<<
>>

ГЛАВА 24 ГРАЖДАНСКАЯ ВОИНА В ИСПАНИИ И ЕВРОПА, 1936-1939

Гражданская война в Испании, с точки зрения многих зарубежных современников, являлась крупнейшей схваткой сил тоталитаризма в лице фашистов и сопротивлявшихся им республиканцев, чье законное правительство, образованное из представителей входящих в состав Народного фронта партий, выступало в роли защитника демократии.
Эта война в процессе ее развития действительно стала напоминать подобное противостояние идеологий. Это произошло в связи с тем, что она, в отличие от прежних внутренних конфликтов в Испании, разразилась в период глубокого раскола в Европе, когда, казалось, приближалось решающее для дальнейших судеб континента столкновение фашизма, демократии и коммунизма. Зародившийся в Италии фашизм победил в Германии и распространился в странах Восточной Европы, и его, как полагали ярые противники фашизма, следовало наконец остановить в Испании. В раз-горевшейся на ее земле схватке многие усматривали начало всеобщего поражения фашизма. Однако такая точка зрения, несмотря на ее широкую популярность, оставалась иллюзорной. Государственные руководители, будь то коммунисты, демократы или фашисты, вполне отдавали себе отчет в том, что испанские события представляли собой второстепенную проблему. В действительности же будущее Европы находилось в прямой зависимости от грядущих действий гитлеровской Германии и возглавляемой Муссолини Италии на Европейском континенте и в Африке. Удовлетворятся ли они пересмотром положений Версальского мирного договора в процессе переговоров, или Европе предстоит выдержать еще одну битву подобно тому, как это происходило в 1914-1918 годах? С точки зрения большинства европейских правительств, Испания представляла собой второстепенную державу, и отношения с ней строились исходя из интересов других, более важных политических целей. Как во Франции, так отчасти и в Великобритании (и даже в Советском Союзе) все больше углублялся раскол между населением, в первую очередь интеллигенцией, демонстрировавшей горячие симпатии к чисто левым убеждениям, и правительственными кругами, проявлявшими, судя по всему, неспособность активно противостоять фашистской угрозе. В Испании это весьма простое, как полагали зарубежные наблюдатели, расхождение по идеологическим мотивам использовалось участниками конфликта с обеих его сторон, поскольку иностранные добровольцы и, больше того, иностранная материальная помощь, играли ключевую роль в достижении военных успехов. Представители воюющих сторон в Испании вошли в историю под общим названием мятежников-националистов (правые) и верноподданных защитников республики (левые). Между различными партиями складывались весьма непростые, зачастую даже враждебные отношения. Так, среди республиканцев отмечался особенно глубокий раскол. Что касается правых, их также нельзя сводить только к фашистам, что, впрочем, отнюдь не свидетельствует в пользу полного отсутствия элементов фашизма в проводимой ими политике. Наблюдавшийся в 1920-х годах подъем фашизма и коммунизма отразился на характере политической борьбы в Испании. Многие испанцы усматривали в возглавляемом Муссолини движении достойный образец для подражания, хотя Примо де Ривера, испанский диктатор 1920-х годов, являлся весьма отдаленным последователем Муссолини в области идеологии.
Социализм и марксизм, а также анархизм, в отличие от коммунизма в его сталинском варианте, снискали в Испании достаточное число сторонников. При этом в стране оставались весьма сильны чисто испанские традиции. Несмотря на то, что политическое противостояние развивалось здесь в ключе крупнейших европейских идеологических расхождений двадцатого 230 столетия, оно также уходило корнями в особенности национальных условий и унаследовало черты прежних политических потрясений. В поисках причин возникновения гражданской войны необходимо обратиться к испанским реалиям, знание которых позволяет понять, почему в 1936 году испанцы оказались в двух враждебных лагерях, конфликт между которыми от начала до конца сопровождался невероятными жестокостями. На севере республиканцы сохранили контроль над большей частью Астурии и страны Басков; Каталония с крупным городом Барселоной превратилась в их оплот. Валенсия, все побережье Средиземного моря, центр Испании, восточные области Андалусии и Новая Кастилия со столицей Мадридом тоже остались в руках сторонников республики. Другие главные города страны, за исключением Севильи и Сарагосы, также сохранили верность республиканцам. Западная Испания, западный Арагон, Старая Кастилия, Леон и весь юг страны — главным образом засушливые и сельскохозяйственные районы, оказались в руках националистов. На территории каждой области, управлявшейся либо националистами, либо республиканцами, оставались примкнувшие к противоположной стороне меньшинства, подвергавшиеся по этой причине кровавым репрессиям. Церковь, давно ставшая объектом преследований со стороны республиканцев, жестоко пострадала в тех областях, на которые распространялся их контроль. Безземельные крестьяне юга страны, находившиеся под влиянием пропаганды социалистов и анархистов, стали жертвами террора националистов. Обратившись к событиям девятнадцатого столетия, можно без труда убедиться в том, что противоречия, возникшие в связи с вопросом о форме государственного правления в Испании, уже повлекли за собой раскол страны и стали причиной возникновения гражданских войн. Пользующиеся поддержкой церкви экстремистски настроенные монархисты сражались против сторонников конституции и либеральных монархистов, которые в дальнейшем стали опираться на симпатии большей части вооруженных сил. Связанный с принятием конституции конфликт сопровождался ростом стремления северных областей к автономии: их население, пользовавшееся весьма широкими местными правами и традициями, активно сопротивлялось попыткам централизации и объединения. Установление в последней четверти прошлого века констигуционной монархии и пре-доставление всеобщего избирательного права мужской части населения отнюдь не свидетельствовало об окончании внутреннего противостояния в Испании. Г олосование крестьян в сельской местности осуществлялось под влиянием местных богачей и пользовавшихся авторитетом людей. Несмотря на либеральную конституцию, парламентская система не стала воплощением надежд всех реформаторов, поскольку напоминала скорее пародию на подлинную парламентскую демократию. Дальнейшему усилению недовольства народных масс способствовали также неудачи Испании на международной арене. Потеря колоний, проигранная на рубеже веков война с Соединенными Штатами и провал новой имперской политики в Марокко, где испанская армия тоже терпела поражения, подрывали доверие к правительству. Наряду с конституционным конфликтом, проблемой регионов и неудач в области внешней и имперской политики, центром индустриализации Испании, отличавшейся весьма медленными темпами, стали ее северные области, что вело к дальнейшему усилению региональной обособленности и ужесточению извечного экономического противоречия между работником и работодателем. Оставаясь крайне бедной страной, Испания постоянно стояла перед проблемой безземелья и нищеты кресть-янства. В начале XX века здесь получили широкое распространение идеи социализма. Здесь, так же как и во Франции, в социалистическом движении вскоре произошел раскол. Анархо-синдикалисты, возлагавшие основные надежды на прямые действия, приобрели немало сторонников среди рабочих севера и части крестьян юга. Созданная ими профсоюзная организация (НКТ — Национальная конфедерация труда— Confederacion Nacional del Trabajo) пользовалась наибольшей поддержкой в Каталонии, в первую очередь в Барселоне. (Однако коммунистическая партия оставалась малочисленной вплоть до 1936 г.) В начале двадцатого столетия Испания неоднократно балансировала на грани гражданской войны; столица Каталонии Барселона превратилась в главный центр кровопролития и гражданского противостояния. Граж-данской гвардии, к которой рабочие испытывали глубокую ненависть, удавалось сдерживать беспорядки с помощью безжалостных репрессий и арестов. В то время как Испанию буквально раздирали противоречия враж-дующих между собой фракций, члены Кортесов, испанского парламента, демонстрировали хроническую неспособность образовать действенное и устойчивое правительство. В сентябре 1923 года, действуя в соответствии с хорошо известным в прошлом веке сценарием, власть в Испании захватил армейский генерал, в результате чего в стране удалось восстановить гражданский мир и избавить ее от политиков-монархистов. В сравнении с другими диктаторами генерал Примо де Ривера представлял собой весьма привлекательную личность. Король Аль-фонсо XIII предпочел пойти на уступки, несмотря на явное нарушение конституции. Примо де Ривера обрушился с репрессиями на политических деятелей, на Социалистическую партию, анархистов и каталонских 231 сепаратистов. Однако созданная социалистами профсоюзная организация — ВСТ (Всеобщий союз трудящихся — Union General de Trabajadores) — стала опорой правящего режима. Примо де Ривера занялся также организацией общественных работ, что, согласно бытовавшему в 1920-х годах убеждению, способствовало определенному экономическому прогрессу. Однако к 1930 году он уже не пользовался доверием и поддержкой вооруженных сил, вследствие чего король отправил его в отставку. Впрочем, и самому королю не удалось надолго удержать власть. В 1931 году он отправился в эмиграцию, после того как население городов единодушно поднялось против него. Таким образом, вторая республика победила без насилия и кровопролития. Однако недолгий период ее существования сопровождался усугублением политического и социального конфликта. Г осударственная власть перешла в руки объединившихся (правда, как вскоре оказалось, ненадолго) представителей левых сил. Впрочем, характерной чертой политики как левой, так и правой ориентации являлась невозможность образования коалиции с целью создания крепкого правительства из-за соперничества партий, добившихся победы в результате предвыборного соглашения. Первоначально, до конца 1933 года, республикой управляла коалиция левых и умеренных республиканцев, возглавляемая Мануэлем Асаньей, пытавшимся решить проблему регионов, предоставив автономию Каталонии, осуществившим реформу системы образования и приступившим к выполнению программы аграрной реформы, не принесшей, однако, желаемых результатов. В 1932 году несколько генералов подняли восстание против республиканского правительства которое, однако, окончилось провалом ввиду его явной преждевременности. Антиклерикальные законы, принятые правительством, относившимся к церкви как к оплоту реакции, стали причиной серьезного недовольства, заставившего его умеренных сторонников из числа католиков перейти в ряды оппозиции. Анархисты призывали рабочих к стачкам, неминуемо сопровождавшимся проявлениями насилия и кровопролитием в ходе их подавления властями, из-за чего республика теряла союзников из числа левых. Подобно тому, как это происходило в Германии в заключительный период существования Веймарской республики, умеренные политики, к числу которых принадлежал Асанья, подвергались неистовым нападкам экстремистов левого и правого толка. При этом даже еще более умеренные социалисты вынуждены были с опаской оглядываться назад, поскольку поддержка правительства могла обернуться для них потерей сторонников, все больше симпатизирующих левым, в первую очередь анархистам. Во время избирательной кампании 1933 года представители левых сил уже не заключали предвыборных соглашений, уступив в этом плане инициативу правым, образовавшим единую оппозицию антиклерикальным законам правительства. Хиль Роблес сформировал конфедерацию правых католических группировок. Благодаря новому предвыборному пакту со сменившими ориентацию и перешедшими на сторону конфедерации радикалами центристам и правым удалось одержать убедительную победу. Период с 1934 по 1936 год характеризовался нарастанием напряженности в республике, в результате чего она все ближе подходила к порогу гражданской войны. Поддерживаемое конфедерацией коалиционное правительство центра аннулировало «прогрессивные» статьи принятого правительством Асаньи законодательства. В связи со сменой власти шахтеры Астурии, воз-главляемые объединившимися социалистами, коммунистами и анархистами, начали в октябре 1934 года всеобщую стачку, в ходе которой им удалось захватить столицу провинции, город Овьедо. В тот же период вспыхнул мятеж каталонских сепаратистов. В качестве ответной меры правительство ввело в действие Иностранный легион и вызванные из Марокко подразделения марокканских стрелков, которые буквально потопили в крови восстание в Астурии. Расстрелы и пытки шахтеров еще более озлобили рабочих, в то же время осуждавших безбожный марксистский заговор с позиций ревностных католиков. Как левые, так и правые торопились укрепить ряды своих сподвижников. Среди руководителей группировок правого толка следует отметить Хосе Антонио, сына генерала Примо де Риверы, прилагавшего немалые усилия с целью увеличения числа сторонников созданной им в 1933 году партии фалангистов, весьма походившей на фашистскую партию Испании. Однако в ходе избирательной кампании 1936 года потерявшие власть левые партии сумели заключить действенный предвыборный пакт и объединиться под общим названием Народного фронта, заявлявшего об угрозе республике со стороны правых партий — носителей идей фашизма. Правые, в свою очередь, призывали избирателей голосовать за Испанию и против революции. Политическая жизнь страны настолько поляризовалась, что как правые партии, так и те, что придерживались левых взглядов, уже не могли примириться с «демократическим» вердиктом населения. Объединившимся под эгидой Народного фронта левым удалось одержать победу на выборах, но страна, судя по количеству голосов, отданных за левых и правых, разделилась на два почти одинаковых по числу сторонников лагеря. В сложившейся обстановке требовалось создать крепкий связующий центр, большинство, отличающееся приверженностью идеалам демократического мира и парламентским институтам. 232 Летом 1936 года повторилась прежняя картина: единый предвыборный блок левых после их прихода к власти раскололся. Возглавляемые Ларго Кабальеро социалисты левого крыла начисто отвергали идею какого-либо сотрудничества с «буржуазными» левыми правительствами; Кабальеро продолжал выступать в рядах Народного фронта, отказавшись, однако, принять участие в работе правительства. Несмотря на поддержку коммунистов и революционную фразеологию, он отнюдь не стремился к революции. Тем не менее, правые занялись разра-боткой планов с целью предотвращения угрозы революции слева. Именно об этом заявляли впоследствии генералы, оправдывая мятеж, поднятый ими в июле 1936 года. Подвергшись нападению тех, кому следовало защищать республику, правительство оказалось слишком слабым, чтобы подавить выступление военных, подобно тому, как это удалось сделать в 1932 году. Но правые, в свою очередь, также не обладали достаточной силой, чтобы вырвать власть из рук правительства либо в результате выборов, либо силой. Поэтому они обратились к военным с призывом восстановить прежние порядки и вернуть церкви ее авторитет и положение в обществе. Действия военных, согласившихся взять на себя выполнение такой задачи, напоминали больше выступления их предшественников в прошлом столетии и захват власти Примо де Риверой в 1923 году, чем установление нацистского или фашистского режимов, приверженцы которых пользовались поддержкой депутатов парламента, тогда как военные в этих странах оставались в стороне от политических событий. Попытки правительства левых, находившегося у власти в 1931-1932 годах, провести реформу вооруженных сил, выразившиеся в замене многих офицеров теми, чья преданность республике не подвергалась сомнению, вызвали возмущение в армейских кругах. Многочисленные назначения такого рода, вновь вошедшие в практику после победы Народного фронта в 1936 г., были с негодованием восприняты офицерами старой закалки. Генерал Франсиско Франко, отправленный в «изгнание» на Канарские острова, где он занял должность военного губернатора, осудил подобные действия, заявив что они оскорбляют достоинство армии. Однако заговор офицеров возглавил отнюдь не Франко, а генералы Хосе Санхурхо 233 и Эмилио Мола. Армия также разделилась на сторонников немедленного свержения республики и тех, кто продолжал сохранять ей верность. Сам Франко испытывал колебания вплоть до последнего решающего момента. Усугубление хаоса в Испании, выразившееся в беззаконии и разгуле насилия, сопровождавших демонстрации сторонников левых сил, которых правительство, судя по всему, не могло обуздать, в конце концов заставило армейских заговорщиков в июле 1936 года принять решение о начале военного переворота с целью захвата власти, «план» которого они вынашивали начиная с апреля. Франко, решив окончательно связать судьбу с заговорщиками, 18 июля вылетел с Канарских островов, чтобы принять командование находившимися в Африке войсками. Убийство военнослужащими Республиканской гвардии одного из известных политиков, придерживав-шегося антиреспубликанских взглядов, совершенное 13 июля, стало еще одним поводом к восстанию военных, которое уже начало развиваться. В Марокко восстание началось 17 июля, на день раньше срока, намеченного генералом Молой. В соответствии с тем же приказом, гарнизонам материковой части Испании предписывалось выступить на следующий день. Однако выступления на материке начались 18 июля и на другой день охватили два крупнейших города — Мадрид и Барселону, где их удалось успешно подавить. Таким образом, военные не сумели установить господство над всей страной в ходе одной быстрой операции. Спустя короткое время четко определились границы территорий, контролируемых националистами и республиканцами, как и находившиеся в их распоряжении военные ресурсы, разделившиеся поровну в материковой части Испании с учетом того, что на стороне республиканского правительства осталась примерна половина сухопутных войск, большая часть авиации и почти весь военно-морской флот. Равновесие, однако, вскоре оказалось нарушенным в пользу националистов, после того, как Г итлер и Муссолини предоставили в распоряжение Франко транспортные самолеты для переброски африканской армии на Пиренейский полуостров. Франко предпочел воздержаться от риска переброски войск морским путем, вследствие чего республиканскому флоту так и не выпал шанс продемонстрировать свои весьма сомнительные боевые возможности. Отсутствие организованности в стане республиканцев не обошло стороной и военную авиацию, не предпри-нимавшую попыток перехватить немецкие и итальянские самолеты. Националисты быстро овладели западными территориями страны и большей частью южных. В конце июля столицей националистов был провозглашен находящийся на севере Испании город Бургос. Генерал Мола образовал там военную хунту. Однако входившие в ее состав генералы единогласно признали верховным главнокомандующим генерала Франко. Провозглашение его в конце сентября также главой Испанского государства и правительства 234 ознаменовало собой начало длительного периода безраздельной и неоспоримой власти Франко, продолжавшегося в течение тридцати девяти лет, вплоть до его кончины, последовавшей в 1975 году. По мере захвата националистами контролируемых республиканцами территорий, уничтожались десятки и сотни их гражданских и военных руководителей. Террор был избран в качестве средства усмирения трудящихся масс. Республиканцы, в свою очередь, обрушили волну поголовных репрессий на представителей церкви. Симпатии деятелей церкви к правым, питаемые ими повсеместно, за исключением Страны Басков, не оставляли ни у кого сомнения, однако церковь не принимала непосредственного участия в восстании. Республиканцы уничтожили две-надцать епископов, а также тысячи священников и монахов. Несколько тысяч граждан, заподозренных в сочувствии националистам, были казнены без суда и следствия. Республиканское правительство не имело средств, чтобы обуздать кровавые беззакония, творимые его сторонниками. Не вызывает удивления тот факт, что жестокая ненависть братоубийственной войны надолго пережила ее самое, сохранившись в воспоминаниях ее участников до конца их дней. Число жертв убийств с обеих сторон, по оценке профессора Хью Томаса, достигает страшной цифры 130 000 (75 000 из них совершили националисты, а 55 000 — республиканцы). К этим потерям следует добавить погибших на поле боя — 90 000 националистов и 110 000 республиканцев, а также 500 000 умерших по другим причинам при общей численности населения 25 млн. человек. На долю республиканцев выпала нелегкая задача создания в Мадриде действенного центрального правительства, образованного из представителей разрозненных левых сил, а также сформирования сплоченной армии из множества стихийно образовавшихся военных отрядов. Коммунисты, заявив, что «революцию» придется отложить, примкнули к умеренным социалистам и республиканцам. Осенью 1936 года Ларго Кабальеро возглавил объединенное правительство Народного фронта, в работе которого согласились принять участие даже анархисты, являвшиеся самой влиятельной политической силой в Каталонии и Барселоне. Однако левые не смогли сохранить единство в течение всей войны. «Братские» разногласия среди них, вылившиеся в схватку коммунистов с анархистами и антисталинской марксистской партией (из-вестной под аббревиатурой ОРМП — Объединенная рабочая марксистская партия — Partito Obrero de Unificacion Marxista), стали главной причиной поражения республики. В то же время Франко и военным удалось занять главенствующее положение среди националистов самой разной политической окраски, добиться действенного единства и создать впечатляющую боевую силу. На первоначальном этапе войны немецкая и итальянская помощь сыграла роль решающего фактора, позволившего Франко вплотную приблизиться к Мадриду, который, тем не менее, в ноябре 1936 года удалось отстоять благодаря крупномасштабным поставкам военной техники, в том числе самолетов и танков, из Советского Союза. Великобритания и Франция, а также Г ермания, СССР и Италия (последние три лишь формально) вошли в состав Комитета по невмешательству, взяв обязательство не поставлять оружия ни одной из воюющих сторон, которое, однако, выполнялось лишь двумя западными демократическими державами. Немцы отправляли в Испанию танки, военных специалистов, они также перебросили туда пресловутый воздушный легион «Кондор», сыгравший значительную роль в ходе боевых действий и вызвавший ужас в демократических государ ствах своими бомбардировками беззащитных городов. Бессмысленное разрушение города Герника 26 апреля 1937 года стало символом кошмаров, которые несет война мирному населению. Этот урок хорошо запомнили англичане, изо дня в день видевшие на киноэкранах страшные последствия воздушных налетов. В этой связи не вызывало удивления все более усиливавшееся стремление британского народа избежать участия его страны во всеобщей войне и поддержка политических деятелей, прилагавших усилия в этом направлении. Впрочем, немало англичан отправлялось воевать в Испанию. Муссолини направил в помощь Франко более 70 000 «добровольцев». По инициативе Советского Союза в Париже был создан центр формирования интернациональных бригад, а также осуществлялись поставки республиканцам танков и самолетов. Иностранная помощь позволяла каждой из воюющих сторон оттянуть поражение, но она в то же время являлась явно недостаточной для того, чтобы гарантировать победу. После наступления, предпринятого националистами в период с августа по октябрь 1936 года, республиканцы сохранили контроль над половиной территории Испании — всей ее восточной и юго-восточной частями, а также над участком, узкой полосой вытянувшимся на севере. Мадрид остался в руках правительства, отразившего натиск франкистов. В 1937 году националистам наконец удалось преодолеть сопротивление басков на севере страны. Мадридское правительство было реорганизовано и стало проводить более жесткую линию по отношению к сторонникам раскола. Быстро набиравшие силу коммунисты возглавили борьбу против ОРМП и анархистов. Кабальеро уступил пост премьер-министра профессору-социалисту Хуану Негрину. К этому времени республиканцы сумели создать хорошо дисциплинированную армию. Зимой 1937 года войска республиканцев перешли в наступление, однако 235 Гражданская война в Испании 1936 год Франко в ходе предпринятого им контрнаступления удалось вернуть потерянные территории и расколоть республику надвое, отрезав от центральной Испании Барселону и Каталонию. Республика, казалось, стояла на грани поражения. Тем не менее, летом 1938 года республиканцы ненадолго сумели одержать победу, за которой последовал катастрофический разгром после того, как Франко осенью обрушил на них ответный удар. Одновременно с этим республика получила несколько жестоких ударов извне. Франция, периодически позволявшая осуществлять поставки оружия через границу в Пиренеях, приняла решение о ее окончательном закрытии, а Сталин прекратил оказание помощи республиканцам. Победы Франко наряду с действиями Франции сыграли роковую роль в судьбе республики. В январе 1939 года пала Барселона. Тем не менее, Негрин по-прежнему обращался к своим сторонникам с призывами сопротивляться до конца. Существование республики завершалось в обстановке всеобщего хаоса, в отдельных частях ее вооруженных сил вспыхнуло восстание. В конце марта 1939 года Мадрид наконец капитулировал перед войсками Франко. Гражданская война в Испании, унесшая огромное число жертв, закончилась. Через Пиренеи хлынул поток беженцев, направлявшихся во Францию. Однако внимание европейцев лишь ненадолго задержалось на предсмертной агонии республики. Осенью 1938 года европейским державам с трудом удалось избежать войны, а теперь, в марте 1939 года, Гитлер вновь выходил на политическую авансцену. Миру предстояло вскоре встать с ног на голову. Коммунисты, являвшиеся в глазах идеалистов левого толка безусловными противниками фашистов и нацистов в Испании, в сентябре того же, 1939 года, станут восхвалять Гитлера и клеймить позором империалистических капиталистов западных демок-ратических государств, вступивших в войну, чтобы пресечь нацистскую экспансию в Европе.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 24 ГРАЖДАНСКАЯ ВОИНА В ИСПАНИИ И ЕВРОПА, 1936-1939:

  1. Платошкин Н. Н.. Гражданская война в Испании. 1936–1939 гг. — М.: ОЛМА-ПРЕСС. — с.: ил. –– (Архив)., 2004
  2. Глава 7. «Над всей Испанией безоблачное небо». Мятеж. 17–21 июля 1936 года
  3. Военная помощь СССР Испанской республике в 1936–1939 гг.
  4. Глава 3 ЛИКВИДАЦИЯ ВЕРСАЛЬСКОГО ПОРЯДКА И УСТАНОВЛЕНИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГЕГЕМОНИИ В ЕВРОПЕ (1938-1939)
  5. Начало гражданской войны в Испании
  6. ГЛАВА 7 ИТАЛИЯ И ИСПАНИЯ
  7. 1. Факторы, определяющие активность воина в бою.
  8. Глава 9. «Но пасаран!» Битва за Мадрид. Октябрь – декабрь 1936 года
  9. Глава 11. Две Испании: республика и «национальная зона» в первой половине 1937 года
  10. Глава 5. «Черное двухлетие» и победа Народного фронта (1933–1936 годы)
  11. Глава 6. Затишье перед бурей. Подготовка военного мятежа (февраль – июль 1936 года)
  12. ГЛАВА XIII Особый фронт Второй мировой войны (1939—1945)
  13. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  14. Глава 5 НАЧАЛО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (СЕНТЯБРЬ 1939 г. - ИЮНЬ 1941 г.)
  15. С.А. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия СОЦИАЛЬНАЯ АТРИБУТИКА ТЮРКСКОГО «МУЖА-ВОИНА» ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКАМ
  16. Глава 2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ, ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  17. Глава 10. От Мадрида до Гвадалахары. Декабрь 1936 года – март 1937 года
  18. ГЛАВА 3 ГОА 1939-Й. Необъявленная война в пустыне. Река Халхин-Гол
  19. Глава 4 ОБОСТРЕНИЕ ОБСТАНОВКИ В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ. ЗАВИСИМЫЕ СТРАНЫ И УГРОЗА МИРОВОГО КОНФЛИКТА (1937-1939)
  20. ЕВРОПА В XI—XV ВЕКАХ Глава 2