<<
>>

ГЛАВА 28 ИСПЫТАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Вторая мировая война была последней мировой войной, которая велась обычным оружием, и первой, которая закончилась применением атомной бомбы, что создало потенциальную угрозу уничтожения в третьей мировой войне большей части человечества.
Вторая мировая война отличалась также тотальным характером боевых действий и сопровождалась намеренным убийством миллионов лиц гражданского населения. Наибольший технический прогресс имел место в воздушной войне. С воздуха города можно было превратить в груды щебня, что немцы продемонстрировали в Испании, разрушив Гернику. В 1939 году настал черед Варшавы, а в 1940 году подобную судьбу испытал город Ковентри. Британия и Соединенные Штаты в 1942-1945 годах ответили массовыми бомбардировками немецких городов. Результатами подобных рейдов были тяжелые потери среди гражданского населения и большие разрушения. Бомбардировка союзниками Дрездена, полного беженцами с востока, перед самым окончанием войны заслуживает особого осуждения. К февралю 1945 года разрушение немецких городов уже не могло оказать серьезного влияния на исход войны. Никак не ожидалось, что подобные бомбардировки окажут прямо противоположное действие, укрепив решимость немцев продолжать сопротивление. Отчаяние заставляло их продолжать сражение. Альтернативы не было. Страх, прежде всего перед местью русских, поддерживал сопротивление. Оправдывались ли огромные человеческие жертвы — по официальным немецким данным их число в итоге составило 593 000 человек — достигнутыми военными результатами? При бомбардировках с воздуха возмездие со стороны союзников было только второстепенным мотивом. Ради этой цели не принесли бы в жертву 50 000 жизней членов воздушных экипажей и не предприняли такие гигантские усилия в области военной промышленности. Данные фотографической разведки о разрушении промышленного Рура и других районов, казалось, оправдывают эти рейды, как удары по экономическому потенциалу Германии. Несомненно, значительные германские ресурсы были уничтожены, к тому же, тратились силы на их восстановление, и это ослабляло военные усилия Германии. Но невозможно точно подсчитать, какой вклад воздушная война внесла в завершение войны, или, иначе выражаясь, как бы долго еще война продолжалась, если бы не применявшиеся «ковровые» бомбардировки. Воздушная война достигла своих опустошительных масштабов только в 1944 году, но к тому времени германские войска уже фактически потерпели поражение и старались только оттянуть неизбежный конец. Но нет сомнений относительно того, что стратегические бомбардировки с заданной конкретной целью, например заводов по производству синтетического топлива или коммуникаций, действительно подрывали германские военные силы в 1944-1945 годах и что талантливейший министр вооружений Германии Альберт Шпеер не мог уже больше восстанавливать разрушенное в пределах границ все более сжимающегося Рейха. Важным также был и тот факт, что до высадки во Франции в 1944 году военные действия, которые союзники вели на суше, были относительно незначительными по сравнению с восточным фронтом. Массированные атаки бомбардировщиков были единственным средством, которым располагали союзники на Западе, для нанесения ощутимых для немцев ударов до тех пор, пока союзные войска не пошли в решительное наступление.
Во время второй мировой войны различие между военнослужащими и невоенным населением было не столь уж определенным. Промышленный рабочий мог числиться военнослужащим. По мнению большинства 282 современников, этот факт оправдывал и его собственную гибель и уничтожение его дома в результате бомбежки. В этой войне нового типа убивали и калечили и детей, и женщин, и стариков, и больных. Но немцы, японцы и итальянцы вышли за пределы допускавшегося общественным прением против противоборствующей стороны. Что готовилось для Европы, Азии и Африки, если бы Г ермания и Япония выиграли войну, видно из их зверского поведения в качестве оккупационных властей. Контраст с первой мировой войной не мог быть большим. Убийство и террор стали осознанными политическими акциями. Разрушение городов и деревень во время германского наступления, как и расстрелы из пулеметов колонн беженцев, было только началом. Гитлеровский рейх отказывал в человеческой ценности тем, кто принадлежал к «низшим» расам, но он не ценил и жизни самих немцев. Программа «эвтаназии», например, была задумана для умерщвления «бесполезных» неизлечимо больных или умственно неполноценных немцев, включая женщин и детей. Тысячи цыган, классифицированных как «не-арийцы», погибли в Освенциме. Свидетели Иеговы, чья вера не позволяла им подчиняться приказаниям Гитлера, также подвергались преследованиям и убийствам, как и многие гражданские лица других национальностей, которых считали противниками идеалов нового режима. В оккупированных странах заложников массами хватали на улицах, а затем расстреливали за убийства бойцами сопротивления немецких солдат. Проступки против оккупационных властей по усмотрению местных военных властей могли наказываться смертью. Укрывательство евреев или партизан в случае обнаружения или доноса также означало смертную казнь. Всех евреев в Европе, являвшихся не столько противниками режима, сколько беззащитными жертвами, ждала одинаковая судьба: физическое уничтожение, как это провозгласил Гитлер в речи в рейхстаге 30 января 1939 года. Но наряду со всеми этими ужасами германские войска, которые сражались с союзными армиями на западе, вели себя в соответствии с условиями заключенных конвенций, а. при захвате пленных, за некоторыми исключениями, обращались с ними прилично. В сражавшейся в России германской армии, однако, постоянно нарастало число специальных карательных частей, которые терроризировали гражданское население. Здесь не было «честной» войны. Более 3 млн русских военнопленных, оказавшихся во время войны в руках немцев, погибли от истязаний и голода. Гиммлер, который как глава СС располагал все возрастающими полномочиями, в ходе войны признал, что происходит бесполезная растрата рабочей силы, и русские военнопленные и гражданское население стали использоваться на принудительных работах в немецкой промышленности. Многие умирали от истощения. В свою очередь около 380 000 немецких солдат и офицеров так больше никогда и не вернулись из русского плена в Германию. Имело место также убийство сотрудниками советской госбезопасности пленных польских офицеров в Катыни; их тела были обнаружены немцами в апреле 1943 года. Ужасающая информация об этом массовом убийстве была обнародована новыми руководителями России только в сентябре 1992 года. Приказы о расстреле польских офицеров и гражданских лиц, заподозренных во враждебном отношении к Советскому Союзу, были подписаны в марте 1940 года самим Сталиным, а также тремя его сподвижниками по Политбюро — Ворошиловым, Молотовым и Микояном, по предложению Берии, главы органов государственной безопасности. В лесу под Катынью, недалеко от Смоленска, был расстрелян 4421 польский офицер. Но это только малая часть из общего числа жертв. Кроме них расстреляли 17 446 солдат и гражданских лиц. Все советские лидеры, Хрущев, Брежнев и Горбачев, знали о мрачных тайнах, хранимых в так называемых «особых папках» архивохранилищ. Брежнев наложил резолюцию: «Никогда не оглашать»; Горбачев же передал некоторую информацию польскому правительству. Только правительство Ельцина сказало всю правду об этих убийствах. Своими зверствами прославились японские войска. Быть захваченным в плен считалось позором. Попавшие в плен солдаты и офицеры из армий союзников сталкивались с бесчеловечным обращением со стороны японского командования; тысячи из них погибли. Многие ис-пользовались вместе с согнанными на работы азиатами на таких работах, как, например, строительство железной дороги Бирма—Сиам. К октябрю 1943 года, когда эта дорога смерти была сдана в эксплуатацию, она унесла жизни 100 000 азиатов и 16 000 европейцев. Ужасы и тяжелые испытания, бесправие и жестокость, царившие за линией фронта, массовые убийства — неотторжимая часть истории мировой войны. Никакие зверства нельзя оправдать тем аргументом, что одна из сторон вынуждена была отвечать на зверства другой стороны. В Польше, а позднее в России немецкие завоеватели продемонстрировали такую степень варварства, которой невозможно найти сравнений во времена первой мировой войны. В 1930-е годы, по тактическим соображениям, Г итлер был готов сотрудничать с поляками, и его мнение о них было весьма благоприятным. Авторитарное польское государство, налет антисемитизма и официального антибольшевизма делали поляков, по 283 мнению Гитлера, подходящими младшими партнерами. Но мужественное сопротивление Польши в 1939 году все изменило. За исключением отношения к евреям, которые были объявлены антагонистами арийской расы, мнение Г итлера о том, как поступать с представителями других «рас», таких как славяне, было прагматическим. Их жизни были ему безразличны. Уничтожая польскую интеллигенцию, он не столько следовал расовой политике, сколько максимально эффективно и практично, как он думал, искоренял сильно развитое чувство польского национализма. Та же самая «расовая» непоследовательность заметна и в политике по отношению к населению Украины. Месть за малейшее сопротивление его воле была одной из доминирующих черт характера Г итлера. За исключением ряда оккупированных территорий Советского Союза, ни одно государство не подвергалось худшему обращению, чем Польша. Планы Гитлера предусматривали полную утрату поляками своего национального существования. Лидеры интеллигенции и специалисты истреблялись массами. Польская культура и национальное самосознание подлежали полному уничтожению. Часть районов западной Польши была аннексирована Германией и заселена «немецкими» фермерами, в основном «фольксдойче», этническими немцами, которые на протяжении поколений жили в Восточной Европе. Большая часть остальной части Польши была преобразована в своего рода колонию, управляемую генерал-губернаторством польских территорий во главе с Г ансом Франком, фанатиком, жестоким нацистом, вступившим в партию в первые же дни ее существования. В этой колонии самый высокий статус, который отводился полякам, был статус рабочего. Франк в ноябре 1940 года описывал подвластные ему владения как «гигантский трудовой лагерь, где все, что значит власть и независимость, находится в руках немцев». Франк, что было типичным для фанатичных представителей нацистской администрации, часто конфликтовал с СС, которое не повиновалось никому, кроме своего главы, Генриха Гиммлера. Польша при губернаторстве Франка была избрана СС в качестве района размещения большинства лагерей смерти, таких как Треблинка. Франк одобрял убийства евреев и возражал против организации их поселений на территории генерал-губернаторства. В декабре 1941 года он заявил: «Господа, я прошу вас вооружиться против любого проявления чувства жалости. Мы должны уничтожать евреев, где мы только их не встретим, где только возможно». Предполагалось, что большинству польского населения будет позволено продолжать существование, пока они служат своим немецким господам, постепенно утрачивая чувство национального самосознания. То, что нацисты готовили евреям, было настолько невероятным, что даже когда факты об этом всплыли наружу, большинство евреев, еще оставшихся в живых в оккупированной немцами Европе, не могли в это поверить. Не поняли весь ужас происходящего и за границей. В самом деле, тот ад, который нацисты создали в лагерях смерти, как и сам ад, настолько далеки от обычного человеческого опыта, что вряд ли могут восприниматься как нечто реальное, как то, во что можно поверить. Холокост — это тот аспект современной истории, который наиболее трудно объяснить и понять Взгляды Г итлера на еврейский вопрос до 1941 года остаются предметом напряженных споров между историками. Благодаря некоторым свидетельствам можно, однако, прийти к определенным заключениям. В условиях мира, еще до начала войны в 1939 году, он не мог отдать приказа о массовом убийстве немецких, австрийских и чешских евреев в пределах рейха. Если область расселения немцев необходимо было сделать «Judenfrei», свободной от евреев, их насильственная депортация была единственным решением. Для Г итлера евреи представляли единственную возможную ценность: их можно было использовать для шантажа Запада. Он верил национал-социалистической пропаганде о закулисном влиянии евреев и их воздействии на политические рычаги в Вашингтоне, Лондоне и Париже. Его целью было покорение континентальной Европы по частям. Поэтому в январе 1939 года в своей широко известной речи в рейхстаге он угрожал гибелью евреям, если Великобритания, Франция и Соединенные Штаты станут сопротивляться его агрессии на континенте, начав мировую войну. До нападения Г ермании на Советский Союз в июне 1941 года казалось, что еще существовал небольшой шанс установления мира на Западе. Евреям в Германии и завоеванной Европе еще позволяли оставаться в живых. Гитлер любил иметь возможность выбора: рассматривались альтернативные решения — либо изоляция евреев, либо их тотальное выдворение из Европы, например, план их высылки на Мадагаскар. То, что с самого начала у него не было никаких моральных доводов против массового уничтожения евреев, если это окажется наилучшим выходом, не может подвергаться сомнению. В течение лета и осени 1941 года к европейским евреям, уже бывшим во власти немцев, добавились миллионы «большевистских евреев», являвшихся в его глазах смертельными врагами. Возможности массовой эмиграции или высылки за границу более не существовало. К тому же, располагая таким большим количеством нееврейской рабской рабочей силы, Гитлер полагал, что еврейский труд ему уже не потребуется. Выбор в пользу массового 284 уничтожения в качестве окончательного решения вопроса вскоре стал восприниматься как самый желанный и практичный. Как показывают «стимулирующие» беседы Г итлера со своими генералами весной 1941 года, накануне нападения на Россию, речь шла о начале открытой «расовой» войне. Это предрекало плачевную роковую судьбу евреям, расе, которую Гитлер ненавидел и уподоблял чуме. Теперь он мог повторить произнесенную в январе 1939 года в рейхстаге речь, на этот раз для обоснования перед германским народом плана уничтожения евреев. В свете вышеизложенного можно сказать, что нацистская политика неизбежно должна была привести к геноциду. Всеми возможными методами нацисты до 1939 года старались «очистить» Германию от евреев, принуждая их эмигрировать. Не только немцы следовали подобной практике. Поляки тоже перед войной хотели «решить» свою еврейскую проблему, организовав насильственную эмиграцию евреев. Антисемитизмом была заражена вся Европа и Соединенные Штаты. Но дискриминация не была частью планомерной правительственной политики ни в одной стране Запада, поскольку шла в разрез с основными гражданскими правами и свободами. Въезд евреев из Г ермании для поселения был ограничен. Повсюду высоким был уровень безработицы, поэтому любое увеличение предложения на рынке рабочей силы не приветствовалось, особенно вследствие притока иммигрантов, лишенных денег и имущества. Тем не менее, обвинение соседей Германии в том, что они воспрепятствовали въезду некоторого числа немецких евреев до начала их уничтожения, снимает ли вину с нацистской Г ермании? Действительно, западные правительства в годы депрессии были обеспокоены собственными проблемами. Кроме того, не надо забывать, что ни одно правительство на Западе и представить не могло, что за «окончательное решение» готовили евреям немцы на захваченном континенте. Великобритания, располагая мандатом Лиги наций на Палестину и обещав там евреям «построить национальный дом», несла особую ответственность за помощь евреям — до того, как гонения со стороны немцев не ужесточились, большинство немецких евреев не желало эмигрировать в Палестину. Когда же они после ноября 1938 года в отчаянии стали пытаться покинуть Г ерманию и были уже рады бежать в Палестину, британское правительство оказалось больше озабочено тем, чтобы обезопасить свои важнейшие стратегические интересы на Ближнем Востоке. Палестина стала котлом, где кипел конфликт между арабами, евреями и британскими оккупационными властями. В глазах арабов как евреи, так и британские власти были европейцами, оккупировавшими арабские земли. Арабы, кроме того, видели, что возросшая еврейская иммиграция вызвана европейским антисемитизмом, укреплявшим, в свою очередь, позиции сионизма. Английское правительство пыталось выпутаться из этого столкновения интересов, не удовлетворяя ни требований сионистов, ни требований арабов. В конце концов, в мае 1939 года британское правительство решило умиротворить арабов, обещав им ограничить еврейскую иммиграцию 75 тысячами в течение последующих пяти лет, дальнейшая же иммиграция, как обещало правительство арабам, должна была осуществляться с согласия арабского большинства Палестины. До 1939 года усилия правительств по спасению евреев от нацистских зверств не отличались динамизмом. Европейские соседи Г ермании, Соединенные Штаты и Латинская Америка принимали только по несколько десятков тысяч евреев. Когда вспыхнула война, нацисты выразили готовность не препятствовать их исходу, но из-за военных действий этот исход превратился в тоненькую струйку. И все-таки, более чем половине немецких евреев, примерно 280 000, удалось найти способ убежать в 1933-1939 годах, хотя многим из них только на время, поскольку Гитлер продолжал захватывать новые территории. Таким образом, спаслись евреи Г ермании, а также Австрии и Чехословакии, стран, оккупированных Г итлером еще до начала мировой войны. Но они представляли только небольшую часть еврейского населения Европы. В Польше в 1940 году много евреев погибло, а все оставшееся в живых еврейское население, как в средние века, было согнано в гетто — отгороженную стеной и полицейским кордоном часть города, где евреям было разрешено жить и самим заботиться о себе. Два крупнейших гетто находились в Варшаве и Лодзи. Благодаря гетто немцы обеспечили себя практически рабским трудом евреев. Жители гетто из-за недоедания и перенаселенности страдали от болезней и истощения. Планомерное поголовное уничтожение всех евреев началось 22 июня 1941 года, в день, когда германские армии вторглись в Советский Союз. Эти ужасные убийства мужчин, женщин и детей, которых расстреливали из пулеметов на краю могил, вырытых накануне самими же жертвами, были подготовлены заранее. Невозможно себе представить, что их производили без ведома Г итлера. О звериной жестокости Г итлера можно судить по записи его речи на совещании в Ставке 16 июля 1941 года, в которой он, излагая свои цели, упомянул об отданных русскими приказах начать партизанские действия позади линии фронта. Г итлер увидел в этом приказе «некоторое преимущество для нас; это дает нам возможность уничтожать каждого, кто выступает против нас». Непосредственными 285 исполнителями террористических акций были специальные отряды СС. Германская армия также принимала широкое участие в массовых убийствах. Нацистской идеологии удалось глубоко укорениться в среде простого народа. Г итлер и небольшая группа руководителей Рейха не могли бы совершить такие чудовищные преступления без тысяч активных помощников и безразличного, если не прямо враждебного, отношения к жертвам еще большего числа немцев. Для «окончательного решения» еврейского вопроса на оккупированных территориях Советского Союза не было нужды в транспорте или создании специальных лагерей или гетто. В Польше, с точки зрения нацистов, евреи гибли недостаточно быстро. Поэтому потребовались специальные меры по уничтожению евреев, оставшихся в оккупированной немцами Европе, а также проживавших в странах-союзниках Германии. После дискуссий среди нацистского руководства 31 июля 1941 года Герингом был отдан приказ Гейдриху, подручному Гимлера, составить планы по систематическому уничтожению, иначе называемому «окончательным решением», нероссий-ского еврейства. Выполняя приказ, Гейдрих созвал 20 января 1942 года печально известное совещание высших чиновников администрации Рейха. Совещание было названо ваннзейским, от Ваннзее, где оно проводилось, излюбленного места для пикников неподалеку от Берлина. Согласились с тем, что евреев в Западной и Центральной Европе нельзя подвергнуть такой же резне, как в России. Хотя в самой Г ермании существовало несколько концентрационных лагерей, они могли уничтожить только десятки тысяч, а не миллионы! Самая высокая концентрация евреев была уже в Польше, потому именно в Польшу и следовало транспортировать евреев: «Европа будет "прочесана" с запада до востока» Что это «переселение» означало в действительности, явствует из документов совещания: «Евреи, способные к труду, будут направляться большими трудовыми колоннами для строительства дорог, при этом не подлежит сомнению, что значительная часть из них подвергнется естественному сокращению... С неизбежными остатками следует поступать соответствующим образом, поскольку в силу естественного отбора, после своего освобождения они превратятся в зародышевую клетку нового этапа еврейского развития». Ни один из присутствовавших не сомневался, что на самом деле планировалось массовое убийство. Эсэсовец Адольф Эйхман, который также там присутствовал и был одним из главных организаторов Холокоста, позднее засвидетельствовал, что царила атмосфера всеобщего согласия; никто не попытался воспрепятствовать или выдвигать возражений морального плана. Восточные гетто теперь становились транзитными станциями для фашистских жертв. Строительство лагеря смерти в Освенциме было начато еще до ваннзейского совещания. За ним появились другие, среди них в Хелмо, Бельзеце, Собиборе, Треблинке. Эти лагеря были оснащены специальным оборудованием для убийства ежедневно тысяч людей, обычно в огромных газовых камерах. «Отбор» тех, кто подлежал уничтожению как негодный к работе, производился после прибытия на железнодорожную станцию, которая находилась непосредственно у лагеря; остаток, обычно меньшинство, куда никогда не входили старики, больные или дети, получал дозволение прожить еще несколько недель. Мало кому удавалось прожить в лагере достаточно долго. Несмотря на практически безнадежное положение, в некоторых гетто и лагерях евреи все-таки оказывали сопротивление с помощью оружия, которое удавалось тайно раздобыть, и вступали в бой с немецкими солда-тами, по крайне мере, таким образом дорого отдавая свои жизни. Весь мир узнал о восстании в варшавском гетто в апреле и мае 1943 года и о его последующем уничтожении. Менее известны восстания в лагерях смерти в Треблинке в августе 1943 года и в Собиборе в октябре того же года. Нескольким тысячам евреев удалось бежать в польские леса и леса Украины, где они сформировали партизанские отряды. Соотечественники их встречали не всегда хорошо и иногда даже убивали. До окончания войны было уничтожено от 5 до б млн евреев. Нацистская идеология была настолько широко распространена, что несерьезно возлагать ответственность за эти преступления исключительно на Г итлера и его ближайших приспешников. Хотя основная вина ложится на немцев, как простых солдат вермахта так и эсэсовцев, 286 следует помнить, что в своей работе по уничтожению людей они находили помощь со стороны определенных слоев покоренных народов Европы. В Германии о происходившем было широко известно из рассказов военнослужащих и эсэсовцев, приезжавших в отпуска с Восточного фронта. О том, насколько в действительности немцы были посвящены в происходив-шее, видно из статьи, написанной Геббельсом и опубликованной в «респектабельном» еженедельном журнале «Дас Рейх» 16 ноября 1941 года. Тот факт, что именно мировое еврейство развязало войну, писал он, доказано и не оставляет места спору: Евреи хотели войны, теперь они ее получили. Сбывается пророческая речь фюрера в рейхстаге 30 января 1939 года, в которой он сказал, что если международному финансовому еврейству еще раз удастся втянуть народы в мировую войну, результатом станет не большевизация мира и, следовательно победа евреев, но уничтожение еврейской расы в Европе. Сейчас мы являемся свидетелями осуществления этого пророчества, и вершится судьба, которая жестока, но более чем заслуженна. Чувства жа-лости или симпатии совершенно неуместны... [Еврейство], в соответствии со своим законом «око за око, и зуб за зуб», гибнет. Требование германских властей о выдаче всех евреев для ужасного «окончательного решения», которое им готовилось, явилось глубочайшим моральным испытанием, выпавшим на долю оккупированной Европы и стран-союзников Германии во время второй мировой войны. Реакция на него была не однозначной. Существовал «официальный» коллаборационизм правительства и даже он не был повсюду однозначным — но речь идет также и о поведении таких институтов, как, прежде всего, национальные церкви, а также о поведении простых людей. В каждом уголке Европы находились люди, которые рисковали своими жизнями, укрывая евреев. С другой стороны, уцелевшие в Германии евреи в основ-ном состояли в смешанных еврейско-христианских браках. Они также были занесены в списки на ликвидацию, но шли последними в планах по «окончательному решению», и война закончилась до того, как эсэсовцы приступили к их уничтожению. Несколько сотен евреев были спрятаны из гуманных соображений, другие сумели обзавестись необходимыми документами, чтобы выдать себя за арийцев. Христиане, которые защищали евреев в Германии, были героями, их число, к сожалению, совсем невелико — намного меньше, чем в Польше или других оккупированных странах. В Г ермании же возможность спастись для непривилегированных евреев (т.е. тех, кто имел супругов-христиан и детей от брака) была настолько ничтожной, что практически о ней можно не говорить. Поляки и евреи веками жили вместе, но раздельными общинами. Даже в 1931 году большинство из 3 млн евреев Польши в основном не было ассимилировано, хотя многие из тех, кто ассимилировался, сумели подняться до уровня специалистов среднего звена. При нацистской оккупации антисемитизм подкреплялся официальной пропагандой, но были поляки, которые, хотя и не любили евреев, помогали им, потому, что гораздо сильнее ненавидели нацистов. Были также поляки, которые активно помогали немцам в облавах на евреев. Но в то же время несколько тысяч поляков из чувства жалости прятали евреев с большим риском для себя, потому как наказанием за это была смерть. По оценкам, уцелели от 50 000 до 100 000 польских евреев, некоторые из них сражались в партизанских отрядах или в Красной Армии. 15 000 сумели найти убежище в Варшаве, намного больше, чем в Берлине. Если бы больше немцев приложили усилие к спасению евреев, Г итлеру было бы гораздо труднее осуществить Холокост. В Нидерландах, Бельгии, Франции и прежде всего в Италии шанс на выживание у евреев был выше. Евреев укрывали в семьях, в монастырях и деревнях. Официальная вишистская Франция, однако, оказала опреде-ленную помощь немцам в облавах на евреев, включая и французских граждан иудейской веры, которые затем были отправлены в лагеря смерти на Востоке. Из 7000 евреев, проживавших в Дании, только 500 удалось спастись с помощью движения сопротивления, переправившего их в Швецию. Датское движение сопротивления было извещено о грозящей депортации евреев доктором Дуквитцем, мужественным немцем, который служил в Копенгагене и узнал о грозящей евреям судьбе благодаря утечке информации из гестапо. Судьба евреев, которые не смогли бежать, была совершенно необычной. Нацистские правители в Берлине поддерживали фикцию датского суверенитета, в связи с чем Дании разрешалось по-прежнему оказывать покровительство всем датским гражданам, включая и датских евреев. 500 датских евреев были депортированы в привилегиро-ванное гетто в Терезиенштадте, где они были поселены отдельно от других в гораздо лучших условиях. Они продолжали поддерживать контакт с датскими властями, которые настаивали на том, чтобы им было позволено заботиться о депортированных до конца войны. Никто не был отправлен в лагеря смерти на Восток, и почти все они выжили и вернулись в Данию после освобождения. Они были счастливым исключением. 287 Доктор Дуквитц также остался жив и удостоен звания «одного из праведных» в Яд Вашем, мемориале жертв Холокоста в Иерусалиме. С другой стороны, союзник Германии, Италия, на практике защищала евреев, несмотря на антиеврейское законодательство Муссолини. До капитуляции Италии и последующей немецкой оккупации севера страны итальянские военные власти в своих зонах в Хорватии и во Франции препятствовали германским войскам и полиции арестовывать евреев и отправлять их на Восток. Итальянская армия не имеет никакого отношения к массовым убийствам евреев, хотя от нее требовали это немцы и их «союзники». Она либо саботировала приказы, либо просто отказывалась их исполнять. Гуманизм и порядочность не были уничтожены. В оккупированной Европе местная полиция иногда делала грязную работу за немцев. В некоторых случаях полицейским грозил расстрел в случае неповиновения. В других же случаях подобная работа исполнялась с энтузиазмом. Молчание Ватикана, а также немецких протестантских церквей нанесло серьезный удар по морали. Напротив, в голландских католических соборах и многих протестантских церквях после первой депортации евреев с кафедр зазвучали протесты. Священники и пасторы, где бы ни ступала нога немецкого захватчика, шли на муки из чувства личного протеста. Епископ Мюнстерский Г ален публично осудил умерщвление приблизительно от 60 000 до 80 000 слабоумных и неизле-чимо больных немцев, в соответствии с так называемой программой «эвтаназии»: Гитлер опасался, что военные усилия народа могут быть подорваны открытой атакой на религиозные убеждения. Сильное обще-ственное движение со стороны немецких церквей и военных могло, следовательно, также спасти жизнь огромному числу евреев. Гитлер и его режим внимательно наблюдали за реакцией немецкого народа. Но в Германии такого общественного движения как, например, в Нидерландах, не возникло. Значение и природа движения сопротивления нацистам в самой Г ермании и в захваченной нацистами Европе были необычайно различными. Будучи по необходимости конспиративным, это движение проявило себя актами диверсий и несколькими покушениями на жизнь Гитлера, самым громким из которых стал заговор 20 июля 1944 года. Он едва не завершился успехом; бомба, подложенная одним из заговорщиков в ставке Гитлера в Восточной Пруссии, взорвалась всего лишь в нескольких футах от Гитлера. Состав участников сопротивления варьировался от членов антинацистских политических партий Веймарской республики до отдельных личностей, которые действовали из моральных соображений. Так, например, в Мюнхене небольшая группа студентов и преподавателей, назвавших свою организацию «Белой Розой», распространили, до того как их схватили и казнили, тысячи листовок, осуждавших зверства нацистов. Но единственное сопротивление, которое действительно было способно устранить Г итлера, исходило из армейских кругов, и кульминацией этого движения стал заговор с использованием бомбы 20 июля 1944 года. Участвовавшие в заговоре офицеры ясно видели, что война проиграна и с помощью устранения Гитлера надеялись заключить мир с западными союзниками, в то же время препятствуя вступлению русских в Германию. Если бы Гитлер был убит, возможно, заговор и удался, хотя Британия и Америка наверняка бы отказались от зак- Жертвы Холокоста и выжившие в нем Жертвы Выжившие (после 1939 г.) лючения мира на условиях иных, чем безоговорочная капитуляция. Успешное вооруженное сопротивление, связавшее значительное число германских войск, оказывали партизаны Тито в Югославии. Во Франции, несмотря на то, что большинство населения поддерживало Петена и вишистский режим, движение сопротивления превратилось постепенно в ощутимую силу. Его участники осуществляли диверсии и снабжали всем необходимым «тайную армию», которая помогала летным экипажам, сбитым над Францией и Бельгией, кружным потайным путем вернуться в Англию через нейтральную Испанию. На Востоке русские партизаны помогали Красной Армии, разрушая коммуникации вермахта. Но в оккупированной Европе велась не только борьба против нацистской Германии. Среди самих бойцов сопротивления, после того как в их ряды влились коммунисты, вслед за нападением Г итлера на Советский Союз в июне 1941 года, стали возникать конфликты. В Югославии борьба между роялистски настроенным полковником Михайловичем и лидером коммунистов Тито привела к гражданской войне, которая велась наряду с войной против немцев. В Польше Армия Крайова была столь же непримиримым противником партизан-коммунистов, сколь и врагом Г ермании. Здесь последнее слово было за Сталиным. Польское правительство в изгнании и Армия Крайова, которая подчинялась его приказам из Лондона, попытались расстроить или, по крайней мере, помешать планам Сталина поставить Польшу под коммунистический контроль. В августе 1944 года, когда Красная Армия достигла Вислы, Армия Крайова начала в Варшаве восстание против немцев. Она хотела доказать миру, что именно поляки, а не русские освободили польскую столицу. Отряды Армии Крайо-вой захватили половину города и отчаянно сражались в течение двух месяцев, прежде чем капитулировали перед немцами 2 октября. Варшава была полностью разрушена. Советская помощь была цинично Сталиным задержана. Только на последней стадии восстания русские самолеты стали сбрасывать боеприпасы; но теперь они могли только продлить обреченную на поражение борьбу, что привело только к еще большим потерям в Армии Крайовой, отдельные группы которой продолжали держаться в канализационных сооружениях города. Советское командование даже воспрепятствовало польским частям, сражавшимся вместе с Красной Армией, самостоятельно пробиться в город. Советские аэродромы были закрыты для самолетов, поставлявших бое-припасы с Запада. Наконец, 2 октября 1944 года были согласованы условия капитуляции Армии Крайовой, и тремя днями позже генерал Бор-Коморовский с измотанными остатками бойцов отказался от дальнейшей борьбы. Удивительно, но с членами Армии Крайовой обращались как с военнопленными, возможно для того, чтобы разжечь еще больше взаимную ненависть между поляками и русскими. В начальный период восстания до прибытия регулярных армейских частей вспомогательные отряды СС отличились ужасными зверствами против гражданского населения. Общий итог жертв в Варшаве (в основном среди гражданского населения) составил 200 000. Немцы потеряли приблизительно 2000 убитыми и 9000 ранеными. Потери среди польских военнослужащих были намного выше: 17 000 убитых и пропавших без вести и 9000 раненых. И в политическом, и в военном отношении польское антикоммунистическое подполье было уничтожено, оставив после себя вакуум, который Сталин был готов заполнить коммунистами, согласными следовать советским приказам. Варшавское восстание стало еще одной вехой в истории польской трагедии и дало представление остальному миру, на какую жестокость способен Сталин ради осуществления своих геополитических планов. На Западе конфликт между коммунистическим и антикоммунистическим сопротивлением не привел к гражданской войне, но порой возникало нечто похожее. По мере того как поражение нацистской Г ермании приближалось, движение сопротивления все активнее занималось наряду с борьбой против Г ермании вопросами послевоенного политического устройства. Ответом нацистов на сопротивление, откуда бы оно ни исходило, был террор. В качестве репрессивных мер сжигали дома и убивали людей, непричастных к сопротивлению, убивали без разбора. Уничтожение деревень Орадур-сюрТлан во Франции и Лидице в Чехословакии с резней мирного населения фигурирует среди самых известных из подобных зверств. Но это только два примера из тысяч акций, осуществленных немцами в оккупированной Европе. Ужасные репрессии, предпринимаемые германскими оккупантами, даже заставляют задаться вопросом, стоило ли союзникам столь активно поддерживать сопротивление и сбрасывать своих агентов на территорию оккупированных стран, агентов, многие из которых погибали? Был ли осуществлявшийся таким образом подрыв немецких военных усилий достаточно эффективен, чтобы оправдать подобную политику? Дать ответ на такой вопрос невозможно, также как и оценить важность поддержания высокого боевого духа на континенте, духа, питавшего веру в то, что Германия потерпит поражение. По всей Европе, от северной Италии до Норвегии, находились значительные германские силы. Нацистский «новый порядок» нигде нельзя было установить, не подавив сопротивления, и германским войскам 289 приходилось всегда быть начеку среди населения завоеванных стран, значительная часть которого была настроена к ним враждебно. Хотя активное сопротивление оказывало меньшинство, значение его нельзя сво-дить к численности участников. Япония вела войну с 1937 года. Внутри страны и за ее пределами японцы пытались оправдать войну необходимостью самообороны и своей миссией освободителей Азии от западного империализма. Япония строила сферу совместного процветания в Великой Восточной Азии. Для того чтобы подчеркнуть солидарность Восточной Азии в борьбе с Западом, японцы назвали свою агрессию войной за Великую Восточную Азию. О реальных намерениях японских руководителей следует судить по принимаемым на тайных совещаниях в Токио решениях, а не по их пропагандистской риторике. Прежде всего все завоеванные регионы предполагалось поставить на службу военным потребностям Японии. Над местной экономикой предполагалось учинить строжайший контроль, а движения за независимость подавлялись. Развитие промышленности в южных регионах не дозволялось, потому как они должны были стать поставщиками сырья для империи и рынками для сбыта ее товаров. Японцы рассматривали себя высшей нацией, которая обладает правом подчинять себе и эксплуатировать завоеванные народы. Пропаганда повсюду старалась подчеркивать превосходство всего японского. Для местного населения иноземное западное правление было заменено более жестоким, тоже иноземным, японским правлением. На смену западному империализму пришел японский колониализм. «Аборигены» рассматривались как низшие существа. Еще до начала войны секретное совещание в Токио 20 ноября 1941 года определило общие принципы японской оккупации. Насколько возможно, следовало использовать местную администрацию, однако каждая территория подчинялась военному губернатору и должна была обеспечивать военные потребности Японии. Японское правительство так и не выработало связного плана будущего Восточной Азии. Некоторые территории, обладавшие особым стратегическим значением, такие как Малайя, должны были оставаться под японским контролем; другим, как Филиппинам и Бирме, было обещано предоставить со временем «независимость», но только в том случае, если они станут государствами-сателлитами. Попытки японцев завоевать массовую поддержку азиатских народов в борьбе против их бывших колониальных хозяев почти везде потерпели полный провал. Подавляющее большинство простых людей не рассматривали разгоревшийся конфликт как свою войну. С другой стороны, никакой активной поддержки в борьбе против Японии, за исключением Филиппин, не получили и бежавшие западные правители. В Бирме и, особенно, на Филиппинах отдельные слои населения были очень агрессивно настроены против японцев. Однако, в целом, народы рассматривали себя в качестве жертв войны между двумя иноземными господами. В Индии национальные политические лидеры постарались использовать ситуацию, чтобы ускорить обретение подлинной независимости. Из всех народов, побывавших под японским гнетом, китайцы пострадали больше всех — как в самом Китае, так и во всех местах расселения китайской диаспоры в Юго-Восточной Азии. В Сингапуре, после его падения, китайцам была устроена кровавая бойня, в результате которой по крайней мере 5 000 человек стали жертвами резни. Зверства японцев против китайцев, которые составляли почти треть населения Малайи, вынудили последних к вооруженному сопротивлению. Японская тактика террора, таким образом, принесла обратный эффект. Однако, несмотря на всю свою жестокость и совершенные злодеяния, японцы не могли состязаться с нацистами в следовании безумному, но тщательно спла-нированному истреблению целых народов. Когда японцы пришли на смену европейским правителям, местные администрации продолжили свою работу без помех и местные чиновники низшего звена выполняли приказы новых хозяев. Вынужденные уделять главное внимание продолжающимся военным действиям, японцы оставили местный социальный порядок в неприкосновенности и старались сохранить «статус кво». Чтобы привлечь на свою сторону население и направлять в нужное русло националистические чувства, японцы учредили контролируемые ими же самими массовые организации. Некоторые националистические лидеры благодаря своей огромной популярности, как, например, Сукарно в Индонезии, смогли добиться определенной независимости, обещав объединить народ для содействия японским военным усилиям. Когда война в 1943 году приобрела дурной поворот для японцев, жителям Бирмы и Филиппин были обещаны уступки. В августе 1943 года Бирма была объявлена независимой, однако сохраняющей союз с Японией и продолжающей пребывать в состоянии войны с союзниками. В октябре японцы способствовали образованию независимой Республики Филиппины, и в тот же месяц Боуз объявил о создании временного индийского правительства в изгнании. На территории материкового Китая с самого начала были созданы марионеточные правительства; в 1932 году Маньчжурия была преобразована в государство Маньчжоуго со своим собственным императором Пу-И; другое контролируемое японцами правительство было создано в Нанки- Война на Тихом океане 1943-1945 годы 1. Адмирал Маунтбеттен, главнокомандующий союзными войсками в Юго-Восточной Азии; 2. Генерал Д. Макартур, верховный командующий союзными войсками в юго-западной части Тихого океана; 3. Адмирал Хэлси, командующий союзными войсками в Южном регионе Тихого океана; 4. Адмирал Ч. Нимиц, командующий тихоокеанским флотом США. 291 не в 1938 году. Но обычным занятием японских войск в Китае оставались грабежи, изнасилования и резня. Несмотря на фасад местной автономии в некоторых оккупированных японцами регионах, в реальности «сфера совместного процветания» означала не освобождение, а японское господство и эксплуатацию. К 1942 году японцам удалось малой силой завоевать большие территории. Американцы подготовили свое контрнаступление на Тихом океане так, чтобы ударить в самое сердце японских владений. Падение удерживаемого японцами острова Сайпан в июле 1944 года позволило американским бомбардировщикам достигать Токио. Американцы надеялись бомбардировками принудить японцев к сдаче. Массированные рейды причиняли огромные разрушения. В марте 1945 года на Токио был совершен один из самых сокрушительных налетов за всю войну. Вызванный бомбардировкой пожар уничтожил почти половину города, его жертвами стали 125 000 человек. ! В мае-июне 1945 года бомбардировочное наступление распространилось на 60 крупнейших городов Японии. ' 6 августа 1945 года в первый раз было использовано новое оружие — атомная бомба, которая уничтожила город Хиросиму. Большая часть города была разрушена, более 70 000 человек погибли на месте. Примерно такое же число стало жертвами лучевой болезни. На протяжении десятилетий атомная бомба продолжала вырывать свои жертвы из числа первоначально выживших. Потери от весеннего рейда «летающих крепостей» на Токио были большими, но весь мир преисполнился ужаса, что один-единственный самолет, сбросивший всего одну бомбу, может вызвать такое разрушение и такие страдания. Вторая бомба была сброшена на Нагасаки тремя i днями позже, снова вызвав огромные жертвы. Перспектива новых опустошений заставила японцев сдаться. Вторая мировая война велась одновременно в Азии, Европе и Северной Африке огромными военными силами при поддержке невиданного ранее числа танков и авиации, а на последней своей стадии с применением сокрушительной мощи атомного оружия. Ее разрушения и жертвы превышали любые когда-либо известные ранее. Война означала не только миллионы убитых и раненых, но и насильственную миграцию миллионов мирных (граждан, а также полное разрушение городов и деревень. Когда в ходе войны обозначился поворот, немецкий народ стал во все большей степени испытывать на себе ужасы войны. Потери только на Восточном фронте сопоставимы с кровавыми потерями в первую мировую войну на всех фронтах вместе взятых. Подавляющее большинство погибших немецких военнослужащих нашли смерть в России. 252 Бомбардировочная авиация союзников причинила ужасные разрушения во многих городах, буквально опустошая их в последние месяцы войны. Больше всех на свете немецкий народ боялся русских, готовых отомстить за действия нацистских захватчиков в России. Этничес-кие немцы и немецкие колонисты бежали от наступающих русских войск в Германию. Судетские немцы, проживавшие в Чехословакии до 1938 года, были изгнаны со своей территории. Большинство немцев, живших в Польше, а также в Восточной Пруссии и Силезии — в регионах, которые в компенсацию за военные потери были переданы под управление либо польской администрации, либо Советского Союза, — были изгнаны с насиженных мест либо в страхе бежали. Потсдамская конференция, состоявшаяся летом 1945 года, гарантировала «упорядоченное и гуманное» перемещение населения. Однако массовый исход 15 млн человек на заключительном этапе войны и позже не был, безусловно, «упорядо-ченным». Ненависть к гитлеровскому режиму прорывалась наружу и зачастую направлялась не только против сторонников гитлеровского режима, но и против десятков тысяч невинных людей, в том числе детей и больных. Хотя погибших в результате преднамеренных убийств было немного, в целом около 2 млн немцев погибло в результате выпавших на их долю лишений. «Г олая» статистика не может передать тех трагедий, которые пережила почти каждая европейская семья. Советский Союз пострадал больше всех: как минимум погибло 25 млн военных и мирных граждан -ужасающая цифра. Число погибших немцев равняется приблизительно 13,5 млн. В пропорциональном отношении больше всех пострадали евреи. Для Британии, Франции и Италии потери в годы второй мировой войны не сравнимы с кровавой баней первой мировой. Общее число погибших британских военнослужащих и гражданских лиц составило 450 000, Италии — 410 000. Тяжелые потери понесли Югославия, Венгрия, Польша и Румыния. Число американцев, погибших на европейском и тихоокеанском фронтах, приближается к 300 000. Никто точно не знает, сколько миллионов китайцев погибло во время войны; вполне возможно, что эта цифра превышает 10 млн; согласно оценкам, в войну расстались с жизнью около 2 млн японцев. Материальные разрушения были, в основном, ликвидированы уже в первые послевоенные годы, но погибшие будут оплакиваться, пока живы поколения, помнящие войну. Испытания второй мировой войны служат предостережением будущим поколениям — к чему могут привести политическая агрессивность и национальная нетерпимость.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 28 ИСПЫТАНИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ:

  1. ГЛАВА 1 СССР после Второй мировой войны
  2. Глава 10. Психологические операции в годы Второй мировой войны.
  3. ГЛАВА 4 СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. ГЛАВА XII ТАИЛАНД ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  5. ГЛАВА XIII Особый фронт Второй мировой войны (1939—1945)
  6. Глава 8 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЗОНЕ ТИХОГО ОКЕАНА И ЗАВЕРШЕНИЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  7. Глава 5 НАЧАЛО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (СЕНТЯБРЬ 1939 г. - ИЮНЬ 1941 г.)
  8. Япония после второй мировой войны
  9. 5 ФРАНЦИЯ НАКАНУНЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  10. 3. Итоги и уроки Второй мировой войны.
  11. 8. СССР В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939–1945 гг.)
  12. РАЗНОГЛАСИЯ ВОКРУГ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  13. 13.7 Культура Украины в годы Второй мировой войны
  14. ТАИЛАНД В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  15. Украина во время Второй мировой войны (1939
  16. Политический идеализм после Второй мировой войны
  17. 8.1. Истоки Второй мировой войны. Предвоенный политический кризис.
  18. Расстановка сил в регионе в период второй мировой войны
  19. 15.2. Зарождение фашизма. Мир накануне Второй мировой войны