<<
>>

6. Развитие архангропов и эволюция каменной индустрии археолита (раннего палеолита) — две неразрывно связанные стороны процесса формирования производительных сил

При рассмотрении эволюции архантропов бросается в глаза совпадение стадий в развитии формирующихся людей со стадиями в развитии каменной индустрии археолита — периода становления человека и общества.
Два основных этапа в развитии каменной индустрии археолита полностью совпадают с двумя основными этапами в развитии архантропов — стадией протантропов и стадией палеоантропов. Разительно совпадение трех стадий в развитии палеоантропов с тремя стадиями развития каменной индустрии второй половины раннего палеолита. В ее эволюции отчетливо обнаруживаются те же особенности, что и в развитии палеоантропов. Особенностью позднего ашеля — раннего мустье является атипичность, аморфность каменного инвентаря, множественность его форм, очень своеобразное сочетание в каменной индустрии крайне примитивных, архаических признаков с чертами, сближающими ее с позднепалеолитиче-ской. Особенностью ранних палеоантропов является неустойчивость их физического типа, большие различия в морфологическом облике разных представителей этой группы, очень своеобразное сочетание в морфологии архаичных, питекоидных черт с признаками, приближающими их к Homo sapiens. Археологи часто называют каменную индустрию этого периода атипичной, многие антропологи характеризуют ранних неандертальцев как атипичных. Переход к позднему, зрелому мустье в целом явился шагом вперед в развитии каменной индустрии. Но этот шаг вперед сопровождался утерей тех позднепалеолитических черт, которые были присущи в целом гораздо более примитивной индустрии предшествовавшего периода. Развитие каменной индустрии позднего мустье носило крайне противоречивый характер, в нем сочетались черты прогресса и регресса. Характерным признаком этого этапа является стабилизация каменной индустрии, появление выработанных, устоявшихся форм каменных орудий. Смена ранних палеоантропов поздними, происшедшая на грани раннего и позднего мустье, явилась шагом не только вперед, но в определенном отношении в сторону и даже назад.
Исчезли сапиентные черты, которые были присущи пренеандертальцам, появились признаки специализации, произошло отклонение развития от линии, ведущей к Homo sapiens. В то же время морфологический облик палеоантропов стабилизировался, отлился в определенные формы. Интересно отметить, что если антропологи говорят о консервативности морфологического облика типичных, классических неандертальцев, то археолог П.П.Ефименко (1953) подчеркивает консервативный характер каменной индустрии типичного, классического мустье. Переход от позднего мустье к финальному был ознаменован возрождением на новой основе черт поздцепалеолитической техники и началом того крутого перелома в развитии материальной культуры, каким явился переход от раннего палеолита к позднему. Совпадающая с переходом к финальному мустье смена поздних палеоантропов позднейшими была ознаменована „деспециализацией", возрождением на новой основе сапиентных признаков, преодолением отклонения от линии, ведущей к человеку современного физического типа. Финальное мустье является периодом перехода от раннего палеолита к позднему. Неандертальцы типа Схул являются палеоантропами, находящимися в процессе превращения в неоантропов. Особо нужно отметить соответствие между характером передела от раннего палеолита к позднему и характером превращения палеоантропов в неоантропов. Крутой перелом в развитии материальной культуры, которым был ознаменован этот переход, произошел в очень короткий промежуток времени. Трансформация неандертальца в человека современного физического типа, явившаяся крупнейшим переломом в развитии человека, произошла очень быстро, в тот же самый короткий промежуток времени. Отмеченное совпадение этапов эволюции архантропов с этапами развития каменной индустрии археолита, как уже указывалось, было обусловлено тем, что процесс формирования физического типа человека и процесс развития каменной индустрии в период формирования человеческого общества представляли собой не два самостоятельных, параллельно протекавших процесса, а являлись двумя неразрывно связанными сторонами одного единого процесса формирования производительных сил человеческого общества.
Весь археолит был периодом освобождения производства от животной формы, был периодом становления человеческого труда. Морфологическая организация первых людей была не столько человеческой, сколько во многом животной, она была больше приспособлена к деятельности по присвоению предметов природы, чем к производственной деятельности. Процесс освобождения труда от животной формы непрерывно требовал все большего и большего приспособления физической организации человека к деятельности по изготовлению орудий, требовал преодоления таких черт в его морфологическом облике, которые служили препятствием для совершения трудовых, производственных операций. Трудовая, производственная деятельность не могла совершенствоваться, не освобождаясь все больше и больше от рефлекторной формы, не превращаясь все больше и больше в деятельность сознательную, целенаправленную. Становление человеческого труда было невозможно без формирования мышления и воли, а следовательно, без формирования соответствующих физиологических механизмов, без перестройки структуры мозга. Процесс освобождения труда от рефлекторной, животной формы необходимо предполагал и требовал непрерывного развития познания, а так как развитию познания на определенном этапе ставило пределы строение мозга формирующихся людей, то он необходимо предполагал и требовал непрерывного совершенствования строения мозга, совершенствования физиологических механизмов отражения объективного мира. Развитие трудовой, производственной деятельности, которая прежде всего являлась деятельностью по изготовлению каменных орудий, в течение всего раннего палеолита было неразрывно связано с изменением физического типа человека и определяло направление этого изменения. Уровень развития физической организации формирующегося человека определялся степенью развития его производственной деятельности. С другой стороны, степень способности формирующегося человека к совершению трудовых, производственных операций зависела от уровня развития его морфологической организации.
Это закономерно существовавшее в течение всего раннего палеолита более или менее прямое соответствие между уровнем развития производственной деятельности и уровнем развития физической организации формирующихся людей и проявилось в совпадении стадий развития архантропов и стадий эволюции каменной индустрии. На неизбежность такого стадиального совпадения указывал в целом ряде своих работ Г.А.Бонч-Осмоловский (1932, 1941), подчеркивавший взаимосвязь между эволюцией техники обработки камня в древнем палеолите и изменением анатомического строения древнего человека. „Для древнего палеолита,—писал он,—...вырисовывается отчетливая связь прогрессирования технических навыков со вес еще продолжавшейся эволюцией анатомического строения самого человека. Рука, усовершенствующаяся в процессе труда, тем самым создавала предпосылки для дальнейшего развития техники, производства и общественных отношений. Этой взаимной связью определялось и направление происходивших изменений — оно шло по пути очеловечивания, по пути становления Homo sapiens" (1941, с.9). Из этого он делал вывод, что „закономерность последовательных изменений техники и, в частности, приемов раскалывания камня, получает значение точного показателя ступени стадиального развития человека" (с.9). Из зарубежных ученых сторонниками взгляда о совпадении стадий развития каменной индустрии раннего палеолита со стадиями развития физического типа человека являются Ц.Арамбург (Arambourg and Biberson, 1956; Arambourg, 1956) и К.Л.Брэйс (Brace, 1964). Процесс изменения физического типа человека продолжался до тех пор, пока не возник человек, обладавший морфологической организацией, которая не ставит преград на пути развития трудовой деятельности. Безграничное развитие труда предполагает и требует безграничной возможности развития познания. Изменение мозга, совершенствование его структуры продолжалось до тех пор, пока не возник человек, обладавший мозгом, строение которого не ставит границ развитию познания, до тех пор, пока не завершилось становление человеческого мышления и воли. Таким человеком был человек современного физического типа—Homo sapiens. С возникновением Homo sapiens— человека, морфологическая организация и строение мозга которого не ставит границ на пути развития производства и познания, человека, обладавшего сформировавшимся языком, мышлением и волей, человека, для которого в мире нет непознаваемых вещей, а есть лишь непознанные, труд полностью освободился от рефлекторной, животной формы, стал подлинно человеческим трудом. Подлинно человеческая трудовая деятельность и сформировавшееся мышление могут безгранично развиваться, не требуя изменения физической организации человека. С возникновением Homo sapiens завершился процесс формирования человека как производительной силы и тем самым завершился процесс формирования производительных сил человеческого общества.
<< | >>
Источник: Ю.И. СЕМЕНОВ. КАК ВОЗНИКЛО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО Издание второе, с новым предисловием и приложениями. 2002

Еще по теме 6. Развитие архангропов и эволюция каменной индустрии археолита (раннего палеолита) — две неразрывно связанные стороны процесса формирования производительных сил:

  1. 6. Развитие архангропов и эволюция каменной индустрии археолита (раннего палеолита) — две неразрывно связанные стороны процесса формирования производительных сил