<<
>>

ГЛАВА 35 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ХВАТАЕТ «ДОМАШНИХ ПРОБЛЕМ»

Впервые послевоенные годы США виделись из Европы страной богатства и процветания. Когда американцы прибывали в Лондон или Париж, то, в отличие от европейцев, они выглядели сытыми и ухоженными. Знаменитые американские армейские склады были забиты конфетами, сигаретами, зажигалками, часами, ручками — короче, всем, чего так не хва-тало в Европе.
Представление об американском богатстве и благополучии усиливалось благодаря голливудским фильмам. Но сама Америка тоже столкнулась с проблемой дефицита и промышленного спада после того, как в 1945 году стала переходить на условия мирного времени. Наихудшим было положение 20 млн черных американцев. Еще в армии, идя в «крестовой поход за свободу», они испытали все «прелести» дискриминации. Теперь они не желали больше мириться с этим и жить в гетто. В южных штатах черные были лишены основных гражданских прав — например, им не разрешали голосовать, если они не могли выполнить знаменитый «тест на грамотность». Более того, судьи южных штатов тщательно отбирались только из белых граждан, а потому достижение подлинного равенства всех американцев перед законом было большой проблемой. В ресторанах, столовых и на транспорте процветала сегрегация. В южных штатах черные дети получали образование в особых школах, предназначенных только для черных. Время от времени на юге еще встречались случаи линчевания. Короче, черные граждане вполне могли задаться вопросом: «За что мы сражались на фронтах второй мировой войны?» Однако не только черные, но и многие белые хотели исправить все эти перегибы. Национальная ассоциация за прогресс цветных начала и выиграла несколько судебных процессов, имевших большой резонанс. Но борьба за гражданские права обещала быть долгой и тяжелой. Президент Гарри Трумэн сначала осторожно, а затем все более решительно начал высказываться по поводу этой проблемы. При этом им двигали как альт-руизм, так и практицизм. По мере того, как черные американцы все более втягивались в политику, их голоса приобретали определенную значимость и для демократов, и для республиканцев. Трумэн хотел разрушить впе-чатление, будто бы в отношении гражданских прав его демократическая партия придерживается взглядов своих сторонников из южных штатов. Тем не менее, ему не удавалось протащить через конгресс законопроект о гражданских правах американцев. Его подлинная озабоченность этим вопросом вылилась в создание Комитета по гражданским правам. Однако далеко не все белые американцы были богачами — это обнаружили многие европейские новобрачные, когда их мужья сняли военную форму. Зато война обеспечила полную занятость. Билль о правах «джи-ай» предоставлял рядовым американцам федеральные субсидии, благодаря которым они могли получить образование или новую профессию. Армейское пособие позволило многим демобилизованным заняться мелким бизнесом или построить дом. Средний американец стал жить даже лучше, чем прежде. Но не будет ли послевоенный бум таким же коротким, каким он был после окончания первой мировой войны? Переживет ли «новый курс» Рузвельта смерть своего создателя? Республиканцы оказывали упорное сопротивление «новому курсу» с его федеральным вмешательством в промышленность и системой социальных пособий. Сенатор-республиканец Тафт заявил, что «новый курс» отнял у американцев незави симость и предприимчивость, заменив это правитель-ственным патернализмом.
«Нам следует покончить с порочной идеей, будто мы можем законодательно установить богатство, равенство и благоприятные возможности, — проповедовал 363 он по всей стране. — Все эти замечательные вещи достались нам в наследство от тех свободных американцев, которые сами творили свою судьбу...» Идеи Рузвельта отвергались консервативными американцами с яростью, переходящей в ненависть. Итак, какой же путь выберет Америка? Ответ на этот вопрос был совершенно неясен, поэтому Трумэн, сменивший Рузвельта на посту президента, колебался, сильно озадаченный грандиозностью проблемы, свалившейся на него столь неожиданно. Но самой насущной проблемой, стоявшей перед Соединенными Штатами как и перед другими странами мира, был перевод экономики с военных на мирные рельсы. Сохранить ли контроль над ценами и зарплатой, который был введен в условиях военного времени? Кроме того надо было подавить инфляцию. Рабочие требовали, чтобы рост заработной платы соответствовал росту цен. В сущности, Трумэн был сторонником «нового курса», полагая, что для защиты наименее обеспеченных американцев необходимо определенное вмешательство федеральных властей. Но при этом правительственный контроль за промышленностью, введенный в условиях военного времени, должен быть сокращен, особенно те многочисленные регуляторы, которые сдерживали рост цен. В течение 1945-1946 годов контроль за ценами был постепенно ослаблен. Одним из последствий этого стало требование рабочих положить конец контролю и за ростом заработной платы. Кризис возник в тот момент, когда Объединенный автомобильный профсоюз начал забастовку, направленную против «Дженерал моторе», добиваясь увеличения зарплаты, которое позволило бы сохранить прежний жизненный уровень рабочих. Тогда же, в апреле 1946 года, бесстрашный Джон Л. Льюис возглавил забастовку 400 000 угольщиков. На следующий месяц железнодорожный профсоюз объявил о своей готовности полностью парализовать железнодорожную сеть страны. Трумэн воспринял это как объявление войны, угрожая как главнокомандующий забрать в армию всех рабочих, «которые будут бастовать против своего правительства». Железнодорожная забастовка не состоялась. Тем не менее, по мере того как слабел правительственный контроль, заработная плата начала быстро по-вышаться. Но Трумэн продемонстрировал свою готовность к тому, чтобы использовать все имевшиеся в его распоряжении возможности для подавления тех групп населения, которые, по его мнению, будут угрожать национальным интересам. В американской политике большое значение имеет то, насколько активно сотрудничают между собой президент и Конгресс. В сентябре 1945 года Трумэна поддерживало демократическое большинство членов Конгресса 79-го созыва, как в палате представителей, так и в сенате. Но демократическая партия была не столь едина, как республиканская. Так, демократы — представители южных штатов — по многим внутренним проблемам охотно сотрудничали с консерваторами-республиканцами. Поэтому можно сказать, что большинство членов конгресса были настроены против «нового курса». Трумэн пытался поддерживать хорошие отношения с Капитолием, опираясь при этом на свой сенаторский опыт. В своем первом послании конгрессу он изложил 21 пункт, составлявшие программу действий его администрации. Это была довольно умеренная программа, хотя Трумэн и включил в нее некоторые элементы прежнего «нового курса», касавшиеся пособий по безработице, программе полной занятости и оказанию помощи цветным меньшинствам. Трумэну удалось добиться лишь частичного успеха. На пути решения проблемы гражданских прав союз «южных» демократов и консервативных республиканцев воздвиг почти непреодолимые препятствия. Самой большой неудачей Трумэна была его неспособность контролировать инфляцию. Контроль за ценами, введенный во время войны, был отменен слишком быстро, а потому цены моментально взметнулись вверх и тут же раздались требования о повышении зарплаты, сопровождавшиеся угрозами многочисленных забастовок. Конгресс обвинял Трумэна, Трумэн обвинял конгресс. Падение популярности президента наглядно проявилось во время ноябрьских выборов 1946 года, когда избирался 80-й по счету конгресс. Демократы потерпели тяжелое поражение, а республиканцы завоевали большинство мест в палате представителей и в сенате. Наличие президента-демократа и республиканского конгресса легко могло привести к обилию взаимных обвинений и параличу правительства, а это было опасно не только для США, но и для всего западного мира, ожидавшего американской помощи. По поводу внутренних дел президент и конгресс постоянно находились в натянутых отношениях. Тафт и другие консерваторы, доминировавшие в конгрессе, захватили председательские посты во всех основных сенатских комитетах и теперь пытались пересмотреть границы «нового курса». Налоги на доходы были изменены в пользу наиболее обеспеченных слоев общества, а все предложения, касавшиеся увеличения федеральной помощи фермерам, ассигнований на строительство общественного жилья, образование и другие социальные нужды, были отвергнуты. Тафт уделял основное внимание решению «домашних проблем». Вероятно, самым важным законом 1947 года стал закон Тафта-Хартли, ограничивавший права профсоюзов. Трумэн наложил вето, но оно было преодолено большинством членов конгресса. 364 Тем не менее, несмотря на все проблемы, экономика США успешно завершила переход на мирные рельсы. При этом удалось избежать послевоенной депрессии, которой так опасались многие американцы, помня о депрессии 1919 года. Со всех сторон раздавались громкие требования новых домов, автомобилей, товаров. Европа, неспособная обеспечить себя товарами первой необходимости, требовала американского экспорта. В США существовала некоторая безработица, однако подавляющее большинство демобилизованных американцев сумели найти работу. Американская промышленность преодолела спад, вызванный переходом на производство мирной продукции, и в 1945-1949 годах страна наслаждалась ростом благосостояния. Вполне естественно, что теперь американцы желали сосредоточиться на решении своих «домашних проблем», поскольку большинство полагало, что с мировыми проблемами уже покончено. Они знали об огромных трудностях, переживаемых Европой, и охотно оказывали посильную помощь, отправляя туда посылки через различные благотворительные организации. Но никто не желал платить налоги, которые позволяли бы конгрессу дарить огромные суммы остальным странам мира, тем более что в самой Америке имелось множество городских трущоб и существовала настоящая бедность. Не следует ли начинать благотворительность со своей собственной страны? Призрак коммунизма мог бы повлиять на изменение этой позиции, но только не в 1945 году, когда большинство американцев все еще считало русских доблестными союзниками. Конгресс тоже хотел как можно быстрее перейти на условия мирного времени и значительно сократить количество тех обязательств, которые были приняты Америкой во время войны. С окончанием войны против Японии американская ад-министрация сразу же прекратила поставки по ленд-лизу. Особые меры были оправданы во время войны, но не в условиях мирного времени. Вашингтонские финансовые эксперты прекрасно сознавали необходимость временных мер, которые позволили бы облегчить переход от войны к миру. Планы, которые были выработаны в Бреттон Вудсе (1944), основывались на международной свободе торговли и свободном обмене валют. Но как приступить к осуществлению этих планов, если между американской и европейской экономиками существовал такой колоссальный дисбаланс? В 1946 году экспорт США вырос втрое по сравнению с 1939 годом и вдвое превысил импорт. Экспорт Франции и остальных стран Европы вместе взятых более чем в два раза уступал импорту из США. Италия, Г ермания и Япония были разорены войной и нуждались в импорте, чтобы сохранить жизнь населения пусть даже на самом низком уровне. Их экспортные способности были незначительными, и в результате возникал огромный торговый дисбаланс. Западная Европа стояла перед лицом бедности и все надежды на улучшение жизни связывала с Соединенными Штатами. До 1946 года помощь в Европу шла и по линии администрации Объединенных Наций по вопросам помощи и послевоенного развития, получали ее и восточноевропейские страны. Но затем сателлиты Советского Союза вынуждены были отказаться от всякой американской помощи. Таким образом, в 1945 году появился разрыв в уровнях развития Западной и Восточной Европы, и этот разрыв, благодаря неэффективному коммунистическому правлению, с тех пор неуклонно расширялся, и так продолжалось вплоть до 90-х годов. После войны только Соединенные Штаты могли быть мировым банкиром и благодаря займам и ссудам добиваться желанного для себя баланса в мировой торговле. Война способствовала промышленному росту Америки, то же самое, хотя и в меньшей степени, можно сказать о Канаде. Мировой рынок был очень ненасыщен, а потому перед американским экспортом открывались гигантские возможности. Американская финансо-вая политика отвечала интересам самой Америки, но теперь эти интересы не были сугубо эгоистичными. Новые займы, позволявшие расплачиваться за американские товары, предоставлялись на весьма великодушных условиях. Но США хотели как можно скорее вернуться к обычной финансовой практике. Американские финансовые советники проявляли оптимизм в отношении сроков, необходимых для восстановления западноевропейской промышленности, полагая, что специальная помощь будет необходима лишь в течение двух-трех лет. Стремясь поскорее достичь свободы торговли и свободного обмена валют и тем самым избежать повторения 30-х годов, Америка в 1947 году ставила западноевропейским странам свои вполне выполнимые условия. Но и в дальнейшем этим странам потребовалась американская помощь.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 35 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ХВАТАЕТ «ДОМАШНИХ ПРОБЛЕМ»:

  1. 12.5.1. Соединенные Штаты Америки
  2. Соединенные Штаты: маленькие доставщики.
  3. Глава 16, ДОМАШНЯЯ УЧЕБНАЯ РАБОТА УЧАЩИХСЯ
  4. Хватайте их и не отпускайте
  5. Утопающий хватается за соломинку
  6. Глава 5     ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ     Проблемы времени, сил и желаний
  7. Глава 8 ДОМАШНЕЕ БЛАГОУСТРОЙСТВО 1
  8. Глава 21. ФИЛОСОФИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  9.   Глава 1» Методология исследования психологических проблем
  10. ГЛАВА X О ВКУСЕ В СОЕДИНЕНИИ С ОСЯЗАНИЕМ
  11. ГЛАВА I ОБ ОСЯЗАНИИ, СОЕДИНЕННОМ С ОБОНЯНИЕМ