<<
>>

§ 3. Дипломатическая служба Норвегии в годы Первой мировой войны.

29 июля 1914 г., на следующий день после объявления Австро- Венгрией войны Сербии министры иностранных дел Норвегии и Швеции Н.К. Илен и К. Валленберг через своих посланников в столицах обменялись устными заверениями в том, что «две страны договорились не открывать огонь друг против друга»[107] [108].
4 августа 1914 г. Норвегия официально объявила о своём нейтралитете в войне, а 8 августа последовало норвежско-шведское соглашение о взаимном нейтралитете и ненападении[109].

К. Валленберг предлагал норвежцам заключить союз при условии, что он не будет предусматривать содействие России. Однако в Кристиании, как отмечает норвежский историк Р. Берг, не было интереса к заключению союзного договора с антироссийским акцентом. В российско-норвежских отношениях в то время не было серьезных нерешённых вопросов. Да и опасения Норвегии, связанные с русской угрозой, были несравнимы с заложенным со времен русско-шведской Северной войны 1700 - 1725 г. у шведов «страхом перед русскими». Напротив, есть сведения о сотрудничестве в 1912 - 1913 гг. российской и норвежской военных разведок против Швеции. Когда в конце 1913 г. шведская сторона запросила у норвежского министра иностранных дел информацию, связанную с такой разведдеятельностью, Н.К. Илен ответил, что не считает Россию страной, враждебной Норвегии или Швеции и от выдачи информации уклонился[110].

Трехстороння встреча министров иностранных дел Норвегии, Швеции и Дании в Мальмё (Швеция) в декабре 1914 г. подтвердила желание скандинавских стран не вмешиваться в военный конфликт великих держав. Дальнейшая работа руководства МИД Норвегии в годы войны была направлена на развитие норвежской экономики, содействие которому оказывала прежде всего деятельность норвежского торгового флота (в то время четвертого в мире по объёмам перевозок).

В связи с преимущественной ориентацией нейтральной Норвегии на

Великобританию, союзницу России в войне, русско-норвежские отношения

112

военных лет развивались благоприятно .

Подозрения российского МИД относительно норвежского пособничества германским попыткам нарушить морские коммуникации России не подтвердились. В дальнейшем, с начала 1916 г. царская дипломатия пыталась подготовить с помощью западных союзников присоединение Норвегии к Антанте, что было вызвано опасениями по поводу шведского выступления на стороне Г ермании. Однако усилия русского министра иностранных дел С.Д. Сазонова получить у союзников поддержку для создания из Норвегии противовеса Швеции вскоре прекратились, поскольку шведское выступление в поддержку Германии не состоялось. Поэтому Норвегия не представляла ценности в качестве союзника ни для одной из воюющих сторон, так как ввиду неподготовленности к войне в экономическом плане оказалась бы слишком тяжелой бременем . В итоге испытания Первой мировой войны показали, что норвежская дипломатическая служба оказалась способной провести страну выгодным для неё курсом нейтрального государства[111] [112] [113].

С началом Первой мировой войны министерство иностранных дел Норвегии заметно увеличило штат центрального аппарата. В нём появилось ещё два управления. Изменения в структуре МИД проходили одновременно с процессом создания в 1915-1916 гг. министерства торговли, судоходства, промышленности и рыболовства, завершившегося с принятием королевской резолюции о начале работы этого ведомства 29 февраля 1916 г. Создание такого министерства было связано с тем, что после политического шока, вызванного началом войны, экономическая конъюнктура для Норвегии, которая была нейтральной, вскоре вернулась к своему довоенному уровню, а затем даже начала улучшаться.

Королевской резолюцией от 4 июня 1915 г. было санкционировано укрепление норвежских дипломатических представительств в Северной Америке, включая США, а также в Чили и Австралии. В Чили в Вальпараисо начал работу вице-консул, в австралийском Мельбурне - генеральный консул. Поскольку к тому времени в Соединенные Штаты эмигрировало значительно число норвежцев, этой стране было уделено особое внимание и выделено три основных географических направления работы норвежской дипслужбы - восточные штаты, с которыми развивались контакты в области судоходства и торговли; центральные штаты, куда в основном приезжали эмигранты из Норвегии; штаты западного побережья, где Норвегия имела как коммерческие интересы, так и значительное число переселенцев.

Вскоре были открыты консульства Норвегии в Чикаго и Сан Франциско.

В годы Первой мировой войны получать необходимую информацию о боевых действиях по понятным причинам можно было в основном от военных. У Норвегии на день начала войны был только один военный атташе - старший лейтенант К. Рюстад (premierl0ytnant Carl Rustad), работавший одновременно в Петрограде и Стокгольме (военно-морских атташе не было вовсе). Работы у него было столько, что скоро Норвегия была вынуждена назначить военного атташе для работы только в Стокгольме. В течение 1915 г. норвежские военные атташе прибыли в Берлин, Лондон и Париж. В 1917 г. - в Вашингтон, в 1918 г. в Брюссель[114]. В 1917 г. у Норвегии появились и военно-морские атташе - в Лондоне и по совместительству в Париже, в Берлине, Вене и Вашингтоне.

Начавшие деятельность за рубежом представители министерства обороны Норвегии активно сотрудничали с дипломатическим составом национальных миссий. Военные дипломаты выезжали в районы боевых действий, а в столице полученную от них информацию о международной и военной обстановке собирали и анализировали карьерные дипломаты, делившиеся затем своими выводами с военными.

В годы Первой мировой войны во внешней политике Норвегии начала заметно проявляться роль личности Короля Хокона VII.

В соответствии с параграфом 26 Конституции 1814 г. королю принадлежит право принимать иностранных дипломатических представителей, вручающих ему свои верительные или отзывные грамоты[115]. Королевской резолюцией от 22 мая 1906 г., проект которой был подготовлен лично министром иностранных дел Й. Лёвландом, определялось, что премьер-министр и министр иностранных дел, а в их отсутствие два других члена Г осударственного совета должны присутствовать при встречах Короля с зарубежными послами. При приёме посланников достаточным было присутствие одного министра иностранных дел или, в его отсутствие, одного члена Государственного совета. Однако королевской резолюцией от 1 августа 1924 г.

этот порядок был изменен, и король мог давать аудиенции иностранным посланникам (поначалу в норвежскую столицу прибывали руководители дипмиссий в основном в этом ранге) самостоятельно, без участия министра иностранных дел[116] [117].

При этом в общении с иностранными дипломатами король не был ограничен только официальными аудиенциями. Он мог, как может и сегодня, общаться с ними по своему желанию и обсуждать различные, в т.ч. политические темы, не принимая, впрочем, на себя никаких обязательств без согласия правительства.

С первых лет независимости Норвегии Хокон VII довольно активно посещал зарубежные страны с визитами различных уровней. Г отовились они, естественно, с участием специалистов-советников. Однако первые встречи короля с представителями государственного руководства Великобритании, Франции, Германии, Дании в ходе посещений норвежским монархом этих государств по согласованию с правительством проходили без таких советников, хотя и не без участия МИД. Так, обсуждая во время визита в Великобританию в 1906 г. проблематику некоторых межгосударственных договоренностей Норвегии, король вел переговоры с британским министром иностранных дел самостоятельно, хотя и в присутствии норвежского посланника, которым тогда был Ф. Нансен. Впоследствии в государственную практику вошли обращения короля к иностранным государствам, когда нужно было придать больший политический вес выступлениям Норвегии на международной арене .

8 декабря 1914 г. норвежскому министру иностранных дел через шведского посланника было передано приглашение короля Швеции Королю Норвегии Хокону VII и Королю Дании Кристиану X встретиться в Мальмё. Основной целью встречи, состоявшейся 18-19 декабря 1914 г., на которой присутствовали и министры иностранных дел, была демонстрация единства трех королевств в следовании политике нейтралитета в начавшейся Первой мировой войне. С речами выступили именно короли, включая норвежского.

Практика встреч трех королей Скандинавии была затем продолжена.

28-30 ноября 1917 г. в Кристианию с визитом прибыли короли Швеции и Дании в сопровождении своих премьер-министров и министров иностранных дел. Его целью было укрепление взаимодействия и сотрудничества Норвегии, Швеции и Дании. В ходе визита в норвежскую столицу Король Швеции Густав V в речи на гала-приеме от имени Хокона VII заявил: «Давайте создавать новый союз, не такой как раньше, а союз сердец и понимания».

Еще одна встреча королей Норвегии, Швеции и Дании состоялась в сентябре 1918 г. в связи с днем рождения Кристиана X и носила частный

119

характер .

В годы Первой мировой войны актуальным стал вопрос о создании в рамках министерства иностранных дел подразделения, занимающегося вопросами взаимодействия ведомства с журналистами и печатными изданиями, освещавшими развитие международной жизни. В 1914 г. Норвегия не имела за границей своих специально аккредитованных корреспондентов, не было в МИД и собственной пресс-службы. Роль «рупора» министерства долгое время приходилось исполнять самому министру - Н. Илену , время от времени собиравшему представителей норвежской прессы на проводившиеся им пресс-конференции. [118] [119]

<< | >>
Источник: ЗУБОВ Михаил Григорьевич. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ СЛУЖБА НОРВЕГИИ: СТАНОВЛЕНИЕ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ (1905-2015 гг.). Диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук. 2015

Еще по теме § 3. Дипломатическая служба Норвегии в годы Первой мировой войны.:

  1. Период эмбарго
  2. 2. Становление и углубление сотрудничества
  3. КОММЕНТАРИИ
  4. 3. Производство и передача новостей
  5. ПЯТАЯ РЕСПУБЛИКА В 1970—1973 ГОДАХ
  6. «Миротворец»
  7. Коварство стратегической дезинформации Гитлера
  8. РАЗНОЕ И НЕОБЫЧНОЕ О ПОЛИТИКЕ
  9. 4. РОССИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX в.
  10. ГЛАВА 37 1948 ГОД: КРИЗИС В ЕВРОПЕ -ПРАГА И БЕРЛИН
  11. Введение
  12. § 2. Формирование организационной структуры центрального аппарата МИД Норвегии и начальный этап деятельности норвежской дипломатии
  13. § 3. Дипломатическая служба Норвегии в годы Первой мировой войны.
  14. § 4. Деятельность норвежской дипломатической службы на российском направлении после 1917 года
  15. § 5. Организационная реформа МИД 1922 года
  16. § 1. Внешнеполитическая служба Норвегии в годы оккупации
  17. § 2. Деятельность МИД Норвегии и трансформация структуры министерства в условиях начала холодной войны
  18. § 3. Формирование основных направлений современной деятельности МИД Норвегии
  19. § 1. МИД Норвегии в период холодной войны и в условиях развития процессов глобализации
  20. Библиография