<<
>>

ГЛАВА 31 СОВЕТСКИЙ СОЮЗ: ЦЕНА ПОБЕДЫ И РАСШИРЕНИЕ ИМПЕРИИ

Победа над нацистской Г ерманией стоила Советскому Союзу колоссальных жертв. Европейская часть страны лежала в руинах, 25 млн человек лишились крова, заводы и фабрики были разрушены, железнодорожные пути взорваны, а механизированное сельское хозяйство фактически отсутствовало.
Перед войной население СССР насчитывало 194 млн человек, потери составили примерно 24 млн человек. Каждый чет-вертый гражданин страны был убит или ранен. После того как общий враг был разгромлен, Сталин уже не слишком рассчитывал на помощь капиталистических Соединенных Штатов. Во время войны караваны судов шли в СССР, доставляя военное снаряжение согласно программе ленд-лиза, но после победы над Германией поставки были резко сокращены, а после победы над Японией в августе 1945 года прекращены окончательно. Однако большое количество продуктов питания все еще продолжало поставляться в СССР и в 1946 году согласно программе администрации ООН по вопросам оказания помощи и реабилитации, которую, в основном, финансировали США. Благодаря этому в разоренных войной регионах удалось избежать массового голода. Советский Союз пытался обойтись без посторонней помощи, вывозя из завоеванных стран все, что только возможно, включая даже железнодорожные рельсы. Но поскольку эти операции проводились слишком неэффективно, только небольшую часть вывезенного оборудова-ния удалось использовать в СССР. Остальная же часть так и заржавела на запасных железнодорожных путях. Советы заставили восточноевропейские страны заключить соглашения на продиктованных им условиях; ряд торговых соглашений был заключен и с бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции. Другим важным источником помощи стали репарации, причем не только из советской зоны оккупации Германии и Австрии. Благодаря Потсдамскому соглашению короткое время Советский Союз получал репарации и из западной зоны оккупации. Масштабы ущерба, причиненного войной, превосходили всякое воображение. Мало того, во время войны немцы обращались с русскими хуже, чем с жи-вотными. Этим можно было объяснить, почему советские власти настаивали на таких огромных репарациях в виде продукции западногерманской промышленности. Но советские требования вскоре пришли в противоречия с политикой западных держав. Западные союзники поняли, что, в конечном счете, платить придется не Германии, а им самим. После войны между СССР и США время от времени велись переговоры по поводу новых американских займов, однако они так ни к чему и не привели. В качестве последнего средства Сталину оставалось полагаться лишь на тяжелый труд советских людей. Этим и предстояло заняться миллионам демобилизованных воинов. Во время войны появились некоторые признаки идеологических послаблений, но сразу после ее окончания началось новое «закручивание гаек». И постарев, Сталин продолжал оставаться жестоким диктатором: в стране свирепствовало насилие, а миллионы заключенных, согнанных в ГУЛАГ (система концентрационных трудовых лагерей), представляли собой гигантскую армию рабов. Сотни тысяч людей, заклейменных как «предатели родины», были депортированы из прибалтийских государств, аннексированных в 1940 году. В СССР существовало настоящее рабство, и целые народы переселялись с места на место.
Коммунистическая партия представляла собой инструмент сталинского контроля над советским обществом. Над всеми формами общественной и культурной жизни (даже над компо-зиторами!) царила жесткая идеологическая цензура. 333 Страна максимально эксплуатировала труд рабочих и крестьян. Г ерои войны по своему социальному статусу ничем не отличались от обычных граждан. В последнее десятилетие сталинского правления атмосфера в стране была удушающей. Террор усиливался, население испытывало колоссальные трудности и страдания. Зародившийся национализм жестоко подавлялся, но так никогда и не исчезал до конца. После образования Израиля весь мир обратил внимание на положение советских евреев. Права, гарантированные им западными странами, полностью отсутствовали в сталинском Советском Союзе. В 1946 году был принят очередной пятилетний план. (Ни один пятилетний план так никогда и не был выполнен.) На пути его выполнения предстояло одолеть множество трудностей. К советской статистике следует подходить с предубеждением, однако западные экспертные оценки подтверждают, что Советам удалось успешно возродить тяжелую индустрию и наладить добычу угля и нефти, производство стали, железа, цемента, восстановить электрическую и транспортную системы. Как и в 30-х годах, сталинские экономические планы отдавали предпочтение не производству потребительских товаров, а тяжелой индустрии, в результате чего уровень жизни советских людей едва превышал самые элементарные потребности в еде, жилье и одежде. Суровые законы о труде лишали рабочих всех прав и свобод, строго наказывая за опоздания и пьянство. Особенно тяжело приходилось крестьянам: жизнь и работа в колхозах жестко регламентировалась и контролировалась, а своих приусадебных участков земли они были лишены. В 1947 году коллективизации подверглись и три прибалтийских государства. Но, в отличие от тяжелой индустрии, производительность сельского хозяйства едва превышала уро-вень военного времени/Колхозы вынуждены были сдавать свою продукцию по низким ценам. В 1946-1947 годах на Украине вновь разразился голод. Даже в 1952 году производительность зерна и картофеля все еще не могла превзойти уровень 1940 года. Низкая эффективность социалистического сельского хозяйства являлась неотъемлемой чертой советской экономики. Сталинская озабоченность развитием тяжелой промышленности была вызвана его страхом перед индустриальным превосходством Запада. Он считал само собой разумеющимся, что капиталистический Запад враждебно относится к Советскому Союзу. Оккупация стран Восточной Европы и сохранение в условиях мирного времени большой армии должны были компенсировать неэффективность советской экономики. Кроме того, прилагались все усилия для скорейшего обретения ядерного оружия. Но Сталин хотел избежать войны с Западом. В 1946 году он предусмотрительно отозвал свои требования, которые ранее предъявлял Турции, а позднее вывел советские войска с территории северного Ирана и Маньчжурии. Положение Советского Союза в послевоенном мире в первую очередь зависело от Советской Армии. Сталин боялся, что Советская Армия, вернувшись на родину, будет помнить о высоком уровне жизни фашистов и капиталистов. Успехи советской пропаганды определялись изоляцией советских людей от западного мира. Поэтому контакты с местным населением оккупированных стран были запрещены или строго ограничены. В самом Советском Союзе вся информация о внешнем мире подвергалась жесткой цензуре. Образ западного мира искажался и подавался в духе вражды и ненависти. «Буржуазная» культура считалась «загнивающей», а все советское — превосходным. Победа в войне приписывалась «мудрому» руководству партии и лично Сталина. После войны Сталин мстил всем без разбора. Жертвами ялтинских соглашений стали те русские, которые были насильственно репатриированы британскими и американскими властями. Некоторых из них расстреливали сразу по возвращении в СССР, других отправляли в ГУЛАГ. Когда в 1943-1944 годах Советская Армия освободила Крым и Кавказ, насильственной и жестокой депортации подверглись целые народы — например чеченцы и крымские татары. Общее число депортированных превысило 1 млн человек. Сталин правил с помощью насилия и террора. Как рассказывал потом Хрущев, Сталин отличался капризным и деспотичным характером. Старея и слабея, он становился все более жестоким и подозрительным. Однако у него всегда хватало сторонников и сподвижников, которые поддерживали проводимую им политику. С одной стороны — насилие и террор, с другой — покорность и раболепие. Бли-жайшие сподвижники Сталина купались в роскоши, а остальному населению страны средствами пропаганды навязывались социалистические идеалы. Многомиллионная армия рабов постоянно пополнялась в результате все новых и новых арестов. «Архипелаг ГУЛАГ» с помощью подневольного труда своих «туземцев» помогал восстановлению советской промышленности. Западные союзники подозревали о параноидальном страхе Сталина, хотя и не слишком много знали о том, что внутри страны он всячески подавлял национальные движения, угрожавшие «русификации» страны. Сталин, будучи от рождения грузином, в результате победы в войне уверился в превосходстве русской нации. И при этом, в соответствии с доктриной марксизма-ленинизма, он продолжал всячески осуждать национализм как 334 «буржуазное» мировоззрение. Поэтому в СССР национализм представлял опасность и сам по себе, и в качестве «пособника» буржуазии. Особенно яростно осуждались проявления национализма в коммунистических странах, например в Югославии. В коммунистических странах руководство осуществлялось коммунистическими партиями, существовавшими, формально или фактически, в условиях однопартийной системы. Контроль над самими партиями принадлежал или одному человеку или узкой группе лиц. Воля этих людей становилась высшим законом. Для проведения в жизнь этих законов был необходим партийный аппарат. До 1989 года коммунистические государства существовали в условиях однопартийности, ибо только она позволяла проводить нужную политику. После 1948 года те государства, которые находились под контролем Советского Союза, были вынуждены скопировать советскую политическую модель. У них был очень скудный выбор — или союз с СССР или его прямой военный контроль. Между 1945 и 1950 годами Сталин распространил свой контроль на новые территории, хотя и понимал при этом, какие трудности для Советского Союза создает враждебно настроенное население этих территорий. Он стремился восстановить Российскую империю в тех правах и границах, в которых она существовала до 1917 года. Польша была особым и самым сложным случаем. Благодаря восстановлению границ 1941 года в состав СССР вошло сельское население, состоявшее преиму-щественно из украинцев и белорусов, и городское, большинство которого составляли поляки. Граница между Польшей и СССР имела определенное историческое оправдание, поскольку основывалась на демаркации, предложенной лордом Керзоном еще на Парижской мирной конференции в 1919 году. Финляндия тоже уступила часть своей территории СССР, зато сохранила независимость. Сталин был вынужден отказаться от мысли включить в состав советской империи яростно сопротивлявшихся финнов. Вместо этого он внушил им следующее — имея такого соседа, как СССР, не стоит рассчитывать на помощь далекого Запада, лучше проводить дружелюбную политику. В 1945 году Сталин без зазрения совести и всякого согласования с союзниками удержал в составе СССР некогда независимые прибалтийские государства, которые были аннексированы им в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа о разделе сфер влияния между СССР и гитлеровской Германией. В 1940 году Литву, Латвию и Эстонию оккупировала Красная Армия, которая установила там марионеточные правительства, обратившиеся к Сталину с просьбой о вхождении в состав СССР. После войны, в 1945 году, но на этот раз уже после согласования с западными союзниками Сталин заполучил треть северной территории Восточной Пруссии. Она была передана под его «управление», но фак-тически вошла в состав Советского Союза. Что касается южных территорий, то Сталин хотел заполучить Бессарабию (Молдавию), которая до 1918 года входила в состав Российской империи, но после окончания первой мировой войны объединилась с Румынией. В 1940 году, заручившись согласием Гитлера, СССР заставил Румынию вернуть ему Бессарабию. Ну и наконец, чтобы иметь общую границу с Венгрией, Сталин заставил Чехословакию уступить ему часть своей территории — Закарпатье, присоединив его к СССР. Таким образом ему удалось окружить Советский Союз «буферными государствами» от Балтики до Балкан. Но даже после всех этих аннексий Советский Союз жаждал новых приобретений и сфер влияния, стремясь окончательно разрушить тот предвоенный «санитарный кордон», которым до 1939 года Запад пытался окружить коммунистическую Россию. В 1945-1948 годах Сталин взял под свой контроль страны Восточной и Центральной Европы. Он постоянно опасался того, что рано или поздно капиталистические страны Запада воспользуются своим преимуществом и нападут на Советский Союз, у которого, таким образом, есть всего несколько лет для подготовки. В Азии Сталин вел себя сдержанно и миролюбиво, поскольку полагал, что основная опасность исходит из Европы. Поэтому, чтобы избежать слишком бурной реакции Запада, он втягивал страны Центральной и Восточной Европы в советский блок достаточно медленно и постепенно. Главной целью было «привязать» эти коммунистические государства к колеснице коммунистической партии СССР. Добиваясь этой цели, Сталину приходилось учитывать не только негативную реакцию Запада, но и местный национализм. Югославы, венгры, поляки и румыны были ярыми патриотами и с этим ничего нельзя было поделать. Как только они поняли, что на смену нацистскому порабощению приходит советское господство, от той благодарности, которую они испытывали к СССР за свое освобождение, не осталось и следа. Польская история вообще в значительной степени состояла из борьбы с Россией, пытавшейся лишить ее свободы и независимости. Вли-ятельные католические церкви Польши и Венгрии олицетворяли собой патриотизм. Кроме того, большая часть населения сопротивлялась тем социальным и экономическим реформам, которые хотели провести местные коммунисты. Таким образом, отношения между СССР и его союзниками по «социалистическому лагерю» развивались непросто, колеблясь между двумя полюсами — 335 попытками установить жесткий советский контроль и решениями ослабить этот контроль, предоставив определенную независимость. Во второй мировой войне страны Центральной и Восточной Европы сражались по разные стороны баррикад. Польша, Югославия, Чехословакия и Албания были на стороне союзников; Болгария, Венгрия и Румыния — на стороне Г ермании. Но единственная помощь, которую США и Великобритания могли оказать своим союзникам, заключалась в отказе признавать марионеточные коммунистические правительства. Но спустя два года после окончания войны пришлось сделать и это. Меньше всего союзники могли помочь Чехословакии. Еще до окончания войны президент Бенеш решил, что у его страны нет другого выбора, кроме дружбы с Советским Союзом. Естественно, что дружба со Сталиным предполагала отказ от определенной доли независимости. И Бенеш был вознагражден за это, оказавшись единственным политическим лидером, которому с помощью Москвы удалось вернуться в свою страну в качестве главы государства. Что касается Югославии, то возвращению ее короля препятствовал Тито со своими коммунистическими партизанами, которые и без помощи Советов контролировали территорию страны. Положение стран, воевавших на стороне Германии, было несколько иным, хотя и они находились под контролем Красной Армии. Чтобы урегулировать вопрос о границах и будущих правительствах, необходимо было заключить мирные договора, а также заручиться согласием США и Великобритании. До 1947 года союзники протестовали против навязанных этим странам коммунистических режимов и отказывались подписывать мирные договора. Сталин считал Польшу наиболее уязвимым звеном создаваемого им блока, а потому держал ее под максимальным контролем, сделав ей всего несколько уступок. Фактически страна оставалась под прямым контролем советских оккупационных властей. Польская армия, которая сражалась против немцев бок о бок с Красной Армией, контролировалась советскими офицерами. В новом прокоммунистическом правительстве страны един-ственным заметным политиком был лидер Крестьянской партии Станислав Миколайчик, который вернулся из Лондона и теперь выполнял обязанности заместителя премьер-министра. Фактически страной правил секретарь Польской рабочей партии коммунист Владислав Гомулка. Коммунисты применили свою обычную тактику, попытавшись заключить соглашение с Крестьянской партией и другими некоммунистическими организациями, чтобы пойти на выборы «единым списком». То есть избиратели голосовали бы не за различные партии, а за один, согласованный список кандидатов, в котором представители Крестьянской и других партий составляли бы меньшинство. Ранее Сталин обещал союзникам проведение свободных выборов. Но поскольку в 1945 году, несмотря на свой контроль над полицией, армией и большей частью административных органов, коммунисты не могли быть уверены в своей победе, поэтому они просто отложили выборы на два года. В течение этих двух лет процветало откровенное насилие. Армия Крайова, верная польскому правительству в изгнании, в июле 1945 года была распущена. Самые отчаянные вояки ушли в подполье и вместе с членами Украинской независимой армии стали совершать терро-ристические акты против официальных должностных лиц, являвшихся членами Польской рабочей партии. В некоторых сельских районах страны вооруженные столкновения переросли в гражданскую войну. Представителей власти и полиции преследовали и убивали. При этом пострадали и те евреи, которые уцелели после нацистского геноцида. Вспышки насилия продолжались до 1948 года. Все это было на руку коммунистам, давая им прекрасный повод отложить выборы. Коммунисты делали все возможное, чтобы лишить народной поддержки своих политических оппонентов, которые, кстати, были их партнерами в правительстве. Тем не менее, Польша двинулась к социализму по своей, а не по советской дороге. Было заявлено, что экономические планы базируются на признании сосуществования частной, кооперативной и государственной форм собственности. Впрочем, к 1947 году государственный сектор экономики уже доминировал. Все промышленные предприятия, на которых в одну смену работало свыше пятидесяти рабочих, были национализированы. 91 % промышленности и банков перешел под контроль государства. Но самым важным был вопрос о земле. Все крупные фермы и поместья были разделены между крестьянами. На новых землях, доставшихся полякам после того, как с них были согнаны немцы, крестьян побуждали объединяться в колхозы. Эта щедрость примирила крестьян с новой властью. Помещики и промышленники вынуждены были проститься со своей собственностью, которая после войны так и не была им возвращена. Запугивание политических противников довершило дело. Несмотря на тяжелейшее положение страны, власти предприняли гигантские усилия, чтобы возродить страну и, в первую очередь, восстановить Варшаву. В январе 1947 года наконец-то состоялись выборы. Коммунисты одержали победу за счет того, что фактически устранили своих конкурентов из Крестьянской партии или запугав их, или заключив в тюрьмы. Однако 336 они не осмелились тронуть католическую церковь, которая пользовалась поддержкой подавляющего большинства населения. Гомулка пытался примирить своих соотечественников с коммунистическим режимом, но все его попытки наталкивались на нежелание поляков строить социализм. В результате бессмысленных жестокостей последних лет сталинского правления коммунистическая партия Польши была ослаблена чистками, а сам Г омулка в январе 1949 года был подвергнут опале. Советская политика в Румынии была несколько иной, поскольку и ситуация в этой стране отличалась от ситуации в Польше. Сначала Сталин хотел действовать просто — оккупировать Румынию и установить там коммунистический режим во главе с преданной ему румынской коммунисткой Анной Паукер. Но произошло неожиданное. В августе 1944 года король Михай совершил переворот, свергнув профашистское прави-тельство, после чего Румыния объявила войну Германии. Советские войска вместе с румынской армией преследовали немцев даже на территории Венгрии. Румынии пришлось смириться с потерей Бессарабии, зато она получила обратно Трансильванию, которую в 1940 году Гитлер передал Венгрии. Между тем было создано коалиционное правительство, куда вошли и те местные румынские коммунисты, которым не доверял Сталин. Благодаря перестановкам, которые по настоянию Москвы произошли в этом правительстве в декабре 1944 и марте 1945 годов, коммунисты полу-чили больше власти, но до полной узурпации было еще далеко. Присутствие Красной Армии оказывало негативное влияние на народную поддержку некоммунистических партий. Были созданы совместные советско-румынские предприятия и уничтожены крупные поместья. Коммунисты и их союзники называли себя «демократами», а своих политических оппонентов — «фашистами». В ноябре 1946 года состоялись так называемые «свободные» выборы. В результате запугивания и фальсификации итогов коммунисты одержали сомнительную победу. Впрочем, даже западные державы ограничивались лишь словесными протестами, а Великобритания и США фактически признали коммунистическое правительство еще до выборов! Несмотря на явные подтасовки на выборах и все свое отвращение к коммунистическому режиму, англичанам и американцам пришлось смириться с тем, что Румыния стала еще одним членом «советского лагеря», и оформить это признание в виде мирного договора, который был подписан в феврале 1947 года. Король Михай отправился в изгнание, а Румыния стала страной «народной демократии», вступив в четыре ужасных десятилетия своей истории. Хотя Болгария и не находилась в состоянии войны с СССР, в 1944 году Черчилль дал знать Сталину, что не станет возражать против включения ее в сферу советского влияния. После этого Советский Союз поспешно объявил войну Болгарии, и уже в сентябре 1944 года советские войска заняли ее территорию. В отличие от своих румынских коллег, болгарские коммунисты еще перед войной пользовались определенной популярностью, а их лидер — Г еоргий Димитров — благодаря судебному процессу по делу о поджоге рейхстага, на котором он находился в качестве обвиняемого, пользовался международной известностью. Хотя, проживая в 30-х годах в Москве и являясь генеральным секретарем Коминтерна, Димитров пользовался определенным влиянием, ему не позволили вернуться в Болгарию «в обозе» советской армии. Сначала болгарские коммунисты вошли в состав правительства «народного фронта» и на первых порах даже смирились с существованием оппозиции. Но это продолжалось недолго. В стране находилась Красная Армия, западные державы не предпринимали никаких эффективных контрмер, а потому судьба социал-демократической и аграрной партий (лидер Петков) была предрешена. А тут и Димитрову позволили наконец вернуться в Болгарию. Несмотря на сильнейшее давление на выборах в октябре 1946 года, оппозиции удалось добиться удивительного успеха, получив голоса свыше одного миллиона человек. В течение нескольких месяцев парламентская оппозиция коммунистическому режиму состояла из 101 депутата. Но в августе 1947 года Петков был арестован, судим и приговорен к смертной казни по сфабрикованному обвинению в том, что он работал на «англо-аме-риканский империализм». В сентябре его расстреляли. Накануне его казни Великобритания и США заявили решительные протесты, но Димитров только усилил впечатление от этого судебного убийства, заявив, что если бы не эти протесты, то Петкова могли бы и помиловать. Разумеется, казнь Петкова могла быть совершена только с согласия Сталина. События в Восточной Европе продемонстрировали Великобритании и США, до какой степени Сталин может пренебрегать своими международными обязательствами. С 1919 по 1944 годы Венгрией правил антикоммунистический режим адмирала Хорти. В 1941 году он совершил роковую ошибку, связав судьбу своей страны с вторжением Германии в Советский Союз. Когда эта ошибка стала очевидной, Хорти попытался выйти из войны, начав мирные переговоры с Советским Союзом, но было уже поздно. Сначала Венгрию оккупировали немцы. До войны авторитарный режим Хорти опирался на поддержку армии, даже не пытаясь проводить какие- 337 то социальные реформы. Главной заботой венгерского правительства было возвращение Трансильвании, которая в соответствии с условиями мирного договора в Трианоне (1920 год) отошла к Румынии. Именно поэтому Венгрия выступила на стороне Германии, а в 1941 году даже объявила войну СССР. Впрочем, еще за год до этого, она уже получила от Румынии северную часть Трансильвании и часть территории Чехословакии. Поражение лишило ее гораздо большего, чем она приобрела. И вновь Сталин распределял территории, а Великобритания и США воздерживались от возражений. Сталинское двуличие можно проиллюстрировать следующим примером. Первое антигерманское правительство было создано на той части территории Венгрии, которая была освобождена Красной Армией. Сначала в это правительство вошли бывшие сторонники Хорти, коммунисты и представители других партий. Но когда ситуация изменилась, изменился и состав правительства. Лидер венгерских коммунистов Матиас Ракоши, который с 1940 года жил в Москве, вернулся на родину и принял участие в формировании коалиционного правительства. Шел 1944 год, и он начал с патриотических призывов, обещая демократию и прогресс. А всего четыре года спустя Венгрия превратилась в один из самых жестоких сталинистских режимов «народной демократии». Ракоши действовал в духе Сталина: любой, даже самый умеренный оппортунизм жестоко преследовался. Однако трансформация политической и экономической системы была доверена самим венграм при условии их лояльности к СССР. В результате кроме коммунистической в стране сохранились и три другие партии, которые принимали участие в политической жизни страны. Католическая церковь тоже играла важную роль, противостоя атеистическому коммунизму. Сталин действовал в Венгрии с осторожностью, а в ноябре 1945 даже разрешил свободные выборы. Коммунисты потерпели неудачу, и в дальнейшем Сталин уже не повторял таких ошибок. Тем не менее, Ракоши, опиравшийся на советскую поддержку и контролировавший министерство внутренних дел и тайную полицию, сохранил власть. Он умело пользовался противоречиями между партиями, входившими в правительственную коалицию. Впоследствии он цинично прокомментировал это следующим образом: я нарезал их, как салями, до тех пор, пока не остались одни коммунисты. Первой были «отрезаны» представители Партии мелких собственников, за ними последовали социал-демократы. На выборах 1947 года победа коммунистов уже не зависела от воли избирателей. Через несколько месяцев Ракоши и его соратники полностью захватили власть в стране, а после принятия конституции 1949 года Венгрия превратилась в еще одну страну «народной демократии». В 1945 году имелось несколько признаков, указывавших на то, что ситуация в Югославии будет существенно отличаться от ситуации в тех странах Восточной Европы, которые были освобождены от нацистов с помощью советских войск. С самого начала страну контролировал бесспорный лидер — коммунистический маршал Иосип Броз Тито, создавший однопартийное государство на идеологии марксизма-ленинизма. Планам Тито, касающимся послевоенного устройства страны, могла помешать только оккупация со стороны со-юзников. Интересно отметить, что еще в 1944 году Сталин предлагал союзникам высадить десант в Югославии. История Югославии обнаруживает как сходства, так и отличия при сравнении с историями других коммунистических стран. Ни одна из антифашистских сил не смогла бы справиться с вермахтом без военных побед Красной Армии. Это относится и к Югославии, чьи партизаны практически самостоятельно освободили страну от немцев. Сам Тито прекрасно сознавал то обстоятельство, что его военные победы были бы невозможны без военных побед Красной Армии. Он также следовал ленинским предписаниям, касающимся «монолитного единства партии», как необходимого условия сохранения коммунистической власти. Во время борьбы с немецкой и итальянской оккупацией довоенное социальное устройство страны было окончательно разрушено. Коммунисты и роялисты сражались не только с оккупантами, но и между собой, причем и те, и другие обвиняли друг друга в том, что они пользуются помощью немцев. В сущности, сам Тито опирался в основном на поддержку сербских крестьян, которых он привлек обещаниями социальной справедливости и которые откликнулись на его патриотические призывы. Сербы являлись самой многочисленной этнической группой, которая поддерживала не столько роялистов-четников, сколько Тито. Однако он понимал, что необходимо заручиться поддержкой и других национальностей Югославии — хорватов, македонцев, черногорцев и словенцев. В селах, городах и провинциях Тито создал народные комитеты, обещая, что в послевоенном федеративном устройстве Югославии все нации будут пользоваться одинаковыми правами. Милован Джилас, который до 1954 года являлся другом и соратником Тито, описывал его как человека, рожденного быть повстанцем, в котором фанатичная преданность коммунизму сочеталась с жаждой власти. После войны, как и другие восточноевропейские коммунистические правители, суровый партизанский вождь 338 Тито понастроил для себя роскошных вилл и дворцов, проводя понемногу времени в каждом из них. Всегда и везде диктатура пролетариата оборачивалась диктатурой партийного лидера. Тито создал новую партийную иерархию во главе с самим собой, а также тайную поли-цию для жестокого подавления всех своих оппонентов. В 1946 году была принята конституция советского образца, которая гарантировала культурные и административные права всем национальностям Югославии. Первое время это способствовало дальнейшему продвижению вперед в решении национальных конфликтов довоенной Югославии. Вторым достижением Тито было то, что в 1948 году, несмотря на давление Сталина, ему удалось отстоять «особый» югославский путь к социализму, а тем самым избавиться от контроля со стороны Москвы. Весь мир увидел, как монолитная советская империя дала трещину. Впрочем, и Чехословакия шла к коммунистическому тоталитаризму своей особой дорогой. Эдвард Бенеш, президент чехословацкого правительства в изгнании, находившегося в Лондоне, в декабре 1943 года подписал договор о дружбе и союзе с СССР, согласно которому Советы обязались не вмешиваться во внутренние дела Чехословакии. Но к тому времени Сталин уже создал в Москве «свое» правительство во главе с коммунистом Клементом Готвальдом. Опыт «мюнхенского сговора» 1938 года, когда Великобритания и Франция заставили Чехословакию удовлетворить германские территориальные претензии, убедил Бенеша в том, что, поскольку на поддержку Запада полагаться нельзя, необходимо поддерживать хорошие отношения с Советским Союзом. Он надеялся, что, продемонстрировав Сталину свое дружелюбие, получит разрешение следовать по пути демократии и западных ценностей. Бенеш видел свою страну мостом, соединявшим Восток и Запад. Чтобы подчеркнуть свое доверие к СССР, Бенеш весной 1945 года вернулся в Чехословакию через Москву. Но там ему пришлось согласиться на те условия, которые в дальнейшем серьезно ограничили его свободу действий. Освобожденную Чехословакию возглавило не лондонское правительство в изгнании, а правительство Народного фронта, в состав которого входили только представители левых партий, а ключевые министерства занимали коммунисты. В свою очередь, Бенеш получил от Сталина пустое обещание «разобраться» с теми чехословацкими коммунистами, с которыми у него возникнут проблемы. Бенеш также согласился на социально-экономическое преобразование чехословацкого общества (в духе «пути к коммунизму») и на изгнание судетских немцев. Таким образом, в 1945 году в Чехословакии была создана только видимость демократии. Еще до захвата власти коммунистами в 1948 году во всех важных вопросах она должна была поддерживать политику Сталина. Например, в 1947 году по настоянию Москвы она отказалась участвовать в программе Маршалла. Чешский коммунистический лидер Клемент Готвальд по договоренности с Москвой постепенно торил себе дорогу к абсолютной власти. Во время войны коммунисты организовали сопротивление немецкой оккупации, а после ее окончания не только захватили ключевые министерства и профсоюзы, но и организовали по всей стране подотчетные им народные комитеты. Не успел еще в октябре 1945 года собраться временный парламент, как уже началась национализация крупных про-мышленных предприятий. Но в этом же месяце между представителями США и СССР была достигнута договоренность о взаимном выводе войск из освобожденной Чехословакии. И хотя страна была расколота на комму-нистов и представителей левых демократических партий, это давало определенную надежду на возрождение демократии. В мае 1946 года состоялись выборы, которые не являлись абсолютно свободными, поскольку в них могли принимать участие лишь партии, входившие в Народный фронт. Более того, многие чехи боялись, что в случае поражения местных коммунистов Красная Армия может вернуться. Учитывая все приготовления и контроль за ходом самих выборов, не стоит удивляться тому, что коммунисты набрали 37 % всех голосов. Но даже вместе со своими сторонниками из рядов социал-демократической партии они не смогли получить абсолютный контроль над парламентом. Однако демократическая оппозиция была ослаблена расколом на три партии. Кстати, ее влияние сильнее всего ощущалось не в Богемии или Моравии, а в Словакии. Клемент Готвальд стал премьер-министром нового правительства, сформированного после выборов. Бенеш остался президентом, а Ян Масарик — министром иностранных дел. Но вскоре коммунисты перешли к откровенному произволу и начали массовые аресты своих политических оппонентов. В парламенте и правительстве начались бурные столкновения между коммунистами и сторонниками демократических партий, которые понимали, что если им не удастся восстановить правосудие, то демократия просто не выживет. Однако для внешнего мира присутствие в правительстве Бенеша и Масарика создавало иллюзию демократии и соблюдения основ-ных гражданских прав. И только в начале 1948 года с этой иллюзией было покончено. Обозревая историю стран Центральной и Восточной Европы, можно заметить, что не все, происходившее в этих странах, контролировалось Москвой. Одна из главных головных болей коммунистических лидеров 339 восточной Европы состояла в том, что им было трудно понять: чего же именно хочет Сталин? На более низком уровне советское влияние иногда приводило к конфликтам и конфузам. Например, в 1947 году Г отвальд полагал, что Сталин не будет препятствовать участию Чехословакии в программе Маршалла, однако вскоре обнаружил свою ошибку. Стоило Сталину четко высказать свою позицию, как все восточноевропейские коммунисты тут же вытягивались в струнку. Наличие представительных институтов власти было фасадом, обращенным в сторону Запада, более того, Советский Союз в основном даже вывел свои войска с территорий оккупированных стран. Позиции коммунистов были особенно прочны в Чехословакии, Румынии, Венгрии, Болгарии, Польше и оккупированной части Г ермании. Во всех этих странах коммунисты доминировали в правительствах, образованных из представителей Народных фронтов. Политическая деятельность других партий находилась под контролем, а так называемые «фашистские» партии были запрещены. Крупное землевладение было ликвидировано, и на какое-то время крестьянам удалось воспользоваться выгодами раздела по-местий, благодаря чему они поддержали коммунистов. Крупные промышленные предприятия были национализированы сразу, национализация мелких проходила постепенно. Экономическая база богатых классов была разрушена, а в Польше еще во время войны немцы попросту уничтожили многих представителей образованных классов. И повсюду коммунисты создали свои комитеты, готовясь к установлению тотального контроля. Коммунизм знал только один путь — к абсолютной власти — и ее захват произошел тогда, когда Кремль решил, что для этого настало подходящее время. Каждая страна имела свои особенности. В Польше и Венгрии большим влиянием пользовалась католическая церковь, вокруг которой группировалась оппозиция. Различным было и социально-экономическое положение. Например, не считая Советского Союза, Польша сильнее всего пострадала от войны. В разных странах оппозиция пользовалась различным влиянием и в зависимости от этого варьировалась тактика коммунистических лидеров. В Чехословакии коммунисты были достаточно сильны для того, чтобы установить свой контроль полузаконными средствами. В Югославии коммунисты с самого начала полностью контролировали ситуацию. Но у всех стран, входивших в сферу советского влияния, имелось и нечто общее — послевоенные политико-экономические перемены, которые и привели к окончательному установлению коммунистических режимов. Однако коммунистическое господство, установившееся после 1948 года, не означало прекращения политической борьбы. Теперь это была борьба внутри коммунистических партий, между теми группировками, которые чутко ловили малейшие указания Москвы, и теми, которые были названы «врагами Советского Союза». В последние годы сталинского правления первые с помощью «чисток» избавились от своих внутрипартийных оппонентов. Гидра революции начала поедать соб-ственных детей. Москва установила жесткое господство над беспокойным регионом.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 31 СОВЕТСКИЙ СОЮЗ: ЦЕНА ПОБЕДЫ И РАСШИРЕНИЕ ИМПЕРИИ:

  1. Победа Ельцина и ее цена
  2. 4. Цена и источники Победы
  3. ГЛАВА 4 СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  4. 8.3. Цена и уроки победы над фашизмом.
  5. Лекция 19. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД
  6. Советский Союз.
  7. 10. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ И РОССИЯ В КОНЦЕ ХХ в. (1985–2000 гг.)
  8. Раздел б СОВЕТСКИЙ СОЮЗ: ДЕМОНТАЖ СТРАНЫ И НАРОДА
  9. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ПРИНИМАЕТ ВЫЗОВ
  10. Лекция 18. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
  11. Тема 24. СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (1941–1945 гг.)
  12. ФРАНЦИЯ ПОСЛЕ НАПАДЕНИЯ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
  13. 2. ПОБЕДА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ПРИДНЕПРОВЬЕ И НА ЛЕВОБЕРЕЖЬЕ