<<
>>

50-е годы: опыт войны в Корее

  Информационно-психологическая поддержка контингентов вооруженных сил США осуществлялась во всех войнах

и конфликтах второй половины XX века, в которых они участвовали. Первый значительный опыт в ведении информационно-психологических действий американцы приобрели во время войны в Корее (1950—1953), где они столкнулись не только с решительным вооруженным, но и с активным идеологическим сопротивлением.

Впервые после Второй мировой войны в ходе ведения боевых действий из вооруженных сил США в течение полутора лет дезертировало 47 тысяч человек. В последующем их количество продолжало держаться на уровне 35—40 тысяч в год6.

Это заставило военно-политическое руководство США пересмотреть концепцию ведения психологических действий, изменить стратегию и тактику, приступить к реорганизации аппарата, совершенствованию форм и методов осуществления психологических операций. Для органов психологической войны США главной задачей стал показ действий американских вооруженных сил как легитимной оборонительной операции под эгидой ООН. При составлении информационно-пропагандистских материалов они стали избегать острых политических тем и аргументов, носивших идеологический характер. Значительное количество листовок и радиопередач было посвящено добровольной сдаче в плен. Тем, кто перейдет на сторону армии США, предлагалось большое денежное вознаграждение, было обещано предоставить американское гражданство. Проводилась значительная работа и по политической переориентации военнопленных.

Во время войны в Корее пропаганда строилась в соответствии с наставлением FM-33-5 «Ведение операций психологической войны», принятым в августе 1949 года. В нем указывалось, что важнейшим средством ведения психологических операций является пропаганда как система мероприятий по распространению политической информации. Там же давалась ее классификация по источнику («белая», «серая» и «черная») и содержанию (политическая и военная).

Для ведения психологической войны в Корее был перестроен аппарат и структура соответствующих подразделений. При отделе психологической войны штаба вооруженных сил США на Дальнем Востоке была создана группа радиовещания и издания листовок, имевшая в своем составе

штаб и три роты — штабную, репродукции и радиовещания (мобильную), которые предназначались для решения стратегических задач в интересах обеспечения военных операций. Для решения тактических задач была сформирована рота громкоговорящих установок и издания листовок. Она выделяла в оперативное подчинение каждого корпуса секцию громкоговорящих установок. Кроме того, осенью 1950 года из Форт-Райли в Корею был переброшен тактический информационный отряд7.

В 1951 году Министерство армии создало управление психологической войны и началась подготовка специальных кадров, для чего в общевойсковой школе сухопутных войск был основан отдельный факультет. На военную службу стали призывать офицеров запаса, в той или иной степени связанных с пропагандой. В 1952 году учебные подразделения психологической войны были переведены из Форт-Райли в Форт-Брэгг (штат Северная Каролина), где был создан центр психологической войны8.

Основными формами ведения психологической войны стали печатная пропаганда, устное вещание и радиопропаганда. В меньшей степени использовалась наглядная агитация. 1-я группа радиовещания и издания листовок каждую неделю выпускала в среднем 20 миллионов листовок, а 1-я рота громкоговорящих установок и издания листовок 8-й армии — 3,5 миллиона. Только в первые три дня боевых действий американская сторона распространила 100 млн. экземпляров. Радиопропаганда велась как мобильными военными радиостанциями, так и через гражданские передатчики. Для этой цели использовалось 19 радиостанций, работавших на средних и коротких волнах в городах Сеул, Тэгу, Пусан, Токио. Программы радиовещания занимали более 2 часов в день. Структурно радиопропаганда состояла из передач последних известий и обзоров военного положения, подготовленных отделом психологической борьбы.

Устная пропаганда велась при помощи громкоговорящих установок, смонтированных на различных боевых машинах, в том числе на танках.

Активное информационное воздействие на южнокорейскую армию и войска ООН велось с северокорейской стороны. Направление, характер и основные вопросы его определял Комитет по руководству работой среди войск и на

селения противника. В его состав входили член ЦК Трудовой партии Кореи (председатель), начальник Главного политического управления Корейской народной армии, начальник разведуправления КНА и заместитель министра внутренних дел. Практическую работу по указаниям командования осуществляли Седьмой отдел Главного политического управления КНА, группы по работе среди войск противника в политуправлении фронта и политотделах армий и инструкторы и переводчики в политотделах дивизий. Вся работа по разложению войск противника проводилась по- литорганами КНА в тесном и непосредственном взаимодействии с политорганами китайских народных добровольцев. Большое внимание уделялось политическому изучению противника. Главной формой изучения был политический допрос военнопленных. Кроме того, изучалась пресса противника, трофейные документы. Ценные сведения для использования в пропаганде черпались из радиоперехватов, из наблюдений за противником на поле боя и т. д.

Основной формой работы среди войск ООН и южнокорейской армии была печатная пропаганда. За время войны были изданы сотни миллионов листовок, огромное количество газет, брошюр и других агитационно-пропагандистских материалов на английском, корейском и других языках. Большинство листовок для американских, английских и других солдат и офицеров было написано кратким, выразительным, ярким языком, без излишней навязчивости и с учетом особенностей пропаганды для американцев и англичан. Листовки для южнокорейской армии были богато иллюстрированы, издавались в несколько красок и отражали корейский национальный колорит.

Много листовок было издано с расчетом на обострение противоречий в войсках ООН и создания в них антиамериканских настроений.

Ряд листовок был адресован афроамериканцам. Издавались листовки, посвященные так называемой сентиментальной тематике (последнее письмо матери от сына — американского солдата, который убит в Корее; письмо Трумэну от отца, отказавшегося принять орден сына, погибшего в Корее, и т. п.). В листовках широко использовались выступления некоторых деятелей США, осуждавших войну в Корее, официальные материалы, сообщения газет и агентств. Так,

например, многотысячным тиражом было издано и распространено среди американских войск сообщение агентства «Рейтер» от 7 января 1953 года, в котором приводилось сообщение Министерства армии США о том, что с момента начала войны в Корее дезертировало 46 тысяч американских солдат9.

Учитывая психологию солдат противника, политорганы КНА и китайских народных добровольцев распространяли приуроченные к различным праздничным датам (Рождество, Новый год, корейский национальных праздник Осени и др.) подарки-пакеты с комплектом листовок, чистой бумагой, письмами от военнопленных и местного населения, эмалевыми значками с эмблемой голубя мира, сигаретами, продуктами питания, записными книжками. Представляет интерес, например, оформление записной книжки. Изданная в изящном переплете, она содержала всякого рода справочный материал, календарь событий в Корее (когда и где били американцев), высказывания Линкольна, Джефферсона, Рузвельта и различные изречения («Война хороша для тех, кто ее не испытал», «Живи и жить давай другим»), крылатые фразы из сочинений Шекспира («Сухой хлеб дома лучше, чем ростбиф за границей», «Сознание вины никогда не дает покоя», «Восток или Запад — а дома лучше») и др.

В основу пропаганды за переход в плен было положено Постановление № 90 Военного комитета КНДР «Об обращении с солдатами и офицерами вражеских войск, добровольно перешедшими на сторону КНА и китайских народных добровольцев».

Широко распространялись иллюстрированные пропуска для перехода в плен с текстами на английском, корейском и китайском языках.

Пропуска содержали четыре гарантии (сохранение жизни, сохранение личного имущества военнопленных, хорошее обращение и оказание медицинской помощи), а также серию документальных фотографий, посвященных жизни и быту военнопленных.

О том, что американские и английские солдаты читали листовки, свидетельствуют следующие факты: из 409 американских и английских солдат, взятых в плен в августе 1951 года, как выяснилось при допросе, листовки читали 106 человек; из 420 пленных, взятых в бою за деревню Куфанри уезда Чан-Пкун, 122 человека читали листовки, некоторые держали их в руках как пропуска для сдачи в плен10.

Особенность агитационно-пропагандистских материалов для солдат южнокорейской армии состояла в том, что многие из этих публикаций содержали лишь минимальное количество текста и основные мысли передавали с помощью иллюстраций.

Кроме листовок и брошюр, для американских солдат и офицеров издавалась четырехполосная газета «Мир». Содержание и форма подачи материалов были подчинены задаче разоблачения политики США, показу роста тягот трудящихся США и прибылей монополистов в связи с войной в Корее, освещению растущего возмущения всех свободолюбивых народов зверствами американцев в Корее. В газете помещались письма американских солдат из плена, письма из госпиталей, информации о положении в США, описывались проигранные американцами сражения и понесенные ими большие потери в людях и технике.

Для солдат и офицеров южнокорейской армии издавалась газета «За спасение родины от американского империализма», которая вела пропаганду с позиции защиты национальных интересов корейского народа.

В устной агитации использовались мощные звуковещательные станции, которые с переднего края вели передачи для войск противника. В качестве дикторов привлекались американские, английские и южнокорейские военнопленные. Особой популярностью среди солдат южнокорейской армии пользовались дикторы-женщины, военнослужащие КНА. Широко практиковались выступления военнопленных по радио.

Так, с января по октябрь 1951 года по радио выступило 80 военнопленных, из них 55 американских солдат и офицеров. Передачи по центральному радио КНДР списков военнопленных американских солдат и офицеров вызывали оживленные отклики в США. Газеты и радиокомпании комментировали эти передачи, семьи погибших направляли запросы правительству и в Конгресс и т. д.11.

Командование и политорганы КНА и китайских народных добровольцев много внимания уделяли политической работе в лагерях для военнопленных. Военнопленные американцы и англичане создали Комитет борьбы за мир, который присоединился к движению сторонников мира во всем мире. Комитет издавал журнал «За правду и мир», который выходил через десять дней. Военнопленные солдаты и офицеры юж

нокорейской армии в марте 1953 года создали «Союз борьбы за спасение родины от американского империализма». Председателем ЦК Союза был избран бывший генерал Сон Хо Сон. Союз вел пропаганду среди военнопленных и среди солдат и офицеров южнокорейских войск.

Таким образом, активная информационно-психологическая борьба в ходе ограниченной войны в Корее велась с двух сторон. Для американцев она показала, что, несмотря на изменения концепции психологической войны, стратегии и тактики ее ведения, а также организационной структуры специальных служб, конечных целей — разложить корейскую народную армию и китайских добровольцев — американским пропагандистам достичь не удалось. Вместе с тем в искусстве ведения пропаганды американские специалисты достигли определенного прогресса. В частности, неплохие результаты были достигнуты при работе с военнопленными, часть которых отказалась от репатриации после окончания войны.

Опыт деятельности американской армейской службы психологической войны был критически проанализирован. Так, уже в 1955 году был переработан Устав FM-33-5. В нем подчеркивалось: «Психологическая война включает мероприятия, при помощи которых передаются идеи и информация для оказания влияния на создание, чувства и действия противника. Они проводятся командованием в сочетании с боевыми операциями в целях подрыва морального духа противника в соответствии с политикой, провозглашенной руководящими инстанциями». Претерпели организационные изменения и службы психологической войны. Существовавшее во время войны в Корее управление психологической войны в 1955 году было преобразовано в управление специальных методов войны. Таким образом, в США психологическая война постепенно становилась частью специальных операций.

<< | >>
Источник: Волковский Н. Л.. История информационных войн. В 2 ч. Ч. 2. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон».736 с.. 2003

Еще по теме 50-е годы: опыт войны в Корее:

  1. Война в Корее.
  2. Война в Корее.
  3. Вопрос 76. Международная обстановка в мире в 1945-1953 гг. "Холодная война"
  4. ГЛАВА 2 ГОЛ 1904-й. Страна восхоляшего солнца начинает войну. Порт-Артур
  5. ГЛАВА 3 ГОЛ 1905-Й. Муклен. Цусима. Портсмутский финал Японской войны
  6. ГЛАВА 3 ГОА 1939-Й. Необъявленная война в пустыне. Река Халхин-Гол
  7. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  8. Конфигурация американского общественного мнения в отношении северокорейской проблемы в 2000-е годы
  9. Г Л А В А 4 ПРОБЛЕМА СЕВЕРНОЙ КОРЕИ И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ РОССИИ
  10. Г Л А В А 5 КОНФИГУРАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ В СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ
  11. ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ 4.1. США