<<
>>

ГЛАВА 20 ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ РОСТ СОВЕТСКОЙ РОССИИ

После того, как в 1922 году Советский Союз покинули японские войска, последние из иностранных интервентов, остававшихся на его территории, советское руководство получило возможность создавать и изменять новое общество без вмешательства извне.
Антанта вывела свои войска. Белогвардейцы потерпели поражение. В 1920-1921 годах большевики установили контроль над Закавказьем, Средней Азией и всей Сибирью. Конец гражданской войны и войны России с Польшей (боевые действия прекратились в октябре 1920 года) означал не только установление советской власти. В течение двух последующих десятилетий, вплоть до гитлеровского вторжения в 1941 году, агрессии объединившихся капиталистических стран, вопреки ожиданиям, так и не произошло. Подобные опасения вообще оказались напрасными, поскольку Советский Союз впоследствии сражался против Германии, став союзником капиталистических Великобритании и Соединенных Штатов. Тем не менее, опасение того, что ограниченная интервенция Антанты, последовавшая сразу за революцией, являлась не завершением, а всего лишь прологом попытки капитализма уничтожить первое в мире коммунистическое государство, оказывало огромное влияние на внешнюю политику Советской России того периода. Подобные предположения явились причиной слабости и недостаточного развития, из-за чего эта страна оказалась в поистине отчаянном положении. Проведение энергичной антиимпериалистической политики в Азии и на Ближнем Востоке преследовало целью ослабление Великобритании и других западных держав. Коммунистические партии стран Запада, вхо-дящие в состав Коминтерна (Первый съезд III Интернационала, созванный по инициативе Ленина, состоялся в Москве в марте 1919 года), должны были участвовать в борьбе за сохранение Советской России, даже если подобная политика вступала в явное противоречие с национальными интересами. В то же время отношения с иностранными государствами строились с таким расчетом, чтобы максимально воспользоваться существовавшими между ними противоречиями. После заключения в ап-реле 1922 года Рапалльского договора были предприняты шаги в сторону развития военного и технического сотрудничества с Веймарской республики. Такая политика сочеталась с противоречащей ей на первый взгляд поддержкой нападок Коммунистической партии Г ермании на социал-фашистов, в немалой степени способствовавших падению Веймарской республики и приходу к власти нацистов. Даже сделавшись первыми жертвами нацистов, немецкие коммунисты продолжали считать те-оретически верным учение о том, что свержение «буржуазного социализма» является очередным шагом на пути к коммунистической революции. Таким образом, угроза скорой иностранной интервенции была такой же иллюзией советских руководителей 1920-х годов, как и ожидание распространения коммунистической революции по всему Западному миру, которая, как считали в советских руководящих кругах, по крайней мере до 1921 года, оставалась единственной надеждой на спасение России. Однако у тех, кто жил в этой стране зимой 1920-1921 годов, не возникало сомнений относительно того, что Россию после шести лет первой мировой и гражданской войн ожидает катастрофа в самом ближайшем будущем. Кроме того, к уже существующим невзгодам добавилась новая беда: летом 1921 года страну постиг неурожай.
К нескольким миллионам жертв войны прибавились не поддающиеся учету миллионы жертв голода и болезней. На этот раз «вмешательство» Запада приняло форму оказания гуманитарной помощи. В марте 1921 года, еще до начала голода, Ленин заявил, обращаясь к X Съезду Коммунистической 180 партии: «Мы живем в таких условиях обнищания и разрухи, что в настоящее время все внимание необходимо уделить следующему главнейшему обстоятельству — повышению любой ценой количества товаров...» Самыми важными их этих товаров являлись продовольствие и лекарства. В этой связи советское правительство впоследствии согласилось сотрудничать с возглавляемой Гувером Американской комиссией по оказанию помощи голодающим. Тем не менее, ввиду огромных масштабов бедствия, результаты всех подобных усилий носили ограниченный характер. Положение, сложившееся в России в первые годы советской власти, невозможно представить, не оценив страданий, пережитых народом в годы невиданного в истории современной Европы хаоса. Иностранная военная интервенция, несмотря на ее ограниченный характер, еще больше усугубила всеобщий развал. Ленин, значительно превосходя авторитетом своих часто споривших между собой соратников, возглавив компартию, в то время весьма малочисленную, стремился достичь определенной стабильности, необходимой для строительства коммунизма. В период с 1919 по 1922 годы партия большевиков превратилась в массовое движение; число ее членов достигло 700 000 человек, из которых далеко не все стояли на революционных позициях. Проводимую Лениным политику трудно было назвать в полной мере последовательной, она скорее являлась сию-минутным ответом на те или иные конкретные события. Во время гражданской войны возникла острая проблема снабжения продовольствием пятимиллионной Красной Армии и городских рабочих. Система мер, принимавшихся с июля 1918 по 1921 год и носивших чрезвычайный характер в соответствии с ситуацией, с которой столкнулся Ленин, получила название «военного коммунизма». С целью установления государственного контроля над некоторыми отраслями промышленности и финансовой деятельностью, необходимого для организации планирования советской экономики, еще в декабре 1917 года был создан Всероссийский совет народного хозяйства (ВСНХ). Июнь 1918 года ознаменовал собой начало широкой национализации и установления жесткой трудовой дисциплины для рабочих и руководящего персонала. Вызванное общим экономическим крахом обесценивание денег позволяло, с точки зрения теоретиков, достичь коммунизма не постепенно, а одним скачком — с помощью «чистого» планирования, осуществлявшегося в промышленности в связи с устранением денежной экономики вместе с частным предпринимательством и торговлей. Ключевая проблема военного коммунизма состояла в том, как изъять продовольствие у крестьян, чей союз с городским пролетариатом считался, как заявлял Ленин, необходимым условием для успеха революции. Деньги обесценились почти полностью, предприятия не производили пригодных для натурального обмена товаров. Крестьяне упорно не желали расставаться с правом собственности на землю и отказывались вступать в коллективные хозяйства. Ленин вначале попытался посеять раскол среди крестьянства, объявив эксплуататорами наиболее зажиточную ее часть, т.н. «кулаков». Это, безусловно, способствовало возникновению взаимной не-нависти среди сельских жителей, однако не позволяло получать зерно. Затем Ленин постарался склонить на свою сторону крестьян-середняков, занимавших промежуточное положение по степени зажиточности (подоб-ная классификация больше соответствовала интересам политической тактики, чем реальности, так как лишь одна из ста крестьянских семей могла позволить себе нанять более одного работника). При изъятии у крестьян т.н. «излишков», государство опиралось на силу, поскольку не могло предложить что-либо взамен. Для конфискации продовольствия на село направлялись специальные отряды, действовавшие с исключительной жес-токостью. Сопротивлявшихся экспроприации крестьян безжалостно расстреливали. После повальных обысков в деревнях их жители оставались в нищете. С помощью карательных экспедиций большевики пытались подавить сопротивление крестьянства, ответившего насилием на насилие. Ленин оправдывал эксцессы военного коммунизма, отвечая еще более жестоким нажимом на крестьянство в период углубления кризиса в начале 1920-х годов. Обвиняемые в сокрытии продовольствия лица подвергались судебным преследованиям как «враги народа». Гражданская война и политика «военного коммунизма» привели к полному краху сельского хозяйства и промышленности России, и без того находившихся в тя-желейшем состоянии. Работа транспорта окончательно расстроилась, голодающее население городов массами уходило в деревню. В течение нескольких лет нахождения у власти Ленин никогда не отказывался от выдвинутого им постулата о верховенстве власти партии и централизован ном управлении, в соответствии с которым групповые интересы рабочих или крестьян, объединившихся в профессиональные союзы, должны были уступить интересам партии. Власть должна была оставаться в руках спаянного железной дисциплиной центра. Такая точка зрения пользовалась абсолютной поддержкой со стороны Троцкого, стремившегося восстановить Россию с помощью мобилизации населения, подчиненного военной дисциплине. Жестокая реальность гражданской войны и послевоенного периода заставила Ленина отказаться от его прежней концепции о постепенном отмирании государства после победы революции и развитии социализма 181 на основе стихийного энтузиазма и добровольного труда масс. На смену ей пришла убежденность в необходимости создания однопартийного государства, призванного заменить органы революционной самодеятельности масс. Однако этот процесс, по замыслу Ленина, отли-чался определенной гибкостью, особенно начиная с 1921 года, когда государство стало привлекать на свою сторону т.н. «непартийных» специалистов. Создание централизованного государства неизбежно влекло за собой расширение бюрократического аппарата, что в последние месяцы жизни вызывало у Ленина глубокую озабоченность. Изменение курса, начатое по его инициативе в 1921-1922 годах, сопровождалось решительным сокращением числа государственных служащих. Ленин по-прежнему оставался сторонником применения силы и террора в случае, если другие средства не приносили желаемых результатов. Несмотря на острую критику последствий проводимого государством политического курса, заслуга создания основ Советского государства принадлежит именно Ленину. В то же время Ленин допускал проведение дискуссий как на уровне верхнего эшелона партии, так и в более широком масштабе, например в партийной печати. Представителям т.н. «старой гвардии» — Льву Камене-ву, Г ригорию Зиновьеву, Алексею Рыкову, Николаю Бухарину и Льву Троцкому, расходившимся во взглядах относительно правильности избранного политического курса, приходилось в конце концов соглашаться с партийной линией, после того как Ленин принимал то или иное решение. При этом категорически воспрещалось проведение каких-либо дискуссий по вопросу создания альтернативы однопартийному государству. Проходивший в марте 1921 года X Съезд партии принял постановление «О партийном единстве», которое, допуская возможность проведения дискуссий и критических замечаний, вместе с тем запрещало создание внутри партии каких-либо политических группировок, «стоящих на отдельных платформах и стремящихся к отделению в той или иной степени, а также к созданию собственной внутренней дисциплины». Запрещалось также выступать в печати с публикациями, содержание которых расходилось с генеральной линией партии. В соответствии со знаменитым параграфом семь данного постановления Центральному Комитету, при наличии голосов не менее двух третей, предоставлялось право исключать из партии несогласных членов ЦК. Иными словами, было создано оружие для подавления любых проявлений инакомыслия, не соответствующего точке зрения руководителя или группы руководителей. Впоследствии Сталин воспользовался им в полной мере для уничтожения тех, кого он обвинял во фракционистской деятельности. Март 1921 года наряду с принятием постановления «О партийном единстве» ознаменовался довольно резким поворотом ленинского курса, осуществлявшимся под лозунгом Новой экономической политики (НЭП), выдвинутым для того, чтобы придать вынужденному отступлению менее драматический характер. Это произошло под влиянием все больше укреплявшейся убежденности в том, что дальнейшее усиление жестокости, особенно при изъятии продовольствия, угрожает целостности страны. Восстание моряков в крепости Кронштадт, безжалостно подавленное властями в начале марта 1921 года, стало, по словам Ленина, «вспышкой, осветившей действительность лучше, чем что-либо другое». Однако со-ответствующее решение он принял еще раньше под влиянием поднявшейся в предыдущие месяцы волны крестьянских восстаний и забастовок рабочих. Началом Новой экономической политики стало принятие X Съездом партии постановления о замене изъятия излишков продовольствия менее тяжелым и должным образом регулировавшимся «натуральным налогом», после уплаты которого крестьяне могли свободно продавать оставшиеся излишки. Спустя три года, в 1924 году, натуральный налог заменили денежным. Началось постепенное оживление свободной торговли и вместе с ней экономики, базирующейся на деньгах. Частники вновь получили право создавать небольшие предприятия с числом работников не более двадцати человек. Крупные промышленные объекты за редким исключением оставались в руках государства. Подавляющее большинство продукции производилось государственными предприятиями и кустарями. В период с 1921 по 1926 год смешанная промышленность, частично частная — ча-стично государственная, оправилась настолько, что к 1926 году удалось достигнуть уровня производства 1913 года. В сельском хозяйстве более 98 % пахотных земель обрабатывалось крестьянами-единоличниками. Показатели производства сельскохозяйственной продукции постепенно повышались в сравнении с 1921-22 годами, однако количество излишков, остававшихся после удовлетворения крестьянами собственных нужд, не превышало уровня 1913 года; в то же время потребность в зерне в связи с ростом городского населения и необходимостью расширения экспорта для увеличения притока капитала увеличивалась быстрее, чем ее могло обеспечить ведущееся традиционными методами сельское хозяйство. К тому же крестьяне явно не спешили проникнуться идеями социализма, несмотря на попытки пробудить среди них чувство взаимной солидарности, направленное против наиболее зажиточной их части — кулаков. Крестья-нин, работавший на своем участке по старинке и стремящийся к повышению собственного благосостояния за 182 счет повышения получаемой им прибыли, вряд ли мог сделаться сторонником коммунистического мировоззрения. Чем успешнее шли у него дела, тем более чуждыми становились для него социалистические идеалы. Новая экономическая политика на селе помогла спасти Россию от голода, но не сумела обеспечить достаточного количества излишков, позволявших экономике страны развиваться ускоренными темпами. Относительный либерализм в экономике 1920-х годов сопровождался укреплением партийной дисциплины. Например, некоторые народности получили определенные свободы в области национальной культуры, од-нако при условии сохранения централизованного партийного и военного руководства в полном объеме. X Съезд партии, провозгласивший начало НЭПа, принял, как уже отмечалось, постановление о запрете фракций внутри партии. Из рядов непомерно расширившейся Коммунистической партии было исключено около 200 000 человек, не разделявших большевистских убеждений целиком и полностью. Ленин предупреждал о необходимости сохранения единства старой революционной гвардии в течение всех переходных этапов коммунистического строительства, включая НЭП, ознаменовавший собой отступление от социалистических идеалов. Насколько временный характер носило это отступление? Этот фундаментальный вопрос стал причиной нескончаемых жестоких споров. Во время нахождения Ленина у власти в качестве пользующегося непререкаемым авторитетом вождя, какой бы остротой ни отличались дискуссии и личная критика внутри партии, серьезные перемены в ее политике могли осуществляться без ущерба единству ее рядов и не таили в себе опасности возникновения жестокой схватки между соратниками Ленина, угрожавшей в буквальном смысле жизни ее участников. Безвре-менная кончина Ленина, последовавшая в начальный период зарождения государства, имеет, таким образом, огромное значение. Здоровье Ленина оказалось сильно подорванным в результате бурных событий революции и Гражданской войны. В конце 1921 года он серьезно заболел. В мае 1922 года, в возрасте пятидесяти двух лет, Ленин перенес тяжелый инсульт, вследствие чего у него была парализована правая половина тела. К октябрю состояние его здоровья улучшилось настолько, что он смог частично возобновить работу. Но в декабре 1922 года здоровье его опять ухудшилось, и 21 января 1924 года он скончался. Из работ, продиктованных Лениным в последние недели его активной деятельности в конце 1922 и до 4 января 1923 года, особый интерес представляют статьи, получившие общее название «ленинского завещания». В этих заметках он в очередной раз подчеркивал необходимость укрепления единства Центрального Комитета партии, а также давал оценку сильных и слабых сторон шести ее ведущих руководителей. Характеристика Сталина, который, «сделавшись генеральным секретарем, сосредоточил в своих руках огромную власть, и я сомневаюсь, что он сможет употреблять эту власть с должной осторожностью», представляла особую важность с точки зрения вопроса о том, кто станет преемником Ленина. Во время болезни Ленин с возмущением узнал о попытке Сталина лишить его возможности оказывать влияние на ход событий, предпринятой в январе 1923 года. Он потребовал замены Сталина на посту генерального секретаря другим, «более терпимым, лояльным и не столь капризным» человеком. Говоря о Троцком как об одном из вождей партии, Ленин в то же время критиковал его за «небольшевизм», за «слишком далеко зашедшую самоуверенность и чрезмерное увлечение чистым администрированием». Какую цель преследовало это завещание, содержавшее множество критических выс-казываний? Ленин беспокоился о том, что произойдет после его смерти. В соответствии со сделанным им заключением ни один из высших руководителей большевистской партии не подходил на роль его преемника. Откровенно критикуя своих соратников, он приводил доводы в пользу предлагаемого им решения вопроса о будущем руководстве партией. Оно заключалось в увеличении количества членов ЦК до пятидесяти или даже до ста человек за счет введения в его состав рабочих и крестьян, хорошо представляющих себе чаяния рядовых членов партии и способных осуществлять контроль и наблюдение за работой этого органа коллектив-ного руководства. Однако после смерти Ленина принцип коллективного руководства так и не был реализован. Сталин, занявший в 1922 году пост генерального секретаря, превратил эту важную, но все же второстепенную должность в средство продвижения к личной власти. В предшествующий его возвышению период он зарекомендовал себя безжалостным партийным функционером и неплохим организатором. К этим качествам следует добавить хитрость и развитое чувство своевременности, весьма ценное для политических интриг. Максимально используя предоставленные ему полномочия, он выдвигал на ключевые посты людей, готовых следовать его указаниям, а в дальнейшем укреплял собственные позиции еще больше, отстраняя от руководства тех, кто поддерживал его соперников. Высокомерие Троцкого наряду с его блестящими интеллектуальными способностями и умением преподнести себя вызывали острую неприязнь у старой гвардии. Стремясь подорвать его авторитет и влияние, Сталин заключил союз с Зиновьевым, в результате чего 7 S3 Троцкий через два года лишился всех сколько-нибудь важных руководящих постов. Однако Сталин не принадлежал к числу неоспоримых наследников дела Ленина и не пользовался непререкаемым авторитетом покойного вождя. Сталин стоял у истоков культа Ленина, а впоследствии сделался инициатором беспощадного уничтожения всех реальных и потенциальных противников, способных, как он полагал, оспаривать его право руководства. После 1929 года любая попытка возразить Сталину стала немыслимой. При этом граничащий с паранойей страх перед заговорами продолжал преследовать его до конца дней. Ленин проявлял терпимость в отношении дискуссий в рядах партии; Сталин в 1920-х годах не мог их запретить, поскольку другие, более выдающиеся советские руководители превосходили его своим авторитетом. Он выступал за проведение умеренного курса в области внешних экономических отношений, заявлял о поддержке НЭПа и изображал себя продолжателем ленинской политики. Призывая к единству партии и одновременно выдвигая на руководящие посты преданных ему людей, он исподволь готовился к тому, чтобы поставить себя выше наиболее уважаемых вождей из числа старых большевиков. В конце 1923 — начале 1924 года произошло крупное столкновение с Троцким, обрушившимся с нападками на старую гвардию. На состоявшейся в январе 1924 года XIII Партийной конференции Троцкий потерпел сокрушительное поражение. Выступая вместе с председателем Коминтерна Зиновьевым, пользовав-шимся поддержкой ленинградской партийной организации, и председателем Моссовета Каменевым, Сталин сумел занять ведущее положение в триумвирате, осуществлявшем руководство партией и, следовательно, всей страной. Троцкий выпустил книгу под названием «Уро-ки Октября», в которой выставил в крайне неприглядном свете Зиновьева и Каменева, напомнив, что они принадлежали к числу «правых» большевиков, выступавших против Октябрьского переворота в 1917 году. Разоблачая их, Троцкий дал понять, что из-за допущенных ими ошибок революция не смогла победить за пределами Советского Союза, например в Г ермании. В ответ руководящий триумвират напомнил о давних разногласиях Троцкого с Лениным по вопросу о т.н. «перманентной» революции, ярым сторонником которой являлся Троцкий, а Сталин выдвинул лозунг «социализма в одной стране». Сталин, придерживаясь более реалистической позиции, заявлял, что Советскому Союзу удалось устоять, что в России существовали все необходимые для построения социализма условия, в чем, с его точки зрения, заключалась первоочередная задача на данном историческом этапе. Поэтому коммунистам других стран также следовало руководствоваться ею на практике, подчиняя их национальные интересы целям укрепления Советского Союза. Полемика Троцкого со Сталиным носила не столь диаметрально противоположный характер, как могло показаться на первый взгляд. В моменты возникновения серьезной опасности, как, например, это случилось, по мнению советских руководителей, в 1927 и 1928 годах, Троцкий вместе со Сталиным были готовы в первую очередь руководствоваться интересами безопасности Советского Союза. В этом отношении оба они были последовательными сторонниками ленинской реальной политики. В ходе борьбы за власть в верхнем эшелоне партии Сталин пришел к выводу, что он может добиться наибольшего успеха, придерживаясь умеренной линии, в то время как Троцкий предпочитал рядиться в тогу пламенного непреклонного революционера и ярого поборника «демократии» в партийных рядах. Истинность демократических устремлений Троцкого не удалось проверить на практике, поскольку он так и не сумел добиться лидерства в партии. Подчиняя средства интересам конечной цели, он действовал с не меньшей жестокостью, чем Сталин. Однако контроль Сталина над партийным аппаратом способствовал постепенной ликвидации политического влияния Троцкого. В январе 1925 года Троцкий потерпел поражение в дискуссии по поводу его книги «Уроки Октября», а затем ЦК отстранил его от верховного руководства Красной Армией. В дальнейшем Сталин сместил с ключевых постов Каменева и Зиновьева — двух других членов Политбюро, ранее входивших вместе с ним в руководящий триумвират, и объединился с такими твердыми сторонниками НЭПа, как Николай Бухарин — давний соратник Ленина и редактор «Правды», Алексей Рыков и Михаил Томский, также входившими в состав Политбюро. Однако Троцкий, Каменев и Зиновьев оставались членами Политбюро до 1926 года, когда они, назвав себя Новой оппозицией, подвергли жестокой критике способность товарища Сталина к сплочению партии, а также экономическое положение в стране и бюрократизм. В ответ Сталин добился исключения Троцкого, Зиновьева и Каменева из Политбюро и изгнания из партии их сторонников. Дальнейшие нападки Троцкого на Сталина и организация в ноябре 1927 года открытых выступлений против сталинского руководства повлекли за собой исклю-чение из партии в декабре 1927 года его самого, Зиновьева и множества их последователей. Спустя год Троцкий был выслан из России. Двумя годами позже настал черед «правой оппозиции». В конце 1928 года Бухарина отстранили от руководства Коминтерном, а в 1929 и 1930 годах Томского и 184 Рыкова сместили с занимаемых ими постов. Впоследствии все они были уничтожены в период сталинских чисток середины 1930-х годов. Однако объяснение борьбы в центральных органах власти лишь циничным маневрированием Сталина, стремившегося достичь руководящих вершин, таит в себе опасность упрощенческого подхода. С «коммунизмом переходного периода» ассоциировались три главных вопроса, являвшихся в то же время лишь частью тесно переплетающихся между собой проблем: преобразование преимущественно аграрной страны в индустриальную державу, способную состязаться с капиталистическим Западом, с условием сохранения задачи построения коммунистического общества; при этом руководители государства с тревогой всматривались в международные горизонты в ожидании агрессии со стороны капиталистических держав; не менее катастрофические последствия таила в себе проводившаяся ими политика игры на империалистическом соперничестве, в результате которой Россия могла оказаться втянутой в водоворот новой мировой войны. Любая из этих проблем уже сама по себе являлась гигантской, а в своей совокупности они просто поражали своими масштабами. К тому же у большевиков не было примеров для подражания. В основе учения Маркса лежала идея революции в развитом индустриальном государстве, а не в патриархальной сельскохозяйственной стране. Ленин, сталкиваясь с трудностями практического характера, всякий раз проводил радикальные изменения политического курса, оправдывая их новыми теоретическими выкладками. Он обладал весьма важной для верховного вождя способностью круто менять политический курс, сохраняя при этом власть. После смерти Ленина такие качества, как выяснилось, проявились лишь у Сталина. Тем не менее, это вовсе не значит, что он изменял политику только ради дискредитации соперников или заранее задумывал левый уклон, впоследствии сменявшийся правым. Главная причина кровавых сталинских репрессий 1930-х годов заключается в его неуверенности относительно возможности удержать в своих руках верховную власть при условии проведения необходимого, как ему казалось, политического курса. Сталин увязывал сохранение коммунистического режима с дальнейшим нахождением его самого на посту верховного руководителя. Стремясь выглядеть абсолютно безупречно в глазах общества, он организовал бесконечную череду открытых судебных процессов, во время которых все новые и новые вредители признавались в совершенных ими злодеяниях и приговаривались к расстрелу. Их заставляли заявлять об участии в заговорах в пользу иностранных держав, чтобы лишний раз подчеркнуть, какой смертельной опасности удалось избежать Советскому Союзу бла-годаря бдительности Сталина. В то же время понять смысл проводившихся в СССР политических мероприятий можно лишь согласившись с тем, что в стране на самом деле существовали серьезные и глубоко укоренившиеся проблемы, решение которых могло осуществляться разными путями, а также с учетом того, что Сталин никогда не забывал о том, насколько слаба его власть и не останавливался ни перед чем ради ее сохранения. Кроме того, он тоже проявлял беспокойство по поводу выбора правильного политического курса. Сталин вошел в число руководителей высшего звена по настоянию Ленина, обладавшего способностью замечать выдающихся людей, подходящих на роли творцов нового государства. В отличие от Ленина и других вождей большевистской партии, Сталин провел предшествующие его возвышению годы не в эмиграции, предаваясь бесконечным теоретическим спорам, а непосредственно в России, подвергаясь постоянной опасности и занимаясь созданием партии, в очередной раз выйдя на свободу из царской тюрьмы или сибирской ссылки. В лице Сталина, родившегося в 1879 году (по опубликованным недавно архивным документам, Сталин родился в 1878 году в Грузии в семье сапожника), Ленин видел закаленного, целиком и полностью преданного делу революции руководителя, старательного и наделенного выдающимися организаторскими способностями. Сталин проявлял исключительное пренебрежение к «условностям» закона и гражданских прав, если они препятствовали достижению необходимых, с его точки зрения, целей. Презиравший закон, сражавшийся с царским режимом в юные годы, он, достигнув верховной власти, творил величайшие беззакония, отправляя в тюрьмы, на казнь и на каторжные работы в лагерях миллионы людей, которые в 1930 х годах и позже провинились лишь в том, что показались Сталину подозрительными. Внешне благосклонный, скромный и доступный вождь — в годы культа Сталина его без труда удалось представить в роли отца народа, напоминавшего прежних царей, -превратился в чудовищного тирана. Обладая незаурядными актерскими способностями, Сталин умел скрывать свои истинные чувства и, если ему того хотелось, мог расположить к себе тех, кому приходилось с ним общаться, подобно тому, как он завоевал симпатии Черчилля и Рузвельта во время встреч лидеров трех держав в период второй мировой войны. Он отличался способностью тщательно взвешивать возможные варианты, определять степень риска и разумно действовать, а также перехитрить противников как у себя в стране, так и за границей. Скрытный, подозрительный, недоброжелательный и не обладавший ленинским интеллектом 185 Сталин занял место Ленина, считая себя его преемником. Совершенные им преступления поистине безмерны. Из-за допущенных им ошибок Советский Союз дважды, в 1930 и 1941 годах, оказывался на грани катастрофы, однако и в первый и во второй раз Сталину и возглавляемой им стране удалось спастись. Период правления Сталина ознаменовался решительными переменами, позволившими Советскому Союзу превратиться из отсталой страны в государство, способное противостоять могуществу Г ермании и окончательно сокрушить ее на заключительном этапе второй мировой войны. Военное и промышленное преобразование России, подготовка десятков тысяч технически образованных специалистов, руководителей и врачей в условиях слаборазвитого крестьянского общества является, несмотря на огромные жертвы, безусловным достижением сталинской эпохи, продолжавшейся с 1929 года до его кончины в 1953 году. Новая экономическая политика, безусловно, должна была стать лишь «переходным» этапом коммунистического строительства, иначе коммунистам пришлось бы отказаться от идей марксизма. НЭП принес с собой поистине невероятное возрождение, но могли ли сохраниться такие же, как и в предыдущее пятилетие, темпы роста с учетом того низкого уровня, с которого оно началось? Получил ли Советский Союз возможность не только достичь показателей производства царской России довоенного периода, но и решительно превзойти их? Кроме того, каким образом НЭП мог позволить Советскому Союзу накопить ресурсы, позволяющие ему превратиться в современное индустриальное государство с металлургической и металлообрабатывающей промышленностью, новой техникой и вооружениями, с соответствующим уровнем развития транспорта и энергетической базы? Ленин давно лелеял мечту о создании обширной сети электростанций. Не являлся ли многоукладный характер экономики причиной чрезмерного расходования на удовлетворение нужд потребителей ресурсов, которые следовало вкладывать в перспективные в будущем отрасли? Одним словом, существовало немало чисто экономических аргументов, не говоря уже об идеологических соображениях, наводивших на мысль о целесообразности смены политического курса в связи с тем, что НЭП оказался не в состоянии обеспечить экономический рост в таких масштабах, как того желали руко-водители партии большевиков. Зимой 1927-28 годов крестьянство в ответ на повышение налогов, низкие государственные закупочные цены, угрозы и обвинения в сокрытии продуктов, а также просто ввиду нехватки потребительских товаров упорно не желало расставаться с зерном. В связи с тем, что в стране после увеличения капиталовложений в промышленность стала быстро набирать темпы индустриализация, «эгоизм» и «мелкобуржуазное» поведение кулаков, по мнению Сталина, угрожали всей экономике в целом. В качестве «экстренной» меры ввиду необходимости изъятия у крестьян зерна, чтобы накормить городское население, было вновь избрано насилие. В 1928 году крестьянству, как зажиточной, так и бедной его части, был нанесен жестокий удар: оно во всей своей массе, по существу, оказалось отчужденным от советского общества, хотя кулаки и наиболее состоятельные крестьяне пострадали больше других. К осени 1928 года Сталин столкнулся с перспективой ежегодных кризисен и необходимости закупки зерна за границей в случае сохранения прежнего курса в отношении к крестьянству. Сталин никогда не проявлял теплых чувств к российскому крестьянству, державшему, как он считал, всю страну в заложниках. Кризис в сельском хозяйстве ставил под угрозу выполнение задач индустриализации. Тактика умиротворения крестьян требовала расширения производства товаров потребления, что противоречило политике, направленной на как можно более быстрое достижение уровня развития передовых капиталистических государств. Ни один из советских руководителей никогда не забывал о сравнительной слабости СССР, что, как им казалось, подталкивало капиталистические державы к агрессии против нее. 1927 год ознаменовал собой завершение относительно спокойного этапа, приходившегося на середину 1920-х годов и выражавшегося в общем лозунге «мирного сосуществования», используемом применительно к целям, преследуемым Советским Союзом в области внешней политики того периода. Советские руководители вновь стали опасаться новой объединенной международной агрессии против СССР. Проводившаяся Советским Союзом политика поддержки националистической революции в Китае потерпела крах после того, как Чан Кайши повернул оружие против своих бывших сподвижников-коммунистов. Отношения с Великобританией ухудшились, и она вместе с Францией и Польшей, как предполагали, вынашивала планы нападения на Советский Союз. Создавалось впечатление, что мирная передышка в Европе и на Дальнем Востоке вот-вот закончится. Уг-лублявшийся во всем мире спад вносил в сложившуюся ситуацию дополнительный элемент неуверенности. Не располагая сведениями относительно хода мыслей Сталина можно, однако, с немалой степенью достоверности предположить, что в 1928-29 годах он по-прежнему испытывал немалое беспокойство в связи с действиями соперников, подвергавших острой критике проводимую им политику и положение дел в экономике страны, развивавшейся явно недостаточными темпами. Вопрос об изменении курса экономической и социальной 186 политики Советского государства стал причиной возникновения споров среди историков, и мы, вероятно, так и не сумеем понять, какими чувствами и планами руководствовался Сталин в тот или иной момент. Г руппа сторонников Сталина, на которых он опирался в борьбе с политическими противниками, несомненно, выступала с громогласными призывами к проведению быстрой индустриализации. В какой степени НЭП являлся, с точки зрения Сталина, препятствием, которое следовало уст-ранить, чтобы темпы индустриализации России и характер руководства ею соответствовали его собственным целям? Необходимые для ускоренной индустриализации капиталовложения предполагалось получить не с помо-щью иностранных займов или путем расширения экспорта зерна, а за счет высокой производительности труда рабочих и крестьян при одновременном ограничении их в потреблении. Другими словами, уровень жизни населения принесли в жертву прогрессу в области промышленности; в качестве вознаграждения за труд работники должны были довольствоваться низкой заработной платой. Государственный комитет планирования весьма эффективно осуществлял разработку долгосрочных планов, в результате чего на выполнение крупномасштабных программ индустриального строительства выделялось все больше ресурсов. К 1926 году растущая нехватка товаров привела к повышению цен на них в ком-мерческих магазинах при сохранении низких цен на те же товары, подлежащие строго нормированному распределению. Повышение зарплаты сопровождалось еще более резким повышением стоимости жизни, что, по мнению историка в области экономики Алека Ноува, «со всей очевидностью свидетельствовало о том, что 1933 год ознаменовался кульминацией стремительного падения уровня жизни в мирное время, подобного которому человечество еще не знало за всю его историю». Несмотря на отсутствие безработицы, ставшей в то время настоящим бичом экономики западных стран, великий индустриальный скачок сопровождался массовой нищетой и голодом. Состоявшаяся в 1929 году XVI Партийная конференция приняла первый пятилетний план в его максимальном варианте. Выпуск промышленной продукции предполагалось увеличить вдвое, а сельскохозяйственной — наполовину. Однако реальные показатели индус-триального роста оказались намного ниже этих целей. Попытки выполнения поставленных задач стоили крупных, зачастую напрасных затрат и повлекли за собой немалую сумятицу. Принуждение и централизованное регулирование стали необходимыми средствами прове-дения индустриализации, особенно в слаборазвитых регионах России, на Урале и в Сибири, где по соображени- Показатели индустриального роста Советской России 1928 1940 1950 Электроэнергия (лырд кет) 5,0 48,3 Сталь (млн т.) 4,3 18,3 27,3 Нефть (млн т.] 11,6 31,1 37,9 Уголь (млн т.] 35,5 166,0 261,1 Станки (тыс. штук] 2,0 58,4 70,6 Трактора (тыс. штук] 1,3 31,6 116,7 Минеральные удобрения 0,1 3,2 5,5 (млн т.] Кожаная обувь (млн пар] 58,0 211,0 203,0 91,2 ям военной стратегии намечалось создание новых промышленных комплексов. Первоочередное внимание уделялось тяжелой промышленности, производству чугуна и стали, а также машиностроению. Цели первой пятилетки, поставленные перед большинством отраслей про-мышленности, так и остались недостигнутыми, несмотря на заявления о выполнении планов на год раньше срока. Тем не менее, продолжалось строительство огромных металлургических и сталелитейных заводов, сооружение гигантской Днепровской гидроэлектростанции, значительно расширилась машиностроительная промышленность. Иными словами, была заложена основа для создания современной индустрии. Вторая пятилетка (1933-1937 годы) ознаменовалась улучшением жизни населения Советской России. От народа теперь уже не требовали столь тяжких экономических жертв, а производству потребительских товаров уделялось гораздо больше внимания. Благодаря возросшей эффективности планирования удалось достичь большего самообеспечения. Начавшееся в 1937 году массовое производство вооружения вновь привело к возникновению проблем и дефицита в этой области. Контроль над трудящимися сделался еще строже. В 1940 году рабочие лишились права увольняться по собственному желанию, а прогул приравнивался к преступлению. Полтора десятилетия индустриализации изменили Советс-кий Союз и укрепили его настолько, что он сумел устоять перед натиском гитлеровской агрессии. К статистическим данным всегда следует относиться с осторожностью, особенно когда речь идет о советской статистике. 187 Однако приведенные в таблице цифры свидетельствуют о переменах, происходивших в промышленности Советской России. При этом вопрос о достоверности советских статистических данных по-прежнему остается открытым. Впечатляющих результатов удалось достичь ценой не менее впечатляющих человеческих жертв и лишений. На смену энтузиазму социалистического строительства пришли террор и насилие. Идеалы социалистического равенства не помешали Сталину официально установить дифференцированную заработную плату. Так, в первую очередь с помощью кнута, а лишь потом — пряника в виде вознаграждения для наиболее квалифицированных работников, достигших высокой производительности труда, он заставлял массу недавних крестьян, сделавшихся промышленными рабочими, прилагать усилия, направленные на то, чтобы вырвать Россию из трясины. По убеждению Сталина, социализм нельзя было построить в отсталой стране с преимущественно крестьянским населением. Точно так же слаборазвитый Советский Союз не мог уцелеть, находясь во враждебном окружении. Но кровавые злоупотребления сталинщины 1930-х годов не имели никакого отношения к достижению подобных целей, а напротив, несли в себе серьезную угрозу прогрессу. Сталинская политика в отношении крестьянства и сельского хозяйства стала причиной подлинной катастрофы. В этой области «революция сверху» не только принесла неисчислимые лишения сельским жителям, составлявшим подавляющее большинство населения, но и оказалась неспособной модернизировать сельское хозяйство в той же степени, что и промышленность. Средством преодоления вековой отсталости российского села являлось, по убеждению Сталина, преобразование мелких единоличных крестьянских хозяйств в крупные сельскохозяйственные предприятия с коллективной или совместной формой труда. С теоретической точки зрения, подобное предложение выглядело вполне приемлемым. Однако в действительности запрет частной собственности на землю и крупный скот вызвал резкое сокращение производства сельскохозяйственной продукции. Крестьяне не собирались добровольно расставаться со своими участками и записываться в колхозы. В начале 1928 года из каждых ста акров (1 акр приблизительно равен 0,4 га) пахотных земель колхозами и совхозами обрабатывалось менее трех. Используя полномочия генерального секретаря ЦК, Сталин организовал насильственное изъятие зерна у крестьян, не желавших сдавать его по искусственно заниженным закупоч-ным ценам, вернувшись, таким образом, к методам периода «военного коммунизма». Бухарин, Рыков и Томский — бывшие союзники Сталина в борьбе с оппозицией Троцкого, начиная с мая 1928 года стали выступать против чрезвычайных сталинских мер. Бухарин, в частности, обвинял Сталина в диктаторских устремлениях, заявляя: «Мы поддерживаем принцип коллективных действий и отказываемся согласиться с принципом руководства отдельной личности, какими бы полномочиями она ни обладала». Сталин ответил жестоким контрнаступлением, выдвинув против Бухарина обвинения в правом уклонизме. В период с февраля по июль 1929 года политические позиции всех трех руководителей оказались серьезно подорваны. Исключив Бухарина и Томского из состава Политбюро в ноябре 1929 года, Сталин окончательно справился с их противодействием его планам относительно промышленности и сельского хозяйства. (Рыков оставался членом Политбюро до 1930г.) Летом 1929 года по инициативе Сталина был издан ряд партийных постановлений о расширении объема государственных закупок зерна по низким ценам. «Кулаки» характеризовались как наиболее зажиточные представители крестьянства, давление на которых могло принести, как ожидалось, неплохие результаты. У «кулаков» начали конфисковывать не только зерно, но и личные хозяйства. Наметилась тенденция к свертыванию НЭПа. 7 ноября 1929 года Сталин выступил с призывом к проведению насильственной коллективизации как можно более быстрыми темпами. Он в категорической форме заявил, что крестьяне-середняки вместе с бедняками являются сторонниками создания колхозов. Главная причина такой поспешности заключалась в продолжительном кризисе, вызванном затруднениями с приобретением зерна; однако к числу других соображений, побудивших Сталина действовать столь быстро, следует также отнести его давнее недоверие к крестьянству как к надежному союзнику городского пролетариата. Большевиков и крестьян всегда разделяла широкая пропасть. Понятие мелкой крестьянской собственности никоим образом не соответствовало коммунистической модели бесклассового общества будущего. По убеждениям Сталина, даже беднейшие крестьяне, защищая свое право на владение землей и скотом, проявляли при этом качества, свойственные классу мелких буржуа. Сталин полагал, что коммунизм в России не удастся построить до тех пор, пока земля будет оставаться в собственности крестьян. Возможно, разоряя наиболее зажиточных пред-ставителей крестьянства, «кулаков», возведенных им в категорию подлежащего уничтожению класса, он рассчитывал преподать остальной части сельского населения наглядный урок, заставить ее убедиться в том, что успешное частное предпринимательство не имеет перспектив. Разжигая классовую войну между бедняками и «кулаками», партийные вожди несомненно надеялись 188 приобрести определенное число сторонников среди крестьянства. Больше того, характеристика «кулак» являлась весьма растяжимым понятием, применимым почти ко всем крестьянам; при этом явных бедняков можно было обвинить в сочувствии «кулакам». Под лозунгом борьбы с кулачеством у крестьян отбирали землю, а их самих ссылали в Сибирь в предназначенных для скота вагонах; под его прикрытием была развязана кампания террора против всего крестьянства. По твердому убеждению Сталина, ускоренное развитие индустриализации было невозможно без насильственных мер, направленных на преодоление кризиса в сельском хозяйстве, а один из его ближайших соратников в годы первой пятилетки необоснованно заявлял, что процесс промышленного роста неминуемо остановится на полпути, если не придать индустриализации должного ускорения. Планы ускорения промышленного производства принимались одновременно с планами ускорения коллективизации крестьянских хозяйств. Начиная с лета 1929 года представители партии на селе стали оказывать давление на крестьян, чтобы вынудить их вступать в колхозы. Однако подобные действия вызывали настороженность или открытое сопротивление сельского населения. Несмотря на некоторый прогресс, подавляющее большинство крестьянства по-прежнему негативно относилось к идее коллективизации. Тем не менее, к октябрю 1929 года коллективами обрабатывалось уже около одного из каждых одиннадцати акров пахотных земель. Насильственное изъятие зерна в масштабах всей страны, осуществляемое специальными командами, направленными партией на село, также приносило определенные результаты. Осенью 1929 года Сталин, опираясь на поддержку Молотова и Кагановича, преисполнился решимости подавить любое сопротивление «большому скачку вперед». Желание быстро осуществить коллективизацию независимо от сопротивления со стороны крестьянства являлось, с одной стороны, явно необоснованным, а с другой — свидетельствовало о приверженности к командным методам руководства. Декабрь 1929 года ознаменовал собой начало массового «раскулачивания». Сталин постановил «ликвидировать кулачество как класс». Ликвидация крестьянина-единоличника, объявленного «кулаком», не означала, однако, физического уничтожения, за исключением случаев обвинения его в активной контрреволюционной деятельности. У «кулаков» полностью конфисковывалось имущество, а их самих либо заключали в концлагеря, либо высылали вместе с семьями в Сибирь, где они вновь начинали заниматься сельским хозяйством с тем немногочисленным инвентарем, который им позволяли сохранить. Некоторым «кулакам» разрешалось оставаться в местах их прежнего проживания с условием вступления в колхоз. В целом выполнение этой программы сопровождалось неимоверными насилием и жестокостью, а также характеризовалось абсолютным пренебрежением правами человека. Множество крестьян погибли от голода или болезней. При этом го-сударство прилагало все усилия, чтобы сведения о трагедии небывалых масштабов не просочились на Запад. Бедствия и нищета периода «великой депрессии» не идут ни в какое сравнение с той катастрофой, которая разразилась в сталинской России. Подобные мероприятия привели к настоящему хаосу на селе. К весне 1930 года удалось коллективизировать более половины крестьянских хозяйств. По мере приближения весеннего сева, в Москву все чаще стали поступать доклады, свидетельствующие о том, что насильственная коллективизация таит в себе угрозу невиданного доселе бедствия. Сопротивление крестьян росло, зачастую выливаясь в настоящие восстания. Недавно созданные колхозы едва ли могли дать даже малую часть продовольствия, производившегося крестьянами-единоличниками в предшествующий коллективизации период. Перед лицом грядущей катастрофы, угрожавшей его собственному положению, Сталину пришлось пойти на уступки. Вскоре в печати появилась написанная им статья под заголовком «Головокружение от успехов». Вина за эксцессы при проведении коллективизации возлагалась на непосредственно осуществлявших ее работников; принуждение признавалось ошибкой; крестьяне, желавшие выйти из колхозов, получали на это право. Однако, вопреки ожидаемым единицам, колхозы покинула огромная масса крестьян, вновь взявших часть принадлежавших им земель в единоличное пользование. Лучшие участки колхозам удалось сохранить за собой. В ответ на столь неожиданный поворот событий Сталин летом 1930 года отдал распоряжение о возобновлении насильственной коллективизации. На этот раз каких-либо послаблений не допускалось. К 1935 году в коллективном пользовании находилось 94 % обрабатываемых площадей. Показатели сельскохозяйственного производства упали до поистине ужасающих отметок. Крестьяне резали скот, колхозы оказались неэффективны, урожаи продолжали снижаться, а недостаток про-довольствия не удавалось устранить с помощью партийных чисток и методов принуждения. Условия жизни начала 1930-х годов напоминали начало 1920-х. Охвативший страну голод унес миллионы жертв. Положение могло стать еще хуже, если бы Сталин не усвоил уроков зимы 1929-30 годов, массового сопротивления коллективизации и крестьянских восстаний. Начиная с 1930 года колхозникам разрешалось иметь небольшое приусадебное хозяйство и несколько голов скота. В 1932 году им 189 позволили даже продавать продукты после выполнения нормы государственных поставок по установленным государством ценам. Крестьянское приусадебное хозяйство сделалось важным источником производства молока и мяса. Сельское хозяйство стало постепенно оправляться от последствий нанесенного ему жестокого удара, однако здесь, в отличие от промышленности, так и не произошло большого скачка в развитии. Несмотря на рост населения, удалось достичь лишь показателей предшествующего (1928 года) периода. С точки зрения экономики, сталинская коллективизация не смогла удовлетворить потребности России в увеличении сельскохозяйственной продукции вплоть до гитлеровского вторжения в 1941 году. Даже Сталин был вынужден пойти на компромисс с крестьянством, разрешив мелкое производство и торговлю перед лицом угрозы непрекращающегося голода. Огромное напряжение, порожденное сталинской политикой в области промышленности и сельского хозяйства в 1929-30 году, сопровождалось все более усиливающимся террором, преследовавшим целью подавление какой бы то ни было оппозиции. Официальная пропаганда стремилась возвысить Сталина в глазах населения до уровня полубога, возвести в ранг арбитра в любой сфере деятельности общества — в искусстве, литературе, музыке, образовании, марксистской философии. Советская власть прибегала к тактике террора и раньше. Показательные судебные процессы проводились начиная с 1928 года. Ввиду скудости информации о дея-тельности Советского правительства, историкам приходится довольствоваться предположениями. В период с 1928 по 1934 годы, Сталин, судя по всему, еще не достиг безраздельной власти, вследствие чего просчеты, в первую очередь в сфере сельского хозяйства, существенно ослабляли его позицию. Возможно, именно об этом свидетельствует тот любопытный факт, что состоявшийся в начале 1934 года XVII Съезд партии принял решение в дальнейшем именовать Сталина не «генеральным сек-ретарем», а лишь «секретарем» партии. Не являлось ли это своего рода осуждением его попытки сосредоточить в своих руках всю полноту власти? Не принадлежал ли Сергей Киров, руководитель ленинградской партийной организации, к числу тех, кто стремился подрезать Сталину крылья? В декабре 1934 года Киров погиб от руки убийцы, действовавшего, как полагают западные специалисты, по указке Сталина. Активное участие Сталина в организации похорон Кирова никак не опровергает такой гипотезы. За убийством Кирова последовала первая волна массовых арестов и казней, потом на некоторое время сменившаяся затишьем, точно так же, как и коллективизация. В 1936 году Сталин даже объявил о принятии конституции, гарантирующей все существующие права человека и гражданина! Однако она стала не более чем фасадом, способным ввести в заблуждение лишь самых легковерных. В дальнейшем аресты и казни возобновились. Период с 1936 по 1938 год вошел в историю под названием Великого террора, после чего Сталин сделался неограниченным диктатором, которому никто не смел противоречить. Сталин обрушился с репрессиями на элиту коммунистического общества, высших партийных функционеров, армейских офицеров, начиная с младших и кончая крупными военачальниками, на техническую интеллигенцию и руководящие кадры. Мировое сообщество получало весьма скудную информацию о показательных процессах над выдающимися руководителями, «отцами» революции, которые теперь один за другим публично признавались в совершенных ими прегрешениях, под-тверждая собственные показания, вырванные у них под пытками или с помощью угроз. Уничтожали не только осужденных, но и их жен вместе с близкими родственниками. Подобного еще никогда не случалось за всю историю человечества. Под благосклонной сталинской улыбкой скрывалось лицо тирана, твердо убежденного в том, что лишь он один способен управлять Советским Союзом, и не считавшегося ни с какими человеческими жертвами. Сталин, которого зачастую изображают как безумца, действовал с холодным и безжалостным расчетом. Точное количество жертв развязанного им террора практически невозможно определить. Раскулачивание, голод, так называемые «чистки» унесли миллионы людей. Никто не чувствовал себя в безопасности. Смерть, ссылка или заключение в один из множества лагерей каторжного труда становились уделом тех, на кого падала тень подозрения. Ущерб, нанесенный России в связи с уничтожением квалифицированных спе-циалистов, не поддается учету. Тайная полиция продолжала 790 держать страну мертвой хваткой до самой смерти Сталина. В СССР нашлись тысячи добровольных последователей Сталина, пожелавших выполнять его указания и совершать все эти преступления, которые сам вождь оправдывал, ссылаясь на организацию заговоров в пользу западных держав, на попытки Японии, Г ермании, Великобритании и Франции подорвать Советский Союз изнутри, а потом перейти к открытой агрессии. Верил ли в это он сам? Сталин считал такое теоретически возможным, и этого было достаточно. Сталин почти не выезжал за границу. В основе его понятия правильной внешней политики СССР лежали два подхода или принципа: во-первых, обороноспособность страны, находящейся во враждебном капиталистическом окружении, в любом случае имеет первостепенное значение и ее необходимо укреплять не считаясь ни с чем; во-вторых, возможные действия других государств следует определять на основе ленинских положений, в соответствии с которыми империалистические державы не только объединяла общая враждебность к первому коммунистическому государству, но они также вели жестокую схватку между собой, оспаривая мировое господство. Поэтому в 1920-х годах советские теоретики, в том числе и Сталин, считали вероятным возникно-вение войны между Великобританией и Соединенными Штатами. Однако она признавалась неблагоприятным для Советского Союза фактором, поскольку последний, вопреки его интересам, мог оказаться втянутым в любую крупную войну, где бы она ни разразилась. В начале 1930-х годов Сталин надеялся, что соперничество в Восточной Азии заставит США пресечь экспансию Японии в Китае. Но надежды советского руководства не оправдались, так как Соединенные Штаты избрали политику невмешательства во время Маньчжурского кризиса 1931-1933 годов. В Советском Союзе сложилось невероятно искаженное представление о западных государствах. Так западные социал-демократы выступали в роли правых уклонистов или, с 1929 по 1934 год, социал-фашистов, куда более опасных, чем настоящие фашисты. Нацизм рассматривался как недолговечное явление, связанное с действиями крайне правых сил, с которыми скоро покончит рабочий класс. Польша и ее союзница — капиталистическая Франция, а также «враждебная» Великобритания традиционно вызывали опасения. В этой связи Советский Союз, как полагали, находился в постоянной и весьма серьезной опасности, угрожавшей ему как с Запада, так и с Востока. С 1934 по 1938 годы во внешней политике СССР произошли определенные изменения, выразившиеся в сближении с западными демократиями. Советский Союз наконец признали Соединенные Штаты; в 1933 году Рузвельт согласился установить с ним дипломатические от-ношения. В 1934 году СССР вступил в Лигу наций, Максим Литвинов, народный комиссар иностранных дел, стал активно выдвигать идею коллективной безопасности, направленную против экспансионистской политики, проводимой гитлеровской Г ерманией и Италией Муссолини. Однако вполне искреннее на этот раз стремление к миру вовсе не свидетельствовало о готовности Советского Союза воевать с Германией на стороне западных демократий. Русские скорее стремились предотвратить войну, полагая что Гитлера и Муссолини можно остановить, заняв твердую позицию. Если их надежды не оправдаются, как это на самом деле случилось в сентябре 1939 года, советские руководители рассчитывали избежать участия в войне их страны. Если война все-таки разразится и возникнет весьма опасная для России ситуация, участвовать в ней должны только западные державы. Советский Союз собирался придерживаться по-литики нейтралитета и умиротворения Германии в необходимой для сохранения мира степени до тех пор, пока будет возможно не допустить, чтобы нацистская Германия первой нанесла удар России. Но оборотная сторона подобной ситуации таила в себе кошмарную перспективу установления советского лидерства, из-за чего Франция и Великобритания впоследствии предпочли воздержаться от активных действий, когда Гитлер завоевывал жизненное пространство на Востоке. Кроме того, стали бы украинцы, грузины и представители других национальностей сражаться за Россию, если эти народы столь жестоко пострадали от репрессий коммунистов? До завершения переходного периода строительства социализма СССР не мог позволить себе участия в войне, не рискуя самим существованием социалистической формации. Советский Союз предпринимал попытки создания так называемого «мирного барьера», заключая договоры о ненападении с соседними государствами, самым важным из которых являлось соглашение с Польшей. Вплоть до осени 1938 года Г итлер не прибегал к актам открытой агрессии в непосредственной близости от советских границ. В Восточной Азии с угрозой войны боролись с помощью целого набора политических средств, в первую очередь, путем умиротворения Японии; так, в 1935 году СССР продал принадлежащие ему паи Китайской восточной железной дороги марионеточному государству Японии Маньчжоу-го. В дальнейшем с целью хотя бы частичного восстановления утраченного влияния в этом районе Советский Союз оказывал поддержку выступавшим против Японии националистам Чан Кайши в надежде, что военные действия в Китае помешают японцам развязать агрессию одновременно и против него. Тем не менее, при необходимости Советский 191 Союз без колебаний прибегал к боевым действиям в ответ на непосредственное вторжение японцев в сферы своего влияния, например, в Монгольскую Народную Республику или провокационные действия на советско-китайской границе. В 1938 году и летом 1939 года между советскими и японскими войсками развернулись крупномасштабные сражения, которые уже никак нельзя было квалифицировать как инциденты. В 1939 году маршал Жуков (так пишет автор. В действительности звание Маршала Советского Союза было присвоено Г.К. Жукову 18 января 1943 г. В 1938 г. он командовал операцией советских войск в районе реки Халхин-Гол, находясь в звании комкора), опираясь на превосходство в современной танковой технике и вооружении, нанес жестокое поражение японцам, потерявшим 18 000 человек убитыми. В дальнейшем Япония избегала вступать в открытый конфликт с СССР. Боевые действия между Советским Союзом и Японией фактически не возобновлялись до тех пор, пока это устраивало Сталина, приказавшего нанести удар по японской армии в Китае в 1945 году. На Западе Советский Союз прилагал самые разносторонние усилия, желая склонить Францию и Великобританию встать на пути угрожавших миру Гитлера и Муссолини. В мае 1935 года Советский Союз подписал договор о взаимопомощи с Францией, преследовавший целью укрепление союза, направленного на сдерживание агрессии. СССР также присоединился к санкциям Лиги наций, введенным в интересах предотвращения захвата Абиссинии Муссолини и, к сожалению, оказав-шимся малоэффективными. В 1934 году перед лицом угрозы установления фашистского режима во Франции сформировался Единый фронт. Тем не менее, коммунистические руководители при этом постоянно помнили об опыте первой мировой войны и ни в коем случае не желали допустить повторение сигуации, когда Россия, спасая Запад от военного поражения, сама оказалась разгромленной. Проводимая Советской Россией политика — это сохранение равновесия и предотвращение войны за счет поддержки решения Франции и Великобритании оказать сопротивление агрессору. В соответствии с этой 192 общей стратегической схемой Советский Союз при оказании содействия республиканцам во время гражданской войны в Испании рассчитывал ее таким образом, чтобы всемерно избежать угрозы возникновения войны. Задача формирования добровольческих интернациональных бригад, сражавшихся на стороне республиканского правительства, была предоставлена Коминтерну. Советские технические специалисты, вооружение и другая помощь сыграли важную роль в этой войне. В 1937 году организованная Сталиным чистка вооруженных сил достигла своего апогея. Способность Советской России отразить военную агрессию оказалась как никогда низкой. Отчаянные попытки, предпринимаемые Советским Союзом в 1938 году с целью создания дипломатического мирного фронта, не увенчались успехом. Во время мюнхенской встречи, состоявшейся в сентябре 1938 года, руководители Великобритании и Франции дали согласие на отторжение населенных немцами и венграми районов от Чехословакии, в то время как русские обещали поддержать чехов лишь в пределах ограниченных обязательств заключенного между ними договора. Избранная западными державами тактика уступок нацистам не изменила советской внешней политики, а наоборот, способствовала укреплению тенденции к сохранению мира. Одновременно советские дипломаты старались заставить Францию и Великобританию пойти по пути сопротивления Гитлеру, предупреждая правительства этих стран, что Гитлер намеревается их разгромить. Сталинская идея «коллективной безопасности», на которую он сам, вероятно, никогда не возлагал особых надежд, окончательно умерла после того, как Германия оккупировала Чехословакию в марте 1939 года. Дальнейшее сохранение мира между Гитлером и его соседями теперь представлялось маловероятным, а следовательно, главной задачей Сталина по-прежнему оставалось предотвращение вступления Советского Союза в войну. Поэтому, вступив одновременно в тайные переговоры с Францией и Великобританией с одной стороны и Германией с другой, что свидетельствовало о приверженности Сгалина политике двойной страховки, он в итоге заключил 23 августа 1939 года договор о ненападении с Германией. В течение нескольких дней Сталин выжидал, исполнит ли Великобритания свои союзнические обязательства в отношении Польши. Расчет Сталина оказался верным, и ему удалось избежать вступления СССР в войну. Немцам, в свою очередь, была предоставлена возможность воспользоваться ресурсами Советского Союза. Таким образом, Сталин оказался в числе наиболее активных пособников политики умиротворения. С началом войны развязанной в сентябре 1939 года, Советский Союз, как полагал Сталин, получил длительную пере-дышку, в течение которой страна сумеет подготовиться к отражению грядущей агрессии. Однако передышка, которую он получил, продолжалась всего два года.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 20 ИНДУСТРИАЛЬНЫЙ РОСТ СОВЕТСКОЙ РОССИИ:

  1. ТЕМА 6.Российская империя на пути к индустриальному обществу. Особенности промышленного переворота в России. Общественная мысль и общественные движения в России в XIX в.
  2. Рост международного авторитета России. Греческий проект
  3. ГЛАВА 2 Рост и развитие человека
  4. IV. ГОСУДАРСТВО и ЦЕРКОВЬ в СОВЕТСКОЙ РОССИИ
  5. Глава 30. УЧИТЕЛЬ, СТРУКТУРА ЕГО ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ РОСТ
  6. И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История советской России, 2001
  7. ФИЛОСОФСКАЯ МЫСЛЬ В РОССИИ СОВЕТСКОГО И ПОСТСОВЕТСКОГО ПЕРИОДОВ
  8. От Советской России к Союзу ССР
  9. Основные субъекты Советской России и их интересы
  10. Дендрохронологические и дсидроклиматологические исследования в России и Советском Союзе
  11. H. E. Аксененко. История железнодорожного транспорта России и Советского Союза. Т. 2: 1917 — 1945 гг. — СПб.,. — 416 е, 1997
  12. № 55 ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ ОБОРОНЫ О ЗАСЛУГАХ I АРМИИ ТУРКЕСТАНСКОГО ФРОНТА В СОЕДИНЕНИИ СОВЕТСКОЙ РОССИИ С ТУРКЕСТАНОМ 1 октября 1919 г.
  13. ИНДУСТРИАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО
  14. Индустриальная Россия
  15. ОТ АГРАРНОГО К ИНДУСТРИАЛЬНОМУ КАПИТАЛИЗМУ
  16. Формирование индустриальной цивилизации
  17. 13.3. Формирование индустриальной цивилизации