<<
>>

Мобилизационная готовность журналистики и литературы

  О              подготовке советских СМИ к войне свидетельствовали военно-журналистские игры — популярная в конце 1920— 1930-х годов форма работы по военизации журналистов и разработке ряда важнейших проблем печати в военное время.
Первые военно-журналистские игры провели в Государственном институте журналистики, «Рабочей газете» и Белорусском военном округе. Их опыт был обобщен и изложен в специальной брошюре А. Кадишева «Журналист на войне», изданной в Москве—Ленинграде в 1930 году. В ней были раскрыты цели и содержание военно-журналистской игры, показана техника ее проведения.

В этот же период в СССР вышел ряд изданий по вопросам работы военной и гражданской печати в военное время. Так, в 1929 году ГИЗ выпустил книгу «Печать корпуса действующей армии», составленную Н. Кудриным. В основу ее положен проект руководства, рекомендуемого Отделом печати ПУРа, в котором излагается организация и работа всей красноармейской печати в военное время в масштабе корпуса — характер печати, ее задачи, содержание, работы печати в различных условиях боевой обстановки, система организации

руководства, распространения, снабжения, техника издания, система работы с военкорами и т. д. В книге подробно рассматривается работа корпусной красноармейской газеты, походный корпусной типографии, печати дивизии.

Вопросы работы гражданской печати в военное время рассматривались в книге И. Волоцкого, В. Зудина, Н. Кудрина, Д. Митяева «Очерки по военной работе печати» (М.: ГИЗ, 1928). Она посвящена следующим проблемам: печать и оборона СССР, подготовка печати к работе в военное время, работа печати в период мобилизации, печать на войне и специальный военный корреспондент. Последние две главы книги знакомили читателя с состоянием и характером работы военной печати в мирное время.

Опыту работы газеты «Тверская правда» и выделенной ею военно-походной газеты во время показательной мобилизации и маневров в Тверской губернии в 1928 году была посвящена книга А.

Капустина «Газета в тыщу и на походе»178. Здесь освещались вопросы: переход газеты на военное положение, массовая военная работа газеты на фабриках, заводах и сборных пунктах, работа журналистов на маневрах и в редакции военно-походной газеты в боевой обстановке. Также была издана брошюра А. Парница «Памятка военному корреспонденту»179, где на ряде примеров давались методические и практические указания военкору, какие и как отбирать факты для публикаций в газету, какие бывают виды корреспонденции из войск, ведущих боевые действия.

Для ознакомления журналистов с работой печати в период Первой мировой войны были изданы работы: Ф. Блумен- таля «Буржуазная политработа в мировую войну», где в главе «Печать и война» давался ряд интересных материалов и примеров из работы печати на войне и методов воздействия на читателя; Н. Потапова «Печать и война», в которой освещалась организация и использованию печати в 1914—1918 годах в Германии и России. Переведены известные зарубежные исследования по использования прессы в военное время: книга К. Стюарта «Тайны дома Крю» об английской пропаганде в Первой мировой войне»; Г. Ласвеля «Техника пропаганды в мировой войне» — об организации обработки общественного мнения в военное время. Популярны были мемуары М. Лемке «250 дней в царской ставке», работавшего в Бюро

печати при русской ставке. В его книге приводилось много интересных сведений об организации и работе русской печати в Первой мировой войне180.

Вышел также ряд изданий о работе военной печати Красной Армии в Гражданской войне. Это прежде всего статья «Военная печать», опубликованная в «Большой советской энциклопедии» (т. 12, раздел «Военная печать в Гражданской войне»); брошюра Я. Гервица «Листовка — орудие агитации в военное время», выпущенная ГИЗом в 1930 г., статья Е. Борисова «Печатная пропаганда на фронте», опубликованная в журнале «Война и революция», № 12 за 1929 год.

Были публикации и о работе печати по освещению военных конфликтов на Дальнем Востоке, в которых участвовала Красная Армия.

В 1930 году в «Военном вестнике» № 6 напечатана статья И. Волоцкого «Тревога», в которой делался обзор и анализ работы красноармейской газеты во время событий на Китайской военной железной дороге (КВЖД).

Параллельно с подготовкой к войне журналистов к обороне страны готовились и литераторы — писатели, поэты, драматурги, литературные критики, которые под лозунгом мобилизации художественного слова на оборону СССР, укрепление боеспособности Красной Армии в 1920-е годы стали объединяться в литературные кружки и бригады, которые работали при редакциях окружных и флотских газет. Самым крупным и известным центром сплочения литературных сил стала газета Ленинградского военного округа «На страже Родины». Ее редактор и талантливый литературный критик Н. Г. Свирин стал организатором литературного объединения, которое создало литературную студию, где с 1926 года проводились занятия с красноармейскими авторами. К 1930-м годам литстудия при газете «На страже Родины» была переименована в литгруппу «Красная звезда». Ее состав увеличился за счет так называемого тогда призыва ударников в литературу. В то время был популярен лозунг обращения пролетарской литературы «лицом к ударнику» и овладения ударниками литературной профессией как важным орудием укрепления боевой мощи Красной Армии и Военно-Морского Флота СССР.

Литгруппа «Красная звезда» сыграла важную роль в объединении литераторов страны, пишущих на оборонную тему.

Она установила тесные контакты с литературными оборонными бригадами Балтийского флота, Москвы, Севастополя... На ее заседаниях обсуждалась «Первая конная» В. Вишневского, главы «Капитального ремонта» Л. Соболева, работы Н. Свирина по мобилизации литературы. «Я ощущал, жесткое порой, но всегда чуткое и внимательное... влияние», — писал в своих воспоминаниях об этих встречах Леонид Со- болев181.

Это сближение литературных групп, занимающихся военной тематикой, явилось завершающим шагом в деле организации литературного объединения Красной Армии и Флота (ЛОКАФа).

«Инициативная группа армейских и флотских писателей обратилась ко всей писательской общественности создать такое объединение, — писалось в сентябрьском номере журнала «Красноармеец и краснофлотец» за 1930 год. — На призыв инициативной группы последовал быстрый отклик».

В августе 1930 года ЛОКАФ был создан. На его учредительном заседании был избран Центральный совет объединения из 50 человек, в который вошли М. Горький, Д. Бедный, А. Серафимович, А. Безыменский, А. Фадеев, Ф. Гладков и другие известные писатели страны.

Такая быстрая организация ЛОКАФа стала результатом поддержки инициативы военных литераторов ЦК ВКП(б) и политическими управлениями армии и флота. В числе поставленных перед ЛОКАФом задач были беспощадная борьба с шовинизмом и пацифизмом, разоблачение подготовки капиталистов к новым войнам, укрепление боеспособности Красной Армии оружием художественного слова, подготовка литераторов к работе в условиях военного времени, выращивание новых красноармейских и краснофлотских писателей. Главная из них заключалась в создании ярких и актуальных произведений, показывающих жизнь армии и флота, несущих этими произведениями в сознание красноармейцев и краснофлотцев идеи марксистско-ленинского учения о войне и армии, воспитывании защитников Родины в духе верности революционным идеалам и готовности неустанно крепить боевую мощь армии и флота182.

Политуправления армии и флота оказывали поддержку ЛОКАФу в организации его региональных отделений. Они

создавались по тому же территориальному принципу, что и военные округа, т. е. Белорусский, Киевский, Приволжский, Забайкальский ЛОКАФы и т. д. Региональные отделения действовали в тесном контакте с армейскими и флотскими по- литорганами, военной печатью.

9 января 1931 года в газете «Красная звезда» бышо опубликовано «Открытое письмо Максиму Горькому» ЛОКАФа Белорусского военного округа. В нем «писатели, разделяющие взгляды большевистской партии на литературу и отдающие перо на службу социалистической обороне»183, просили Алексея Максимовича дать «несколько советов о том, как следует писать, чтобы слово было метким оружием»184.

В ответном письме, опубликованном 21 января 1931 года в газетах «Правда» и «Красная звезда», М. Горький писал: «Молодым литераторам — красным бойцам желаю не уставать учиться! Всегда учиться, все знать! Чем больше узнаешь, тем сильнее станешь. И надо твердо помнить: в будущих битвах красный боец должен действовать не только пулей, штыком и саблей, но и своим революционным словом рабочего...»

Для того чтобы лучше знать жизнь армии и флота, члены ЛОКАФа получали творческие командировки в войска. Они участвовали в маневрах и дальних походах, изучали боевую жизнь, быгт красноармейцев и краснофлотцев. «Опыгт, дух, практика оборонной подготовки должны систематически пропитывать всю литературную организацию и литработу в СССР», — писал в те годы Вишневский185.

Также быша организована подготовка писателей на военные курсах, находившихся в Ленинграде в Военно-политической академии имени Толмачева, где учились Б. Лавренев, М. Слонимский, Н. Никитин, А. Прокофьев, и других литераторов различные творческих направлений и разные поколений. Только в 1931 году здесь учебу прошло 60 писателей. Возглавлял эти курсы В. Вишневский.

Наиболее сильной региональной организацией ЛОКАФ было его Ленинградско-Балтийское объединение. Писатели, входившие в его состав, внесли значительный вклад в развитие оборонной темы в советской художественной литературе. Творческую основу Ленбалтлокафа составляли молодые писатели-моряки Вс. Вишневский, С. Гладышев, И. Зельцер,

В.              Кнехт, С. Колбасьев, Н. Мамин, Л. Соболев, другие писатели, поэты и драматурги. Большую работу вели в ЛБО ЛОКАФ писатели А. Тихонов, Б. Лавренев, М. Слонимский, критики Н. Свирин, Е. Добин, А. Дымшиц.

При учреждении ЛОКАФа был решен вопрос о создании нового журнала, издание которого взял на себя Госиздат. Им стал ежемесячный оборонно-массовый журнал «Залп», редактором которого стал писатель-марксист А. Дмитриев, а заместителем редактора Л. Соболев. В редакционную коллегию входили Н.

Свирин, В. Липинский, Ф. Мессер, М. Медведев, М. Поляк, А. Прокофьев, Н. Сиденьков, Н. Тихонов. Первый номер журнала вышел в январе 1931 года в Ленинграде. На его страницах публиковались рассказы, стихи и другие произведения военных писателей, статьи по теоретическим проблемам оборонной тематики, очерки членов ЛОКАФа. Также ленинградские локафовцы организовали выпуск журнала «Стройка».

При Научно-исследовательском институте новой литературы Академии наук СССР локафовцы создали секцию по изучению проблемы «Литература и война», в работе которой приняли участие высококвалифицированные научные силы. Они занимались изучением проблем войны и армии в русской дореволюционной литературе и ряде других направлений. Также была организована серия «Литература и война», на выпуск которой только в 1930 году Госиздат выделил 200 печатных листов. Первыми в этой серии были изданы художественные произведения В. Серафимовича, Д. Фурманова, А. Фадеева и ряда зарубежных авторов. В 1931 году в нее вошло десять книг, среди которых были романы «Перекоп» В. Ипполитова, «Есть — мести корабль» А. Дмитриева; повесть «Эскадрон комиссаров» В. Уралова-Ганибесова, пьеса «Последний решительный» Вс. Вишневского, маневренные очерки «Так держать» Б. Лавренева и «На разбеге» В. Князева, книга стихов «Приказ о мобилизации» Н. Брауна, А. Гитовича, А. Прокофьева, другие произведения оборонной тематики. Также велась работа по изданию книг детской военной серии.

ЛОКАФ вел значительную литературно-критическую работу. Они провели обсуждение романа С. Колбасьева «Поворот — все вдруг», рассказа И. Зельцера, его пьесы «Декада», романа В. Ипполитова «Перекоп», «Бригадной рощи»

С.              Михайлова, очерка о заграничных походах Балтфлота Н. Мамина и целый ряд других произведений. Литературно-критической секцией Ленинградско-Балтийского отделения ЛОКАФа впервые в истории нашей литературы была разработана концепция оборонной литературы. «Нас не интересует, — писал Н. Свирин, — проблема войны и армии в литературе сама по себе, в узко литературной постановке. Нас интересует роль художественной литературы как орудия борьбы с империалистическими войнами, как фактор укрепления обороноспособности пролетарского государства. Предстоящая война потребует от каждого советского писателя умения орудием художественного слова способствовать организации нашей победы на фронте»186.

В Москве издавался еще один печатный орган Литературного объединения Красной Амии и Флота. Это был журнал «ЛОКАФ», первый номер которого вышел в январе 1931 года. Он издавался Центральным Советом ЛОКАФа. В нем впервые были опубликованы рассказы «Дружба» В. Ставского, «Приговор» А. Исбаха, главы из повести А. Малышкина «Севастополь», отрывки из пьесы М. Залки и Г. Павлова «Перекоп», повесть А. Карцева «Ромб», стихи А. Суркова, И. Уткина, А. Ойслендера, А. Прокофьева, литературно-критические статьи С. Михалкова, Р. Мессер, Л. Соболева, Н. Свирина,

А.              Тарасенкова, Вс. Вишневского и многие другие литературно-художественные материалы. В конце 1932 года, когда начиналась организационная работа по подготовке к созданию Союза писателей СССР, журнал «ЛОКАФ» был переименован в ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал «Знамя».

В конце 1932 года ЛОКАФ насчитывал в своих рядах около трех тысяч человек. Среди них были профессионалы-писатели, военные журналисты, военкоры-общественники и члены армейских и флотских литкружков.

23 апреля 1932 года вышло постановление ЦК ВКП(б), в котором была поставлена задача «. объединить всех писателей, поддерживающих платформу Советской власти и стремящихся участвовать в социалистическом строительстве, в единый союз советских писателей с коммунистической фракцией в нем»187. В связи с этим Центральный совет ЛОКАФа принял решение о том, что локафовцы войдут в

комиссию оборонно-художественной литературы создаваемого Союза советских писателей.

За два с половиной года своего существования Литературное объединение армии и флота выполнило значительную работу по развитию военной темы в советской литературе, подготовке писателей и журналистов к освещению вопросов войны и армии. Работу, начатую локафовскими писателями, в предвоенные годы продолжила комиссия по оборонно-художественной литературе при Союзе писателей СССР, в которую вошли армейские и флотские писатели. Оборонную комиссию в Союзе писателей СССР возглавлял Всеволод Вишневский. Она занималась подбором писательских сил для художественного отображения жизни армии и флота, организацией военного обучения писателей, подготовкой их к работе в печати в условиях войны. При ее участии в Военно-политической академии имени В. И. Ленина и Военной академии М. В. Фрунзе в 1940—1941 годах быши созданы краткосрочные курсы военных корреспондентов, на ко- торыгх учились К. Симонов, Н. Атаров, С. Щипачев, В. Кожевников, А. Сурков и другие члены Союза писателей. После отработки теоретических тем литераторы проходили лагерные сборы, а затем командировались на практику в окружные и армейские газеты. К. Симонов в своей автобиографии сообщал: «После Халхин-Гола, во время финской войны, закончил двухмесячные курсы военных корреспондентов при Академии им. Фрунзе»188.

Характеризуя литературную деятельность писателей армии и флота в период 1930—1940-х годов, Всеволод Вишневский отмечал, что все это десятилетие военные писатели готовились к неизбежно надвигавшейся войне. Писатели участвовали в учениях, маневрах, ходили в дальние морские походы. 10 мая 1938 года в «Литературной газете» в виде передовой была опубликована его статья «Мобилизационная готовность литературы», в которой в прямой постановке были рассмотрены вопросы работы писателей и журналистов в условиях ведения боевых действий.

«Что значит для писателя быть в состоянии мобилизационной готовности?» — ставил в ней вопрос автор. И объяснял: «Это значит ясно представлять себе характер своей работы во время войны. Быть в состоянии мобилизационной

готовности — это значит для всей советской литературной армии, для многих тысяч писателей, журналистов, редакторов, работников издательств, корреспондентов глубоко проникать в дух современной войны, изучить, понять врага и разить его в самые уязвимые места.

Быть в состоянии мобилизационной готовности — это значит быть разносторонне подготовленным. Писателю, журналисту придется быть политработником, придется писать самые разнообразные статьи. Оборонный литератор должен быть подготовлен к быстрым, трудным переброскам: на машине, на танке, на самолете, на корабле. Обороннику, будущему спецкору придется делать и тяжелые марши пешком, и спать под открытым небом, и голодать, никогда не отрываясь от линий связи.

Газеты, радиоузлы, народ ждут от него информации, материала, правды о войне. И он должен суметь — советский литератор, спецкор — быстро продиктовать, прокричать, а если ему будут мешать — или бомбардировка, или шум моторов, или атмосферные разряды, или радиопомехи, — свое письмо, свой очерк, свое донесение. Если понадобится, он должен уметь читать карту, править машиной, фотографировать, стрелять. Все эти требования встают перед нашей литературной армией.

Время терять нельзя»189.

В ходе военного конфликта на Халхин-Голе, советско-финляндской войны 1939—1940 годов многие писатели работали военными корреспондентами армейских и флотских газет. Так, К. Симонов был на Халхин-Голе в качестве военного корреспондента газеты «Героическая красноармейская». На советско-финляндской войне в ленинградских многотиражных газетах кораблей Балтфлота служили поэты В. Азаров, Ю. Инге,

А.              Лебедев, драматург А. Зиновьев, писатель А. Зонин. В газете «Красный Балтийский флот» публиковали свои корреспонденции находившиеся на фронте Вс. Вишневский и Л. Соболев. В газете «На страже Родины» Ленинградского военного округа служил А. Твардовский. В редакциях военных газет служил И. Зельцер, Б. Лавренев, А. Штейн и многие другие литераторы. После окончания советско-финляндской войны вышел ряд сборников, составленных из очерков, статей, корреспонденций, рассказов и стихотворений писателей и поэтов — военных корреспондентов190.

С началом Великой Отечественной войны функции Оборонной комиссии Союза писателей СССР изменились. Она стала помогать Главному политическому управлению Красной Армии подбирать писателей для работы на фронте, заслушивала отчеты поэтов и прозаиков, занятых в военной прессе, проводила литературные консультации для начинающих литераторов, способствовала публикации в центральных изданиях всего лучшего, созданного литераторами-фрон- товиками. На нее возлагались одновременно пропаганда художественной литературы среди советских воинов. В январе 1942 года она была реорганизована в Военную комиссию.

В ее состав наряду с писателями и литературоведами вошли начальник отдела печати ГлавПУРККА бригадный комиссар А. Баев, его заместитель полковой комиссар В. Панов, начальник отдела печати Главного политуправления ВМФ полковой комиссар П. Пащенко. Председателем комиссии был полковой комиссар П. Павленко. За период 1941— 1945 годов военная комиссия заслушала творческие отчеты 30 поэтов и 19 прозаиков.

На заседаниях Военной комиссии выступали с сообщениями о своих произведениях К. Федин, А. Сурков, А. Твардовский, И. Эренбург, С. Наровчатов, В. Кожевников и другие писатели и поэты. Однажды на ее заседание была приглашена редакция газеты 9-й армии «Защитник Родины». Члены комиссии совместно с президиумом Союза писателей провели широкие дискуссии, темами которых были: художественная литература о танкистах, о моряках, образ советского офицера в литературно-художественном творчестве, военная песня. На последней дискуссии по докладу М. Исаковского выступили композиторы и музыканты И. Дунаевский, А. Новиков, Л. Утесов, поэты В. Лебедев-Кумач, Л. Ошанин, А. Сурков и др.

Бюро пропаганды художественной литературы, работавшее при комиссии, только в 1942—1943 годах организовало 650 выступлений писателей в воинских частях, госпиталях, пунктах всеобуча. Однако главным оружием писателей на войне была сила их слова, размноженного печатным станком или донесенного до человека через радиоэфир. Одна треть членов Союза писателей СССР пошла на фронт191, работала в военной прессе.

«22 июня 1941 года. Оставляю свои тетрадки, наброски, намерения и планы мирных дней в качестве спецкорреспон- дента, а еще точнее сказать — в качестве именно писателя (была такая штатная должность в системе военной печати), отправляюсь на Юго-Западный фронт в редакцию газеты “Красная Армия”.»192 — вспоминал А. Твардовский.

Военная судьба Александра Твардовского повторилась в судьбах сотен других писателей. Должность писателя на войне оказалась насущно необходимой.

<< | >>
Источник: Волковский Н. Л.. История информационных войн. В 2 ч. Ч. 2. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон».736 с.. 2003

Еще по теме Мобилизационная готовность журналистики и литературы:

  1. Мобилизационная готовность журналистики и литературы