<<
>>

ФОРМИРОВАНИЕ ИДЕОЛОГИИ САМУРАЙСТВА

На протяжении ряда десятилетии шла с переменным успехом кровопролитная борьба, закончившаяся к концу в. разгромом и гибелью Таира. Древняя аристократия во главе с императором полностью лишилась своего господства, власть перешла в руки нового сословия — суровых воинов (самураев). Во главе страны встали военачальники (сегуны), которые затем управляли Японией вплоть до буржуазной революции, так называемой Революции Мэйдзи.

В хэйаиский период в Японии была создана богатая и разнообразная литература, достигшая в своих лучших образах высокого художественного совершенства.

Эта литература перестала развиваться с падением придворной аристократии, в среде которой она создавалась. Новые хозяева Японии принесли с собой свое мировоззрение, стали создавать свою культуру, глубоко отличную от утонченной, аристократической культуры предшествующих веков.

Неограниченная власть, оказавшаяся в руках воинов- самураев, побуждала их считать себя выше других людей. «Среди цветов — вишня, среди людей - самурай» — в этой формуле нашла выражение мысль о превосходстве воинского сословия над «простыми людьми». Понятно, что в самурайской среде должен был сложиться и свой особый кодекс поведения, взглядов, морали. Этот кодекс, окончательно оформившийся в XII в., получил название бусидо — «путь воина». Основной чертой его являлось стремление увековечить отношения господства и иодчииения, иерархию внутри самого самурайства. Бусидо предписывал самураю беззаветную преданность военачальнику, готовность принести в жертву воинскому долгу не только себя, но и своих близких. «Когда стоишь перед господином, не оглядывайся ни па отца, ни на сына», — гласила самурайская Пословица. Высшей доблестью считалось презрение к смерти. Гибель иа поле боя возвышала воина, самоубийство (ха- Ракири), совершаемое вслед за кончиной военачальника,

рассматривалось как дело чести. Искусство владения оружием, управления конем должно было отличать самурая, суровая жизнь в походах, аскетизм в быту должны были являться его уделом.

Все содержание и направленность бусидо глубоко согласовывались с идеологией буддизма, претерпевавшего в самурайской среде значительные изменения: исчезли эстети-

Настенная живопись из пещерного храма в Аджанте. VII в.

Настенная живопись из пещерного храма в Аджанте. VII в.

зация, любование внешней образностью, свойственные придворной знати.

Отношение к буддизму самурайства носило другие черты: оно отличалось суровым фанатизмом, слепой верой в карму — неразрывную цепь причин и следствий, определяющих жизнь каждого человека еще до появления на свет и в последующих перерождениях, так же как и судьбу его потомков, вплоть до последнего колена.

Все эти черты мировоззрения воинского сословия нашли полное воплощение в произведениях, получивших название гунки — военные эпопеи, или, точнее, историко-ге- роические повести. Гунки стали основной повествовательной литературы, оставшейся от начального периода господства

самураев — первых веков классического Средневековья в Японии (периода Камакура). Это не значит, что японская литература того времени не знала других жанров и форм. Продолжилось успешное развитие поэзии (в частности, танка, например, в творчестве Сайге-хоси (1118 — 1190) и Фудзивара Садаиэ (1162 — 1241)', зафиксировано в антологии «Сини Кокинсю» («Новая Кокинао»), составленной в первой половине XIII в. Появились исторические трактаты типа «Гукансе».

Существовала обширная литература буддизма, теоретиками которого выступали Хонэн (1133 — 1212), Cpih- ран (1173 — 1262) и Нитирэи (1222 — 1282). Однако самым распространенным и наиболее типичным жанром литературы в период Камакура оставались гунки.

Крупнейшие гунки — это записанные в XIIl в. «Хогэн моногатари» («Сказание о годах Хогэн»), «Хэйдзи моно- гатари» («Сказание о годах Хэйдзи»), повествующие об определенных исторических моментах жизни Японии (годы Хогэн — 1156 — 1158, годы Хэйдзи — 1159 — 1160), а также «Хэйке Моногатари» («Сказание о доме Тайра»), «Гэмпэй Сэйсуйки» («Записи о расцвете и упадке Мина- мото и Тайра»). Позднее, в начале следующего столетия, появилось еще одно произведение типа гунки — «Тайхэйки» («Записки о Великом Мире»).

Материалом сказаний, основой для их сюжета стали исторические события — эпизоды борьбы двух сильнейших домов Минамото и Тайра.

Борьба Тайра и Минамото не была усобицей местного значения — она всколыхнула всю Японию. Самураи вставали под знамена того или другого из борющихся князей, образуя конные дружины, крестьяне сгонялись в пешие отряды, их хижииы сгорали в огне пожаров, засеянные поля вытаптывались копытами самурайских коней. На протяжении трех десятилетий борьба двух могущественных домов определяла жизнь страны. Это были феодальные усобицы, близкие тем, которые раздирали общество и в Западной Европе и отразились там в ряде эпических циклов (например, во французских жестах цикла Гильома Оранж- ского).

История японской литературы не оставила последующим поколениям почти ничего, что могло бы послужить материалом для решения вопроса об авторстве. Единственное прямое указание — оно относится к «Хэйке Моногатари» — содержится в известном произведении XIV в. «Записи от скуки» («Цурэдзурэгуса»). Автор «Записок...» — поэт-

отшельник Кэнко упоминает о том, что некий Юкипага, происходивший из аристократического рода и также нашедший убежище в монастыре, «сочинил» «Хэйке Моно- гатари» и научил слеица-сказителя по имени Сюбуцу рассказывать его пароду.

В целом история сложения сказаний может быть представлена следующим образом: отдельные эпизоды в устном виде в среде воинов-дружинников, большей частью еще не приобщившихся к письменной культуре. Затем они разносились по стране бродячими моиахами-слепцами, постепенно складывались в циклы и в таком виде приходили в монастыри. Монастыри средневековой Японии, так же как и в средневековой Европе, были центрами культуры, здесь шла оживленная и кипучая жизнь.

Сюда сходились люди из всех уголков страны — крестьяне, бежавшие от поборов и притеснений, аристократы- изгнанники, не сумевшие сделать карьеру при дворе, и младшие сыновья родовитых фамилий, не получившие наследства, наконец, странствующие бива-бодзу — слепые сказители, приносившие в монастырь богатый запас сведений о бурных событиях междоусобных войн.

Ученые монахи составляли здесь летописи событий, переписывали старинные произведения — известно, например, что именно в монастыре в XIV в. был изготовлен древнейший из дошедших до нас списков литературного памятника Японии — «Кодзики». Так могли быть обработаны и записаны в монастыре и гуики. И хотя истоки их лежат в устном сказе, в них явственно ощущается позиция авторов, их взгляд на изображаемые события.

<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек. Всемирная история:В 24 т. Т. 8. Крестоносцы и монголы /. 1998

Еще по теме ФОРМИРОВАНИЕ ИДЕОЛОГИИ САМУРАЙСТВА:

  1. Происхождение, источники формирования, организационная структура и идеология самурайства
  2. Глава 2 ИДЕОЛОГИЯ САМУРАЙСТВА
  3. ТРАДИЦИОННЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН В ФОРМИРОВАНИИ ИДЕОЛОГИИ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА Хмеленок Е.А.
  4. Реакционные выступления самурайства
  5. САМУРАЙСТВО И СОВРЕМЕННОСТЬ
  6. САМУРАЙСТВО В ПЕРИОД МЕЖДОУСОБНЫХ ФЕОДАЛЬНЫХ ВОЙН (XII—XVI вв.)
  7. 4. Государственная власть и идеология
  8. Нормы идеологии.
  9. ГЛАВА4.Политическая идеология
  10. 5 КУЛЬТУРА, ИДЕОЛОГИЯ, РЕЛИГИЯ
  11. СОЦИАЛЬНО-ГРУППОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ
  12. ФЕДОРОВА Лена Валерьевна. САКРАЛЬНОЕ В ИДЕОЛОГИИ ЕВРАЗИЙСТВА, 2014
  13. Функции идеологии
  14. Идеология и культура
  15. ОРГАНИЦИЗМ КАК ИДЕОЛОГИЯ: БАСНЯ МЕНЕНИЯАГРИППЫ