<<
>>

ГЛАВА 58 ЛАОС И ВЬЕТНАМ 1954-1961

Хрупкая стабильность, достигнутая после перемирия в Корейской войне (1953 год) и женевских соглашений по Индокитаю (1954 год), продолжалась недолго. После прихода к власти Хрущева, Советский Союз стал проводить гораздо более динамичную и агрессивную политику в тех регионах мира, где его влияние, казалось, уже полностью сошло на нет.
СССР поддержал египетского лидера Насера на Ближнем Востоке, ослабил экономическое давление США на Кубу, начав импортировать кубинский сахар, а в гражданской войне, которая разразилась в недавно получившей независимость бывшей бельгийской колонии Конго (ныне Заир) принял сторону исповедовавшего левые взгляды Патриса Лумумбы, после чего усилил свое вмешательство в африканские дела. Что касается Европы, то здесь продолжала оставаться нерешенной проблема разделенной Г ермании и, в особенности, проблема будущего статуса Берлина. В Юго-Восточной Азии после поражения Франции, нанесенного ей летом 1954 года войсками Хо ТТТи Мина и генерала Зияпа, появился шанс на успешное проведение переговорного процесса. В том же году состоялась женевская мирная конференция, на которой был достигнут целый ряд соглашений и компро-миссов. Война была окончена, а Вьетнам остался разделенным по 17 параллели. Северная, коммунистическая, часть страны стала называться Демократической Республикой Вьетнам, а южная, антикоммунистическая, — Республикой Вьетнам. Предполагалось, что после выборов 1956 года, может состояться объединение страны. В Лаосе, который еще не был разделен, коммунистическому движению Патет Лао удалось добиться гораздо меньших успехов, хотя ему фактически был гарантирован контроль над двумя северными провинциями страны. Французы вывели свои войска из Лаоса и Вьетнама, и теперь в этих государствах не было ни иностранных войск, ни иностранных военных баз, не считая французских военных советников, которые еще какое-то время оставались в Южном Вьетнаме и Лаосе. Два главных пункта женевских соглашений гласили: Вьетнам и Лаос должны быть едиными государствами, чье будущее будет решено путем выборов. При этом никакие иностранные войска не должны оказывать по-мощь ни Северному, ни Южному Вьетнаму. Однако договор о запрете на поставки «оружия и военного снаряжения» оказался мертворожденным. Эйзенхауэр и Даллес считали женевские соглашения уступками ком-мунизму и поражением свободного мира. Они дистанцировались от этих договоров, но обещали соблюдать их в том случае, если Северный Вьетнам не решится на агрессию против Южного. Кроме того, они выразили сомнение в возможности общевьетнамских выборов, настаивая на том, что они должны проводиться под эгидой ООН. Правительство Южного Вьетнама, возглавляемое католиком Нго Динь Дьемом, отказалось подпи-сывать какие-либо договоры, хотя и продолжало соблюдать условия перемирия. Решение, принятое администрацией Эйзенхауэра в 1954 году, ознаменовало собой еще один поворотный пункт в трагической истории Вьетнама. К трагедии этой страны приложили свою руку и Соединенные Штаты, что стоило им немало людских жизней и материальных ресурсов, а позднее вызвало значительное количество социальных проблем. Эйзенхауэр и Даллес отказывались верить в то, что никакая «твердая линия» поведения уже не сможет остановить дальнейшую коммунистичес-кую экспансию в Юго-Восточной Азии и соответственно помешать ослаблению здесь западных позиций.
Тем более, что в Европе и Корее коммунизм удалось остановить. И при этом они не желали видеть США в роли преемника колониальной Франции или эксплуататора 555 Южного Вьетнама. Несмотря на то, что ошибочная точка зрения Эйзенхауэра и Даллеса со временем стала причиной самых трагических последствий, не стоит считать ее негуманной или упрощенно-идеологической. Это именно коммунисты заслужили зловещую репутацию своей жестокостью. В 1955 и 1956 годах тысячи вьетнамских «предателей» — то есть тех, кто симпатизировал французам, — были убиты коммунистами на севере страны. Целые деревни, придерживавшиеся католического вероисповедания, бежали на юг Вьетнама. К моменту создания северовьетнамского государства количество беженцев насчитывало уже миллионы человек. Нельзя сказать, чтобы южновьетнамский правитель Дьень и его брат Нго Динь Ну были сторонниками демократических ценностей. Они заключали в тюрьмы лидеров оппозиции, отвергали земельные реформы, которые бы могли облегчить участь крестьян, и допустили невиданный разгул коррупции. Тем не менее, даже их авторитарное правление не шло ни в какое сравнение с жестокостями северовьетнамских властей, особенно в первые годы существования двух вьетнамских государств. Дьем отказался следовать женевским соглашениям и участвовать в проведении общевьетнамских выборов, которые, согласно женевским соглашениям, были намечены на июль 1956 года. Он понимал, что жители Севера будут вынуждены единогласно проголосовать за коммунистов; кроме того, к ним присоединятся оппозиционные партии Юга, что обеспечит необходимое большинство голосов. Эти выборы просто не могли быть свободными, какие бы наблюдатели на них не присутствовали. Контроль Дьема за голосами своих избирателей на Юге, был намного менее эффективным, чем контроль коммунистов за своими избирателями на Севере. Такой же точки зрения придерживались Эйзенхауэр и Даллес. Когда Дьем отказался от проведения выборов, он понимал, что американская администрация отнюдь не горит желанием увидеть эти выборы состоявшимися именно в 1956 году. Правда, американцы советовали ему не отменять, а «отсрочить» выборы, чтобы не идти на явный разрыв женевских соглашений. Эйзенхауэр и Даллес были готовы признать 17 параллель в качестве новой границы, на которой было остановлено распространение коммунизма в Юго-Восточной Азии. Они не только не подталкивали Дьема к завоеванию Северного Вьетнама, но даже всерьез не рассматривали такой возможности. Разумеется, что при этом они бы не потерпели покушений северных вьетнамцев на территорию Юга. Американцам пришлось смириться с правлением Дьема — он казался единственной кандидатурой, которая сможет уберечь страну от анархии. Поначалу он доказал, что владеет ситуацией. 1956 год миновал и, как ни странно, несмотря на протесты северовьетнамских властей, никаких новых столкновений между двумя вьетнамскими государствами не последовало. Тому имелось несколько причин. Хо Ши Мин был занят тем, что жестоко расправлялся с «предателями», помещиками и крестьянами, проводя «земельную рефор-му» и укрепляя коммунистическую власть тысячами казней. Его южный коллега Дьем не менее безжалостно расправлялся со сторонниками северовьетнамского Вьет-мина, которые могли бы стать «пятой колонной» коммунистов на Юге. Южновьетнамские коммунисты — Вьетконг — в 1957 году начали создавать свои сельские организации, планируя убийства представителей сельских администраций, верных Дьему. Однако пока их сдерживал сам Хо Ши Мин. Жестокое и коррумпированное правление Дьема вызывало недовольство не только среди крестьян, но и среди тех слоев населения, которые были отстранены от власти, а потому и от раздела «общественного пирога». Вскоре, Вьетконг приступил к кампании террора, сумев обострить напряжение по всей стране. В 1959 году было убито 1200 представителей официальных властей, в 1960 их уже было 4000. В ответ Дьем загнал крестьян в укрепленные деревни, однако эта мера привела к резкому падению продуктивности сельского хозяйства — крестьяне не хотели работать под началом военных, тем более, оказавшись между двух огней — днем им угрожали сторонники Дьема, ночью — Вьетконга. Адми-нистрация США явно недооценила Вьетконг — это была не просто марионетка в руках северных коммунистов, но сильная и хорошо организованная армия южных коммунистов, созданная для развязывания гражданской войны. Несмотря на то, что Дьем продолжал контролировать города и большую часть сельской местности, обстановка в Южном Вьетнаме начала дестабилизироваться. К концу эры Эйзенхауэра (январь 1961 года), обстановка в соседнем Лаосе была намного более критическая. Официально — и это подтвердили женевские соглашения 1954 года — Лаос считался единым королевством, но на самом деле был расколот межплеменной, региональной и фракционной враждой. На севере страны набирало силу коммунистическое движение Патет Лао (Национальное движение Лао). Противостоящих им антикоммунистов поддерживали американцы. Третья группировка, так называемые нейтралы, пыталась поддержать хотя бы видимость единства, создавая коалицию из всех партий и группировок, контролирующих ту или иную провинцию страны. Такое решение было слишком неприемлемо для американцев, поскольку провинции, контролируемые 556 коммунистами, граничили с Северным и Южным Вьетнамом, а потому служили в качестве перехода из одной части Вьетнама в другую. В джунглях Лаоса были проложены так называемые «тропы Хо Ши Мина», по которым из Северного Вьетнама в Южный шли поставки военного снаряжения и переправлялись люди. Как правило, весь путь занимал два месяца. Кроме того, Патет Лао угрожали распространением своего влияния и на центральную Долину Сотрясений, контролирующую дороги между столицей страны Вьентьяном, королевским дворцом в Луанг Прабанге и Южным Вьетнамом. Малонаселенный Лаос, насчитывавший всего 2,5 млн жителей, граничил не только с обеими частями Вьетнама, но и с Китаем, Бирмой, Таиландом и Камбоджей, а потому поневоле становился ареной борьбы между своими могущественными соседями. В Вашингтоне рассматривали Лаос в качестве ключевого плацдарма для обороны некоммунистической Юго-Восточной Азии. Поэтому администрация Эйзенхауэра была полна решимости поддерживать прави-тельство Лаоса, при условии отказа от коалиции с коммунистами или нейтралистами. В соседней Камбодже принц Сианук умело балансировал между враждующими группировками, искусно сохраняя нейтралитет и неустойчивое единство страны в 1954 по 1970 год. Той же цели придерживался и самый долговременный изо всех лаосских лидеров — принц Суванна Фума, который пытался создать нейтральную коалицию со своим братом — «красным принцем» Суфанувонгом, представлявшим Патет Лао, и американским протеже генералом Фуми Носаваном. На какое-то время ему это удалось, однако американская поддержка генерала Фуми и королевской армии Лаоса исключила возможность достижения нейтрального решения. Чем активнее была поддержка американцев, тем большую помощь Патет Лао оказывал Северный Вьетнам. В 1961 году слабость и неэффективность действий генерала Фуми стала особенно очевидной. Коммунисты, опираясь на поддержку СССР и Северного Вьетнама, угрожали захватить весь Лаос. Эйзенхауэр, а потом и Кеннеди относились к нейтральному Суванна Фума с откровенной враждебностью, в результате чего Лаос лишился единственного лидера, который, пусть даже временно, мог сдерживать Патет Лао. СЕАТО — юго-восточный оборонительный союз, организованный Даллесом в сентябре 1954 года по образу и подобию НАТО — не имел постоянной армии. Бо лее того, его участники не были обязаны оказывать военную поддержку друг другу. Поэтому, несмотря на то, что этот договор включал в себя пункты об оборой Камбоджи и Южного Вьетнама, он не мог служить гарантией взаимопомощи, да и вообще показал свою весьма ограниченную эффективность. Администрация Эйзенхауэра послала в Лаос и Южный Вьетнам американских военных советников, но даже они не смогли сделать из королевской армии Лаоса эффективную силу, способную противостоять партизанской тактике Патет Лао, Более того, наплыв американцев и их долларов развратили лаосцев и южных вьетнамцев. В глазах азиатов американские советники имели один неисправимый недо-статок — они были иностранцами, белыми чужеземцами, А представители Патет Лао и Вьетконга, несмотря на все свои жестокости и бесчинства, были соотечественниками, «своими людьми». В Юго-Восточную Азию ус-тремился обильный поток финансовой помощи, большая часть которой пришлась на долю военных или осела в карманах коррумпированных чиновников. 06 американских военных приоритетах 50-60-х годов можно судить по масштабам оказанной помощи. С 1953 по 1963 год большая часть американской помощи приходилась на Лаос и Южный Вьетнам. Камбоджа и Филиппины получили почти вдвое меньше. Пятым по величине поступлений шел Таиланд. По сравнению с ним, помощь Индонезии, Бирме и Малайзии выглядела незначительной. Эйзенхауэр был убежден в необходимости оказания технической, финансовой и военной помощи антикоммунистическим режимам Юго-Восточной Азии для успешной борьбы с коммунизмом. Но он был против использования американских войск на азиатском континенте (за исключением Южной Кореи). При этом седьмой флот США, обладавший ядерным оружием, курсировал неподалеку. Что если Патет Лао и Вьетконг, исправно снабжавшиеся СССР и Китаем, не отступят даже перед угрозой применения ядерного оружия? Что если, несмотря на помощь со стороны США, антикоммунистические группировки не смогут эффективно сдержать натиск коммунистических? Эту дилемму Эйзенхауэр завещал своим преемникам.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 58 ЛАОС И ВЬЕТНАМ 1954-1961:

  1. Лаос
  2. ВЬЕТНАМ В XIII - XV ВВ.
  3. Вьетнам
  4. Р. Ю. Виппер (1859-1954)
  5. ВЬЕТНАМ И ЧАМПА В IX — XII ВВ.
  6. Б. Г. САПОЖНИКОВ. ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИОННАЯ ВОЙНА В КИТАЕ 1924- 1927гг., 1954
  7. АНТРОПОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ Кещия, прочитанная в Манчестерском университете в 1961 г.
  8. 17.11. Основи цивільного законодавства Союзу РСР і союзних республік (8 грудня 1961 р.)
  9. РАДИОВЕЩАНИЕ МОСКОВСКОГО РАДИО НА КИТАЙСКОМ ЯЗЫКЕ: ПОИСК СРЕДСТВ, ФОРМ И ПРИЕМОВ ДИАЛОГА С ЗАРУБЕЖНОЙ АУДИТОРИЕЙ (1940 - 1954 ГГ.)
  10. Отношение и представление об одаренных детях во Вьетнаме Л. В. Попова (Москва), Фи Тхи Хиеу (Вьетнам)
  11. 60. Основы гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г. и Гражданский кодекс РСФСР 1964 г.
  12. Глава 2. РОЛЬ ВНЕШНЕГО ПОРТАЛА ОРГАНИЗАЦИИ В ПОСТРОЕНИИ ЭФФЕКТИВНОЙ СТРАТЕГИИ КОММУНИКАЦИИ (глава для корпоративного пиара)
  13. Глава 4. Сравнительный анализ медиаобразовательных моделей* (глава 4 написана при участии к.п.н., доцента И.В.Челышевой)
  14. Глава VIII FAKE2 - ДЛЯ ЗАПАДА (глава для работников ЦРУ)
  15. Глава 25. Обеспечение безопасности жизнедеятельности в чрезвычайных ситуациях Глава 26. Правовые и организационные основы безопасности жизнедеятельности Глава 25. Обеспечение безопасности жизнедеятельности в чрезвычайных ситуациях
  16. ГЛАВА 1