>>

Глава I ЧТО ТАКОЕ «СТАРЫЙ ПОРЯДОК»?

Предмет настоящей книги,— Отношение ее к другим типологическим книгам автора — Двоякого рода государства — с участием и без участия независимых общественных сил в делах управления.— Периоды истории западноевропейского государства — Происхождение и значение термина «старый порядок».— Разновременность происхождения отдельных сторон «старого порядка».— Базис и надстройка в «старом порядке».— Отношение настоящей книги к соответственным местам «Истории Западной Европы в Новое время» Предмет настоящей книги — бюрократическое государство и сословное общество в Западной Европе в период времени между концом средневековой сословной монархии и началом новейшего конституционного государства.
В хронологическом отношении, главным образом, это — политический и социальный строй большей части западноевропейских стран в XVI, XVII и XVIII ст.7 с ближайшими к ним десятилетиями XV в., с одной стороны, и XIX в., с другой. He указывая пока на предел взятой нами эпохи, отграничивающий ее от более раннего времени, отметим только, что переход Западной Европы от абсолютизма к конституции затянулся на три четверти века — от 1789 г., когда вспыхнула Французская рево люция, до 1860 г., когда началась конституционная жизнь Австрии. В только что обозначенных хронологических границах мы будем в настоящей книге изучать бюрократическое государство и сословное общество, как известный исторический тип, подобно тому, как это уже сделано в других книгах: «Государство-город античного мира», «Монархии Древнего Востока и греко-римского мира» и «Поместье-государство и сословная монархия Средних веков», т. е. к рассмотрению абсолютной монархии XVI—XVIII ст. здесь применяется та типологическая точка зрения8, с которой были рассмотрены в названных книгах греческие политии с Римом, пока он оставался городовым государством, деспотии Древнего мира, начиная фараоновским Египтом и кончая Римской империей, феодальные сеньории, княжества и королевства и сословные монархии конца Средних веков.
Если стать на точку зрения хронологической последовательности, эта книга является непосредственным продолжением «Поместья-государства и сословной монархии», но с точки зрения типологических категорий «бюрократическое государство и сословное общество» следует поставить в ближайшую связь с «Монархиями Древнего Востока и греко-римского мира», потому что и в Европе XVI—XVIII вв., и в древности мы в сущности имеем дело с одной и той же — при всех ее разновидностях — политической формой. Я именно выдвигаю на первый план политическую форму, а не социальный строй, который может существовать при разных политических формах. Сословное общество мы находим не только при бюрократическом государстве абсолютной монархии, но и при средневековых представительных («сослов- но-представительных») учреждениях, и при полном развитии феодализма и т. д., все более и более подвигаясь в глубь веков. Каковы бы ни были сословные и классовые отношения в обществе, последнее или принимает участие в делах государства, или, наоборот, в этих делах участия не принимает. В первом случае мы имеем дело с народными вечами, племенными или городскими, со съездами знати, с представительными собраниями сословного или бессословного состава, и если в государстве существует единый глава, т.е. князь или король, то он так или иначе делится Ьластью с общественными силами — с народом, со знатью, с сословиями, с народным представительством, и эти общественсые силы принимают то или другое участие в делах правления. Другое дело — государства, где общественные силы исключены из участия в политической жизни, где вся власть сосредоточивается в одном лице и где единственными представителями и проводниками этой власти в жизнь общества являются слуги верховного носителя власти,— чиновничество, бюрократия. В «Монархиях Древнего Востока и греко-римского мира» было указано, что государство такого типа сложилось еще в фараоновском Египте9, что в том же направлении развивались и другие восточные царства10, что форму восточной деспотии приняли и эллинистические монархии, образовавшиеся из империи Александра Македонского11, и что римское государство, созданное завоевательной городовой республикой, равным образом в конце концов превратилось в обширную бюрократическую деспотию, причем было отмечено в процессе этого превращения и общее влияние вос- точно-эллинистических начал, и специальное влияние птолемеевского Египта12.
Византия в своем тысячелетнем существовании (395—1453) была такой же бюрократической деспотией, ибо была лишь продолжением Римской империи и притом как раз там, на Востоке, откуда вел свое историческое начало абсолютизм. Другим средневековым продолжением восточной деспотии был арабский халифат, наследник Новоперсидского царства Сасанидов13 и предшественник позднейших Турции и Персии, которые и в Новое время были для европейских наций наиболее типическими представительницами «азиатского деспотизма». Эпоха абсолютной монархии на европейском Западе была как бы возвращением к политическим формам императорско го Рима. В тысячелетний период истории Запада, известный под названием Средних веков, там господствовали иные политические формы, сначала так называемое варварское королевство14, потом феодализм, возникший из разложения варварского королевства и давший начало своеобразной форме феодальной монархии, и, наконец, монархия сословная, к концу Средних веков начавшая уступать место абсолютизму, бывшему, как сказано, возвращением той неограниченной монархии, какую представляла собой Римская империя. Таким образом, деспотии Древнего Востока, эллинистические царства и Римская империя с Византией и с параллельными образованиями царства Сасанидов, халифата, Турецкой империи и новой Персии (прибавлю и Китай), с одной стороны, и абсолютные монархии европейского Запада (с Россией XVI—XIX вв.), с другой, могут быть названы явлениями одного и того же политического порядка, и в этом смысле настоящая книга, хронологически, как мы видели, примыкающая к книге, где трактуется сословная монархия, в типологическом отношении примыкает к другой книге, к той, где речь идет о древних монархиях, начиная фараоновским Египтом и кончая Римской (и параллельной с нею Сасанидской) империей. Общее тут — большее или меньшее устранение общественных сил от дел правления, сосредоточение неограниченной власти в лице главы государства, управление государством исключительно при помощи государевых слуг.
С другой стороны, однако, западноевропейская абсолютная монархия так хронологически далека от древней Римской империи, что между ними наблюдаются и многие черты несходства. В 1789 г., с Великой французской революции, начинается период крушения абсолютизма на Западе и крушения, вместе с тем, сословного строя, образовавшегося на феодальной основе Средних веков, и на смену старой государственной и общественной формы приходит другая — форма народноправового государства и бессословного общества15. Когда началась эта революция, то новому политическому и социаль ному строю все, чему он приходил на смену, дано было во Франции название «ancien regime», «старый порядок», и это название включено, нами в подзаголовок настоящей книги. «Старый порядок» — это те учреждения и отношения, которые господствовали в дореволюционной Франции, им аналогичные или с ними тожественные, которые одновременно существовали в других государствах и продолжали еще существовать в первой половине XIX в., например, в «домар- товское»16 время в Германии, или те учреждения и отношения, крушение которых в России началось в 1905 г. В другом месте, именно в первом отделе т. 3 своей «Истории Западной Европы в Новое время», я уже говорил о «старом порядке», определяя этот термин в смысле «соединения политического абсолютизма с социальными привилегиями», что является только другим выражением мысли, заключающейся в подзаголовке настоящей книги. О том, в каком отношении находится содержание последней к указанному отделу моей «Истории Западной Европы», я скажу несколько дальше, а тут остановлюсь на самом употреблении термина «старый порядок». Именно в подзаголовке книги я предпочел его чисто хронологическому обозначению, которое было мной дано в начале настоящей главы. «Старый порядок» — это исторический термин, приобретший прочное право гражданства в научной литературе, термин, конечно, как и многие другие, более или менее случайного происхождения и условный, но тем не менее очень удобный, так как с ним ассоциируется целый ряд более или менее определенных представлений об известном устройстве государства и состоянии общества.
Когда мы произносим эти два слова, мы разумеем под ними и старое абсолютное, бюрократическое, полицейское государство, и его систему всепроникающей опеки с недоверием к проявлениям общественной самодеятельности и личной инициативы подданных, и его вероисповедную политику, исходившую из взгляда на религию как на орудие власти, и его преклонение перед идеей государственности в ущерб правам и интересам граждан, и охрану им сословных привилегии, раз они не мешали абсолютизму власти, с особым покровительством дворянству и принесением в жертву как ему, так и государству крестьянской массы, связанной путами крепостничества, и т.д. и т.д. «Старый порядок», это, одним словом,— особый строй жизни, между отдельными проявлениями которого наблюдается известный consensus — в силу полного отрицания за населением «прав человека и гражданина», личной и общественной свободы, равно как гражданского равенства. Многое в этом комплексе учреждений и отношений, взглядов и привычек, обычаев и принципов, который мы вообще называем «старым порядком», имеет происхождение более старое, чем рассматриваемая в книге эпоха. В общем социальная сторона «старого порядка», т. е. дворянские привилегии, приниженное положение средних классов, бесправность и даже крепостное состояние крестьянской массы, имеет более древнее происхождение, нежели сторона политическая, т.е. королевский абсолютизм, бюрократическая централизация и полицейская опека или подчинение церкви государству, и потому со многими чертами «старого порядка» читатель может познакомиться и по «Поместью-государству и сословной монархии»17. То, что есть верного в учении экономического материализма, так это — различие в исторической жизни народа базиса и надстроек: таким базисом «старого порядка» было сословное общество, одной из надстроек — бюрократическое государство, которое, однако, в лице своего главы и его слуг обнаружило в эту эпоху стремление к тому, чтобы сделаться самодовлеющею силой, интересам и целям которой должны были подчиниться все общественные элементы.
Абсолютизму эта задача удавалась, но только в известной мере и до поры до времени: рано или поздно общественный «базис» стремился выбиться из-под гнета государственной «надстройки», и тогда происходила политическая революция, во время которой совершалась и перестройка самого этого базиса. В «старом порядке» более древнее сословное общество, бывшее его бази сом, срасталось в одну довольно стройную, проникнутую общим духом систему с бюрократическим государством, игравшим роль надстройки, но когда между ними начался разрыв, новые общественные силы, выросшие под старыми формами, стали искать для себя и новых форм, не только политических, но и социальных. Задача настоящей книги — изучение «старого порядка» как особого исторического типа, родственного типу древних монархий, но и отличного от них типа, который в новой истории Европы представлен был главным образом Францией, Испанией, Австрией, Пруссией и другими менее важными государствами, каковы итальянские и германские княжества, Дания, отчасти Швеция и т. д. Материал, который положен в основу этой книги, отчасти тот же, какой имеетея в соответственных отделах «Истории Западной Европы в Новое время», отчасти новый, именно привлекаемый к делу потому, что здесь приходится подробнее останавливаться на некоторых сторонах предмета, в «Истории Западной Европы» не разработанных, или накопившийся в исторической литературе уже после написания названного моего труда. С другой стороны, и обработка данного материала здесь иная, как сказано выше, типологическая, располагающая материал в ином порядке, дающая большее количество обобщений и освещающая весь предмет с более общей, социологической точки зрения18.
| >>
Источник: Кареев Н.. Западноевропейская абсолютная монархия XVI, XVII и XVIII веков: общая характеристика бюрократического государства и сословного общества «старого порядка». 2009

Еще по теме Глава I ЧТО ТАКОЕ «СТАРЫЙ ПОРЯДОК»?:

  1. 4. "ЧТО ТАКОЕ ЧЕЛОВЕК?"
  2. ЧТО ТАКОЕ ДАОСИЗМ? ОПЫТ ПОСТРОЕНИЯ НОВОЙ МОДЕЛИ
  3. 64. Что такое правопорядок и общественный порядок?
  4. ЧТО ТАКОЕ ЖИЗНЬ?1
  5. Глава II ЧТО ТАКОЕ FAKE-СТРУКТУРЫ?
  6. ГЛАВА 1 ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ
  7. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ «ТЕОРИЯ ЧИСТО КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА»?
  8. ГЛАВА I: ЧТО ТАКОЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ ?
  9. Глава 2 ЧТО ТАКОЕ НАРОД
  10. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  11. Глава I ЧТО ТАКОЕ «СТАРЫЙ ПОРЯДОК»?
  12. Глава XXII ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСУЖДЕНИЕ «СТАРОГО ПОРЯДКА» В XV-XVIII вв. И ПАДЕНИЕ ЕГО В XIX в.
  13. ГЛАВА 2 Что такое детство
  14. В. Франкл ЧТО ТАКОЕ СМЫСЛ
  15. Глава 1 Что такое культура речи
  16. Глава 3. ДИСКУРС-АНАЛИЗ КАК ПАРАДИГМА В ИЗУЧЕНИИ ЯЗЫКОВОГО ОБЩЕНИЯ АВ OVO — ЧТО ТАКОЕ «ДИСКУРС»