным и окончательным. Все палестинские евреи, вне зависимости от своих политических пристрастий, старались перехитрить британскую администрацию, чтобы дать возможность своим сородичам, вырвавшимся из немецких лагерей «для перемещенных лиц», достичь на своих утлых лодках «земли обетованной». Они ожидали беженцев прямо на берегу, после чего тайно переправляли их в сельскохозяйственные коммуны — киббуцы. Крепких молодых мужчин среди беженцев было немного — преобладали старики, женщины и дети, немало было и больных. Как правило у всех этих людей не было ни гроша за душой. Для них Палестина, вполне соответствуя идеалу еврейского государства, представлялась раем. Однако не всем нелегальным иммигрантам везло, поскольку перед британским королевским флотом стояла незавидная задача — ловить беженцев, брать их на борт и доставлять в лагеря на Кипре. Захват одного из кораблей беженцев, носившего символическое название «Exodus» (в Библии — исход евреев из Египта), послужил причиной для мирового осуждения Великобритании, тем более что беженцы были отправлены обратно в Гамбург, то есть в страну, которая несла ответственность за еврейский геноцид. Этим случаем не преминула воспользоваться сионистская пропаганда. Великобритании все меньше хотелось оставаться в Палестине. Цена стратегических военных баз, находившихся на ее территории, была слишком высока — чтобы сохранить мир, британцам приходилось держать в Палестине 100 000 своих солдат. Британская администрация, армия и полиция испытывали на себе враждебность местного населения, а то и подвергались прямым нападениям. Британские призывники гибли во время набегов «Иргуна» или отколовшейся от нее группировки под названием «Лехи». В ответ на массированную военно-полицейскую операцию британцев направленную на изоляцию и разоружение еврейских группировок, 22 июля 1946 года «Иргун» взорвал иерусалимский отель «Царь Давид», в котором располагались штаб и секретариат 439 Земля Обетованная. Вверху слева: отель «Царь Давид» в Иерусалиме, разрушенный бомбой 22 июля 1946 года. Вверху права: в 1947 году германские евреи, пробиравшиеся в Израиль, возвращаются британскими войсками в лагерь для перемещенных лиц. Внизу: 14 мая 1948 года Давид Бен Гурион провозглашает создание государства Израиль. британской армии. Позднее Менахем Бегин заявил о том, что «Иргун» не хотел такого количества жертв, а потому предупредил о готовящемся взрыве по телефону. Однако звонок с предупреждением последовал почти перед взрывом и эвакуацию произвести не успели. В результата теракта часть отеля была разрушена и погиб 91 человек. Кроме того, была сделана попытка заминировать железнодорожный вокзал Иерусалима, но на этот раз, к счастью, тревога была поднята вовремя. В период с августа 1945 по сентябрь 1947, в результате террористических актов погибло около 300 человек, причем только половина из них была англичанами. За тот же период в различных перестрелках было убито 37 еврейских террористов, 7 человек были пойманы и казнены по приговору суда, еще двое покончили с собой, не дожидаясь исполнения приговора. Решение отказаться от неблагодарной задачи управления Палестиной встретило в Великобритании широкую общественную поддержку. Однако британское правительство было не готово силой навязать арабам раздел Палестины. И, несмотря на всю свою критику британской политики, администрация Трумэна тоже не хотела этого делать. Таким образом, евреям была предоставлена возможность самим бороться за свое собствен-ное национальное выживание — и это решение Великобритании отнюдь не удивило таких еврейских лидеров, как Бегин. В феврале 1947 года британский кабинет министров решил передать решение палестинской проблемы 440 в руки Организации Объединенных Наций, но сделать это не сразу, а лишь к середине мая того же года. Еще теплилась слабая надежда, что ООН сможет усадить евреев и арабов за стол переговоров. Для решения проблем Палестины ООН создала специальную комиссию, но ей был объявлен бойкот со стороны арабского политического руководства. В августе 1947 года комиссия заявила о том, что Палестину следует разделить на еврейское и арабское государства, но при этом сохранить ее экономическое единство. Кроме того комиссия предложила, чтобы в течение двух лет Палестина продолжала оставаться под опекой ООН и чтобы в этот переходный период была допущена въездная квота для евреев в количестве 150 000 человек. Предусматривалась и возможность продления сроков переходного периода. Таким образом, комиссия ООН пришла к тем же самым выводам, что и британская комиссия Пирла, работавшая за десять лет до нее. Да и можно ли было придумать что-нибудь лучшее, столкнувшись с откровенной враждебностью арабов? Для того чтобы план ООН был принят на Г енеральной ассамблее ква-лифицированным большинством в две трети голосов, его должны были бы поддержать как США, так и СССР. В конце концов так и случилось — несмотря на самый разгар «холодной войны», обе сверхдержавы проголосовали за план раздела Палестины, предложенный комиссией ООН. А ведь до того дня Советский Союз всегда враждебно относился к сионизму как к идеологии, смущающей умы советских евреев. Можно только предположить, почему СССР вдруг изменил свою позицию. Возможно, советское руководство решило, что со-здание Израиля испортит отношения Запада с арабскими странами, благодаря чему СССР удастся проникнуть на Ближний Восток. А может, у советских лидеров имелось и иное предположение — например, что социалистический Израиль станет естественным союзником СССР. Американский госдепартамент и британское министерство иностранных дел хорошо сознавали и ту и другую опасности и были вдвойне обеспокоены, тем более что ближневосточная нефть стала решающим фак-тором экономического развития Запада. Поэтому они хотели избежать такой политики, которая бы могла вызвать вспышку арабской враждебности. Вероятно, что в этот критический момент решающим стало мнение президента Трумэна. Он испытывал давние и глубокие симпатии к сионизму, хотя главными в его позиции могли быть и голоса американских избирателей-евреев. Итак, Трумэн поддержал план ООН, и то же самое сделал Советский Союз, благодаря чему удалось обеспечить две трети голосов. Решающее голосование Генеральной ассамблеи ООН состоялось 29 ноября 1947 года. Несколько переходных месяцев стали тяжелейшим испытанием для уходящей британской администрации и британских войск. Пытаясь предотвратить казнь двух своих сообщников, террористы «Иргуна» похитили двух британских сержантов. После казни еврейских террористов оба сержанта были найдены повешенными. Это случилось 31 июля 1947 года и вызвало в Великобритании взрыв негодования и возмущения. Британский кабинет министров пришел к выводу о том, что полный -вывод войск неизбежен. Те несколько месяцев, что миновали с ноября 1947 по 14 мая 1948 года (дата, когда последний британский солдат покинул территорию Палестины и было провозглашено государство Израиль), были весьма необычными. Англичане не стали сотрудничать с представителями ООН при разделе Палестины, а когда в декабре 1947 года начались вооруженные столкновения между евреями и арабами, быстро спрятали представителей своей администрации на военных базах и полицейских 'участках. Еврейское Агентство выступило в качестве весьма эффективного еврейского правительства, отчаянно готовясь к борьбе за еврейское государство и постоянно ожидая нападения арабов. Великий муфтий Иерусалима тоже не сидел сложа руки, мобилизовав палестинцев. Между евреями и арабами стали вспыхивать случайные перестрелки. За пределами Палестины Арабская лига готовила «добровольческую» армию на тот день, когда англичане завершат эва-куацию. Она должна была уничтожить еврейское государство в самом зародыше. К апрелю 1948 года, когда англичане еще не успели полностью покинуть страну, арабская угроза полностью изолировать Иерусалим с его большой еврейской общиной, а также другие еврейские поселения стала весьма реальной. Вооруженные столкновения нарастали. Еврейские лидеры видели свой единственный шанс в том, чтобы не ждать скоординированной атаки арабов. В апреле и мае Хагана перехватила инициативу и провела ряд весьма эффективных операций, в результате которых удалось сдержать первый натиск арабов. Первая арабо-израильская война породила проблему, которая продолжает оставаться нерешенной и по сей день: это проблема, палестинских беженцев. На территории, которую Организация Объединенных Наций отвела Израилю, в 1947 году проживало около 510 000 арабов и 499 000 евреев. Большинство арабов бежало, опасаясь за свои жизни и оставив все свои земли и имущество израильтянам, причем половина арабов успела сделать это до момента окончания британского мандата, У них были все основания для страха. Если жители какой-либо арабской деревни оказывали помощь вторгшимся в Палестину арабским отрядам, то потом на эту деревню 441 нападали израильтяне. Разумеется, что больше всех страдали те мирные евреи и арабы, которые прекрасно уживались друг с другом, а теперь оказались между двух огней. Тем временем в борьбу вступили 2000 фанатичных бойцов «Иргуна», которые сотрудничали с Хаганой, хотя и отказывались ей подчиняться. Самое ужасное из всех израильских нападений, предпринятых с целью запугать и обратить в бегство арабов, было совершено в ночь с 9 на 10 апреля 1948 года, когда бойцы «Иргуна» атаковали арабскую деревню Деир Яссин, находившуюся в окрестностях Иерусалима. В результате нападения было убито 245 человек — мужчин, женщин и детей. Хотя израильское правительство и руководство Ха-ганы осудили варварство «Иргуна», резня в Деир Лесине оказалась неразрывно связана с образованием Израиля. После этой трагедии десятки тысяч палестинцев в ужасе покинули территорию, контролируемую израильтянами, осев в арабской части Палестины, на западном берегу реки Иордан, в Ливане, Сирии и принадлежавшем Египту секторе Г аза. Лишенные возможности вернуться домой, эти люди стали пешками в ближневосточной политической игре и постоянным пополнением для палестинских политических, военных и террористических организаций. Кроме того, арабы отплатили за Деир Яссин, убив 77 израильских врачей и медсестер, которые направлялись в Маунт Скопус. Как видим, с самого начала арабо-израильский конфликт носил варварский характер. В первые недели конфликта Еврейское Агентство отчаянно нуждалось в оружии, и здесь решающее значение сыграла помощь Советского Союза. Какое-то время оружие переправлялось из Чехословакии на самолетах. В апреле 1948 года Хагана предприняла хитроумную операцию, проведя конвой с военным снаряжением в Иерусалим, где на осадном положении находилось 30 000 евреев. Как только Хагана перешла в наступление, арабы, в рядах которых отсутствовало единство, начали терпеть поражения. После того как 14 мая 1948 года Давид Бен Гурион провозгласил образование Израиля, по всей стране вспыхнули новые бои между арабскими отрядами с одной стороны и отрядами Хаганы и «Иргуна» с другой. Евреи удивили весь мир одержав свою первую победу, хотя, казалось бы, противостоя всему арабскому миру, были обречены на поражение. Арабские войска оказались не столь грозными, как риторика арабских лидеров. Евреи были окружены со всех сторон превосходящими силами противника, у них не было боевых самолетов, танков, тяжелой артиллерии. Зато они были едины, в то время как армии пяти арабских государств — Ирака, Сирии, Ливана, Трансиордании и Египта действовали абсолютно разобщенно. Король Трансиораний Абдулла больше всего был озабочен не тем, как уничтожить Израиль, а тем, как захватить Иерусалим и западный берег реки Иордан, чтобы присоединить их к своему королевству. Создание независимого арабского государства Палестина совсем не входило в его планы. Египтяне и сирийцы тоже преследовали свои национальные интересы. Действуя смело и решительно, израильтяне смогли остановить ливанские и сирийские войска на севере, однако гораздо большую опасность представляло собой продвижение египетских войск вдоль побережья. Египтяне намеревались захватить Тель-Авив, однако были остановлены за несколько миль от города. Зато они вплотную прибли-зились к пригородам Иерусалима, который к тому времени уже был блокирован трансиорданским «арабским легионом». Это были первоклассные войска, обученные и возглавляемые англичанами. Битва за Иерусалим стала самым жестоким эпизодом всей этой войны. «Арабский легион» сумел захватить Старый город, однако несмотря на бомбардировки Нового города, повлекшие большие потери среди мирных жителей, выбить оттуда израильтян ему не удалось. Арабские войска сумели перерезать основную дорогу Тель-Авив—Иерусалим, однако израильтяне ухитрились проложить новую дорогу в осажденный город, благодаря чему снабжение возобновилось. Таким образом, им удалось отстоять для своего нового государства хотя бы часть города. Тем временем Организация Объединенных Наций приняла резолюцию, требующую заключить перемирие, что и было сделано 11 июня 1948 года. Однако обе стороны воспользовались им лишь в качестве передышки, полагая возобновление боевых действий неизбежным. В то время, как арабы увеличили численность своих регулярных войск до 45 000 человек, чехословаки и французы прислали израильтянам большое количество вооружения, включая и боевые самолеты. 8 июле 1948 года боевые действия вспыхнули с новой силой, причем на этот раз израильтяне перешли в наступление. Второе перемирие, заключенное по требованию ООН 18 июля, вскоре было нарушено. Представитель ООН граф Бернадотт, в задачу которого входило восстановление мира на Ближнем Востоке, был застрелен в Иерусалиме в сентябре. Скорее всего, это сделала какая-то экстремистская группировка. Израильское правительство воспользовалось этим убийством для ареста членов группировки Стерна (Лехи). Неконтролируемость экстремистских группировок стала серьезным препятствием для Израиля в деле установления международных отношений — и это именно в тот момент, когда новое государство больше всего нуждалось в друзьях. В середине октября 1948 года возобновились боевые действия между евреями и египтянами, продолжавшими контролировать часть пустыни Негев, которая, 442 согласно плану ООН, должна была отойти Израилю. Война закончилась в январе следующего года поражением египтян. Арабские союзники Египта не только не оказали ему помощи, но даже воспользовались плодами его поражения. Король Абдулла, который вышел из войны еще 1 декабря 1948 года, объявив о союзе Палестины и Трансиордании, аннексировал западный берег реки Иордан и назвал свое королевство Иорданией. Этот коварный арабский правитель оказался единственным среди всех арабских лидеров, кто ухитрился извлечь выгоду из арабо-израильской войны, хотя и навлек на себя при этом особую ненависть египтян. Благодаря содействию ООН весной 1949 года Израиль подписал мирные договоры со всеми своими соседями — Египтом, Иорданией, Сирией и Ливаном, — за исключением Ирака. Это нельзя было назвать миром, поскольку арабы не соглашались на окончательное примирение с Израилем, тем более что существовала проблема арабских беженцев, проживавших во временных лагерях ООН. После этой войны пришел конец одной из вековых ближневосточных традиций мусульманских народов — мирно сосуществовать с еврейскими общинами. Почти полмиллиона евреев были высланы из арабских стран, однако, в отличие от палестинских беженцев, их ждала новая родина — Израиль. Этот поток иммигрантов значительно укрепил новое государство, которое в результате войны уже приобрело значительные территории на севере, часть западного берега реки Иордан и несколько районов на юге. Раньше территория Израиля фактически была разделена на три части, связанные лишь узкими перешейками, зато теперь она обрела большую целостность. Арабы чувствовали унижение от победы евреев, которых они считали преемниками западных империалистов, и возлагали вину за свое поражение на Великобританию. Около 600 000 палестинских арабов, лишенных своей земли и собственности, стали нищими беженцами. Надежды на создание арабского государства Палестина рухнули, а потому палестинцев буквально жгло сознание совершившейся несправедливости. Палестинский вопрос и ненависть к Израилю стали весьма мощным оружием в политической борьбе между самими арабскими государствами. Арабо-израильская война наглядно продемонстрировала арабам тот факт, что им ничего не добиться, пока они не уладят споры между собой по поводу территорий, лидерства и влияния. Ведь во время боевых действий они больше заботились о достижении собственных целей, чем об оказании помощи друг другу или палестинским арабам. Соперничество и вражда арабских. государств затихали лишь на самое короткое время. Отсутствие единства, военная отсталость и традиционная структура арабского общества, в котором бедные арендаторы немилосердно эксплуатируются богатыми" землевладельцами, — все это предопределило успех Израиля — энергичного, националистичного, современного, все жители которого знают за что борются. Существование сильного еврейского государства — единственная гарантия против повторения Холокоста.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 45 БРИТАНИЯ, ИЗРАИЛЬ И АРАБСКИЕ СТРАНЫ, 1945-1949:

  1. ГЛАВА 12 РАЗВИТИЕ ИРАНА, МАЛОЙ АЗИИ И АРАБСКИХ СТРАН
  2. Арабские страны под властью Турции
  3. Глава 2 РИМСКАЯ БРИТАНИЯ
  4. ТЕМА 22. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ СТРАНЫ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ (1945—1953)
  5. Арабская и еврейская общины Франции и их влияние на формирование курса руководства страны по отношению к конфликту на БлижнемВостоке
  6. РАЗДЕЛ VIII ЖЕЛЕЗНОДОЮЖНЫЙ ТРАНСПОРТ В ВЕЛИКОМ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 22 июня 1941 г. — 9 мая 1945 г. ТРАНСПОРТНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОПЕРАЦИИ ПО РАЗГРОМУ КВАНТУНСКОЙ АРМИИ 9 августа — 2 сентября 1945 г.
  7. Жители Государства Израиль. Палестинцы Жители Государства Израиль
  8. Жители Государства Израиль. Палестинцы Жители Государства Израиль
  9. ГЛАВА 1 Г.Шаймухамбетова О проблемах историографии средневековой арабской философии
  10. Г Л А В А КОНФРОНТАЦИОННАЯ ФАЗА АРАБО-ИЗРАИЛЬСКОГО КОНФЛИКТА (1948-1949 гг. - 1991 г.)
  11. § 8. От Британии - к Англии
  12. Римляне покидают Британию
  13. ГЛАВА XIII Особый фронт Второй мировой войны (1939—1945)