<<
>>

Глава III ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ПОРЯДКОВ

Слабость центральной власти в раннем государственном быту — Замена родовых или племенных главарей и местных господ ставленниками центральной власти.— Бюрократический строй Древнего Египта.— Организация персидской монархии — Внедрение бюрократических порядков в греко-римский мир.— Диок- летиано-константиновская реформа.— Неспособность варварских королей справиться с бюрократической централизацией.— Феодальная децентрализация — Суд и управление в феодальном обществе.— Управление в сословной монархии Ранний государственный быт всегда отличается слабостью центральной власти.
В периоде своего образования государст во является результатом срастания,— притом постепенного и часто с перерывами,— более мелких групп, сохраняющих на более или менее продолжительное время свою самостоятельность под начальством собственных местных главарей с вполне независимыми от начинающей устанавливаться общей власти правами48. Эти более мелкие союзы, срастающиеся в государство, могут быть обозначены как родовые и племенные общины с их старейшинами и князьями, достигающими иногда положения своего рода местных господ, прототипа феодальных сеньоров, и усиление центральной власти обыкновенно состоит в том, что эти второстепенные местные главари уступают место ставленникам общего главы государства, короля, князя или как бы он еще ни назывался. Процесс государственной интеграции состоит в том, что создается постепенно центральная власть сначала снизу, путем выделения из местных главарей кого-либо одного, который из первого между равными и общего вождя делается мало-помалу их начальником и, достигнув известной высоты на пути усиления своей власти, начинает объединять полусамостоятельные части государства в одно более сплоченное целое, заменяя прежних, более независимых главарей своими ставленниками с прямой задачей быть проводниками единой воли в отдельных частях государства.
Этот процесс, лишь общая схема которого, в виде движения сначала снизу вверх, а потом сверху вниз, выражена в последних словах, крайне разнообразится в действительности в зависимости от массы побочных условий. Можно было бы классифицировать разные случаи превращения федераций в единые и нераздельные целые и, с другой стороны, привести немало разнородных примеров того, как целое, в свою очередь, сверху разделяется и подразделяется на части, управляемые свыше поставленными местными властями, вполне подчиненными центральной власти. С заменой младших товарищей, или вассалов, ставленниками и наместниками мы встречаемся уже в Древнем Египте49. Здесь монархия сложилась из более мелких политиче ских организмов, которые нам известны под греческим названием «номов» с их номархами во главе, причем в устройстве страны происходили колебания, позволяющие новым историкам Египта говорить то о существовании в нем бюрократической централизации, то о существовании политического феодализма. Египетская история так длинна и сложна, что мы можем в ней предполагать множество остающихся нам неизвестными процессов, когда центральная власть то усиливалась, то ослабевала, в соответствии с чем и местные власти получали тот или другой характер по категориям бюрократической централизации или феодальной децентрализации. В той связи, в какой мы здесь касаемся истории Древнего Египта, нас могут интересовать лишь результаты наблюдаемой в нем политической интеграции, когда царство фараонов достигало наибольших единства и цельности и могло бы служить для нас прототипом позднейшей централизованной и бюрократической Византии, в которой и на самом деле мы видим продолжение многих явлений, зародившихся еще при древних фараонах. Историки уже не раз высказывали предположения о том, что толкало население долины Нила к объединению общественных усилий и к сосредоточению власти в особе царя-бога и приводило к системе управления из центра целой армией царских писцов, этого прототипа чиновничества всех стран и народов: именно это была необходимость общих и планомерных работ по регулированию разливов Нила, а везде и всегда всякая планомерность действий создавала и соответственную организацию, в которой единство направляющей воли с подчиненными ей агентами и сосредоточение общественной силы с зависящими от нее проводниками ее велений играют первенствующую роль.
Абсолютная власть одного лица без централизации и бюрократии возможна только на очень ограниченном пространстве отдельного поместья или города; чуть только государство разрастается, центральная власть нуждается в наместниках и чиновниках. Система местного самоуправления в большом едином государстве может устанавливаться на более высоких ступенях развития или при особенно счастливых обстоятельствах. Другой крупный пример государственного строительства сверху в истории Древнего Востока — это организация Персидского царства при Дарии50. Сложившаяся при Кире, Кам- бизе и самом Дарии из нескольких царств и земель, монархия «великого царя» подверглась сверху планомерному делению на большие наместничества, или сатрапии, с подчиненными им номархами, суффетами, тиранами, причем в каждой такой «сатрапии» военная власть была отделена от гражданской, для сношений центрального правительства с его представителями на местах были учреждены почтовые дороги и станции и особая курьерская служба, а для контроля над деятельностью местных властей посылались ревизоры, бывшие «глазами и ушами царя». Александр Македонский в общем сохранил эту систему51, которая удержалась потом и в Сирийском царстве Селевкидов52, в то время как птолемеевский Египет продолжал пользоваться порядками еще более древнего, фараоновского времени53. В государствах-городах классических народов развивалась иная система управления, система выборных и притом краткосрочных должностей, но и здесь, когда отдельные общины становились во главе более обширных территорий, они вынуждались ставить над ними своих наместников. Таковы были спартанские гармосты в подчиненных общинах, разные агенты державной власти афинского демоса в союзных городах вроде эпимелетов и епископов, и в особенности римские проконсулы и пропреторы в провинциях державного города54. Эта наместническая власть в римском государстве послужила материалом, из которого постепенно создалась бюрократическая централизация империи. Отправлявшийся в провинцию наместник, получая ее в сущности в полное распоряжение, увозил с собой целый штат служащих, при помощи которых должен был проявлять свою власть55.
Это была так называемая преторская когорта, в составе которой были и высшие, и низшие должностные лица, писцы, составлявшие канцелярию правителя провинции. Сначала между отдельными областными управлениями не было никакой связи, т.е. империй римского народа был децентрализован, но именно необходимость в децентрализации империи и была одной из причин возникновения императорской власти56, а последняя внесла в дело управления провинциями известную систему, мало-помалу и завершившуюся бюрократической централизацией диоклетиано-константиновской эпохи. Порядки, найденные новой властью в восточных провинциях, особенно в Египте, послужили при этом императорам образцами планомерной организации как центрального, так и областного управления57. Старые формы, выработавшиеся в древних деспотиях Востока, перешли постепенно в грекоримский мир, т.е. и в эллинистические царства, и в мировую державу, созданную Римом. Диоклетиан и Константин Великий превратили империю в правильно расчлененное и иерархически построенное бюрократическое государство. Именно империя была разделена на четыре общие наместничества, или префектуры, из которых каждая разделялась на более мелкие области, диэ- цезы, подразделявшиеся на еще более дробные части, провинции, числом более ста во всей империи. Префектам в иерархическом порядке были подчинены их заместители, викарии, правившие отдельными диэцезами и имевшие под собой ректоров (или корректоров) провинций, а в более позднее время и во главе отдельных городов являются так называемые комиты (comites civitatum). При этом военное управление (с магистрами милиции и с дуксами и комитами военного дела) было строго отделено от гражданского58. Такова была централизация в Римской- империи. Уже Август начал заводить в ней (по египетскому образцу) бюрократические порядки, но сначала императорское чиновничество по-старо- му должно было проходить военную карьеру, и только во II в. Адриан (по египетскому же образцу) стал требовать на гражданской службе юридического образования.
При Адриане же создался (напоминающий собой птолемеевский синедрион) императорский совет, как правильно организованное учреждение, а придворные канцелярии, в которых прежде несли службу вольноотпущенники императора, превратились в государственные учреждения с персоналом из так называемого всаднического сословия. Диоклетиан и Константин окончательно систематизировали центральные учреждения империи, т.е. императорский совет, отдельные ведомства с министрами во главе и канцелярии, или скринии, получившие это название от сундуков или шкафов, в которых хранились дела. Все эти учреждения заправляли общегосударственными делами и надзирали через особых агентов за тем, что делалось местными властями, для сношений с которыми существовала и правильно устроенная почта59. Диоклетиано- константиновская реформа страшно увеличила чиновничий штат империи и усилила тем самым административное воздействие власти на население, причем в основе всего управления лежало недоверие власти к населению и к собственным же ее агентам на местах. Государство покрылось целой сетью канцелярий, или официев (т.е. служб), наполненных легионами мелких чиновников, сторожей, рассыльных и т.п., которые получали жалованье из Государственной казны и исключительно зависели от своего начальства. В IV и V вв. крупное и мелкое чиновничество совершенно обособилось от гражданского общества и даже стало смотреть на него не только как на совокупность людей, управляемых им от имени государства, но и как на бесправную массу, существующую для доставления средств к жизни чиновничьему правящему классу60. Эта бюрократическая организация властвования, совершенно обособившаяся от населения, как нечто самодовлеющее, в себе самом носящее цель своего существования, как могучий дуб, глубоко пустила свои корни с мельчайшими их разветвлениями в общественную почву, извлекая из нее все соки для своего питания. В общественном организме, состоящем из отдельных экономических классов, занятых сельским хозяйством, обрабатывающей промышленностью, торговлей и т.
д., это был как бы извне внедрившийся в него другой организм — от главы государства до последних официалов,— который поработил себе население, устранив от общественных дел всех не чиновников. Бумажное многописание и бюрократический формализм, существовавшие еще в фараоновском Египте61, заполонили собой в IV и V вв. и Римскую империю. Этой системой сильно было стеснено развившееся было, особенно во II в., городское самоуправление, а Византийская империя и прямо отняла у городов заведование хозяйственными их делами и внешним благоустройством, чтобы и это подчинить опеке и благоусмотрению ставленников центральной власти. Недаром один из византийских императоров возвел в государственный закон исключительную инициативу и исключительное действие императорской власти (и, конечно, органов последней) во всех гражданских делах империи. С занятием в V в. западных провинций Римской империи германскими племенами, основавшими здесь свои королевства, и с падением самой империи на Западе в 476 г. началось здесь и постепенное крушение бюрократической централизации, созданной политическим развитием предыдущих эпох. При общем распаде прежних форм жизни, при начавшейся экономической и культурной варваризации общества в прежних западных провинциях империи и т. п.62 варварские короли, непосредственные преемники германских конунгов, стоявших во главе только что складывавшихся государств, оказывались не в силах поддерживать имперские порядки бюрократической централизации, и она упрощалась, падала, заменялась иными порядками, ей противоположными. Наибольшую противоположность бюрократической централизации представляла собой феодальная децентрализация63. В феодальной системе Средних веков поставленные государем правители областей превратились в самостоятельных и наследственных владетельных князей, и дробление государственной власти пошло еще дальше, так как она разошлась по рукам всех вообще крупных землевладельцев, помещиков, так называемых сеньоров. Вместо иерархии чиновников, из которых одни были начальниками других, образовалась лестница помещиков-государей, из коих одни были сеньорами, другие их вассалами. Отправление той или другой должности утратило характер службы, так как вошло в комплекс прав каждого более или менее крупного землевладельца, владетельного князя или простого барона. Государство раскрошилось на сеньории, и для прежней бюрократической сети, его опутывавшей, уже не было более места, потому что отдельные местности зажили своей особой, самостоятельной жизнью. Если Римская империя в конце своего существования совершенно закрепостила общество государству, отожествив последнее с правящей бюрократией, то в феодализме, наоборот, государство растворилось в обществе, и каждое поместье сделалось своего рода маленьким государством, причем узы, которые, как-никак, связывали все- таки эти поместья-государства в одно более крупное политическое целое, основывались на обоюдном договоре сюзерена и вассала, на договоре, какой может заключаться лишь между самостоятельными, хотя и не равными по силе властями. Одним словом, феодализация была особым видом дебюрократизации государства, как потом, наоборот, процесс его дефеодализации сопровождался его бюрократизацией — в эпоху абсолютной монархии, вернувшейся в сущности, как мы увидим, к формам Римской империи. Источником, из которого вышла бюрократия Нового времени, было внутреннее управление феодального поместья-го- сударства1. Феодальный сеньор, как землевладелец, ведший свое сельское хозяйство, как носитель прав верховной власти над населением, как господин, наконец, крепостных, не мог все делать сам, а нуждался в дворецких, старостах, приказчиках, а если у него было не одно поместье, не один хозяйственный хутор, то ему нужен был и особый управляющий и т. п. Феодальный король, как известно, сам был тоже крупный помещик, имевший в своих поместьях и над ними различного рода агентов своей сеньориальной власти, старост (мэров) и управляющих (превотов), и по мере того, как «первый между равными» помещик-государь вырастал постепенно в абсолютного монарха, воплощавшего в себе все государство (по формуле Людовика XIV: «l^tat, c’est moi»), и помещичьи приказчики вырастали в государственных чиновников. Этим агентам центральной власти, по мере ее роста и усиления, все более приходилось подчинять своему надзору и руководству не только агентов сеньориальной власти, но и те органы самоуправляющихся союзов, которые возникали по мере того, как, с одной стороны, из-под феодальной власти выбивались отдельные общины (города), а с другой — являлась потребность в решении некоторых общих дел отдельных местностей общими же силами самостоятельных элементов их населения. Период сословной монархии вообще характеризуется развитием сословного участия в местных делах в форме ли городского, или в форме областного самоуправления. Во Франции, например, в эпоху Генеральных штатов мы встречаем не только штаты в отдельных провинциях, т.е. более крупных делениях государства, но и в делениях более мелких1. Подобное положение дел просуществовало в некоторых случаях до очень позднего времени, и в Австрии, например, как мы это увидим в своем месте, сословное управление стало систематически заменяться в отдельных областях чиновничьим только в середине XVIII в., при Марии-Терезии. Многие функции государства в эпоху сословной монархии, таким образом, отправлялись не агентами центральной власти, а выборными должностными лицами местных союзных организаций, городских и областных.
<< | >>
Источник: Кареев Н.. Западноевропейская абсолютная монархия XVI, XVII и XVIII веков: общая характеристика бюрократического государства и сословного общества «старого порядка». 2009

Еще по теме Глава III ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ПОРЯДКОВ:

  1. Глава 3 НАЦИОНАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ В НОВЫХ ЗВЕНЬЯХ экономики
  2. Глава 4 СТРУКТУРА КИТАЙСКОЙ БУРЖУАЗИИ. ЕЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ГОСУДАРСТВОМ
  3. ГЛАВА 1 ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ
  4. ГЛАВА 1. «РУССКИЙ ТРАНЗИТ» НАЧАЛА ХХ ВЕКА: ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕННОГО МАРШРУТА
  5. Глава I ЧТО ТАКОЕ «СТАРЫЙ ПОРЯДОК»?
  6. Глава III ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ПОРЯДКОВ
  7. Глава IV СУДЬБЫ КОРОЛЕВСКОЙ ВЛАСТИ НА ЗАПАДЕ В СРЕДНИЕ ВЕКА
  8. Глава IX ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ
  9. Глава X УПРАВЛЕНИЕ И СУД ПРИ «СТАРОМ ПОРЯДКЕ»
  10. Глава XIV ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА «СТАРОГО ПОРЯДКА»
  11. Глава XVI ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА АБСОЛЮТНОЙ МОНАРХИИ
  12. Глава XVIII ТЕОРЕТИКИ АБСОЛЮТИЗМА И СОСЛОВНОСТИ
  13. Глава XIX ПРОСВЕЩЕННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII в
  14. Глава XX ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И АБСОЛЮТИЗМ НАПОЛЕОНА I'
  15. Глава XXI РЕАКЦИОННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в