<<
>>

ГЛАВА 86 ЕВРОПЕЙСКОЕ СООБЩЕСТВО

Соглашение об общих целях и задачах было достигнуто Европейским сообществом только после очень продолжительных переговоров и тща-тельно продуманных компромиссов. Однако первоначальная установка Римского договора 1957 года на то, чтобы ликвидировать все препятствия для свободного перемещения товаров, капиталов и услуг (таких, как стра-хование и банковское дело) в пределах сообщества с его 360-миллионным населением, все еще, даже к началу 90-х годов, оставалась нереализованной.
Европа в составе 12 членов Сообщества по-прежнему расчленена таможенными границами и запружена горами различных фор-муляров и скрытыми преградами. Тем не менее, три крупных западноевропейских государства — Германия, Франция и Италия — постоянно поддерживали стремление к более тесному единению. Что же касается Великобритании, то она всегда была менее склонна увеличивать полномочия Комиссии ЕЭС в Брюсселе, председателем которой начиная с 1985 года был бывший французский министр финансов Жак Делор. Не кто иной как Маргарет Тэтчер стояла во главе тех, кто считал, что наделение Комиссии прерогативой высшей власти нанесло бы сильный ущерб демократии, и что Европейский парламент чересчур слаб, чтобы взять на себя функции национальных парламентов. Принятие Европейским содружеством того или иного курса зависело от решений, достигнутых главами правительств стран-членов. Это всегда было так и даже в начале 90-х годов оставалось неизменным. Но совсем не таким было намерение отцов-основателей, которые хотели продвижения к более тесной интеграции Западной Европы. Они полагали, что за первоначальным этапом, на котором в Совете министров ЕЭС требовалось единство взглядов, начнет действовать формула «квалифицированного большинства». Это означало, что при достижении Францией, Г ерманией и Италией согласия, три остальных первоначальных члена — Нидерланды, Бельгия и Люксембург — могли не голосовать, более того, даже действуя вместе, эти три малые державы не сумели бы добиться желаемого решения, не заручившись поддержкой по крайней мере двух из трех других госу-дарств. Аналогично, ни Германия, ни Франция, ни Италия не имели возможности наложить вето на решение, согласованное всеми остальным. В 1965 году де Голль решительно отверг всякую идею ограниченного суверенитета; он в течение семи месяцев бойкотировал Сообщество и вернулся в него лишь после того, как в январе 1966 года было принят документ, известный как люксембургский компромисс. Он дал каждому члену право налагать вето на любое решение, затрагивающее его жизненные национальные интересы, причем интерпретация «жизненных национальных интересов» предоставлялась соответствующему государству и могла распространяться даже на такие вопросы, как цена на ячмень. Последующее расширение состава Европейского сообщества изменило механику «квалифицированного большинства» при голосовании, однако и в начале 90-х годов национальное вето все еще было в ходу. Периоди-ческим встречам глав правительств, сопровождаемых с 1974 года их министрами иностранных дел, было присвоено официальное название — Европейский Совет. Он созывается три раза в год и его решения становятся руководящей линией. На уровне Совета Министров достигаются соглашения по более детальным и частным вопросам.
Европейская Комиссия в составе избираемого председателя и 16 членов, назначаемых правительствами стран-членов, также имеет большое влияние. Она может выступать с предложениями, а затем вносить поправки, но только с одобрения Совета Министров, участники которого, в свою очередь, получают инструкции 826 от своих национальных правительств. Европейский парламент, впервые сформированный путем прямых выборов в 1979 году, обладает правом роспуска Комиссии, но не ее назначения. Его повседневные полномочия ограниченны: это скорее консультативный, нежели законода-тельный парламент. Есть также и суд. Единый европейский акт 1987 года ограничил использование национального вето, поставив условие, чтобы всеобщее согласие при голосовании было заменено квалифицированным большинством в некоторых особо важных сферах, касающихся развития общего рынка. Но в других областях право национального вето было сохранено. Хронически трудной проблемой Сообщества является бюджет, который состоит из взносов стран-участниц. Наибольшие трудности связаны с дорогостоящей Единой сельскохозяйственной политикой (ЕСП), которая поглощает две трети всех расходов; в 1980 году возникли временные трудности из-за мероприятий по сокращению чрезмерных взносов Великобритании, которые оказались непропорциональны получаемым ее аграрным сектором по линии ЕСП субсидиям. Для одной из самых бедных стран-членов ЕЭС, это было очевидной несправедливостью. В 1983 году Маргарет Тэтчер настаивала на том, что британское правительство не должно санкционировать какое бы то ни было увеличение финансовых ресурсов Сообщества, пока не будет выработано долгосрочное решение, заменяющее нынешнее ежегодное их вымучивание. Мнение Маргарет Тэтчер во многом шло вразрез с «континентальным» настроем Сообщества, членом которого Великобритания стала слишком поздно. Она ненавидела брюссельскую бюрократию с ее мелочными инструкциями и правилами, противилась протекционистскому курсу, принятому ЕЭС в отношении мировой торговли. Ко всему прочему она критиковала абсурдные установки ЕСП, благодаря которым, с одной стороны, получавшие субсидии и освобожденные от налогов фермеры производили дорогостоящие горы масла и озера вина, а с другой стороны, цены на продукты питания в ЕЭС в целом оказывались выше мировых. Убежденная сторонница свободы торговли, она добивалась устранения торговых барьеров между странами-членами Сообщества. Но вместе с тем она с глубокой подозри-тельностью относилась к идее более тесного политического союза. Институты ЕЭС недемократичны, а единственный демократически избранный его орган — Европейский парламент — не имеет реальной власти. Тэтчер в любом случае не была готова позволить европейским институтам подмять под себя парламент в Вестминстере, существующий уже 700 лет. Она считала демократию и парламентские институты на континенте слишком молодыми и не имеющими традиции в отличие от институтов Великобритании. Но еще больше она боялась того, что Г ермания займет в политически и экономически объединенном Сообществе чересчур сильные позиции, из-за того, что свои взгляды она выражала страстно и прямолинейно, Тэтчер часто оказывалась в меньшинстве, хотя многие втайне соглашались с ней. Несмотря на острые дискуссии и вопреки кажущейся инертности Сообщество развивается, делая рывок вперед, когда затяжной кризис начинает угрожать его дееспособности. Так, на встрече в верхах в Фонтенбло в июне 1984 года было вдруг достигнуто соглашение по основным пунктам раздора — британцы добились урегулирования вопроса о своих взносах в общий бюджет, а ресурсы Сообщества были пополнены повышением налога на добавленную стоимость. Многие разногласия удалось преодолеть в декабре 1985 года на люксембургской встрече в верхах, когда было достигнуто принципиальное решение о принятии Единого европейского акта. Он распадался на две части: одну — являющуюся основой для договора о политическом сотрудничестве, и другую — содержащую поправки к Римскому договору, направленные на устранение всех существующих преград к учреждению свободного внутреннего рынка к концу 1992 года; тем самым изначально поставленная цель — создать Общий рынок — становилась реальностью. Ясно, что эти две части «политическая» и «торговая» — не могли реализоваться одновременно. Предпринятый шаг был, конечно, еще очень далек от создания Европейского союза, столь желанного для большинства членов Европарламента, хотя этот акт обеспечивал развитие системы в направлении все более частого использования принципа квалифици-рованного большинства. Динамичный, но часто бестактный председатель Комиссии Европейских сообществ Жак Делор мало чего добился, уговаривая Маргарет Тэтчер согласиться с расширением прерогатив Комиссии ЕЭС или поддержать более тесную политическую интеграцию членов Сооб-щества. Со своей стороны Маргарет Тэтчер выступила с требованием реформировать ЕСП, но это не возымело должного действия. Однако в 1987 году Единый европейский акт был ратифицирован национальными правительствами и в конце концов вступил в силу. Сообщество также достигло компромисса по бюджету, взяв за основу предложения, выдвинутые Жаком Делором и предусматривавшие постепенное сокращение ассигнований, выделяемых на сельское хозяйство. Были намечены и дополнительные сокращения на случай превышения количеств, установленных для производства некоторых сельскохозяйственных продуктов. 527 К концу 1980 годов разногласия между Великобританией и остальным Сообществом вновь обострились. Англичане выступали за. ликвидацию торговых барьеров и развитие общего рынка, но они отказывались присоединиться к Европейской валютной системе (ЕВС), которая начала действовать в 1979 году, и потому не включились в Систему координации валютных курсов, созданную для обеспечения стабильности валют. В сентябре 1988 года Делор возглавил комитет экспертов для анализа проблем Европейского валютного союза. Результатом стал документ, известный как план Делора, который председатель Комиссии ЕЭС предложил на рассмотрение главам правительств в июне 1989 года. В нем предусматривалось создание валютного союза на базе единой валюты. Предполагалось, что цель будет достигнуто тремя этапами. Принять участие в первом этапе — составлении проекта договора о валютном союзе — в июне 1989 года согласились все страны-члены ЕЭС. Однако перейти ко второму этапу, на котором после подписания договора должны быть созданы приемлемые для всех участников условия, что позволило бы выйти на третий этап, то есть приступить к непосредственному созданию валют-ного союза, англичане отказались. Противясь продвижению к валютному союзу, Маргарет Тэтчер обнаружила, что оказалась почти в полной изоляции не только в Европе, но и в собственном кабинете министров. Ее министры финансов и иностранных дел на мадридской встрече в верхах в июле 1989 года настаивали на том, чтобы Великобритания хотя бы формально согласилась с требованиями первого этапа. Маргарет Тэтчер продолжала выступать против валютного союза, считая, что он подрывает национальный суверенитет, но в октябре 1990 года была вынуждена против воли пойти на вступление страны в систему фиксированных валютных курсов. Выяснилось, что Джон Мейджор, бывший тогда министром финансов, поддержал решение Тэтчер, отказавшись принимать во внимание высокий курс марки. Как и предупреждал советник Тэтчер сэр Алан Уолтере, повысившиеся в Великобритании процентные ставки углубили спад и увеличили безработицу. В течение всего периода 90-х годов предпринимались усилия трансформировать ЕЭС в политический и экономический союз. Но реализовать такую цель при столь большом различии в уровнях развития стран-членов, очень трудно. Это стало предельно явным, когда в сентябре 1992 года цены на итальянскую лиру и британский фунт стерлингов поползли вверх. Спекуляции на этих двух валютах разрушили все защитные механизмы Системы координации валютных курсов. По существу это означало, что удержать зафиксированный курс фунта не удалось, и произошла его стихийная девальвация. Финансовый мир напомнил политикам, что их власть имеет пределы, пока страны-члены Сообщества не смогут добиться единогласия при решении важнейших вопросов внешней и внутренней политики. Уже вскоре после заявления о со-здании политического и экономического союза стало ясно, что в объявленные сроки это недостижимо. В 1991 году семь малых, но тем не менее процветающих стран Западной Европы, не присоединившихся к Европейскому сообществу — Швеция, Норвегия, Финляндия, Исландия, Австрия, Швейцария и Лихтенштейн, являющиеся членами Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), провели с ЕЭС переговоры о создании в 1993 году расширенного европейского экономического пространства с населением около 380 млн человек. Австрия, Швеция, и Финляндия должны в 1995 году стать полноправными членами Сообщества; ожидалось, что и Швейцария тоже к ним присоединится, однако на референдуме в декабре 1992 года ее население незначительным большинством проголосовало против вступления в Сообщество. Восторжествовал швейцарский нейтралитет. Швеция также не хочет отказываться от своего традиционного нейтралитета. Отбросив в 1991 году вместе с правительством свои социа-листические каноны, она начала формировать рыночную экономику, чтобы вывести страну из глубокого спада. Финляндия, тоже находящаяся с начала 1990-х годов в неблагоприятной экономической ситуации, освободилась от зависимости от Советского Союза, чей развал означал для нее одновременно потерю своего лучшего торгового партнера. В 1992 году Австрия сменила своего вызывавшего международные затруднения президента Курта Вальдхайма, серьезно укрепив международную репутацию тем, что широко распахнула двери для беженцев из бывшей Югославии. Сообщество всегда приветствовало возможное вступление в него богатых стран, что позволило бы создать фонды помощи более бедным средиземноморским членам и Португалии. Остаются еще нерешенными некоторые фундаментальные проблемы. Они включают реформирование бюджета Сообщества, в частности, снижение расходов на поддержание фермеров; на очереди также развитие отношений с недавно получившими свободу странами Восточной и Центральной Европы; налаживание отношений с остальным миром, особенно с Соединенными Штатами, для чего требуется снижение протекционистских барьеров Сообщества. ЕЭС поддержало уругвайский раунд переговоров о либерализации мировой торговли в рамках Общего соглашения по торговле и тарифам (ГАТТ), начатом в 1986 и завершенном в декабре 1993 года. Если конгресс США одобрит результаты переговоров, это соглашение вступит в силу уже в 828 1995 году. Следовало также урегулировать отношения между Европарламентом, членами Комиссии ЕЭС и национальными правительствами. Среди национальных правительств наблюдалась готовность по ряду вопросов отказаться от принципа суверенитета. Наивысший уровень сотрудничества был достигнут в декабре 1991 года, когда лидеры Сообщества на базе плана Делора заключили в Маастрихте договор о создании «еще более тесного союза между народами Европы». Великобритания высказалась против «федерализации Европы» и введения единой европейской валюты. Великобритания также предпочла не связывать себя положениями «социальной главы», в которой говорится о необходимости обеспечить минимальные условия и нормы на рабочих местах для лиц наемного труда. Поддержка маастрихских соглашений со стороны Франции, Нидерландов и Бельгии в значительной мере основыва-лась на желании добиться того, чтобы мощь недавно воссоединенной Германии была уравновешена европейскими институтами. Эта точка зрения встретила поддержку германского канцлера Коля. С этим согласился, правда с некоторыми важными оговорками, и Джон Мейджор, стремившийся укрепить позиции Британии в «сердце Европы». Шесть членов Европейской ассоциации свободной торговли в 1989 году Страна Население (млн) Душевой ВНП (в долларах США) Швеция 8,5 21 500 Норвегия 4,2 22 290 Финляндия 5,0 22 100 Исландия 0,254 21 100 Австрия 7,6 17 300 Швейцария (1990) 6,8 37 800 Через несколько месяцев выяснилось, что лидеры Сообщества пошли дальше своих избирателей и заключили такой договор, который будет трудно ратифицировать и который не всегда встретит одобрение публики. Угроза потери национальной индивидуальности и нежелание предоставить Брюсселю право на еще больший контроль вызывают законные опасения. Дания одобрила договор только после второго референдума, состо-явшегося в мае 1993 года. На референдуме во Франции перевес проголосовавших за ратификацию договора был крайне незначительным. В период всеобщего экономического спада широко распространились сомнения в необходимости осуществления столь фундаментальных из-менений. В Великобритании ратификация расколола консерваторов, и только угроза проведения новых всеобщих выборов позволила правительству провести договор в 1993 году через парламент, но без «социальной главы». В течение многих лет трем странам — Г реции, Испании и Португалии — отказывали в приеме в Европейское сообщество, причем не столько из-за экономических трудностей, которые влекло их членство, сколько из-за существующих в этих странах политических систем. Четвертая страна — Турция, являвшаяся «ассоциированным членом» ЕЭС с 1960 годов, в начале 1990-х все еще ждала положительного вердикта. Греция стала ассоциированным членом ЕЭС в 1979 году, а полноправным членом— в 1981. Но она лишь недавно вернулась на путь демократии после крушения военной хунты в 1974 году. Переход к демократическому правлению был довольно трудным, и членство в Ев-ропейском экономическом сообществе явилось серьезной поддержкой. Греки в послевоенный период пострадали больше, чем все другие нации, поскольку гражданская война 1946-1949 годов причинила огромные разрушения. За этим конфликтом последовал период консервативного парламентарного правления под началом фельдмаршала Папагоса и дольше всех не сходившего с послевоенной политической сцены Г реции Константина Караманлиса. В 1963 году Георгиос Папандреу сумел сформировать либеральную реформистскую коалицию, которая, однако, была распущена королем Константином после споров о том, кто должен контролировать армию. Группа экстремистски настроенных армейских офицеров обвинила партию Папандреу «Союз центра» в подготовке условий для взятия коммунистами власти и организовала в Апреле 1967 года незадолго до запланированных всеобщих выборов переворот. Диктаторское правление греческих полковников в 1967-1974 годах стало для Греции катастрофой. Широко практиковались нарушения прав человека, включая издевательства и пытки, столь же безудержной была и коррупция. Резко ухудшилось состояние экономики, которая весьма преуспевала в 1960-х годах. В 1974 году хунта полковников под напором публичных демонстраций и кампаний неповиновения, последовавших за провалом их политики на Кипре и массовыми отказами служить в армии, ушла со сцены. Кипру после длительной борьбы в августе 1960 года была предоставлена независимость, гарантами которой стали Греция, Турция и Великобритания. Однако половинчатая конституция в условиях вражды между турецкими и греческими киприотами не стала реально действующим 829 документом. Конфликт на острове вызвал необходимость отправки туда в 1964 году миротворческих сил под эгидой Организации Объединенных Наций. Турция и Греция чуть было не начали войну друг с другом. Десять лет спустя, в июле 1974 года, греческие полковники организовали на острове переворот и вынудили законного президента Кипра архиепископа Макариоса бежать из страны, подготавливая полный захват острова греками. Турция ответила на это высадкой своих войск в северной части острова, войска греков-киприотов были разбиты. Миграция населения, в результате которой 200 000 греческих киприотов покинули свои дома на севере, а турецкие киприоты оставили свои дома на юге, завершила раздел острова. Все попытки достичь реального компромисса между двумя общинами оказывались до середины 1990-х годов безрезультатными, однако силы ООН, патрулирующие линию раздела между двумя сторонами, сумели поставить заслон кровопролитию. Кипрский кризис вызвал значительное ухудшение отношений между Турцией и Грецией — двумя союзниками по НАТО. Но отношения Греции с НАТО отличались после 1974 года определенной противоречивостью, отчасти потому, что среди греков широко распространилось мнение, будто Соединенные Штаты поддерживали режим ненавидимых ими полковников. Соответственно, наличие американских военных баз в стране вызвало много проблем как у консервативного правительства Караманлиса, находившегося во времена полковников в Париже в эмиграции, так и у левоцентристского кабинета Андреаса Папандреу (сына Георгиоса Папандреу). По возвращении из эмиграции в 1974 году Караманлис с присущим ему талантом в управлении государством восстановил в Греции демократические институты, благодаря которым в 1981 году Всегреческое социалистическое движения Андреаса Папандреу победило на выборах; правда, его администрация принесла с собой довольно мало социализма. Папандреу получил в свое время в Америке профессию экономиста, однако, как и повсюду в мире, это не спасло Г рецию от экономических трудностей в середине 1980-х годов, особенно усилившихся после шока, связанного с резким подъемом цены на нефть. Находясь в оппозиции, Папандреу горячо выступал против Общего рынка и американского засилья, а придя к власти, действовал с большим чувством ответственности. К концу 1980-х годов он и его министры оказались втянутыми в финансовые скандалы, но ему удалось сохранить прочную поддержку электората. Политическую жизнь Греции немало оживила его любовная связь с бывшей стюардессой, которую репортеры сфотографировали на пляже с обнаженной грудью. Папандреу серьезно страдал от сердечного недуга. В конце концов он развелся со своей женой, женился на любовнице, которая на 35 лет была его моложе, и с незначительным отрывом проиграл на всеобщих выборах 1989 года. Ни одна партия тогда не одержала решительной победы. В 1990 году коалиционное правительство уступило место консервативной администрации, получившей незначительный перевес и возглавлявшейся Константиносом Мицотакисом. После многих лет социалистического расточительства начатые реформы укрепили экономику, но вызвали и немалые трудности. Выборы в октябре 1993 года вернули Папандреу к власти. Кипрский вопрос продолжал омрачать отношения Греции с Турцией. Но теперь в качестве члена ЕЭС страна получала помощь и пользовалась существенными льготами. Испания присоединилась к Сообществу в 1986 году. Этот шаг стал возможным благодаря удивительным переменам, произошедшим в течение десятилетия. В ноябре 1975 года умер престарелый диктатор Франко, которого подключали к разным машинам в бесплодных попытках продлить ему жизнь хотя бы на несколько дней. Следует признать, что он придал испанскому обществу стабильность, и проявив достаточную проницательность, не связал свою судьбу с Муссолини или Гитлером во время второй мировой войны. Проявив благоразумие, он не вторгся в Гибралтар в период серьезного военного кризиса, потрясшего Великобританию в 1940 году. Испанские добровольцы воевали на русском фронте вместе с Гитлером, однако после войны никто не поставил ему это в вину. Франко пережил годы международного остракизма, а с началом холодной войны Соединенные Штаты приступили к его постепенной реабилитации. В сентябре 1953 года США стали оказывать ему помощь в обмен на создание в Испании трех американских военных баз и подписали с ним пакт о взаимной обороне; в 830 декабре 1955 года Испании позволили вступить без всяких ограничений в Организацию Объединенных Наций. (В НАТО Испанию не пускали до 1982 года.) На протяжении 1950-х годов в Испании царил репрессивный режим, но в 1960-х Франко начал постепенно осуществлять реформы, были ликвидированы военно-полевые суды, и рабочим было даровано тщательно ограниченное право на забастовку. Изменения, внесенные в конституцию в 1966 году, сделали возможным выборы небольшой части членов парламента, хотя политические партии все еще были запрещены. Франко пользовался в народе широкой поддержкой и считался стоящим над фалангой, церковью и армией, которые ожесточенно грызлись между собой. Более всего его режиму угрожало ЭТА — движение баскских националистов за независимость. В качестве своего преемника Франко воспитывал принца Хуана Карлоса, внука короля Альфонсо XIII; Франко считал, что возвращение к монархическому режиму станет лучшей гарантией сохранения в Испании мира на консервативной политической основе. Между тем сам Хуан Карлос при жизни Франко не демонстрировал никаких признаков склонности к либерализму и демократии, в восстановлении которых он сыграет ключевую роль после смерти каудильо. В течение трех послевоенных десятилетий Испания пыталась модернизировать как сельское хозяйство, так и свою промышленность. Прогресс, достигнутый в этом начиная с 1960-х годов был значительным; дополнительные финансовые поступления появились в связи с тем, что Западная Европа открыла для себя Испанию в качестве приятного места для отпусков и развлечений. Однако к 1975 году силы демократии были еще очень невелики. Король Хуан Карлос назначил премьер-министром умеренного социалиста Адольфо Суареса. Тот восстановил рудиментарную парламентскую систему и разрешил всем партиям, включая коммунистическую, участвовать во всеобщих выборах 1977 года. Король Хуан Карлос оказывал решительную поддержку демократии, с помощью народа он пресек попытку военного путча 1981 года. Угроза военного переворота возникла вновь накануне всеобщих выборов 1982 года, на которых победила Социалистическая партия. Премьер-министром стал Фелипе Госалес. Наибольшим успехом Гонсалеса было подписание в июне 1985 года договора о вступлении в Европейское экономическое сообщество, членом которого Испания стала в январе 1986 года. Вторая по-ловина 1980-х годов была периодом устойчивого роста экономики, поскольку Гонсалес проводил ортодоксальную экономическую политику к недовольству своих сподвижников, придерживавшихся социалистической идеологии. В 1989 году он в третий раз победил на выборах, но на этот раз — лишь с незначительным преимуществом. Экономический рост продолжался. Единственным черным пятном в истории удивительного прогресса Испании оставались спорадические акты террора, осуществляемые баскскими экстремистами, но в этом отношении Испания не была одинока в Сообществе. В начале 1990-х годов она вместе с другими членами ЕЭС пережила спад. Безработица возросла, и популярность Гонсалеса пошла на убыль. Португалия присоединилась к Европейскому сообществу одновременно с Испанией. Но ее переход к демократии оказался более болезненным. Антонио Салазар был одним из самых долговечных диктаторов Европы. Он правил с 1932 по 1968 год, когда его разбил паралич, и власть на шесть лет перешла к Марселу Каэтану, установившему режим правой ориентации. Салазар был относительно мягким диктатором, своих противников он чаще сажал в тюрьму, нежели предавал казни, а в годы второй мировой войны активно помогал союзникам. Поэтому после 1945 года он сохранил относительно прочное положение в мире несмотря на то, что в стране действовала тайная полиция, и существовала заимствованная у гестапо система картотек, в которых фиксировались его противники. Салазар умер в 1970 году. Революция, разразившаяся в апреле 1974 года, по существу не была демократической, ее организовали армейские офицеры, разочарованные ходом военных действий в африканских колониях Португалии — Мозамбике и Анголе. Но она приняла любопытный оборот, когда радикально настроенные группы солдат и офицеров армии вступили в союз с коммунистами. В апреле 1975 года состоялись всеобщие выборы, на которых наибольшую поддержку получила Социалистическая партия; коммунисты проиграли. Премьер-министром стал Марио Соареш, который оставался на этом посту до 1979 года, когда его кабинет сменила коалиция правоцентристских сил. К тому времени в стране прочно укрепились формы демократического парламентарного правления; несмотря на царившую в стране нищету, португальский народ не пошел за коммунистами. После выборов в 1983 году Соареш вновь возглавил коалиционное правительство, составленное из представителей центра и социалистов. Оно успешно провело экономичес-кие реформы, всячески поощряя частный сектор и сделав государственные предприятия более эффективными; от традиционного социализма там почти ничего не осталось. Пережив период совершенного отсутствия выборов, Португалия теперь оказалась перед лицом слишком многих. Маневрирование партией привело в 1985 году к падению Соареша и к новым всеобщим выборам. На следующий год потребовались выборы нового президента, и после многочисленных партийных комбинаций 831 этот пост достался Соарешу, который в обмен отказался от лидерства в Социалистической партии. После 1985 года правительство Португалии опиралось в основном на поддержку социал-демократической партии, которая, завоевав на выборах 1987 года абсолютное большинство голосов, поставило перед собой задачу постепенно ослабить государственный контроль над промышленностью. Премьер-министр Каваку Силва вполне дружелюбно сосуществовал с президентом-социалистом Соарешом, который в январе 1991 года подавляющим большинством голосов был переизбран на этот пост. В октябре того же года социал-демократическая партия Каваку Силвы одержала вторую победу на выборах. Сосуществование было продолжено. На протяжении 1980 годов Португалия добилась значительного экономического прогресса, во многом в связи с тем, что правители все откровеннее отворачивались от социализма в сторону рыночной экономики. Из новой конституции 1989 года были изъяты все положения о том, что Португалия якобы находится в процессе «перехода к социализму» и обязательно должна превратиться в «бесклассовое» общество. Ее валовый национальный продукт в расчете на душу населения, составлявший в 1978 году 2020 долларов США, к началу 1990-х годов утроился. Начиная с середины 1980-х годов Португалия добилась значительной политической стабильности и экономического прогресса, превратившись в энергичного члена Европейского сообщества. Турция подала заявление о вступлении в ЕЭС в 1987 году. Два года спустя Сообщество ответило ей, что откладывает рассмотрение заявки до 1994 года, утешив заверением, что ее принятие не исключается. Греция, как член ЕЭС, относилась с очень глубоким подозрением к Турции, хотя их взаимоотношения заметно улучшились после крайнего обострения в 1987 году, тем не менее кипрский вопрос все еще продолжал быть препятствием на пути к нормальным сердечным отношениям. Существовали также подозрения о неблагополучии в Турции с правами человека, а в ее экономике наблюдались то периоды бешеного роста, то стагнации. Серьезной проблемой было и положение курдов как национального меньшинства, к тому же некоторые районы страны в Малой Азии находились в бедственном положении и практически под управлением военных. По сей день экономика страны отличается отсталостью. В 1920-1930 годах Кемаль Ататюрк создал государственные предприятия с целью модернизировать турецкую промышленность, но к началу 1990-х годов они полностью устарели 832 и стали непродуктивными. При быстром росте населения, численностью которого в 1990 году составила 57 млн, душевой валовой национальный продукт Турции, оценивавшийся в 1870 долларов США, соответствовал показателям стран третьего мира и был гораздо меньше душевого ВНП Греции и даже Португалии, самой бедной страны-члена Сообщества. Да и парламентарная демократия там не была абсолютно надежной. Армия оставалась верной традициям Ататюрка и зорко следила за гражданскими политиками, периодически беря на себя ответственность за сохранение целостности страны. В мае 1960 года турецкая армия взяла власть в свои руки, а год спустя бывший премьер-министр Аднан Мен-дерес был казнен. Когда после возобновления гражданского правления усилились беспорядки и экономические трудности, в сентябре 1980 года последовал новый военный переворот. В ноябре 1983 года снова произошел возврат к полувоенному парламентарному режиму, сопровождавшийся крупными политическими репрессиями против либералов и социалистов; военное положение оставалось в силе и при консервативном премьер-министре Тюргуте Озале. Он провел в жизнь несколько решительных экономических реформ и приватизации, постепенно превращая Турцию в более нормальное в по-литическом отношении государство, однако партии, оспаривавшие власть, продолжали быть нестабильными. Озал пытался ослабить напряженность в отношениях с соседями Турции и особенно с Грецией. Его главная цель состояла в том, чтобы стать полноправным членом Европейского сообщества, получать и дальше военную и экономическую помощь, которую Соединенные Штаты неизменно оказывали своему важному военному союзнику в годы «холодной войны». К тому же Турция играла немаловажную роль на Ближнем Востоке. К ноябрю 1989 года Озал упрочил свое положение, став президентом, однако экономика вновь переживала спад, но апреле 1993 года Озал умер. Самой сложной проблемой, вставшей перед его преемниками, оказалась вооруженная борьба революционно настроенных курдов. Доступ в ЕЭС Г ерманской Демократической Республике был, разумеется, прегражден, однако Западной Г ермании разрешалось распространять на нее некоторые торговые привилегии. С включением ГДР в состав единой Германии в 1990 году эта территория стала частью ЕЭС, не увеличив, естественно, общего числа стран-участниц. В начале 1990-х годов шел разговор о присоединении к Сообществу новых демократий Восточной и Центральной Европы и о превращении его в подлинно всеевропейское объединение. Но пока это остается далекой перспективой. Одним из крупных достижений Европейского сообщества было укрепление демократий в более бедных странах Запада, а именно — в Испании, Португалии и Г реции. Членство в этой организации открыто только для тех стран, которые уважают и обеспечивают гражданские права и осуждают тоталитарные формы правления. Однажды войдя в нее, ни одна страна не заявила о своем выходе, и подобное явление даже трудно себе представить. Таким образом, Европейское сообщество стало не только ассоциацией, обещающей большее процветание странам Западной Европы, но и мощным бастионом свободы в мире. Привычка сотрудничать и решать все противоречия путем переговоров сделалась нормой международных отношений внутри Сообщества. Снятие торговых барьеров 1 января 1993 года означает начало новой фазы еще более тесного сотрудничества к выгоде 340 млн людей, населяющих страны, входящие в Сообщество. Пережив в начале 1990-х годов затронувший всех экономический спад, Сообществу потребовалось время на передышку, и потому намерение создать единую валюту уже к концу нынешнего десятилетия, как это было записано в маастрихтском договоре, стало выглядеть сверхамбициозным. Невозможно к этому сроку гармонизировать экономики стран-участниц, сведя при этом дефицит их бюджетов к минимому. Продвижение вперед идет неравномерно, а брюссельская бюрократия временами занимается мелочными придирками, мешая общему развитию. Однако за истекшие четыре десятилетия Сообщество достаточно преобразило Западную Европу. Нации-соперники стали мирными соседями, хотя, конечно, даже среди добрых соседей временами возникают какие-то раздоры.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 86 ЕВРОПЕЙСКОЕ СООБЩЕСТВО:

  1. Экономическая и социальнаяполитика Европейского сообщества
  2. КОНЕЦ ВОЙНЫ В ИНДОКИТАЕ. БОРЬБА ВОКРУГ «ЕВРОПЕЙСКОГО ОБОРОНИТЕЛЬНОГО СООБЩЕСТВА»
  3. Глава пятая Гиперболическое в основании квази-сообществ
  4. § 1. Европейский суд справедливости - основной носитель судебной власти в Европейском союзе
  5. Глава 5. Становление европейской цивилизации
  6. ГЛАВА 5. СТАНОВЛЕНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  7. Глава 1. ВЫСШИЕ РАСТЕНИЯ И РАСТИТЕЛЬНЫЕ СООБЩЕСТВА КАК ИНДИКАТОРЫ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ
  8. Глава 1. Правотворческая деятельность европейского суда справедливости
  9. ГЛАВА VI * НАТИСК ЕВРОПЕЙСКИХ ДЕРЖАВ НА СИАМ В XVII в.
  10. ГЛАВА 16. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕГО РИМА: ОСНОВА ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  11. Глава 14 БЫТ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  12. РЕДКИЕ ВИДЫ И СООБЩЕСТВА
  13. О ПРОГРАММЕ «СООБЩЕСТВО»
  14. Гуманистические сообщества и центры
  15. Соседские сообщества
  16. 30. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНЫХ СООБЩЕСТВ.