<<
>>

ГЛАВА 81 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ОТ РЕЙГАНА К БУШУ

У Рональда Рейгана было слишком много недоброжелателей и клеветников, высмеивавших актера-неудачника, которому «подфартило» стать президентом США. Даже когда у президента случались неприятности (как в случае со скандалом «Иран-кон-трас»), он, кажется, до конца не осознавал, где и в чем он просчитался.
Однако Рейган сумел сохранить свою популярность в течение двух президентских сроков, он выходил сухим из воды при любых неблагоприятных обстоятельствах, недаром у него сложилась репутация «тефлонового президента». Удача Рейгана в том, что он стал президентом именно в тот период, когда США и весь западный мир вступали в полосу стабилизации экономики (не сравнить с кризисным периодом 70-х годов). Неужели Рейгану повезло и в том, что в Советском Союзе в середине 80-х к власти пришел новый лидер, который понял, насколько бессмысленна и бесперспективна политика «холодной войны»? Или популярность Рейгана зависела от каких-то иных, кроме везения, факторов? Может быть, Рейган интуитивно почувствовал открывающиеся перспективы и сделал шаг навстречу Горбачеву. Рональд Рейган был симпатичным, добрым президентом, он излучал тепло и дружелюбие. Его призыв «возродить традиционные моральные ценности» нашел отклик в сердцах миллионов американцев, он покорил их своим оптимизмом. И граждане Америки предпочли его программу, его призыв «вместе строить светлое будущее», мрачной оценке Картера того, что происходит в американском обществе — «кризис доверия». Рейган был предан консервативным принципам и готов был отстаивать их перед лицом серьёзных вызовов, именно поэтому судьба «занесла» его на вершину Олимпа. Граждане США устали от излишней опеки правителей, государства, выступающего в роли «няньки», которая безуспешно пытается решить все социальные проблемы, искоренить зло, — угрожающий рост преступности, преобладание чернокожего населения, неполные семьи и т.д.
Американцы могли сами справиться со своими проблемами. Благосостояние определялось налогами. Так, в 1978 году в Калифорнии власти штата вынуждены были подчиниться результатам референдума (известного, как «Предложение 13»). Были значительно сокращены налоги на собственность. Рейган быстро сориентировался в происходящем и понял налоговая проблема Калифорнии вышла за границы штата и стала общенациональной проблемой. И президент не замедлил поставить «диагноз»: «налоговое бремя непосильно для создателей материальных ценностей», необходимо «освободить частный сектор о? правительственных оков». В своей инаугурационной речи Рейган изрек известный афоризм: «Правительство не решает, а создает проблемы». Да, Соединенные Штаты не могут обойтись без правительства, но министры должны не просиживать кресла, а работать с людьми на их благо. США, — как высокопарно заявил Рейган, — являются «последним великим бастионом свободы». Но как вернуть Америке ее былое могущество и процветание? Еще задолго до выборов Рейган стал сторонником учения «экономики предложения» (или «кривая Лаффера»), учение профессора Артура Лаффера о переносе приоритета на стимулирование производства и предложения товаров и услуг. И если Картера в шутку называли «вновь обращенным христианином», то Рейган был «новоявленным экономистом». Но как бы там ни было, экономика предложения обещала чудодейственные результаты: сокращение налогов приведет к увеличению доходов. Согласно теории Лаффера, чем ниже налоги на монополии, тем выше прибыль, тем больше средств высвобождается для капиталовложений в экономику. Подобная тактика преподносилась как средство 785 оживления экономики и борьбы с инфляцией, что в конечном счете поможет решить и многие другие проблемы: повысить доходы населения, уменьшить уровень безработицы. Цели экономической политики Рейгана— как это было представлено администрацией— были направлены на понижение налогов, сокращение государственных расходов, сбалансирование бюджета, ограничение денежной массы в целях снижения уровня инфляции.
Профессор Чикагского университета Милтон Фридман был сторонником монетаристскрго направления. Он и Фридрих Хайек были ярыми противниками социализма и государственного обеспечения. Именно эти два фактора, по их мнению, непременно должны привести к тоталитарной системе. Согласно их теории, следовало снять ограничения на бизнес, допустить свободную рыночную конкуренцию. Именно эти постулаты и легли в основу проводимого Рейганом курса, получившего названия «рейганомика». Экономические меры по борьбе с инфляцией и стагнацией ранее успешно были опробованы генералом Пиночетом в Чили. Теперь наступил черед США. Однако уж слишком невероятным казалось все это. Джордж Буш, вице-президент при Рейгане, обронил достойную внимания фразу, метко охарактеризовав «рей-ганомику» как «шаманскую». Подобный проект более всего походил на авантюру, так как слишком много в нем было противоречий и нестыковок. Рейгану не удалось выполнить свои предвыборные обещания: в стране астрономически выросли дефицит федерального бюджета и государственный долг. США впервые из страны-кредитора превратились в страну-должника. Превышение государственных расходов над доходами стало в луч-ших_1КЁЙнсианских традициях стимулирующим фактором для экономики на фоне галопирующей инфляции. Возможности высвобождения экономики от государственной опеки тоже были небезграничны: администрация не могла не учитывать проблемы окружающей среды. В некоторых отраслях экономики была «дерегу-лирована» лишь половина частного сектора. Именно поэтому лопнула банковская компания «Сейвингс энд Лоунс эссосиэйшн» («Сбережения и кредиты») в 1990 году. При страховании вкладов (до 100 тысяч долл. на всех счетах) управляющие банковских компаний могли оперировать деньгами своих вкладчиков без каких-либо ограничений и сдерживающих факторов. Для привлечения все новых и новых клиентов банковские компании конкурировали друг с другом в своих обещаниях увеличить процентную ставку. А для того, чтобы выполнить их, они должны были вкладывать деньги в рискованные проекты.
Падение спроса на рынке недвижимости в конце 80-х привело к банкротству многих компаний и банков (в том числе и государственных), вынужденных выплачивать огромные компенсации своим вкладчикам. Вот показательный пример того, что «дерегулирование» не всегда приносило желаемые результаты. В первые годы пребывания Рейгана у власти «рейганомика» не сработала. Президент намеревался провести 10 %-ное сокращение налогов (с физических лиц и монополий) в течение трех лет, но это привело бы и к сокращению федерального бюджета. Налоговая реформа была довольно болезненным процессом, ведь сокращение налогов достигалось за счет других мер, а именно социальных, хотя Рейган и обещал, что его реформы не затронут престарелых и бедняков. Слишком много средств тратилось на социальные пособия, — их можно было урезать, но члены конгресса яростно отстаивали права своих избирателей на госсубсидии. Но то, что Рейгану удалось претворить в жизнь свои «наполеоновские» планы по «дерегулированию» экономики, несмотря на возражения демократического большинства в палате представителей, можно расценивать как явный триумф, реванш президента. В конце концов Конгресс пошел на уступки и принял незначительные поправки к закону о сокращении налогов (это была самая грандиозная реформа за всю историю США. В первый год предлагалось сократить налог на 5 %, вместо 10 %, как предлагалось ранее), а в последующие два года довести сокращение до 10 %. Директор Административного бюджетного управления Дэвид Стокман представил данные по реальной финансовой ситуации — впору было за голову схватиться от подобных «перспектив». В мемуарах, опубликованных после его отставки в 1985 году, Стокман пишет об удивительной некомпетентности администрации в финансовых вопросах. Бюджет не мог быть сбалансирован при огромных налоговых сокращениях и увеличении военных расходов (10% ежегодно). Министр обороны Каспар Уайнбергер выступал за сокращение бюджетных расходов. Неправильные расчеты привели к тому, что вместо предполагаемого увеличения военных ассигнований на 7 % (ежегодно), наращивание военных затрат достигло 10% (в период с 1980 по 1986 годы).
При таких темпах к 1986 году военный бюджет составлял бы 368 млрд (в 1980 году — 142 млрд долл.), то есть увеличился бы в 3 раза. Однако ошибка была исправлена, бюджет Пентагона урегулирован и к 1986 году возрос вдвое и составлял 273,4 млрд долл. Так как же можно было сбалансировать бюджет к 1984 году при таких грубых ошибках и просчетах? Компьютер дает объективную оценку. В идеале экономика предложения позволяет повысить годовой объем производства на 5 %. Однако в реальности все сложилось по- 786 другому: 1981-1982 годы были периодом спада производства при растущем дефиците бюджета. Инфляция была обуздана, однако безработица увеличилась на 10 %. Более одиннадцати миллионов американцев лишились своих рабочих мест. Это особенно болезненно ударило по неграм и представителям других этнических меньшинств. С самого начала Рейган повел прямое наступление на американские профсоюзы — правительство поддержало ряд антипрофсоюзных биллей в конгрессе. В связи с забастовкой авиадиспетчеров в 1981 году прави-тельство прибегло к беспрецедентным репрессиям — было принято решение уволить всех участников забастовки. А пока не был набран новый штат, их обязанности исполняли военные авиадиспетчеры. А когда в 1984 году в Англии забастовали шахтеры, Маргарет Тэтчер использовала опыт своего американского союзника. Наращивание военной мощи США, рассчитанное на взлом стратегического паритета с СССР путем создания военного превосходства, отстаиваемая Рейганом налоговая реформа, сокращение расходной части бюджета (в основном, за счет социальной сферы) привели к тому, что большинство граждан великой страны имело доход ниже официальной черты бедности. Даже высокие ставки процента на все виды кредита, помогавшие в борьбе против инфляции, не могли оживить экономику и остановить стремительный рост дефицита бюджета. Некоторое увеличение налога, которое все же пришлось провести, невзирая ни на какие модные экономические веяния и течения, были слишком незначительными мерами, чтобы обуздать дефицит бюджета.
Складывалось впечатление, что правительство перенесло налоговое бремя с корпораций на трудящихся — больше всего от налоговой реформы выиграли монополии, а не средний класс и беднейшие слои населения. Благосостояние населения упало на 20 %, собственно, подобные последствия предсказывали и экономисты. Однако Рейган упорно проводил столь непопулярную экономическую политику. В 1983 году произошел экономический перелом, затем последовали 6 лет экономического оживления и падения инфляции (за исключением кризисного 1987 года). В этот период были созданы 17 млн рабочих мест, хотя большей частью в низкооплачиваемых отраслях промышленности. Но было ли это следствием экономики предложения? Федеральные расходы увеличились (а не упали, как это предполагалось) по всем основным статьям, включая социальное обеспечение и различные социальные выплаты. А так как возрос национальный долг, то за пять лет вдвое увеличилась и расходы на обслуживание долга — до 68 млрд долл. Банковские вклады гарантировали большие прибыли, увеличивались доходы населения, соответственно люди больше и тратили. Много денег «оседало» в карманах. Экономические прогнозы об увеличении инвестиций в производство не оправдались. Экономический подъем отнюдь не привел к улучшению благосостояния рядовых американцев, как обещал Рейган. К концу 80-х годов у США по сравнению с ведущими индустриальными державами был самый большой торговый дефицит. Так неужели «рейганомика» была стратегией обмана и прикрытия? А процветание США в 1983-1990 годах — это жизнь взаймы, на кредиты, которые придется выплачивать будущим поколениям? Ответить на сей вопрос не просто. США обладают богатейшими природными ресурсами. По западноевропейским меркам расходы на социальные нужды в США были ниже, чем до 1981 года; и даже некоторое увеличение федеральных расходов все же не соответствовали уровню социального обеспечения в таких странах, как Г ермания, Великобритания и Франция. Нельзя было допустить стремительного повышения дефицита федерального бюджета — по предложению сенаторов-республиканцев Фила Грэма и Уоррена Рудена был принят закон, предусматривающий сбалансирование бюджета страны к концу десятилетия. Это предполагало постепенное, поэтапное сокращение дефицита и автоматическое уменьшение расходов, как военных, так и социальных затрат, пока бюджет не будет сбалансирован. Правда, сокращения не коснулись пенсионных выплат и пособий беднякам. Рейган вынужден был подписать этот закон в декабре 1985 года. Это позволило сдержать рост дефицита бюджета до конца 80-х. На самом деле «рейганомика» не была столь революционной программой. Но американцы, не колеблясь, отдали свои голоса «старому демагогу» (в ноябре 1984 года Рональд Рейган был переизбран подавляющим большинством голосов). И до конца своего пребывания в Белом доме он оставался одним из самых популярных президентом за всю историю США. Экономика переживала некоторый подъем, безработица не поднималась выше 7 % уровня, люди, — по крайней мере, большинство из них — стали жить лучше. Однако нельзя забывать и оборотную сторону медали: усиление этнической дискриминации, устрашающая нищета части населения, всплеск преступности и наркомании, астрономические цифры государственного долга, пассивный торговый баланс. Никакого чуда (несмотря на все заверения Лаффера) не произошло. В действительности же Рейган увеличивал лишь военные расходы, правда, в ущерб другим программам. Сбалансировать бюджет можно было лишь за счет увеличения налогов. Но Рейган об этом и слышать не хотел, да и Буш, который баллотировался в президенты на ноябрьских выборах 1988 года, был ярым 787 сторонником налоговой реформы. Именно в этом, очевидно, причина победы Буша над кандидатом-демократом, который слишком реалистично оценивал происходящее. Однако непомерный рост расходов в середине 80-х ударил по экономике уже в годы президентства Джорджа Буша, преемника Рейгана. Именно в этот период у северного соседа США Канады появились серьезные конституционные проблемы. На смену правящей с 1963 года Либеральной партии Канады пришла Прогрессивно-консервативная партия Канады — лидер Брайан Малруни. Это был конец правления Трюдо. Пьер Трюдо ушел в отставку и с поста председателя Либеральной партии, Канада следовала в фарватере экономической политики Рейгана: сокращала государственные расходы, поощряла частное пред-принимательство. Брайан Малруни обещал решить накопившиеся конституционные проблемы, одна из них — вопрос о франко-говорящем Квебеке. Малруни придерживался тактики примирения, хотя зачастую подобная позиция трактовалась как проявление нерешительности. Канада только выиграла от подъема мирового производства, который наблюдался с 1982 года. Валовой национальный продукт страны повышался вплоть до 1990 года, стратегическим направлением проводимого Брайаном Малруни курса являлось стремление к свободной торговле. В 1988 году Канада заключила с Соединенными Штатами Договор о свободной торговле (после продолжительной дискуссии, не будет ли этот документ угрожать национальной безопасности страны). Договор, вступивший в силу в январе 1989 года, предусматривал ликвидацию всех торговых барьеров в течение ближайших 10 лет. К тому времени 70 % объема канадской торговли приходилось на США. Благоприятная экономическая ситуация позволила Прогрессивно-консервативной партии Малруни остаться у власти еще на один срок. На всеобщих выборах 1988 года партия одержала вну-шительную победу. Проблемой номер один для Канады стала попытка пересмотра конституции — франко-язычный Квебек требовал суверенитета. Невероятно, но факт, впервые за всю историю Канады на повестку дня стал вопрос о целостности федерации. Проект новой конституции, выдвинутый еще при Трюдо (1982), разграничивал полномочия провинций и федерации, причем в нем учитывались и требования Квебека. В июне 1987 года Брайан Малруни и премьеры 10 провинций подписали конституционное соглашение, по-лучившее название Мич-Лейкское соглашение (известное также как Соглашение озера Мич), которое признавало «особый статус» Квебека. Соглашение должны были ратифицировать парламенты всех провинций. В декабре 1988 года премьер-министр Квебека Роберт Бурасса заявил, что отныне французский язык является официальным языком провинции, тем самым ущемив права 12 % населения, говорившем на английском языке. Вопрос о языке вызвал бурю недовольства в англоязычном сообществе. Мич-Лейкское соглашение не одобрили две англоязычные провинции. Соглашение вступало в силу лишь при условии его ратификации парламентами всех 10 провинций (к июню 1990 года). Мич-Лейкское соглашение было ратифицировано лишь восемью провинциями, включая Квебек, две англоязычные провинции — Манитоба и Ньюфаундленд — отказались ратифицировать его, поэтому Соглашение утратило силу. Пришлось снова начинать переговоры. Сепаратисты в Квебеке набирали силу. После провала Мич-Лейкского соглашения шансы успешного решения квебекской проблемы уменьшились. Англо-язычные провинции выражали недовольство тем, что Квебек, которому оказывали дополнительную экономическую помощь (в ущерб другим провинциям), добивается еще и «особого статуса». Падала популярность Брайана Малруни и его правительства, а премьер-министр Квебека Бурасса счи-тался авторитетным лидером: он играл на чувствах жителей провинции, стремившихся к полному суверенитету. Тем не менее было выработано новое соглашение, а в сентябре 1991 года федеральное правительство и пре-мьеры всех провинций признали необходимость конституционных изменений, в их числе признание за Квебе- 788 ком «особого статуса». Коренные жители Канады, эскимосы и индейцы, согласно новому соглашению получили самоуправление. В октябре 1995 года прошел общенациональный референдум, в результате те которого Квебек остался «неотъемлемой частью Канады». Против отделения Квебека от Канады проголосовало больше половины населения страны. Англо-язычные провинции считали, что Квебек зашел слишком далеко в своих претензиях, правда франко-язычное население считало требования Квебека вполне обоснованными. Канадская федерация, вопреки всем опасениям, не распалась. Если внутренняя политика США осталась неизменной, то во внешней политике произошла настоящая революция, главным образом, в переоценке глобальных интересов и роли США в мировой политике. Еще в 1988 году авторитетные политологи искали причины неуклонного падения авторитета супердержавы в том, что «старая добрая Америка» не выдержала перегрузки в выполнении международных обязательств перед союзниками. Как все изменилось с тех пор!.. В первые годы пребывания администрации Рейгана у власти был объявлен «крестовый поход» против стран социализма. Воинствующий антикоммунизм стал основой внешней политики Рейгана. Россия была провозглашена «империей зла», сосредоточением всех мировых бедствий. Распространение коммунизма на «задворках» Америки — так президент называл страны Центральной Америки и Карибского бассейна — представляло реальную угрозу безопасности США. Победа прокоммунис-тических повстанцев в Никарагуа и Сальвадоре могла оказать влияние и на Мексику, а это означало, что «коммунистическая зараза» вплотную подступала к границам США. Во всех глобальных изменениях — в этом у администрации не было ни малейших сомнений — чувствуются происки Кремля. Напряженность советско-американских отношений достигла своей кульминации в сентябре 1983 года. Тогда советские истребители сбили корейский пассажирский самолет, «вторгшийся в советское воздушное пространство». Много людей погибло, среди жертв были и американцы. Но нет худа без добра— из всего можно извлечь выгоду. Расчет на прагматичность Советов не подвел Рейгана. Если США не могут позволить себе большие военные затраты на достижение военного превосходства над СССР, нужно действовать иным путем, дабы избежать конфронтации. Необходимо заставить противника пойти на ограничение и сокращение ядерных арсеналов. В марте 1983 года правительство ОПТА провозг-ласило курс на милитаризацию космоса в рамках программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ) или «звездных войн». Рейган знал, что Советы не смогут конкурировать с США в этой области, что приведет в итоге к ломке военного равновесия. Космический щит позволит США отразить любую ядерную атаку с большей эффективностью, чем это сделал бы СССР. США ни за что не начнут первыми войну. Космический щит обеспечивает стабильность и безопасность всему миру. А если Соединенным Штатам удастся убедить Советский Союз, что они никогда не выступят в роли аг-рессора, то можно ограничить ядерные арсеналы. Таким образом, появляется реальная возможность предотвратить гонку вооружений и достичь сокращения ядерного и иных видов оружия, и разрядки междуна-родной напряженности. Именно в 80 годы Рейган и его команда приступили к реализации мирных инициатив. Неизвестно, как сложились бы советско-американские отношения, если бы не приход к власти нового руководителя СССР и плачевное состояние советской экономики. Осторожные консультации двух лидеров закончились встречей на высшем уровне и поездкой Рейгана в Москву весной 1988 года. Скорее всего, только такой ярый антикоммунист, как Рейган, мог убедить Конгресс в том, что Советский Союз не нарушает достигнутых соглашений и не является более «империей зла». Хотя в начале 80-х администрация и обрушивалась с яростными нападками на СССР, это не являлось самоцелью американской внешней политики. Несмотря на то, что Договор ОСВ-2 и не был ратифицирован Сенатом, США строго придерживались его основных положений. Возможности использования американских вооруженных сил за рубежом были весьма ограниченными. В 1973 году во времена вьетнамской войны был принят закон, ограничивающий полномочия президента (War Powers Act). Верховный Главнокомандующий мог в случае необходимости использовать вооруженные силы за рубежом, но за 48 часов до начала военных действий он должен был проинформировать об этом Конгресс. А через 60 дней, если конгресс не даст санкций на продление военных операций, войска следовало вернуть домой. В связи с советской агрессией в Афганистане (1979) США ввели эмбарго на торговлю зерном. Однако экономические санкции против СССР болезненно ударили по аме-риканским фермерам, и в апреле 1981 года Рейган отменил эмбарго на торговлю зерном, введенное еще администрацией Картера. В 1983 году поставки зерна в СССР были увеличены. США не могли запретить за-падноевропейским фирмам поставлять оборудование для советских нефте- и газопроводов. Все резче общественность США и Западной Европы выступала против эскалации ядерных вооружений. Рейган заявил, что он готов пойти на ограничение вооружений, правда, никаких существенных 789 сдвигов во время его первого президентского срока не произошло. Советский Союз все более втягивался в афганскую авантюру, а для американцев снова возвращался вьетнамский кошмар. Соединенные Штаты и его военный союзник — Пакистан — вооружали отчаянных моджахедов, немало хлопот доставили они советским войскам, которые несли страшные потери в этой нескончаемой войне. Американское вмешательство в процесс мирного урегулирования на Ближнем Востоке, особенно в ливанские проблемы, тоже не принесли ощутимых результатов. США не хотели оказывать давление на евреев и арабов, но достичь договоренности по палестинской проблеме оказалось архисложной задачей. Кэмп-Дэвидское соглашение по этому вопросу не действовало. После израильской оккупации арабских территорий в 1982 году Рейган послал в Ливан 800 морских пехотинцев в составе международных сил по поддержанию мира в регионе. В октябре 1981 в результате акции мусульманских фундаменталистов 241 пехотинец был убит. Это вызвало возмущение в США, и в том же году оставшиеся пе-хотинцы были выведены из Ливана. Трудно было распутать ближневосточный клубок проблем силами средиземноморского флота и морской пехоты. Драматические события разворачивались в Центральной Америке и Карибском бассейне. В октябре 1983 года США напали на беззащитную Гренаду с целью свержения неугодного Вашингтону правительства. Однако подобные действия не пришлись по вкусу британскому премьеру Маргарет Тэтчер, решительно осудившей военное вмешательство США, — Гренада являлась членом Британского содружества наций. Зато уж в Центральной Америке США не церемонились. Рейган и госсекретарь Александр Хейг (а позже его преемник Джордж Шульц) действовали более решительно в борьбе с коммунизмом. Победа сандинистов в Никарагуа привела к власти прокоммунистическое правительство — Соединенные Штаты прекратили оказывать помощь этой латиноамериканской стране. В Сальвадоре левые экстремисты организовали восстание. Американская администрация оказывала всестороннюю военную и экономическую помощь законному правительству Сальвадора — в данном случае пришлось закрыть глаза на то, что режим активно использовал репрессии (были отмечены грубые нарушения прав человека). Именно тогда возник опаснейший очаг напряженности в регионе. Эскалация агрессии против Никарагуа в результате действий ЦРУ, поддерживающих «контрас», с одной стороны, и СССР, который помогал сандинистам, с другой, приняли характер необъявленной войны. Военный конфликт разгорелся в 1981 году; в него были втянуты и другие латиноамериканские страны: Гондурас, Сальвадор — на их территориях находились военные базы и центры для подготовки террористов. Общественность США — в памяти еще были живы годы унизительной войны во Вьетнаме — осудила агрессивную направленность политики Рейгана, а члена Конгресса призывали Белый дом к «осторожно-сти» и прямо критиковали его шаги. Большинство американцев не интересовало на чьей стороне правда — сандинистов (Никарагуа) или левых повстанцев (Сальвадор), но существовала реальная перспектива того, что десятки тысяч молодых американских солдат будут втянуты в чуждый им конфликт. И опять — цинковые гробы, раненые, искалеченные... Убедительная победа Рейгану на выборах 1984 года придала ему уверенности. Именно во второй половине 80-х прошли советско-американские переговоры. Рейган встречался с руководителем СССР Михаилом Горбачевым пять раз. Крупнейшим событием международной жизни явилась советско-американская встреча на высшем уровне в ноябре 1985 году в Женеве. Она положила начало диалогу с целью добиться позитивных изменений в советско-американских отношениях, да и в международном климате. Рейган был убежден, что личные симпатии, дружеские отношения являются той силой, которая способна победить идеологические противоречия. Рейган разделял точку зрения Маргарет Тэтчер о том, что Горбачев представляет собой новый тип советского руководителя, с которым нужно и можно иметь дело, и которому можно доверять. К сожалению, серия двусторонних переговоров не позволила в значительной степени продвинуться в решении задач предотвращения гонки вооружений. На повестке дня по-прежнему стоял «нулевой вариант», выдвинутый Рейганом в 1981 году: если СССР выведет из стран Восточной Европы ракеты СС-20 и другие ракеты средней дальности, США не будет размещать в Великобритании и других странах-членах НАТО «Першинги» и крылатые ракеты. Подобное предложение не распространялось на размещение РСД за пределами Европы, то есть в США и Сибири. Совет-ский Союз не принял эти условия, а США отвергли предложения СССР о радикальном сокращении ядерного оружия. Все противоречия в полной мере проявились в ходе встречи в верхах в Рейкьявике в октябре 1986 года Горбачев рассчитывал на то, что ему удастся убедить Рейгана отказаться от программы «звездных войн» в обмен на формальное согласие о сокращении ядерных вооружений. Рейган был разочарован результатами встречи, но тем не менее упорно стоял на своем. Однако разногласия носили временный характер. Советский Союз нуждался в новейших западных технологиях, да и военный бюджет поглощал слишком большие средства. В 790 декабре 1987 года в ходе визита Горбачева в Вашингтон был подписан Договор по РСД-РМД, согласно которому две крупнейшие в военно-стратегическом отношении державы взяли на себя обязательство уничтожить два класса ядерного оружия — ракеты средней и меньшей дальности. Тем самым было положено начало процессу ядерного разоружения. Договор был важен не только для обеих супердержав, но и для всего мира. На самым противоречивым аспектом внешней политики рейгановской администрации была тактика в Центральной Америке. Призыв президента поддержать никарагуанских «контрас» — «борцов за свободу», как называл их Рейган, — не нашел отклика в Конгрессе, однако конгрессмены признали возможным оказывать сомосовцам невоенную помощь. Очередные мирные инициативы, выдвинутые на саммите президентами центральноамериканских стран, Белый Дом воспринял неодобрительно и с подозрением. Экономическое эмбарго против Никарагуа, минирование никарагуанских портов (акция ЦРУ в 1984 году), усилия американской администрации по поддержке «контрас» нанесли непоправимый ущерб никарагуанской экономике. Бездарное правление сандинистов «добило» ее окончательно. Верные последователи марксистско-ленинского учения решили провести свободные выборы, которые неожиданно для себя проиграли. На этот раз Рейган одержал внушительную победу в борьбе с коммунизмом в Латинской Америке. Но исчезли ли причины и «благодатные условия» для распространения коммунизма? Ближневосточное направление внешней политики Белого дома потерпело провал. Разразился грандиозный политический скандал, по аналогии с «Уотергейтом» окрещенный «Ирангейтом» (или «Иран-контрас»). Не было никаких сомнений, на чьей стороне в ирано-иракской войне США, хотя Белый дом официально заявил о «нейтралитете» в ирано-иракском конфликте. Более того, президент призывал союзников США не поддерживать никаких контактов с Ираном в военной сфере. Кампания ненависти, развязанная духовным лидером Ирана Аятоллой Хомейни, объявившим США «врагом номер один», фанатизм исламских фундаменталистов вызывали спасения у других стран-экспортеров нефти, таких как Кувейт, Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты. Позже они поддержали Саддама Хуссейна (Ирак), хотя он начал агрессию в Иране. Когда в мае 1987 года Иран атаковал кувейтские нефтяные танкеры, США взяли их под свою защиту — американские боевые корабли обстреляли иранские нефтехранилища. В начале ноября 1986 года стало известно, что через Израиль американское оружие направлялось в Иран. Причина была уважительной. Восемь американских заложников были захвачены ливанскими экстремистскими группировками «Хезболлах» или «Партия Бога» и находились в Ливане. Американцы предполагали, что группировки действуют по указанию Хомейни. Договоренность об освобождении заложников была достигнута в 1985 году. США обязались поставлять Ирану оружие. Поставки хорошо оплачивались. Ответственным за проведение секретной операции был назначен заместитель директора Военно-политического бюро Совета национальной безопасности Оливер Норт. Именно Норту принадлежала идея направлять средства, вырученные от торговли оружием, сомосовцам («контрас»). Один заложник был освобожден сразу, а остальные после завершения операции. Расследованием этого скандала занимались Специальная комиссия и комиссия Конгресса, которые представили документы, доказывающие противозаконность этой аферы и выявили главных виновников в лице полковника Оливера Норта и его непосредственного начальника контр-адмирала, помощника президента по национальной безопасности Джона М. Пойндекстера. Рейган признал, что был в курсе всей этой аферы, но категорически отрицал, свою причастность «к тайной финансовой поддержке контрас». Кажется, Рейган не осознавал, сколь неприятные последствия будет иметь для него афера «Иран-контрас». Но «Ирангейт» нанес серьезный удар по репутации рейгановской администрации. Летом 1988 года закончилась ирано-иракская война, но ситуация в Персидском заливе была нестабильной — до полного мира было еще очень далеко. 11 января 1989 года Рональд Рейган выступил с прощальным обращением к нации. «Соединенные Штаты, утверждал он, — вновь уважают в мире и обращаются к ним за руководством... Мы хотели изменить страну, а вместо этого изменили мир... Страны во всем мире те-перь обращаются к свободным рынкам и к свободе слова и отходят от идеологий прошлого... Демократия — огромное благо — также обладает огромной продуктивностью... В этом десятилетии мы прошли большой путь, и мы держались вместе в бурном море. И в конце мы вместе приближаемся к месту нашего назначения... И я могу сказать, что мы изменили положение». Слова Рейгана стали пророческими — в 1989-1990 годах в странах Восточной Европы произошли поразительные изменения. В ноябре 1988 года в стране должны были состояться выборы. Экономическая ситуация складывалась благоприятно: со времени начавшегося в США экономического подъема в стране было создано 19 миллионов новых рабочих мест, уровень безработицы опустился до самого низкого (за последние 14 лет) уровня — 5 %, сократилась и инфляция. Правда, будущему хозяину Белого дома предстояло решить немало проблем, связанных с 791 последствиями либерализации экономики, дефицитом бюджета и т.д. Кандидат от республиканцев вице-президент Джордж Буш не был популярной фигурой и в начале избирательной кампании проигрывал кандидату от демократов Майклу Дукакису, губернатору штата Мас-сачусетс. Большей харизмой обладал другой лидер демократов — Джесси Джексон, но... он был афроамериканцем и не решился баллотироваться на пост президента. Кроме того, Буш поступил недальновидно, выбрав себе в партнеры (кандидатом на пост вице-президента) Дэна Куэйла, видного консервативного деятеля, имевшего однако репутацию молодого и неопытного политика. Представителей «сытой, довольной Америки» — так охарактеризовал страну профессор Г элбрейт — было большинство, именно они сыграли решающую роль на выборах. А они предпочли заверения Буша, что непомерные затраты на социальные нужды не решат всех социальных проблем, не спасут людей от страданий и лишений. Буш просто обещал помочь тем, кто действительно нуждался в его помощи, и создать общество «добрых, чутких людей». 8 ноября 1988 года он одержал внушительную победу на выборах. В Конгрессе Бушу с самого начала президентства пришлось столкнуться с демократическим большинством в обеих палатах. А демократы не собирались одобрять сокращение дефицита бюджета, если это отражалось на социальном обеспечении, медицинском страховании престарелых и на программах помощи малоимущим. Ведь демократы и республиканцы получали наказы от избирателей и отстаивали их права в Конгрессе. Буш начал осторожно проводить внутреннюю политику; стре-мясь сократить дефицит федерального бюджета, он отказался от повышения государственных расходов. Но результаты рейгановского правления сказались на финансовой ситуации: банкротство банков, компаний при-обрело невиданные масштабы. Дефицит бюджета рос, а не падал, как ожидалось. Кроме того, появились признаки экономического спада — результат кредитования и того, что рынок был наводнен ценными бумагами. Вскоре страну охватил кризис: спад экономики продолжался с 1990 по 1992 годы. Несмотря на свои предвыборные обещания, президент Буш пошел на крайние меры: поднял косвенные налоги, сократил налоговые льготы для малоимущих. Его критиковали за то, что он уделяет мало внимания экономической ситуации и не принимает меры по пресечению безработицы. Однако именно в этот период его рейтинг резко подскочил. Все это можно объяснить «патриотическими» настроениями американцев, которые в большинстве поддержали силовое решение панамской проблемы. Панамой правил антиамерикански настроенный диктатор генерал Мануэль Норьега. США обвиняли его в участии в наркобизнесе. Г енерал Норьега стремился всеми возможными способами устранить своего конкурента, представителя оппозиции — это наглядно показали выборы в мае 1989 года, в ходе которых были выявлены грубые нарушения: применение силы, запугивание и подкуп. США попытались отстранить Норьегу от власти, но безуспешно. В конце концов 20 декабря 1989 года началась высадка вооруженных сил США в Панаме — втор-жение, закодированное как «правое дело», однако не обошлось без жертв и разрушений. Генерал Мануэль Норьега сдался представителям американских войск, он был взят под стражу и вывезен в США, где позже предстал перед судом. Кандидат от оппозиции был провозглашен законным президентом. Однако столь явная агрессия Соединенных Штатов лишний раз подтверждала, что США признают лишь один вариант решения проблем континента — «дипломатию канонерок». Более важным событием был кризис в Персидском заливе после того, как в августе 1992 года Ирак оккупировал Кувейт. Буш действовал последовательно и решительно: объявил о направлении в район Персидского залива военно-морских сил и приложил немало усилий по созданию многонациональных сил (антииракской коалиции), объединяющих военные подразделения европейских 792 и азиатских стран. Мировая общественность поддержала президента СИТА. Однако участие американских войск в конфликте вызвало серьезную озабоченность у конгрессменов. Демократическое большинство высказывалось против применения силы; демократы настаивали на введении экономических санкций и продолжении переговоров с противоборствующими сторонами. В начале 1991 года закончилась молниеносная война в Персидском заливе — количество жертв с американской стороны было минимальное. Буш был на высоте. Однако решение Буша прекратить войну после освобождения Кувейта, не устранив Саддама Хусейна, несколько повредило его репутации. Даже поездка госсекретаря США Джеймса Бейкера по Ближнему Востоку и переговоры с лидерами арабских стран и Израиля в Мадриде и Вашингтоне в конце 1991 — начале 1992 годов не спасли положения. Ряд ближневосточных проблем — палестинский вопрос и будущее Иерусалима — так и остались нерешенными. Администрация Буша внесла большой вклад в развитие советско-американских отношений и не осталась безучастной к изменениям, произошедшим на мировой арене: трансформации СССР, воссоединению Германии. Реакция Соединенных Штатов на столь значимые события выигрышно отличалась от нерешительной позиции стран Западной Европы. Нельзя категорично оценивать отношения Буша и Бейкера к сепаратистским стремлениям Прибалтики — Америка придерживалась тактики выжидания. Все-таки Буш опасался (и не без оснований), что излишняя поспешность может лишь навредить Горбачеву. Стоит ли упоминать, как высок был авторитет Горбачева; его миротворческие усилия внесли неоценимый вклад в оздоровление международного климата. А Борис Ельцин — возможный преемник Горбачева — еще не проявил себя, его потенциальные возможности были еще не использованы. А поэтому Буш осторожничал, предпочитал делать ставку на более надежную фигуру. Да и как могла американская администрация вкладывать средства в сомнительную авантюру, жертвовать жизнями военнослужащих по идеологическим мотивам, ввязываться в войну, если того не требовали национальные интересы США! Нет, совесть Буша была чиста. Ноябрьские выборы 1992 года были первыми выборами в США, проводившимися по окончании «холодной войны». Основные положения предвыборных платформ кандидатов были сфокусированы не на обороне и международной политике, а на вопросах внутренней жизни: состояние экономики, повышение благосостояния населения — это касалось не только малоимущих, но и среднего класса, в частности, сокращение уровня безра-ботицы. Американская нация была расколота, причем противоречия раздирали не только белых и черных — извечная расовая проблема, — но глубокая пропасть пролегла между имущими и неимущими. В мае 1992 года в Лос-Анджелесе прошли массовые демонстрации против бесправия и нищеты. На примере США можно было смоделировать то, что ждет индустриально-развитые страны в будущем. Рост числа деклассированных нищих может спровоцировать «всплеск» преступности, насилия, наркомании на фоне растущей зависимости от различных социальных пособий. Возник порочный круг: «городские гетто» (город в городе), а это значит — плохое образование, невозможность трудоустройства, масса без-домных. Чтобы найти хорошо оплачиваемую работу, требуется высокий образовательный уровень, опыт, мастерство — рыночная экономика в основном рассчитана на квалификации, содействовать жилищному строительству, что потребует больших расходов на социальные нужды, а это в свою очередь приведет к более высокому налогообложению. Придется жертвовать другими программами ради улучшения благосостояния. На ноябрьских выборах 1992 года три претендента боролись за кресло в Овальном кабинете Белого дома. Миллионер Росс Перо вступил в президентскую гонку как независимый кандидат. Он стремился финансово «задавить» своих соперников: за 5,7 млрд долл. он купил у ведущих телекомпаний дополнительное время для показа своих рекламных роликов. И это принесло неожиданные результаты: 19 % американцев, принимавших участие в выборах, проголосовали за Росса Перо. На сей раз удача не сопутствовала Бушу, которому не удалось убедить американцев в том, что экономический кризис кончился и намечается подъем производства. Джордж Буш проиграл выборы, правда, перевес нового президента был небольшим. Новыми «хозяевами» Белого Дома стали демократы: бывший губернатор штата Арканзас Билл Клинтон (президент) и сенатор от штата Теннесси Альберт Гор (вице-президент). Представители послевоенного поколения, они принадлежали к новой генерации политиков. Клинтон чем-то напоминал американцам стремительного, жизнерадостного Джона Кеннеди. Правда, было одно но... В отличие от Жаклин Кеннеди, новая «первая леди» Америки Хиллари Родэм Клинтон — очень деятельная особа, активно включилась в политику. Она — верный помощник Билла Клинтона, принимает участие в разработке многих программ. Одну из краеугольных задач, которую предстоит решить сегодня Америке, — как преодолеть все негативные последствия «рейганомики», избавиться навеки от нищеты, безработицы и прочих социальных зол, оставаясь открытым, поистине демократическим обществом.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 81 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ОТ РЕЙГАНА К БУШУ:

  1. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  2. Договор по ПРО: кто и зачем его выдумал?
  3. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  4. ГЛАВА 81 СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ: ОТ РЕЙГАНА К БУШУ