<<
>>

Положение военных корреспондентов в России

  Взаимоотношения прессы и военных в России накануне Первой мировой войны складывались по заранее разработанным правилам. Еще за два года до того, когда началась эта война, 5 июля 1912 года, был подписан закон, значительно расширявший представление о государственной измене и шпионаже. Согласно ст. 10344 этого закона «виновный: в возбуждении в печати учащихся к прекращению, приостановлению или невозобновлению занятий в учебных заведениях; в возбуждении в печати к устройству воспрещенных законом скопищ; в распространении посредством печати заведомо ложных о деятельности правительственного установления или

должностного лица, войска или воинской части сведений, возбуждающих в населении враждебное к ним отношение; в распространении посредством печати заведомо ложного, возбуждающего общественную тревогу, слуха о правительственном распоряжении, общественном бедствии или ином событии; в распространении посредством печати сведений, касающихся внешней безопасности России или вооруженных сил ее или сооружений, предназначенных для военной обороны страны, вопреки состоявшемуся в установленном порядке воспрещению об их оглашении; наказываются заключением в тюрьме на время от двух до восьми месяцев, или арестом на срок не свыше трех месяцев, или денежным взысканием не свыше трехсот рублей»9.

Это наказание предусматривалось в обычное время, а по

объявлении мобилизации статья теряла свое значение и всецело заменялась частью 1 ст. 2752 Уложения о наказании (по высочайшему указу 20 июля 1914 года), влекущей более строгое наказание — только одно тюремное заключение.

В 1912 году военное ведомство разрабатывает и утверждает специальное «Положение о военных корреспондентах в военное время»10. Оно определяло, что военным корреспондентом на театре военных действий считается лицо, особо уполномоченное редакцией издания или телеграфным агентством для сообщения сведений с театра войны и утвержденное в этом звании начальником Генерального штаба в порядке, установленном указанным положением. Подчеркивалось, что, кроме утвержденных начальником генштаба военных корреспондентов, ни одно лицо не имеет права посылать с театра войны какие-либо сведения, предназначенные для печати. Предусматривался допуск в армию 20 (в том числе 10 иностранных) корреспондентов. Военным корреспондентам разрешалось пользоваться фотоаппаратами. Кроме корреспондентов на театр военных действий допускались три русских военных фотографа (из профессионалов), утверждаемых в этом звании также начальником Генштаба. Военным фотографам запрещалась подготовка текстовых публикаций; им разрешалось лишь помещать под иллюстрациями краткие подписи.

Военные корреспонденты и фотографы утверждались в этих званиях лишь после выдачи ими подписки в том, что

содержание указанного положения им в точности известно и что они обязуются беспрекословно подчиняться всем его требованиям, а также и соответствующим взысканиям в случае нарушения этих требований. Утвержденные в своем звании военные корреспонденты и фотографы получали от Главного управления Генерального штаба специальные удостоверения и нарукавные повязки. Ношение последних для них было обязательно в тех районах, в которых действовало Положение о полевом управлении войск. Список военных корреспондентов и фотографов должен был опубликовываться Главным управлением Генерального штаба для всеобщего сведения и сообщался начальнику штаба главнокомандующего (начальнику штаба отдельной армии) для отдания его в приказе.

В списке сообщались: имя, отчество, фамилия военного корреспондента (фотографа); номер его нарукавной повязки, соответствующий тому номеру, за которым военный корреспондент (фотограф) занесен в список Главного управления Генерального штаба; представителем какого издания (агентства) является военный корреспондент, фотограф (если издание иностранное, то также название страны, в которой выходит издание); время отправления военных корреспондентов и фотографов на театр военных действий, а также лица и учреждения, кому они должны явиться тотчас по прибытии на театр военных действий, устанавливались начальником Генерального штаба.

Обязательным условием для военного корреспондента было, чтобы он являлся подданным государства, в котором издавалось представляемое им издание (агентство).

Лица, которые желали быть утвержденными в звании военных корреспондентов, должны были подавать в Главное управление Генерального штаба прошение на имя начальника Генерального штаба.

При прошении должны быть приложены: удостоверение редакции (агентства) о том, что соискатель на звание военного корреспондента действительно уполномочен на сие редакцией; документ, удостоверяющий личность просителя; три фотографические карточки с собственноручной подписью просителя, надлежащим образом засвидетельствованные; свидетельство о благонадежности для русских подданных, а для иностранных — рекомендация нашего дипломатического представителя и военного агента в соответствующем го

сударстве; залог в виде денежной наличности в размере: для русских военных корреспондентов — 25 000 рублей и для иностранных корреспондентов — 75 000 франков.

В случае утверждения просителя в звании военного корреспондента представленный им залог хранился в Главном управлении Генерального штаба для удержания из него штрафов, если таковые будут налагаемы на военного корреспондента. В случае же неутверждения просителя залог возвращался ему вместе с остальными документами, приложенными при прошении.

Далее требовалось представить нотариальное обязательство редакции (агентства) в том, что в случае уменьшения залога путем удержания из него штрафных сумм до половины первоначального размера редакция немедленно доводит залоговую сумму до установленной нормы.

Корреспондент также представлял свое нотариально заверенное заявление о том, что настоящее положение в точности ему известно и что он беспрекословно подчиняется указанным в нем требованиям, а также и наказаниям, положенным за их нарушение, если таковые нарушения им будут допущены.

Фотограф должен был быть обязательно русским подданным. Для своего утверждения в звании военного фотографа он должен был представить те же документы, только денежный залог, который он прилагал, был в размере 10 000 рублей.

На театре военных действий военные корреспонденты и фотографы должны были находиться в ведении начальника военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего, к которому они обязаны были явиться немедленно по прибытии в армию и предъявить ему документы, полученные от Главного управления Генштаба. Из числа документов военному корреспонденту возвращались: 1) удостоверение Главного управления Генерального штаба об утверждении военным корреспондентом (фотографом), 2) документ, удостоверяющий личность, 3) одна фотографическая карточка, засвидетельствованная начальником военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего. Все эти документы должны были быть всегда при военном корреспонденте и немедленно предъявляться им для контроля по первому тре

бованию военного начальства.

Приступить к работе военные корреспонденты и фотографы могли лишь после разрешения на это начальника военно-цензурного управления при штабе главнокомандующего.

Комендантом Главной квартиры им отводились помещения для проживания. Они могли иметь при себе для личных услуг прислугу, но не более одного человека. Военным корреспондентам и фотографам и их прислуге воспрещалась отлучка за пределы района расположения штаба главнокомандующего.

Военный корреспондент или фотограф, допущенный на театр военных действий, может сложить с себя звание военного корреспондента (фотографа) лишь по ходатайству перед начальником штаба главнокомандующего. Сложивший с себя звание военного корреспондента или фотографа обязательно высылался из действующей армии, причем до перехода им границ театра военных действий он должен был выполнять правила указанного положения11.

Военные корреспонденты осведомлялись о ходе дел начальником военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего. Вся корреспонденция, предназначенная к отправке с театра войны для печати, представлялась предварительно на цензуру, причем в двух экземплярах, один из которых оставался при делах военно-цензурного отделения. Иностранные военные корреспонденты должны были представлять свои материалы лишь на французском, немецком или английском языке. Корреспонденции на иных языках не пропускались. Все иллюстрации представлялись также в двух экземплярах. Каждая из них должна была быть с подписью.

Кроме общих наказаний, налагаемых за нарушение правил военной цензуры, в Положении о военных корреспондентах в военное время предусматривались особые взыскания за нарушение требований, предъявляемых к ним при работе на театре военных действий. Так, военный корреспондент (военный фотограф), замеченный без нарукавной повязки, подвергается за это штрафу: в первый раз в размере от 25 до 100 рублей, во второй раз от 100 до 300 рублей, в третий и последующие разы штрафу 500 рублей. А если военный корреспондент (фотограф), отправивший без предварительного представле

ния начальнику военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего корреспонденцию или иллюстрацию, предназначенную для печати или хотя для печати не предназначенную, но затем напечатанную, подвергается за это: в первый раз штрафу 300 рублей, во второй раз лишению звания военного корреспондента (фотографа). В случае, когда он отлучился без соответствующего на это разрешения начальника военно-цензурного отделения за пределы района расположения штаба главнокомандующего, пробывший в отлучке не более трех суток и затем возвратившийся в район расположения штаба подвергался за это: в первый раз штрафу от 3000 до 5000 рублей, во второй штрафу от 5000 до 10 000 рублей и в третий раз лишению звания военного корреспондента (фотографа).

Военный корреспондент (фотограф), отлучившийся без соответствующего на это разрешения начальника военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего за пределы района расположения штаба главнокомандующего и пробывший в отлучке более трех суток или же совсем не явившийся обратно, подвергается за это: лишению звания военного корреспондента (фотографа) и сверх того: 1) если он во время отлучки будет пребывать в местностях, на какие распространяется действие Положения о полевом управлении войск,— заключению в тюрьму гражданского ведомства на срок от шести месяцев до одного года, 2) если он будет пребывать во время отлучки вне местности, на которую распространяется действие Положения о полевом управлении войск,— заключению в тюрьму гражданского ведомства на срок от трех до шести месяцев.

Если военный корреспондент (фотограф) умышленно переходил на сторону противника, то подлежал за это заключению в тюрьму гражданского ведомства на срок от 3 до 5 лет, если же, умышленно передавшись противнику, военный корреспондент (фотограф) даст ему какие-либо из сведений, перечисленных в опубликованном «Перечне сведений, не подлежащих оглашению во время действий военной цензуры», то предается суду на основании ст. 108, 111, 1111, 1114, 112, 1182 и 119 Уголовного уложения.

Однако этому наказанию виновный мог подвергнуться не иначе, как по приговору военного суда. Предание виновного

военному суду производится распоряжением начальника штаба главнокомандующего, по представлению об этом начальника военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего.

Военный корреспондент (фотограф), уличенный в шпионстве, предается на основании ст. 108, 109, 110, 111, 1111, 1112, 1114, 112, 1121, 1131, 118, 1182 и 119 Уголовного уложения военному суду распоряжением начальника штаба главнокомандующего. За преступления общие военные корреспонденты (фотографы) несли ответственность на основании общих или исключительных законов, действующих в местности, в которой преступление совершено.

Взыскания за нарушение требований военной цензуры, указанные Положением о военной цензуре, а также взыскания, перечисленные Положением о военных корреспондентах, за исключением наказаний, предусмотренных Уголовным кодексом, налагались на военных корреспондентов (фотографов) в административном порядке властью начальника штаба главнокомандующего по представлению начальника военно-цензурного отделения при штабе главнокомандующего. Было установлено, что административные взыскания, наложенные на военных корреспондентов и фотографов, обжалованию не подлежат.

О каждом взыскании, наложенном на военного корреспондента или фотографа, связанном с денежным штрафом, сообщалось Главному управлению Генштаба для удержания соответствующей суммы из залога виновного. Штрафные суммы вносились в доход государства. Лишение военного корреспондента (фотографа) его звания было связано с последующей высылкой с театра войны в одну из внутренних губерний России, где он отдавался под надзор полиции до прекращения действия военной цензуры.

Свой залог или оставшуюся его часть, если производились штрафные удержания, военные корреспонденты и фотографы получали лично в Главном управлении Генштаба после прекращения действия военной цензуры. Залог также могла получить соответствующая редакция, если при внесении его была сделана об этом оговорка. При обратной выдаче залогов проценты на их сумму или часть ее не причитались.

Однако несмотря на эти довольно строгие меры, в начале Первой мировой войны начальник Генштаба генерал

Н.              Н. Янушкевич в первый же день вступления в должность указал в телеграмме начальникам военных округов: «Корреспонденты в армию допущены не будут»12. 16 августа 1914 года главнокомандующий Юго-Западным фронтом генерал Иванов «приказал принять к исполнению, чтобы ни в какие штабы и войсковые части не допускались никакие посторонние лица, особенно корреспонденты»13.

Следует заметить, что в августе 1914 года начальник германского Генштаба фон Мольтке (младший) заявил, что «печать является неизбежным средством войны» и что «необходима тесная связь между военным командованием и печа- тью»14.

Редакторы российских газет, известные журналисты обращались к российскому военному руководству с просьбами о допуске в армию для освещения военных действий. Так, в первые дни войны Михаил и Борис Суворины как редакторы «Нового времени» и «Вечернего времени» просили Верховного главнокомандующего генерал-адъютанта великого князя Николая Николаевича (младшего) допустить на театр военных действий их корреспондента Н. Кравченко. На телеграмме Сувориных Янушкевич пометил: «Отклонить в самых мягких выражениях, с указанием, что вел. кн., высоко ценя значение прессы, и особенно «Нов. Время», и понимая руководившие Сувориным побуждения, тем не менее в настоящую минуту признал это еще несвоевременным и поэтому не подлежащим удовлетворению ходатайство. При первой к тому возможности Кравченко будет вызван»15.

Были отклонены просьбы и от «Вестника Европы», «Нивы» и других газет и журналов. 31 августа просился также телеграммой известный военный корреспондент В. И. Немирович- Данченко, но и ему было отказано. />Однако в сентябре 1914 года позиция командования по отношению к печати начинает меняться. Об этом свидетельствует приказ 1-й армии от 20 сентября 1914 года, в котором указывалось: «Вследствие выяснившейся острой необходимости в сообщении печати не только сухих отчетов о передвижениях наших войск и взятых трофеях, но и описаний подвигов наших частей и отдельных лиц и дру

гих материалов, дающих картинное представление о деятельности войск, приказываю во всех штабах корпусов и отдельно действующих отрядов назначить особых офицеров, которым был бы поручен сбор соответственных материалов и присылка их в штаб армии для дальнейшего представления этих материалов в штаб армий Северо-Западного фронта в целях официального или неофициального помещения этих данных в печати»16. Такие же приказы были и в других армиях. Очевидно, на это было указание вышестоящего штаба.

Тогда же, в сентябре 1914 года, Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич (младший) разрешил отправить в армию 10 корреспондентов. Перед ее допуском спешно были разработаны новые «Правила для русских и иностранных корреспондентов, допущенных в действующую армию», которые были утверждены начальником штаба Верховного главнокомандующего 26 сентября года. Правила устанавливали: по прибытии в штаб Верховного главнокомандующего корреспонденты представляют документы, удостоверяющие их личность, и удостоверение от редакции тех периодических изданий, сотрудниками которых они являются; корреспондентами даются подписки в том, что во все время пребывания их в районе действующей армии они будут строго соблюдать настоящие правила и подчиняться всем требованиям, которые могут быть сверх того предъявлены через назначенного состоять при корреспондентах штаб-офицера Генерального штаба; поездки совершаются всеми корреспондентами вместе по заранее разработанному в штабе Верховного главнокомандующего маршруту и по указаниям состоящего при корреспондентах штаб-офицера Генерального штаба; отделяться во время поездок и следовать отдельно строго воспрещается; назначается состоять при корреспондентах Генерального штаба подполковник Ассанович, в помощь ему корнет князь Тундутов. Кроме того, при корреспондентах состоит от Министерства иностранных дела титулярный советник Солдатенков;

каждый корреспондент получает от штаба Верховного главнокомандующего удостоверение, которое должен всегда иметь при себе; корреспонденты обязаны иметь нарукавную повязку, ношение которой обязательно во все время пребывания в пределах театра военных действий. Нарукавная повязка представляет собой полосу белой материи. Посредине полосы нашиваются из тесьмы буквы: В. К. (военный корреспондент) или В. Ф. (военный фотограф). при каждом корреспонденте может состоять мужская прислуга — по одному человеку на каждое лицо. На прислугу представляются документы, удостоверяющие их личность; корреспонденты дают подписку не писать ни в настоящем, ни в будущем ничего могущего быть использованным нашими противниками во вред нашей армии; все свои записки, заметки, фотографии, чертежи, рисунки, художественные эскизы и тому подобные собранные ими во время поездки материалы, касающиеся действий наших войск или войск противника или вообще касающиеся вопросов, имеющих военный характер, они обязаны представить по окончании объездов в просмотр в управление генерал-квартирмейстера при Верховном главнокомандующем через состоящего при корреспондентах штаб-офицера Генерального штаба; все отправляемые корреспонденции — письма и телеграммы должны сдаваться штаб-офицеру Генерального штаба и подвергаться его цензуре. Решениям в этом отношении штаб-офицера Генерального штаба корреспонденты должны беспрекословно подчиняться и после его цензуры могут или вовсе не отправлять корреспонденций, или отправлять таковые лишь в том виде, в каком посылка их будет разрешена. Все письменные материалы, представляемые корреспондентами для просмотра, могут быть написаны только на одном из трех языков: русском, французском или английском.

Употребление шифра безусловно воспрещается.

Все сделанные во время поездок фотографии, по их проявлении лично корреспондентом-фотографом или фотографом штаба Верховного главнокомандующего, подвергаются цензуре в этом штабе;

при составлении корреспонденций, записок, заметок, рисунков, художественных эскизов, фотографий и других материалов военного характера, предназначающихся для опубликования или распространения, корреспонденты и фотографы обязаны руководствоваться опубликованным в № 203 Собрания узаконений и распоряжений правительства от 26 июля 1914 года «Перечнем сведений и изображений, касающихся внешней безопасности России и ее военно-морской и сухопутной обороны, оглашение и распространение коих в печати воспрещается на основании ст. 1-й отдела II закона 5 июля 1912 года», копия какового перечня выдается каждому корреспонденту вместе с экземпляром настоящей инструкции; в случае нарушения сих правил или других требований, предъявленных через штаб-офицера Генерального штаба, корреспондент, по представлению названного штаб- офицера, подлежит немедленной высылке из пределов театра военных действий и, сверх того, подвергается ответственности по закону; расходы по передвижению, квартирному размещению и продовольствию корреспондентов во время их поездок, в размере не свыше 10 рублей в сутки на каждое лицо, штаб Верховного главнокомандующего принимает на себя, причем все хозяйственные заботы возлагаются на состоящего при корреспондентах штаб-офицера Генерального штаба17.

Это были правила для корреспондентов, временно допущенных в действующую армию. Об этой категории журналистов ничего не говорилось в Положении о военных корреспондентах в военное время. Поэтому они, наряду с тем что повторяли ряд требований положения, в то же время дополняли их некоторыми конкретными указаниями.

В первую группу корреспондентов для поездки в действующую армию были включены С. Ф. Бельский, Н. И. Кравченко, В. И. Немирович-Данченко, К. Н. Соломонов (Шум- ский), С. Н. Сыромятников («Сигма» от «Правительственного вестника»), А. М. Федоров, японский журналист К. Оба, англичане Роберт Вильтон, Бернард Перс, Мьюз, американец Стенли Вашбурн, француз Людовик Нодо, а также корреспондент «Русского инвалида» поручик В. В. Даманский.

Они выехали из Барановичей 26 сентября 1914 года и находились в войсках две недели.

После этого корреспонденты стали периодически получать разрешения для поездки на фронт. Так, в июне 1915 года Ставкой была организована поездка на театр военных действий второй группы журналистов. Ряд корреспондентов были аккредитованы при армии. Первым постоянным иностранным военным корреспондентом в русской армии стал американец С. Велибурн. В феврале 1915 года на Кавказе в русской армии работал английский капитан Симпсон. В мае 1915 года в действующую армию, в том числе и на Кавказский фронт, был отправлен особый военно-художественный отряд, сформированный по разрешению Николая II. В состав этого отряда, который возглавил гвардейский полковник В. К. Шенк, вошли: профессор батальной живописи Н. С. Самохин, ученики Высшего художественного училища при академии Петр Котов, Петр Митурич, Петр Покаржевский, Карп Трофимен- ко и Рудольф Френц, фотограф А. Штюрмер, матросы А. Ге- расин и П. Линник, ратники А. Селиверстов и А. Молодцов.

Многие литераторы, журналисты и живописцы просились в армию для освещения боевых действий. Однако их доступ на театр военных действий ограничивался, отбор для тех, кто получал разрешение, был очень строгим: ходатайство редактора «Правительственного вестника» князя Урусова о командировании в действующую армию корреспондента газеты

С.              Д. Масловского было отклонено начальником Генштаба Янушкевичем из-за того, что, по агентурным данным, указанный журналист также сотрудничал с левыми легальными изданиями — журналом «Заветы» и газетой «День»18.

Некоторые литераторы, получив аккредитации, но охваченные всеобщим патриотическим подъемом, ехали на фронт солдатами и офицерами. Среди них были А. Куприн, Н. Гумилев, С. Есенин, А. Серафимович, Б. Савинков, А. Толстой, А. Блок и другие. Многие из них выступали в газетах и журналах. Также издания стремились расширить сеть своих военных корреспондентов путем привлечения к сотрудничеству офицеров из действующей армии. Уже в первые месяцы войны в некоторых газетах под рубрикой «От собственных корреспондентов из действующей армии» публиковались их телеграммы и заметки. Командование русских войск про

бовало запретить офицерам печататься в прессе. Так, 7 сентября в приказе по 1-й армии было объявлено: «Ввиду того, что по повелению Верховного главнокомандующего корреспонденты в действующую армию не допущены, появление в печати корреспонденций из армии недопустимо. Подтверждаю всем офицерам, под строгой ответственностью и угрозой расследования, не посылать из армии никаких корреспонденций и писем о военных действиях. Равным образом раненые и больные участники кампании не должны помещать в газетах своих воспоминаний, не имея на то разрешения от соответствующих начальствующих лиц. Печатание корреспонденций из действующей армии должно быть совершенно прекращено»19.Однако эти угрозы не принесли успеха. Военные все шире публиковали сообщения с фронта, авторами которых были военные. Издания заинтересовали офицеров, имеющих доступ к информации, к сотрудничеству с ними выплатой высоких гонораров. Это привело к тому, что ряд офицеров крупных штабов и военно-цензорских отделов стали корреспондировать в суворинские газеты и другие частные издания, отказываясь сотрудничать с правительственной печатью, которая не могла предложить высоких гонораров20.

Наиболее регулярным источником о событиях на театре военных действий являлись сообщения штаба Верховного главнокомандующего, сообщения Главного штаба и сообщения штаба кавказской армии. Также в конце первого года войны стали печататься краткие извлечения из официальных донесений о различных эпизодах боевой деятельности за первые месяцы войны. Но они носили эпизодический характер и не давали полного представления о ходе военных событий. Полезным дополнением к сообщениям штаба Верховного главнокомандующего являлись обзоры «Армейского вестника» (газеты штаба Юго-Западного фронта), которые велись с августа 1914 года, и обзоры «Нашего вестника» (органа штаба Западного фронта), начавшиеся с апреля 1915 года. Но эти официальные обзоры были малодоступными для широкой читающей публики не только потому, что они печатались в армейских газетах, но и по своему изложению они нуждались в комментариях.

В общей печати появилось немало корреспонденций с фронта, писем участников сражений, рассказов раненых и

других материалов, содержащих в себе порой немало подробностей относительно событий на фронте.

В ряде публикаций отмечалось, что «настоящая война в смысле информации ведется в таких условиях, которых наше русское общество еще не знало»21.

<< | >>
Источник: Волковский Н. Л.. История информационных войн. В 2 ч. Ч. 2. — СПб.: ООО «Издательство «Полигон».736 с.. 2003

Еще по теме Положение военных корреспондентов в России:

  1. ИЗ БЕСЕДЫ В. В. КУЙБЫШЕВА С КОРРЕСПОНДЕНТОМ ТУРКРОСТА О ПОЛОЖЕНИИ В БУХАРЕ 1 ноября 1920 г
  2. М.К. МУРАДОВ, главный редактор газеты «Грозненский рабочий», специальный корреспондент газеты «Коммерсантъ» Чеченский синдром в России
  3. ПОЛОЖЕНИЕ БЕЗДОМНЫХ В РОССИИ            
  4.    Общее положение дел в России
  5. Глава 17. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ В КОНЦЕ XVII ст.
  6. Глава 1 Географическое положение, ТЕРРИТОРИЯ И ГРАНИЦЫ РОССИИ
  7. Военная безопасность России в современных условиях: общие положения
  8. 4. Влияние Великой французской революции на внутриполитическое положение России.
  9. Глава 15. МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В XVII в.
  10. Внештатные корреспонденты
  11. А. БАБИЦКИЙ, корреспондент радио «Свобода» Россия воюет в Чечне сама с собой
  12. Д.Л. БАЛЬБУРОВ, корреспондент газеты «Московские новости» На войне нельзя расслабляться
  13. Анализ эффективности использования информационных технологий собственными корреспондентами белорусских СМИ за границей, 2009
  14. ГРУППИРОВКА ВОЕННЫХ
  15. Пресса военных объединений эмиграции
  16.    Форма и суть военных поселений
  17. Мастер военных провокаций