<<
>>

В ГЛУБИНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Гунны, авары, булгары, хазары, венгры, печенеги, половцы — вот линп. неполный перечень народов, во времена ВПН приходивших в Европу из глубин Центральной Азии. Механическое отождествление народов, издревле кочевавших по Великой степи, с мигрантами из Центральной Азии времён Чингисхана, то есть с монголами и калмыками, ещё в начале XX века побудило поэта Александра Блока написать свои знаменитые строки: ...Да, скифы мы.
Да, азиаты мы, С раскосыми и жадными очами! Но уже во времена Блока учёным было известно, что скифы были народом иранским по языку и европеоидным по облику. Так что суждение поэта о скифах было с научной точки зрения анахронизмом или обывательским заблуждением. С течением времени становилось всё более ясно, что и многие народы Великой степи из приведённого выше списка были в своей преобладающей части тоже европеоидными. И только среди завоевателей XIII века, пришедших с ордами Чингисхана и Батыя, монголоидный элемент явно возобладал. Кажется странным, что ВПН привычно рассматривается как одностороннее движение с востока на запад, из Азии в Европу. Но ведь наверняка было и движение в обратную сторону! Мы уже видели это на частном примере создателей именьковской культуры в Среднем Поволжье IV—VII веков, двинувшихся в ходе ВПН как раз с запада на восток. Наверняка этот случай не единичный. Логично, что ВПН казалось европейцам постоянным наплывом людских волн с востока. Но этот же процесс китайцам, например, представлялся таким же нашествием мигрантов с запада. Однако основываясь на этом китайском впечатлении, нельзя делать вывод, что В ПН исходило только из Европы и направлялось всегда в Азию! Но точно так же нельзя судить и о том, что оно всегда шло лишь из Азии в Европу. Очевидно, в течение тысячелетий по Великой степи перемещались, в том числе и на далёкие расстояния, в самых разных направлениях самые различные народы. Одна из волн В ПН в IV—VI веках захлестнула северную Индию.
Пришедший тогда кочевой народ известен в источниках под именами белых гуннов, или эфталитов. Византийский историк VI века Прокопий Кесарийский пишет, что эфталиты отличаются от других гуннов более светлым цветом кожи и относительно оседлым образом жизни. Это дало основание ряду историков считать эфталитов народом индоевропейским, скорее всего иранским, родственным скифам или сарматам, жившим в Великой степи в античную эпоху. Однако нет причин на основании лишь белого цвета кожи заранее отказывать эфталитам и в тюркском происхождении. Лев Гумилёв в своих многочисленных трудах приводит немало свидетельств в пользу того, что многие тюркские народы раннего Средневековья относились к европеоидной расе. В последние столетия деление человечества по языкам явно не совпадает с делением по расам. Это следствие интенсивных миграционных процессов. Так, носителями языков индоевропейской семьи являются ныне представители всех больших человеческих рас. Но ведь миграции были присущи людям искони. Поэтому нет оснований считать, что в глубокой древности лингвистические границы совпадали с антропологическими. Возможно, что когда-то изначально носители одного языка представляли собой одну расовую группу. Но как давно это было? На этот вопрос нельзя ответить даже приблизительно. А потому ни для какого исторического периода нет оснований отождествлять языковое деление с расовым, если фактами такое тождество нс доказано. Поэтому-то и нет ничего удивительного в том, что носители тюркских языков в самом начале своей истории, известной по письменным источникам, выступают в илом облике, чем мы ныне привыкли их видеть. Впрочем, это может касаться любой языковой семьи на планете вообще. Данную возможность всегда следует учитывать. Итак, в I тысячелетии пашей эры европеоидное население наряду с монголоидным было широко представлено в глубинах Центральной Азии. Когда оно там появилось? В 751 году в долине Таласа на границе современных Казахстана и Киргизии произошло крупное сражение войск арабского халифа и китайского императора — ключевая битва одной из глобальных войн прошлого.
Среди китайских солдат, по сообщениям арабских источников, было немало воинов белого цвета кожи. Арабы, сообщившие это, а потом и воспринявшие их известие европейцы, сочли белых китайцев потомками воинов Александра Македонского. Такое объяснение вполне удовлетворяло средневековому научному мышлению. То, что мы сегодня знаем и об Александре Македонском, и о центрально-азиатских европеоидах, позволяет нам не прибегать к столь вычурной, хотя и романтической гипотезе. Очевидно, что белые народы следует отнести к древнейшим обитателям Центральной Азии. И дожили они почти до прихода в этот регион русских. В начале XIX века казахский просветитель Чокан Ва- лиханов отметил наличие среди казахов (киргиз-кайсаков, как их тогда называли), делившихся на две большие этнографические группы — бурутов и усуней, третьей, промежуточной группы — сары-усуней (рыжих усуней). Их отличительной особенностью, выраженной в названии, было присутствие среди них светловолосых людей, считавших себя потомками некоего большого народа. В середине XIX века о русых киргиз-кайсаках упоминал выдающийся русский путешественник П.П. Семёнов-Тян-Шанский. В конце XIX столетия другой замечательный российский исследователь, Г.Е. Грумм-Гржимайло, совершивший немало путешествий в Центральную Азию, уже не застал светловолосых туземцев. Но собранные им материалы свидетельствовали об их присутствии там ещё совсем недавно. Европеоидные черты встречаются у многих обитателей глубин Центральной Азии, особенно среди уйгуров, тангутов и некоторых др. Грумм-Гржимайло, сопоставив материалы собственных наблюдений и свидетельства исторических хроник, пришёл к выводу, что народ динлин, или ди, китайских летописей, отмеченный ещё в III тысячелетии до н.э., был европеоидным, родственным «индоевропейской расе», наличие которой в древности учёные сто лет назад считали несомненным. Это был не один народ, а целая группа народов, объединяемых схожими антропологическими признаками (голубые или зелёные глаза, белокурые или рыжие волосы, по Грумм-Гржимайло).
К дишинам, по мнению исследователя, в более позднее время относились енисейские кыргызы (III в. до н.э. — XIII в. н.э.), а также живущие и поныне в низовьях Енисея кеты. Все они, конечно, чем дальше, тем больше смешивались с соседними монголоидными народами. Материалы Грумм-Гржимайло послужили для Л.Н. Гумилёва одной из основ реконструкций этнической истории Евразии. Но Гумилёв решительно отверг предположение Грумм-Гржимайло о родстве дишинов с северными европеоидами. Он отверг и мнение о европеоидных корнях енисейских кетов. Гумилёв обратил также внимание на различие между дишинами иди в китайских источниках. Первые исчезли из поля зрения китайцев во II веке н.э., вторые появились в IV веке. Китайцы иногда называли ди по старой памяти дишинами, но никогда наоборот. Дишины жили в Южной Сибири, ди населяли северо-западный Китай. Енисейские кыргызы, создавшие в IX веке мощное государство, принадлежали к первым, ранние уйгуры, тангуты (создатели государства X—XII вв.), а также знакомые нам усуни — ко вторым. Между ди и дишинами существовало известное расовое сходство, что и позволило китайцам со временем назвать их одинаково. При этом оба народа, как пишет Гумилёв, «так относятся к североевропейской расе, как семиты Аравии или туареги (хамиты) Сахары, которые также, несомненно, принадлежат к белой расе, но отнюдь не к скандинавскому типу». Это, разумеется, означает не родство обоих с указанными южными ветвями европеоидной расы, а лишь их значительные отличия от европейцев. «Когда же дишины встретились с русыми арийцами, а это случилось в 1056 году около г. Киева, то эти последние, несмотря на внептсе сходство, восприняли появление кипчаков как приход совершенно чуждых иноплеменников, а в то же время не только рыжих скандинавов, но и черноволосых греков русские считали народом, к себе близким, — писал Гумилёв. — ... Современникам и в голову не приходило считать половцев народом, родственным европейцам. Надо полагать, что наряду со сходством азиатской и европейской белокурых рас существовали и различия, достаточно глубокие для того, чтобы эти расы не смешивать».
Ссылаясь на советского антрополога Г.Ф. Дебеца, Гумилёв утверждал, что антропологический тип дишинов — протоевропсоидный, родственный кроманьонскому, т.е. древнейшей известной популяции Homo sapiens в Европе. «Тип этот уходит в глубокую древность, предшествуя по времени формированию арийского языкового единства». Что же касается ди, то Гумилёв, вслед за Грумм-Гржимайло, считал его расово близким другому загадочному древнему народу — айнам, некогда населявшим Японию, но ныне почти исчезнувшим. Итак, Гумилёв объяснял присутствие белых народов в Центральной Азии в историческое время их давним обитанием на данной территории. Это была ветвь белой расы, отколовшаяся от основного ствола ещё в доисторическую эпоху. Однако в свете того, что мы знаем теперь, нет необходимости сбрасывать со счетов и остальные версии. Все они не исключают, а дополняют друг друга. Таким образом, имеются три главных объяснения наличия европеоидной расы в Центральной Азии в древности. 1. Теория Гумилёва, доказывающая появление белых шодей в Центральной Азии на заре истории человечества. Она относит белых к исконным обигателям глубин Азии, наряду с монголоидной расой. Белые европейцы и белые азиаты разошлись ещё в верхнем палеолите (40—10 тыс. лет назад) и в дальнейшем развивались параллельно. Загадочные «белые люди» доисторических и раннеисторических времён ещё не раз появятся на страницах нашей книги под различными широтами. Многие факты из истории человечества кажется трудным объяснить без привлечения гипотезы о широких миграциях представителей белой расы в глубокой древности. Однако гипотеза Гумилёва как бы изолирует европейскую и азиатскую ветви белой расы друг от друга. Между тем контакты между ними, как в историческое, так и в доисторическое время, не могли нс существовать. 2. В наше время считается доказанным приход на земли нынешнего Синьцзяна (северо-западного Китая) где-то в I тысячелетии до н.э. тохаров — впоследствии исчез- нувшсго народа индоевропейского корня. Вероятно, они жили там и раньше.
Многие исследователи связывают с тохарами знаменитые «таримские мумии», найденные в прошлом веке в различных местах Синьцзяна. Наиболее известна из них т.н. «лоуланьская красавица» — мумифицированный труп высокой светловолосой женщины, найденный в 1980 г. в окрестностях Урумчи и относимый ко времени примерно за 1800 лет до н.э. Совершенно естественно, что многие известия о белом населении по соседству с Древним Китаем могут быть отнесены к тохарам — одной из ветвей миграции индоевропейцев (арийцев, как повсеместно называли их ещё в начале XX в.). Знаменитая «укокская принцесса», обнаруженная у нас на Алтае в 1993 году, относится к более позднему времени, чем «лоуланьская красавица», — V—III векам до н.э. Факт мумификации в обоих случаях ещё не позволяет сделать вывод о родстве народов, которым принадлежали оба захоронения, тем более что технологии мумификации и типы захоронений различаются. «Укокская принцесса» скорее принадлежит к южносибирским дишипами китайских летописей, т.с. к первой группе. Но контакты между двумя общностями, вероятно, существовали. 3. Наряду с крупными передвижениями народов по Великой степи с востока на запад в историческое время не могло нс быть миграций и в обратном направлении — с запада на восток. Кроме тохаров, как в более ранние периоды, так и поздние, в Центральную Азию из Восточной Европы проникали и другие группы европеоидного населения. В этом контексте актуальное звучание принимает и гипотеза о «потомках воинов Александра Македонского», если, конечно, трактовать её не так буквально. ...В горах Гиндукуша на северо-востоке Афганистана живут светловолосые и голубоглазые дарды и нури- станцы, которых традиция также связывала с потомками греков и македонян. Конечно, они жили здесь задолго до прихода армии Александра Македонского. Но нет дыма без огня, и потомки эллинских завоевателей тоже внесли свою лепту в формирование совремешюго населения Срединной Азии. В древней Бактрии (совр. Афганистан) и в верхней части долины Инда располагались самые восточные государства, образовавшиеся в процессе распада империи Селевкидов — крупнейшей державы, созданной преемниками Александра Македонского. В середине III века до н.э. Диодот основал царство, которое историки называют Греко-Бактрийским. Наследники Диодота неоднократно воевали с государствами Индии. В середине II века до н.э. войско царя Менандра дошло до современной Бенгалии. В результате этих походов возникли царства, называемые Греко-Индийскими. В течение I века до н.э. — I века н.э. они были постепенно подчинены возвысившимся народом кушан, в котором историки видят или уже знакомых нам тохаров, или один из иранских народов. Культура Греко-Бактрийских и Греко-Индийских царств представляла собой замечательное сочетание местных и эллинских элементов. Влияние эллинской цивилизации было весьма значительным. Ярким свидетельством тому служит детально исследованный французскими и русскими археологами в 1960—70-е годы древний город на севере Афганистана, ныне называемый Ай-Ханум. В городе (предположительно, это одна из многочисленных Селевкий) были обнаружены руины дворца с колоннами коринфского ордера, гимнасия, театра и других типичных древнегреческих сооружений... Начавшаяся в конце прошлого века в Афганистане гражданская война прервала исследования и нанесла непоправимый ущерб памятнику культуры, до тех пор нетронутому в течение двух с липшим тысяч лет... Вполне возможно, что и до Александра Македонского греки могли проникать далеко на восток. Персы, в VI веке до н.э. покорившие колонизованные греками берега Малой Азии (Ионию), переселяли и перемешивали пароды своей империи. В 493 году до н.э. персы подавили крупное восстание ионийских городов. Часть их жителей была выселена в другие области Персидской державы Ахеме- нидов. Одним из мест депортации греков стали окрестности Вавилона. Не исключено, что отдельные группы ионийских греков могли проживать и в других, более восточных регионах империи Ахеменидов. В V—IV веках до н.э. на службе у персидских царей и их сатрапов часто находились греческие военачальники и даже целые наёмные дружины греков. Так что эллины прокладывали пути на восток задолго до походов Александра Македонского. Но, разумеется, дарды и нуристаицы — потомки гораздо более ранних пришельцев. Долго тех и других считали одним народом, делящимся лишь по религиозному признаку. Дарды исповедуют главным образом ислам суннитского толка, хотя есть среди них и сторонники других верований. Нуристанцсв вплоть до конца XIX века звали кафирами — язычниками. Они сохраняли не только древние доисламские верования, но и политическую независимость. В 1896—1897 годах просвещённый и европеизированный афганский эмир Абдурахман, проводя политику государственной централизации, решил подчинить кафиров, а заодно и обратить их в «истинную веру». Проведя успешную военную кампанию, он объявил кафиров мусульманами и повелел впредь именовать их страну Нуристан — «страна света». В конце XX века нуристаицы подверглись ещё одному геноциду — на сей раз со стороны талибов, времешю захвативших власть в Афганистане... Как дарды, так и нуристаицы распадаются на ряд народов. Среди дардов самый крупный народ —- кашмирцы, населяющий одноимённый штат, ныне разделённый между Индией и Пакистаном. Другие известные дардские народы — шины и кохистанцы, живущие на крайнем севере северо-западной пограничной провинции Пакистана, а также пашаи в Афганистане к северо-востоку от Кабула. Народов дардской языковой группы — 5,5 млн. Нури- станцы гораздо малочислешюе — 120 тыс. Они населяют высокогорья Гиндукуша севернее территории, занятой па- шаями. Религия нуристанцев, ещё в начале XX века сохранявшаяся в довольно чистом виде, демонстрирует разительное сходство с верованиями многих древних индоевропейских народов, особенно ипдоариев, как они известны нам по Ригведе. В 1929 году норвежский этнограф Георг Моргенстьерне запечатлел на фото- и киноплёнку обряд жертвоприношения огню у нуристанцев, сходный с описанным в Ригведе. Реальный языческий жрец, одетый в белую хламиду, совершает возлияние в огонь крови жертвенной козы — кажется, что на киноленте ожила глубокая арийская древность... Нуристанцы делили Вселенную на три мира: Урдеш — мир богов, Мичдеш — мир живых людей, Юрдеш — преисподнюю. Как это близко и даже созвучно членению мироздания у древних германцев: Асгард, Мидгард и Утгард (в другой интерпретации — Нифльхейм)... Языки дардов и нуристанцев родственны друг другу, но не близко. Как теперь считают лингвисты, языки нуристанцев первыми откололись от арийских, т.е. индоиранских языков, ещё до того, как последние разделились на собственно иранские и индоарийские. Впоследствии от арийского ствола отделились иранские языки, а уже потом оставшиеся разделились на индоарийские и дардские. Когда это происходило? Окончательный распад индоиранской языковой общности—где-то середина II тысячелетия до н.э., а нуристанскис языки, очевидно, обособились ещё раныпс. Впрочем, возможно, что это обособление произошло ещё на общей прародине тех и других. Подробнее об этом — в одной из следующих глав. Глубины Центральной Азии хранят немало живых загадок древности. Ещё одна из них — народ буриши, живущий по соседству с кашмирцами, на крайнем севере штата, в высокогорье Каракорума. Их совсем немного — 87 тыс. Принадлежат они к шиитской секте исмаилитов. Язык буришей — загадка для лингвистов. Близких соответствий нет ни по соседству, ни вдали. Долгое время его относили к изолированным языкам мира, у которых нет даже отдалённого родства. В 1980-е годы отечественный лингвист С. А. Старостин выдвинул гипотезу, по которой языки буришей, енисейских кетов, пиренейских басков, ряда народов Кавказа, а также, что кажется совсем удивительным, китайский, тибетский и некоторых индейских племён Северной Америки состоят в дальнем родстве. Он предположил существование в прошлом языковой макросемьи, которую он назвал сино-кавказской (т.е. китайско-кавказской). На первый взгляд, гипотеза выглядит абсурдной. Как могут столь несхожие народы, принадлежащие к разным большим расам человечества, быть родствешгыми? Однако вспомним, что мы выше говорили о несовпадении расовых границ с лингвистическими. Родство языков отнюдь не указывает однозначно на генетическое родство их носителей. Это наверняка — свидетельство географического соседства на каком-то историческом этапе, но не обязательно что-то большее. Впрочем, для С.А. Старостина, а также для А.Ю. Ми- литарёва, развивавших теорию языковых макросемей, установление отдалённого родства языков Земли является важным ключом к пониманию картины того, как наша планета заселялась в прошлом различными народами. Мы ещё вернёмся к теории макросемей, на научном уровне возрождающей библейское предание о «вавилонском смешении языков» и о едином праязыке всех людей. Так или иначе, в лице буришей мы имеем дело с представителями доарийского населения части Центральной Азии. Вероятно, они тоже не были автохтонами (а есть ли такие вообще где-нибудь на Земле?), а пришли туда в результате одной из предшествующих миграций. Таким образом, на примере Центральной Азии мы выявили три крупных универсальных миграционных периода древности (ВПН, происходившее в раннее Средневековье, мы условились рассматривать лишь постольку- по скольку): 1. Миграции сложившихся исторических народов. 2. Болес ранние миграции, в результате которых складывались исторические народы. 3. Наиболее древние миграции, в ходе которых возникла первичная картина расселения человеческих рас и предков современных языковых семей. Эта картина схематичная, только для удобства описания. Продолжим его, двигаясь обратно по шкале времён.
<< | >>
Источник: Бутаков Я.А.. Тайны древних миграций. 2012

Еще по теме В ГЛУБИНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ:

  1. 13.2.2. Центрально-Черноземный экономический район (ЦЧP)
  2. 1. Сердце как скрытая глубина человека
  3. РЕЧИ ДИРЕКТОРА ГИМНАЗИИ 29 СЕНТЯБРЯ 1809 г.
  4. Глубинные движения троцкистов
  5. Д. А. МАЧИИСКИЙ Территория «Славянской прародины» в системе географического и историко-культурного членения Евразии в VIII в. до н. э. — XI в. н. э. (контуры концепции)
  6. Глубина концептуального понимания предмета деятельности как внутренняя предпосылка профессионального становления
  7. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  8. ГЛАВА 6 БРОНЗОВЫЙ ВЕК КАВКАЗА И СРЕДНЕЙ АЗИИ
  9. Особенности поселенческих комплексов Центральной Азии (III в. до н. э. - XIV в. н. э.)
  10. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  11. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ
  12. Глава 23 ГУМАНИТАРНАЯ ГЕОГРАФИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ