>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

История XX века» английского историка Дж. Г ренвилла — фундаментальное исследование, всесторонне анализирующее полити-ческие, социальные, экономические, идеологические процессы, разворачивавшиеся в течение последнего века на всех пяти населенных человечеством континентах.
В этой книге читатель найдет описание важнейших событий, массу интересных и любопытных фактов, галерею портретов общественных деятелей (может быть спорных, но всегда выразительных), данные статистики. И весь этот огромный материал строжайшим образом организован, подчинен логике авторского изложения, центральным звеном которой является мысль об усиливающейся взаимосвязи, взаимозависимости стран и народов. В таком капитальном труде невозможно жестко придерживаться хронологических рамок избранного периода. Для объяснения события автор порой погружается в глубь веков — вплоть до времен Великих гео-графических открытий; порой, наоборот, пытается прогнозировать будущее. Конечно, даже такой объемистый труд не в состоянии вместить все события завершающегося века, о многом пришлось упомянуть вскользь, в то же время читатель найдет в книге и ряд повторов, неизбежных при страновом принципе изложения материала. Затянута глава о суэцком кризисе 1956 года, в которой Дж. Грен-вилл отчаянно пытается найти оправдание англо-франко-израильскому вторжению в Египет. А вот глава о гражданской войне в Испании получилась скомканной, и это несмотря на ее огромное международное значение. Впрочем, еще Козьма Прутков говорил, что нельзя объять необъятное... Раскрывая историю стран Азии, Африки, Латинской Америки, Дж. Гренвилл стремился избежать «евро-центристского» подхода, то есть попытался взглянуть на события и с точки зрения коренного населения. Отчасти ему это удалось, отчасти — нет. Нельзя без улыбки читать вроде бы правильно написанные главы о России: автор не сумел проникнуться «духом» страны, понять психологию россиян — евразийцев географически и исторически. Сложный процесс демократических перемен 1985-1993 годов превратился в прямолинейную универсальную схему. Быть может, такое же чувство испытает китаец или бразилец, читая в книге Дж. Г ренвилла страницы по истории своей страны. Автор «Истории XX века» родился в 1928 году в Берлине, а в 1939 году из-за установления в Германии фашистского режима эмигрировал с семьей в Англию. С тех пор он преподавал историю в различных анг-лийских учебных заведениях. В настоящее время он является профессором и руководителем Кафедры современной истории Исторической школы Бирмингемского университета. Большая часть опубликованных Дж. Гренвиллом работ посвящена истории европейской и американской дипломатии, и это отразилось на «Истории XX века». Удачно написаны страницы, раскрывающие причины первой мировой войны, хотя традиционный для английской историографии вывод о «первоочередной ответственности» за развязывание кровавого конфликта Германии и Австро-Венгрии представляется спорным. Исповедовавшийся в начале века всеми ведущими европейскими державами (и Россией в том числе) внеш-неполитический принцип «баланса интересов» делал неизбежной вооруженную поддержку Германией экспансионистских устремлений Австро-Венгрии на Балканах. Анализ внешнеполитических хитросплетений в Европе 1920-1930-х годов, как и американо-японских отношений в тот же период, без преувеличения можно назвать блестящим.
Книга Дж. Гренвилла ломает многие относящиеся к недавнему прошлому стереотипы исторического мышления. Так, вопреки журналистским мифам мы узнаем, что рейганомика вовсе не была продуманной системой мер с однозначно позитивными результатами. Люди, проводившие ее в жизнь, хотя и руководствовались определенными принципами, не отличались последовательностью, а расплачиваться за издержки рейганомики при-шлось следующему президенту США Джорджу Бушу. Много поучительного и интересного найдут отечественные читатели в большинстве своем привыкшие к 6 «идеологически выверенной», а значит скрупулезно дозированной информации, на страницах, посвященных истории Третьего рейха. Дж. Гренвилл склонен к морализаторству: его постоянно мучает вопрос, как оценить тот или иной шаг политика с точки зрения морали? На наш взгляд такой подход малопродуктивен, ибо чаще всего игнорирует реальные условия, в которых приходится действовать общественным деятелям. Парламентские дебаты — не приватная беседа родственников за чашкой чая у телевизора. Дж. Г ренвилл закончил работу над книгой в конце 1993 года. С тех пор произошло много важных событий — и в нашей стране, и за рубежом. В 1993-1997 годах были если не ликвидированы, то, по крайней мере, при-глушены три опасных очага межэтнической напряженности: в Южно-Африканской Республике, на Балканах — в Боснии и в Палестине. 8 1994 году наконец-то пала система апартеида в Южно-Африканской Республике. По договоренности основных партий первые многонациональные выборы в Национальную Ассамблею должны были состояться в апреле. Однако поддерживаемая в основном зулусским населением партия «Инката» (по-другому «Копье свободы») во главе с Мангосуту Бутелези фактически взяла курс на срыв выборов, понимая, что вряд ли сумеет в сложившейся ситуации опередить руководимый Нельсоном Манделой Африканский национальный конгресс. Активисты «Инкаты» в сотрудничестве с белыми националистами провоцировали беспорядки, терроризировали черное население, стремясь создать атмосферу хаоса и всеобщей неуверенности, которая позволила бы расистскому меньшинству вынудить президента ЮАР и лидера Национальной партии Фредерика де Клерка ввести чрезвычайное положение. К концу марта 1994 года в результате столкно-вений в ЮАР погиб 51 и было ранено 173 человека. Однако выборы все-таки состоялись. Прошедшие 26-29 апреля 1994 года, они были признаны международными наблюдателями, в целом, справедливыми. За АНК проголосовали более 63 % избирателей, за Национальную партию — примерно 27 %, а за «Инкату» — около 8 %. Одновременно вступила в силу временная конституция страны. 9 мая новый парламент избрал Н. Манделу прези-дентом ЮАР. При стечении стотысячной толпы, а также многих глав государств Н. Мандела, положив руку на библию, принял присягу в качестве первого чернокожего президента ЮАР. Было сформировано правительство переходного периода, которое завершило свою работу лишь в 1996 году. Крах системы апартеида положил конец международной изоляции страны. Уже в июне 1994 года было восстановлено членство ЮАР в Содружестве наций. До сих пор Нельсону Манделе удавалось контролировать внутриполитическую ситуацию. Но оппозиция постепенно активизируется. «Инката» настойчиво требует расширения автономии провинции Квазулу-Наталь, где проживают зулусы, а африканеры, то есть потомки белого бурского населения, все громче говорят о необходимости создания собственного государства. Экстремистские силы периодически организуют террористические акты. Подписанное 21 ноября 1995 года на американской военной базе в Дейтоне (пгпгг Огайо) и утвержденное 14 декабря в Париже соглашение между сербами, хорватами и боснийскими мусульманами обеспечило к апрелю 1996 года прекращение гражданской войны, четыре года бушевавшей на территории Республики Босния и Герцеговина, до 1991 года входившей в состав Югославии. До начала конфликта в республике проживало 4,37 млн человек, 43,7 % которых составляли мусульмане славянского происхождения, 31,4 % — сербы и 17,3 % — хорваты. Военные действия в Боснии начались в апреле 1992 года, вскоре после того, как основные западноевропейские государства признали провозглашенную боснийским парламентом независимую Республику Босния и Герцеговина. Сербское население бойкотировало боснийский парламент, где преобладали мусульмане, и объявило о создании на территории Боснии собственной Республики Сербской со столицей в городе Пале. Главой провозглашенной республики стал лидер Сербской демократической партии Радован Караджич. Первоначально военная удача была на стороне сербов. Они блокировали мусульманские кварталы столицы Боснии Сараево и взяли под свой контроль большую часть территории страны. Боснийских сербов активно поддерживала, в том числе и с помощью оружия, соседняя Сербия, 27 апреля 1992 года провозгласившая вместе с Черногорией создание Союзной Республики Югославия (СРЮ). В свою очередь, Хорватская республика оказала массированную поддержку боснийским хорватам, чтобы получить от Боснии и Герцеговины часть территории в случае ее раздела. 15 и 30 мая 1992 года Совет Безопасности ООН принял две резолюции, потребовавших приостановки военных действий в Боснии, вывода сербских и хорватских войск с ее территории и наложивших эмбарго на торговлю, поставки нефти и воздушное сообщение с СРЮ. Блокированному Сараеву самолетами начала оказываться гуманитарная помощь. В сентябре 1992 года начала работу Постоянная конференция по бывшей Югославии, под сопредседательством 7 лорда Оуэна, представлявшего Европейское сообщество и Сайруса Вэнса, представлявшего ООН. Определяющим для работы конференции стало положение о необходимости сохранения единой в рамках существующих границ Республики Босния и Герцеговина и недопустимости этнических чисток на тех ее территориях, где проживало смешанное население. 2 января 1993 года Вэнс и Оуэн представили детализированный план умиротворения республики. Он предусматривал раздел Боснии на 10 провинций и демилитаризацию Сараево. План стал основой для переговоров заинтересованных сторон, которые начались в Женеве. Боевые действия тем временем шли своим чередом. На большей части территории война приняла позиционный характер, с некоторым преимуществом в пользу сербов. Мусульмане, которые стали все чаще объединяться с хорватами, пытались перерезать так называемый Посавинский коридор со стратегически важным городом Брчко, разорвав тем самым сербские территории на две изолированные части. Сербы же регулярно обстреливали Сараево и пытались захватить мусульманский анклав с городом Горажде в центре. Вскоре стало ясно, что план Оуэна-Вэнса нереален. Противоборствующие стороны по существу ориентировались на раздел Боснии, а мирное население частично само покидало насиженные места, не желая оказаться в чужом государстве или принудительно изгонялось ар-мией противника. Число этнически «чистых» городов и, особенно, деревень быстро росло. В июне план Оуэна-Вэнса был официально отвергнут. В феврале 1994 года после того, как выпущенный по Сараево снаряд убил на рынке 68 и ранил около 200 человек, в конфликт с санкции ООН вмешалось НАТО. Его представители потребовали отвести тяжелую технику сербов за пределы двадцатикилометрового кольца вокруг Сараево, ультимативно предложили отойти и от города Горадже. В случае отказа НАТО грозило применить военную авиацию. Сербы вынуждены были отступить. 13 марта 1994 ситуация для сербов ещё более ухудшилась: хорваты и мусульмане договорились о создании Хорвато-мусульманской федерации в рамках Боснии-Герцеговины. 27 апреля 1994 года Совет Безопасности ООН принял решение отправить «голубые каски» в Боснию для наблюдения и разведения враждующих сторон. Так называемой контактной группой, куда входили представители США, России, Г ермании, Франции и Великобритании, разрабатывается новый план мирного урегулирования. Суть его заключалась в том, что хорвато-мусульманам отводится 51 % территории Боснии, а сербам — 49 %, тогда как на тот период они фактически контролировали 70 % земель Республики. Правительство боснийских сербов отвергло план, несмотря на давление соседнего Белграда, уставшего от экономического эмбарго. В раздражении 4 августа Сербия заморозила свои экономические связи с Республикой Сербской. В течение всей первой половины 1995 года в Боснии шли ожесточенные бои, в которые все более втягивались войска НАТО. 30 августа 1995 года руководство Республики Сербской перед лицом военного поражения вынуждено было пойти на переговоры, предложив лидеру Сербии Слободану Милошевичу стать посредником. 12 октября 1995 года было заключено соглашение о повсеместном прекращении боевых действий. Дейтонские договоренности, по существу, немногим отличались от плана контактной группы: Босния и Герцеговина со-хранялась как международно признанное государство со столицей в Сараево, в самой Боснии закреплялось наличие двух государственных образований — Республики Сербской и Хорвато-мусульманской федерации, территории которых подверглись лишь незначительным изменениям по сравнению с планом группы пяти. Республика Босния и Герцеговина получала все необходимые атрибуты власти — конституцию, армию, полицию, парламент; и в то же время аналогичные права получали внутригосударственные образования — Федерация и Республика Сербская. Высшим исполнительным органом Боснии становился трехсторонний коллегиальный Президиум с правом вето для каждого представителя от трех народов. Радован Караджич был объявлен военным преступником и вынужден был оставить свой пост. Но главное — в страну вводились крупные воинские контингенты НАТО, среди которых преобладали американцы. Позже прибыла бригада российских войск, которая также должна была наблюдать за разъединением бывших противников, но операционно действовать самостоятельно, не подчиняясь командованию НАТО. 14 декабря 1995 года президент Боснии и Герцеговины Алия Изетбегович и президент СРЮ сделали ещё один шаг к миру, заявив о нормализации отношений между двумя странами. Гражданская война в Боснии, унесшая 250 тысяч жизней, окончилась. Но ликвидированы ли ее причины? 20 декабря 1996 года истек срок полномочий 60-тысячных сил по выполнению Дейтонских соглашений, их сменили 30-тысячные силы стабилизации. Что произойдет после окончательного ухода с боснийской земли иностранных солдат? Ключевой датой в истории взаимоотношений Израиля и арабского народа Палестины стало 13 сентября 1993 года, когда от имени Организации освобождения Палестины (ООП) и израильского правительства в Вашингтоне на лужайке перед Белым домом была подписана 8 Декларация о принципах мирного урегулирования. На церемонии присутствовали председатель исполкома ООП Ясир Арафат, премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и президент США Билл Клинтон. Декларация предусматривала предоставление палестинцам автономии с правительством и силами охраны порядка. Уже в момент заключения соглашения было ясно, что организация палестинской автономии станет трудным делом и растянется на многие годы. Во-первых, в развитие подписанной Декларации необходимо было разработать и согласовать целый пакет конкретных соглашений по широкому кругу вопросов, включая этапы вывода израильских войск с предоставляемых палестинцам территорий, контроль границ, судьбы палестинских беженцев, изгнанных со своих земель в 1967 году, прерогативы и численность палестинской полиции. Во-вторых, ООП следовало выработать новые принципы взаимоотношений с израильской администрацией и израильскими воинскими контингентами на местах: однозначно враждебное отношение к ним теперь должно было смениться поиском взаимопонимания и сотрудничества по конкретным вопросам. В-третьих, в самом Израиле было немало противников соглашения от 13 сентября. Оппозиция яростно нападала на правившую Партию труда за ее чрезмерную уступчивость арабам. Далеко не все палестинцы поддержали подписанное соглашение. Левое крыло палестинского движения сопротивления, представленное Народным фронтом за освобождение Палестины и Демократическим фронтом за освобождение Палестины, осудило «предательство Арафата». Более осторожную позицию заняли лидеры исламистского движения «Хамас», активно использующие методы террора в борьбе с Израилем. На словах признавая необходимость компромиссов, они, однако, делали все, чтобы сорвать переговорный процесс, продолжая атаковать израильтян, в том числе и с палестинской территории. Даже ряд членов Исполкома ООП выражали опасения последствиями подписанного соглашения. Арафату требовалось время, чтобы убедить своих соратников в необходимости сделанного шага. В такой обстановке любое неосторожное высказывание и, тем более, действие могло надолго прервать начавшийся палестино-израильский диалог. Вот почему мировая общественность была так встревожена вестью о бойне в городе Хеврон (западный берег реки Иордан). Фанатично настроенный еврейский поселенец Барух Гольдштейн 25 февраля 1994 года хладнокровно расстрелял в местной мечети 29 молящихся палестинцев. Начались стихийные, вылившиеся кое-где в беспорядки, демонстрации возмущенных палестинцев. Однако ООП удалось своим авторитетом утихомирить население и восстановить порядок. После некоторой паузы палестино-израильский переговорный процесс продолжился. 29 февраля Израиль и ООП подписали в Париже экономическое соглашение, а 4 мая в Каире Ясир Арафат и Ицхак Рабин договорились о первых конкретных шагах по реализации Декларации о принципах мирного урегулирования. Первой территорией, переданной под управление палестинцев стал район города Иерихона (западный берег реки Иордан) и сектор Г аза, куда 1 июля 1994 года торжественно прибыл Ясир Арафат. Сформированный им кабинет министров наполовину состоял из прибывших из эмиграции деятелей ООП, наполовину из местной землевладельческой элиты. По договоренности с Израилем была создана 20-тысячная палестинская полиция, костяк которой составили активисты движения сопротивления. Сам Арафат стал официально именоваться главой Палестинской национальной администрации, но во всех внутренних палестинских документах его именовали президентом Государства Палестина. Более 40 стран, прежде всего арабского мира, выразили желание оказать помощь формирующемуся палестинскому государству. На созванной специально по этому вопросу конференции они заявили, что готовы предоставить на нужды палестинцев 2,5 млрд долл. В частности, все службы безопасности и полиция палестинцев были экипированы из этих денег. Постоянным камнем преткновения стал график вывода израильских войск с предоставляемых палестинцам территорий. Палестинцы под различными предлогами требовали ускорения этого процесса, а израильтяне, наоборот, всячески его тормозили. Положение усугублялось террористической активностью боевиков из «Хамас» и «Исламский джихад». Арафат реагировал повальными арестами лиц, заподозренных в симпатиях к указанным организациям, а правительство Израиля помимо акций по поимке террористов подвергало более или менее длительной блокаде военно-полицейскими силами арабские территории. Поскольку большинство палестинцев работают в Израиле, это была не только политическая, но и чувствительная экономическая санкция. Другой проблемой был и остается статус Иерусалима. ООП изначально рассматривала его восточную часть в качестве будущей столицы создающегося Государства Палестина. Правительство Израиля решительно отвергало такую перспективу, хотя И. Рабин и согласился в начале 1994 года создать совместную комиссию по этому вопросу. Израиль испытывал сильное давление международного сообщества, и Соединенные Штаты — стратегический партнер Израиля — были вынуждены 17 мая 1995 года наложить вето на резолюцию Организации Объединенных Наций, осудившую экспроприацию 9 53 гектаров арабских земель в Восточном Иерусалиме. 22 мая, только под угрозой вотума недоверия в кнессете, правительство вынуждено было отложить на неопределенный срок конфискацию этого участка. 28 сентября 1995 года Я. Арафат и И. Рабин подписали в Вашингтоне новое соглашение, распространившее палестинскую автономию на часть территорий, оккупированных Израилем на западном берегу реки Иордан. На встрече присутствовали Билл Клинтон, Хосни Мубарак (президент Египта) и король Иордании Хусейн. 4 ноября того же года Ицхак Рабин был убит неким Игалом Амиром, студентом, членом крайне правой еврейской организации Эйал. Премьер-министр стал жертвой израильских экстремистов, готовых любыми средствами не допустить создания Государства Палестина. Парадоксальным образом убийство Ицхака Рабина укрепило в Израиле позиции сторонников диалога с ООП. Примечательный факт: через три дня после похорон Рабина, Ясиру Арафату впервые было официально разрешено прибыть в Израиль, чтобы выразить свои соболезнования вдове погибшего премьера. Новым премьер-министром стал Шимон Перес, ранее занимавший пост министра иностранных дел. Он активно принялся выполнять достигнутые с палестинцами соглашения. В ноябре-декабре 1995 года израильские войска покинули 7 городов на западном берегу реки Иордан, отводившиеся под управление администрации Арафата. И тем не менее, на начало 1996 года палестинская автономия распространялась лишь на 3 % территории и на 20 % населения Палестины! 20 января 1996 года состоялись предусмотренные сентябрьским соглашением 1995 года выборы в Палестинский совет, который становился высшим законодательным и исполнительным органом автономии. Орга-низация «Хамас» отказалась в них участвовать. В отсутствии реальных конкурентов большинство из 82 мест в Совете достались ООП, а Ясир Арафат 90 % голосов был избран его председателем. Это свидетель-ствовало об упрочении позиций лидера ООП. Но менее чем через полгода судьба подвергла пале-стино-израильский диалог новому испытанию: на парламентских выборах 29 мая 1996 года Шимон Перес и его партия потерпели поражение, и к власти пришла правая коалиция во главе с Биньямином Нетаньяху. Оппозиция постоянно критиковала Ш.Переса за опасную уступчивость арабам, поэтому не было ничего удивительного в том, что процесс реализации подписанных ранее двусторонних соглашений был на целых полгода фактически заморожен. Только 15 января 1997 года Израиль договорился с палестинцами о передаче под их контроль 80 % территории города Хеврон. Остальные 20 % города, где проживают 450 еврейских колонистов, продолжают контролироваться военным контингентом израильтян. Месяц спустя палестино-израильские отношения вновь обострились: Нетаньяху объявил о строительстве нового еврейского квартала в Восточном Иерусалиме. В ответ палестинец-камикадзе взорвал бомбу в кафе в Тель-Авиве. Видимо, до реального мира на многострадальной палестинской земле еще далеко. Однако уже ясно, что арабо-израильский переговорный процесс дошел до той стадии, когда его можно замедлить, но нельзя остановить. Определяющим фактором последних лет уходящего XX века стал спад консервативной волны, воздействовавший на мировые процессы с конца 1970-х годов. Первым признаком «полевения» политического климата стали выборы 1993-1995 годов в восточноевропейских странах. Здесь в ряде случаев бывшим коммунистам удалось вернуться к власти. Раньше других это сумели сделать польские экс-коммунисты. На октябрьских внеочередных выборах 1993 года коалиция левых сил, главной составляющей которой была созданная на базе коммунистической ПОРП «Социал-демократия Республики Польша», получила в сейме большинство. Премьер-министром был назначен лидер Польской кресть-янской партии Вальдемар Павляк, который в 1995 году под давлением президента Леха Валенсы уступил место Юзефу Олексе. Однако поскольку по конституции Польша является президентской республикой, гораздо большее политическое значение имели президентские выборы, состоявшиеся в ноябре 1995 года. В первом туре 5 ноября ни один из претендентов на пост главы государства не получил свыше 50 % требуемых для победы голосов. 19 ноября прошел второй тур, в котором Лех Валенса проиграл лидеру Союза демократических левых сил экс-коммунисту Александру Квасьневскому с отрывом в 3,4 % голосов (соответственно 48,3 и 51,7 %). В Венгрии 8 мая 1994 года прошли парламентские выборы, которые выиграла Социалистическая партия (так с 1989 года именуют себя коммунисты). Она собрала треть голосов. Второй результат показал «Союз свободных демократов», а правивший до того Венгерский демократический форум занял только третье место. Правительство возглавил лидер социалистов Дьюла Хорн. Крупная неудача постигла экс-коммунистов лишь в Болгарии. В 1995 году, использовав недовольство населения падением жизненного уровня, они, победив на парламентских выборах, сформировали правительство во главе с Жаном Виденовьш. Однако вскоре болгарские социалисты продемонстрировали свою полную экономическую несостоятельность. Галопировала инфляция, поднялся уровень безработицы, более половины болгар 10 оказались за чертой бедности. Оппозиция, где ведущую роль играл Союз демократических сил (так называемые «синие»), приступила к организации демонстраций с требованием отставки социалистов и досрочных парламентских выборов. В январе 1997 года на президентских выборах победил кандидат Союза демократических сил (СДС) Петр Стоянов. Демонстрации стали почти каждодневными, когда новый президент, предложив сначала социалистам отказаться от формирования правительства, затем, следуя конституции, все же назначил их представителя Николая Добрева премьер-министром. Протестующие демонстранты однажды даже смогли прорвать полицейскую цепь и ворваться в здание парламента, что, впрочем, было осуждено лидерами СДС как акт экстремизма. 12 февраля 1997 года правительству социалистов пришлось уйти в отставку, и его сменил временный кабинет во главе с активным деятелем СДС мэром Софии Стефаном Софианским. Это правительство должно было управлять страной до всеобщих парламентских выборов, назначенных на 19 апреля. Как и следовало ожидать, на выборах победил блок Объединенных демократических сил, получивший 52,23 % голосов. За Болгарскую социалистическую партию (БСП) проголосовали 22,17 % граждан, пришедших на избирательные участки, за остальные партии — еще меньше. Выдвинутый от СДС на пост премьера Иван Костов после своего утверждения в мае сформировал правительство, основными задачами которого были провозглашены вступление в НАТО и Европейский союз, борьба с преступностью и коррупцией, оздоровление экономики. Значительный международный резонанс получило переизбрание осенью 1996 года демократа Билла Клинтона на второй президентский срок. Программа Боба Доула, кандидата от Республиканской партии, традиционно придерживающейся более консервативных позиций, не смогла убедить большинство американцев. Но поистине переломным для Запада оказался 1997 год. 1 мая состоялись парламентские выборы в Великобритании. Правившая Консервативная партия во главе с Джоном Мэйджором потерпела сокрушительное поражение: из 659 мест в палате общин тори смогли сохранить лишь 165. Впервые в истории у них нет ни одного депутата от Шотландии. Лейбористы, напротив, резко вышли вперед, завоевав 418 мест. Более 160 лет ни одна из партий страны не добивалась такого головокружительного успеха. Третьей в парламентской гонке оказалась либерально-демократическая партия, тоже увеличившая число своих депутатов с 20 до 46 человек. Таким образом, лейбористская партия сумела добиться неограниченного господства в палате общин. После Великобритании грянул гром во Франции. Президент Жак Ширак, стремясь укрепить пошатнувшееся положение кабинета министров во главе с голлистом Аленом Жюппе, назначил досрочные парламентские выборы, которые по закону проходят в 2 тура. Все произошло с точностью до наоборот. Проголосовавшие 25 мая французы скорее поддержали оппозицию, чем правивший блок: если за проправительственные партии в первом туре проголосовали 36,4 % избирателей, то за социалистов — 28 %, а за коммунистов — 10 %. Подтвердил стабильность своих позиций крайне правый Национальный фронт — 15 %. Второй тур, состоявшийся 1 июня, оказался решающим для победы левых. Если раньше правые располагали в Национальной Ассамблее 464 креслами из 577, то теперь они имеют всего около 250 депутатских мандатов. Правительство сформировал лидер социалистов Лионель Жоспэн, чья парламентская фракция оказалась самой многочисленной. Правительство Л. Жоспэна поддержали коммунисты и экологисты. Вновь (так уже было 10 лет назад) во Франции начался период сосуществования президента и парламента, придерживающихся разных политических ориентации. В чем причина таких серьезных политических сдвигов на европейском континенте? Разумеется, сыграло роль некоторое «поправение» лейбористов и французских социалистов, пересмотр ими своего идеологического наследия. Лидер лейбористов Энтони Блэр — сторонник христианского социализма, не приемлет марксизм. Под его давлением партия лейбористов отказалась от закрепленных ранее в ее Уставе обязательств о национализации средств производства, ослабила свою зависимость от профсоюзов. В руководстве ФСП немало прагматиков, отвергающих социалистические догмы. Давно перекрасились в социал-демократов коммунисты Польши, Венгрии и Бол-гарии. Однако, главная причина, думается, кроется в общем изменении умонастроений многих европейцев. Избиратели устали от шоковых методов решения экономических и социальных проблем, игнорирующих реальные возможности значительной части населения. Во многих странах консерваторы действительно сумели модернизировать экономические структуры, однако ценой роста социальной напряженности, роста слоя маргиналов. Разразившийся в России осенью 1993 года политический кризис разрешился в пользу президента. «Белый дом» — здание Верховного Совета Российской Федерации — был взят штурмом, ведущие оппозиционеры, призывавшие к свержению Б. Ельцина, арестованы. 12 декабря состоялись выборы в новый представительный орган власти — Государственную думу, нижнюю палату Федерального Собрания Российской Федерации. Выборы проводились по смешанной системе: половина 7 из 450 депутатов избирались в одномандатных округах, половина — по общефедеральным партийным спискам. Итоги выборов оказались для многих неожиданностью. На первое место по числу поданных за партийные списки голосов вышла Либерально-демократическая партия Владимира Жириновского, исповедующая национал-популизм (22,9 %), на втором месте оказался блок демократов «Выбор России» во главе с Егором Гайдаром — 15,74 %, на третьем — Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ) с 12,4 % голосов. Остальные партии и предвыборные объединения, включая демократический блок «Яв-линский-Болдырев-Лукин», вскоре сокращенно ставший именоваться «Яблоко», собрал менее 10 %. Хотя в одномандатных округах демократов прошло больше, чем коммунистов и жириновцев, с точки зрения общего соотношения сил, преимущество в Думе оказалось на стороне депутатов национально-патриотической и прокоммунистической направленности. Однако неудача демократов на выборах в Думу уравновешивалась принятием новой российской Конституции на проводившемся в тот же день референдуме. Новый Основной Закон существенно увеличивал прерогативы президента. Отныне он становился одновременно и главой государства и главой правительства. Сосредоточивая в своих руках всю полноту исполнительной власти, президент наделялся, кроме того, значительными законодательными полномочиями. Выборы 12 декабря 1993 года недвусмысленно про-демонстрировали неоднозначность сложившейся в стране ситуации. Реагируя, правительство скорректировало проводимый курс. Провозглашая приверженность политике реформ, оно в то же время стало подчеркивать важность активной роли государства в социальной и экономической сферах. Начались поиски компромисса с силами оппозиции, которые 23 февраля 1994 года через Думу провели постановление, объявлявшее амнистию лицам, находившимся под следствием или в предварительном заключении в связи с событиями 19-21 августа 1991 года и 21 сентября-4 октября 1993 года. Борис Ельцин выступил с идеей подписания основными политическими силами страны своеобразного пакта о гражданском мире. Эта инициатива была реализована в конце апреля 1994 года в форме Договора об общественном согласии. Он был подписан большинством общественных организаций, кроме коммунистов и нескольких мелких движений. Усилия правительства не привели к улучшению экономической ситуации в стране, а это не могло не дестабилизировать обстановку. Особенно тяжело бил по трудовым коллективам кризис неплатежей. Периодически, особенно в шахтерских районах страны, вспыхивали забастовки. 11 декабря 1994 года появился новый дестабилизирующий фактор: российские войска были введены в Чечню с приказом свергнуть власть Джохара Дудаева, провозгласившего независимую Республику Ичкерия. В Москве, где уверяли, что чеченский режим давно превратился в общероссийский рассадник преступности, рассчитывали на быструю победу. Однако экипированные новобранцами и плохо координируемые российские войска встретились с уступающим по численности, но хорошо подготовленным противником. Ценой больших потерь российская армия овладела столицей Чечни — Грозным, но быстро увязла в партизанской войне с отрядами дудаевцев, отошедших в горы. По указанию Москвы был создан официально сместивший Д. Дудаева Временный Совет, на базе которого позже создали Правительство национального возрождения во главе с Саламбеком Хаджиевым. Позже его сменил Доку Завгаев, который в декабре 1995 года даже был «избран» главой республики. Но посаженное русскими правительство не пользовалось доверием народа, большинство которого по-прежнему поддерживало ушедшего в подполье Д. Дудаева, а после его гибели — Зе-лимхана Яндарбиева, ставшего временным президентом сепаратистов. Наибольшие потери в ходе боевых действий в Чечне, бесспорно, несли мирные жители. Это толкнуло часть экстремистски настроенных дудаевцев (Шамиль Басаев, Салман Радуев) на совершение ряда поистине варварских «акций возмездия», самой известной из которых стало взятие 14 июня 1995 года заложников в больнице ставропольского города Буденновск. На фоне затянувшегося чеченского конфликта 17 декабря 1995 года в стране прошли новые выборы в Государственную думу. На этот раз на первое место вышла КПРФ, собравшая 22,30 % голосов. Либерально-демократическая партия спустилась на второе место (11,18%); созданное под эгидой премьер-министра В. С. Черномырдина объединение «Наш дом — Россия» заняло третье место (10,13%). Четвертым в списке оказалось объединение «Яблоко» Г. Явлинского с 6,89 % голосов. В то же время ведомый Е. Г айдаром блок ультралибералов «Демократический выбор России» потерпел сокрушительное поражение, набрав лишь 3,86 % (девятое место среди других избирательных списков). В результате парламентских выборов Дума заметно «покраснела», что не могло не тревожить демократическую власть, оценивавшую ситуацию через призму надвигавшихся в июне 1996 года выборов президента Российской Федерации. Были в пожарном порядке приняты меры 11 по погашению задолженности коллективам нескольких регионов, проведен ряд кадровых перестановок в аппарате администрации президента и в правительстве. Несколько активизировался начавшийся еще в 1995 году переговорный процесс с чеченскими сепаратистами, перемежавшийся, впрочем, боевыми действиями. Первый тур президентских выборов 16 июня выявил пятерку лидеров: Б. Ельцин (35,06 % голосов), Г. Зюганов, лидер КПРФ (31,96 %), А. Лебедь — отставной генерал с репутацией решительного человека, но довольно туманными политическими взглядами (14,70 %), Г. Явлинский (7,41 %), В. Жириновский (5,76%). Все остальные кандидаты набрали менее 1 % голосов, включая бывшего президента СССР Михаила Горбачева (0,52 %). Во второй тур, таким образом, прошли поддерживаемый всеми демократическими силами Борис Ельцин и кандидат коммуно-патриотов Геннадий Зюганов. И тут произошло событие, во многом определившее результат второго тура 3 июля. После двух раундов переговоров президент подписал Указ о назначении Александра Лебедя секретарем Совета безопасности Российской Федерации и помощником президента по национальной безопасности. Одновременно был отправлен в отставку старый недоброжелатель А. Лебедя министр обороны Павел Грачев. Союз А. Лебедя с президентом резко укрепил позиции последнего, поскольку позволил перетянуть большую часть патриотически настроенного электората отставного генерала на сторону демократов. В итоге за Б. Ельцина проголосовали 53,8 % избирателей (40 млн россиян), за Г. Зюганова — 40,3 % (более 30 млн человек.) Назначение А. Лебедя на пост секретаря Совета безопасности чрезвычайно быстро привело к окончанию войны в Чечне. Еще 25 июня Б. Ельцин издал приказ о поэтапном выводе большей части войск из Чеченской Республики, а в августе Александром Лебедем и начальником штаба сил сепаратистов Асланом Масхадовым было подписано так называемое Хасавюртское соглашение о прекращении боевых действий. 24 ноября 1996 года Б. Ельцин принял решение о полном выводе российских войск из Чечни. На состоявшихся в январе 1997 года свободных выборах с участием иностранных наблюдателей президентом Республики Ичкерия стал Аслан Масхадов. Александр Лебедь, пробыв у кормила власти всего лишь 4 месяца, сумел настолько обострить отношения с рядом близких Б. Ельцину людей, что был отправлен им в отставку. Сложные переговоры между представителями новой чеченской администрации и Кремлем завершились подписанием в Москве 12 мая 1997 года Мирного договора между Россией и Чечней. В нем в завуалированной форме Чечня по сути была признана субъектом между-народного права. Таким образом, можно сказать, что, если Республика Ичкерия де-юре пока не может претендовать на роль полноправного независимого государства, она все же весьма близка к этой цели. Россия переживает трудные времена. Экономические неурядицы породили кризис государственности. Отношения между правительством и оппозицией напоминают неустойчивое равновесие. Но ситуация совсем не безнадежна, и не случайно Борис Ельцин в июне 1997 года был полноправным участником встречи восьми ведущих стран мира в американском городе Денвере. Это говорит о том, что после шести лет неопределенности Россия реально вновь признана великой державой. Другим вселяющим надежду событием стало ускорение интеграционных процессов в рамках Содружества Независимых Государств, первым реальным результатом которого явилось подписание 23 мая Устава Союза России и Белоруссии, нацеленного на постепенное добровольное объединение двух республик. Михаил Пантелеев, кандидат исторических наук
| >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ История Джейсона и Андреа
  3. Предисловия 1
  4. Предисловие
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. ПРЕДИСЛОВИЕ
  7. Предисловие
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ
  10. Предисловие
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ
  13. ПРЕДИСЛОВИЕ
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ
  16. ПРЕДИСЛОВИЕ
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ
  18. ПРЕДИСЛОВИЕ
  19. ПРЕДИСЛОВИЕ