<<
>>

ГЛАВА 79 США: ОТ БОЛЬШИХ НАДЕЖД К ГЛУБОКИМ РАЗОЧАРОВАНИЯМ

Шестидесятые и семидесятые годы нынешнего столетия — знаменательный и решающий период американской истории. Годы быстрого роста благосостояния американцев, но и годы войны во Вьетнаме, время разочарований и массового протеста.
Послевоенный экономический бум превзошел все ожидания. Год от года повышался жизненный уровень. Не это ли наглядная демонстрация преимуществ свободного рынка? Американцы — по крайней мере большинство из них — жили во все более богатом обществе, они оценивали преимущества кредитования и выдачи ссуд. Миллионы в поисках лучшей жизни переезжали из Техаса в солнечный пояс Калифорнии. Флорида стала райским уголком для лиц пожилого возраста, но одновременно с этим, по данным на 1962 год, каждый четвертый американец (более 42 млн) жил в страшной нужде. Нищета охватила половину американцев африканского происхождения, одиноких стариков, детей, обездоленных без образования, профессии иЛи квалификации. Потоки эмигрантов из Мексики устремлялись в Калифорнию и Техас в поисках низкооплачиваемой работы, на которую не соглашались американцы. Бедняки из Пуэрто-Рико и других латиноамериканских стран, мечтающие о счастливой доле в далекой свободной Америке, кончали свои дни в ночлежках для бездомных в крайней нищете на фоне процветающих городов-мегаполисов. Порой они присоединялись к коренным жителям Америки, индейцам, покидавшим резервации. Словом, нужда была беспросветная. Президент Л. Джонсон в своем первом обращении к нации (1964) объявил «безоговорочную войну против бедности». Федеральное правительство ассигновало миллиарды долларов на повышение благосостояния народа и амбициозные программы по «борьбе с нищетой». И программа Джонсона по созданию «Великого общества» сработала. К 1973 году количество бедняков уменьшилось почти в два раза и составило 11%. Консерватор Никсон, хотя и столкнулся в первые годы президентства (1969) с растущим дефицитом федерального бюджета, все же не экономил на ассигнованиях на повышение благосостояния американцев. Предпринятые его администрацией меры по борьбе с бедностью включали и многие социальные льготы, и увеличение расходов на образование. Продолжалось также субсидирование жилищных программ — предоставление субсидий на покрытие оплаты жилья семьям с низким достатком. Тем не менее США были обществом глубоких контрастов. Повышение благосостояния в 60-е годы, волна забастовок, студенческие волнения, массовые протесты, акции неповиновения в связи с войной во Вьетнаме, возмущение простых американцев ростом преступности и вседозволенностью — такова была общественная атмосфера в конце шестидесятых. И американцы поддержали Никсона, так как видели в нем президента, способного защитить традиционные американские ценности. После поражения в 1960 году на президентских выборах, тогда победу одержал Дж. Кеннеди, он через два года испробовал свои силы на выборах губернатора Калифорнии, и с треском провалился. Казалось, политическая карьера Никсона кончилась. Выступая на пресс-конференции, он был уверен, что это его последняя пресс-конференция, — Никсон крикнул репортеру, который, как ему казалось, был несправедлив к нему: «Все. Больше вы Никсона не увидите. Он больше не будет мозолить вам глаза!..» Через несколько дней телекомпания «Эй-би-си» выпустила специальный репортаж «Политический некролог Ричарда Никсона».
Никсон покинул Калифорнию, перебравшись в Нью-Йорк, где занялся юридической практикой. В 1964 году он принял деятельное участие в избирательной кампании Барри Голдуотера, 761 принадлежащего к правому крылу республиканской партии. В 1966-67 годах Никсон превращается в наиболее популярную и влиятельную фигуру в Республиканской партии, выступая в роли «лояльного республиканца», способного объединить все фракции расколотой партии. И в 1968 году съезд партии выдвинул его кандидатуру на пост президента от Республиканской партии. Тяжелая черновая работа, упорство и готовность бороться до победного конца, а не удача и счастливая звезда привели Никсона в Белый дом. Сам он в шутку называл себя «ломовой лошадью, терпеливо тянущей воз». Он понимал, что у него, как у президента, — много тайных беспринципных врагов, да и госаппарат будет чинить ему всяческие препоны. Одержимый желанием победить их, Никсон действовал хитро и жестоко. Он был очень одинок и мог положиться лишь на небольшую группу единомышленников, от которой требовал безоговорочной преданности. По мнению Никсона, безопасность ему будет обеспечена лишь в том случае, если он сумеет полностью подчинить себе и контролировать тех, кто стремится дискредитировать его и проводимую им политику. Но, увы, кончилось все «Уотергейтом», и Никсон был вынужден уйти в отставку из-за угрозы импичмента. Однако следует отметить, что политика Никсона в первый срок его президентства обеспечила ему поддержку большинства американцев на президентских выборах 1972 года. Большой успех, если сравнить с выборами 1968 года, когда Никсон одержал «пиррову победу» с перевесом всего в 1% голосов. Никсон был одержим идеей создать новую внешнеполитическую доктрину, которая помогла бы Америке вести гибкую политику и избежать неблагоприятные последствия «холодной войны». Госсекретарем Никсон назначил Уильяма Роджерса, который при Эйзенхауэре занимал пост министра юстиции. Но для выработки нового внешнеполитического курса он прибег к помощи профессора Г арвардского университета Г енри Киссинджера, который стал помощником президента по национальной безопасности. Осенью 1973 года Роджерс ушел в отставку и Киссинджер занял пост госсекретаря. Это был блестящий специалист, аналитик, теоретик «политического реализма», знаток современных международных проблем. Одной из актуальных задач, которую предстояло решить никсоновской администрации, был выход США из затянувшейся вьетнамской войны. Вьетнам расколол американскую нацию. В предвыборной кампании Никсон обещал закончить войну во Вьетнаме, заявив, что у него есть план прекращения военных действий. А план его заключался в следующем: вернуться к отправной точке войны, к тому моменту, когда американские войска были посланы во Вьетнам. Хорошо вооруженная южновьетнамская армия при поддержке американской авиации сумеет самостоятельно вести военные действия и в итоге разгромит северных вьетнамцев. Киссинджер также, как и Никсон, был жестко настроен на продолжение борьбы: война не должна закончиться унизительным поражением. Позиция США на парижских мирных переговорах — начало им было положено еще Л. Джонсоном в мае 1968 года — заключалась в следующем: все иностранные войска должны покинуть Южный Вьетнам, которому предстоит самому решить свою судьбу путем свободных демократических выборов. Подобное условие было неприемлемо для Северного Вьетнама, который считал, что выиграет та сторона, которая организует выборы. Северовьетнамская сторона требовала создания коалиционного правительства, в состав которого входили бы и коммунисты Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, которые после огромных потерь во время наступательной операции в праздник Тет, полностью зависели от северовьетнамцев. Никсон выдвинул план «вьетнамизации» войны, постепенного вывода американских войск. Американские потери во Вьетнаме стремительно нарастали. Из 55 тысяч военнослужащих США, погибших в ходе вьет-намской авантюры, 10 тысяч сложили свои головы в 1969 году, солдаты были деморализованы, многие пристрастились к наркотикам. В 1968 году численность американских войск во Вьетнаме достигла рекордной цифры — 536 100, в 1969 году начался частичный вывод американского контингента — число американских солдат сократилось до 475 200 человек. К 1971 году численность войск США во Вьетнаме была доведена до 157 800 человек, а после подписания в январе 1973 года соглашения о перемирии лишь 23 500 солдат были расквартированы во Вьетнаме. Однако с сокращением численности войск американцы продолжали вести воздушную войну: наносили бомбовые удары по Камбодже, важным стратегическим объектам Северного Вьетнама, Тропе Хо Ши Мина. В апреле 1970 году по приказу Никсона американские и южновьетнамские войска вступили в Камбоджу. Никсон пренебрег общественным мнением: люди хотели покончить с затянувшейся войной, но ни в коей мере не втягиваться в новый конфликт. Вопреки ожиданиям администрации не удалось сломить сопротивление северовьетнамских патриотов (ДРВ) и бойцов Национального фронта освобождения Южного Вьетнама. И Никсон пошел на эскалацию войны: продолжались массированные бомбардировки Северного Вьетнама. Одновременно Киссинджер с февраля 1970 года вел тайные переговоры со специальным посланником правительства ДРВ Ле Дык Тхо. Американцы были готовы пойти 762 на уступки представителям ДРВ, согласившись в обмен на вывод северовьетнамских сил с юга Вьетнама, до минимума сократить военное присутствие США на территории Вьетнама. Подобный план не устраивал сайгонс-кий режим под предводительством генерала Нгуен Ван Тхиеу. Политика «вьетнаминизации» войны все больше и больше демонстрировала свою несостоятельность. Эвакуация американских сухопутных сил и перекладывание ответственности за продолжавшиеся боевые операции на плечи южновьетнамского режима, ставили сай-гонскую администрацию в полную зависимость от продолжения американской помощи. Складывались реальные предпосылки для завершения парижских переговоров о заключении мира. Именно тогда представители ДРВ потребовали, чтобы были пересмотрены некоторые положения о мирном урегулировании. В ответ Никсон отдал приказ о новой серии бомбовых ударов по территории Северного Вьетнама. В декабре 1972 года США начали «рождественские» бомбардировки Ханоя. ДРВ и Временное революционное правительство Республики Южный Вьетнам пошли на мирное урегулирование. 27 января 1973 года было подписано соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме; марионеточный режим Южного Вьетнама вынужден был присоединиться к соглашению, так как полностью зависел от американской помощи. Заключительная стадия (1970-1973) затянувшейся, крайне непопулярной среди американцев войны сопровождалась массовыми антивоенными протестами. Никсон стремился перевести конфликт в иную плоскость: столкнуть лбами «консерваторов» и «либералов». В мае 1970 года Национальная гвардия расправилась с участниками антивоенного выступления: стреляла в безоружных студентов в Университете Кента; четверо человек убито, несколько ранено. Это вызвало новый всплеск массовых движений протеста против вьетнамской агрессии. Марши протеста охватили все университетские городки. Несмотря на то, что к ноябрю 1972 года война во Вьетнаме не была окончена, Никсон вновь выдвинул свою кандидатуру для участия в президентской кампании. С большим отрывом он выиграл президентские выборы, набрав 60 % голосов избирателей. Так что же изменилось? Что повлияло на общественное мнение? Следует отметить, что Никсон был довольно непопулярным политиком; застенчив, неприветлив, неречист — люди ему не доверяли. «А ты согласился бы купить у него подержанную машину?» — говаривали в народе. Но что касается внутренней политики — тут ему не было равных: он проводил умеренную и взвешенную политику. Центральным моментом политического курса Никсона и Киссинджера (как истинных консерваторов) была ставка на восстановление «законности и порядка» и оздоровление американской экономики в интересах «среднего американца». Логика консервативного мышления приводила Никсона и Киссинджера к выводам о том, что причины разочарования и цинизма жителей США коренятся в недовольстве «средних американцев» в воз-можностях либерального реформаторства в стиле «великого общества». Молодые солдаты возвращались из Вьетнама; военное присутствие США за рубежом сокращалось. Блестящее ведение Киссинджером иностранных дел (хотя в то время он еще не был госсекретарем), явные признаки ослабления напряженности в отношениях с Советским Союзом, подписание договора о нераспространении ядерного оружия, переговоры с Россией об ог-раничении вооружений — все эти факторы способствовали росту популярности и доверия к действующей администрации, возглавляемой Никсоном и Киссинджером. Но самое поразительное было то, что Никсон пошел на сближение с Китаем, установление дружеских отношений с Мао Дзэдуном. Секретная дипломатия дала свои результаты: в апреле 1971 года американская команда по настольному теннису получила приглашение посетить Китай. Затем последовала тайная поездка Киссинджера в Пекин, цель которой состояла в подготовке показательного визита Никсона в Китай в феврале 1971 года. Переориентация американской политики усилила дипломатию США. В мае 1972 года Никсон прибыл в Москву для подписания соглашения об ограничении вооружений. Позитивные изменения в советско-американских отношениях способствовали оздоровлению политической атмосферы, разрядке международной напряженности. Именно образ миротворца, государственного деятеля, восстанавливающего престиж США после провальной политики во Вьетнаме и помогли Никсону в переизбрании на второй президентский срок. Однако победа его стала возможной также и из-за раскола в стане оппозиции. Кандидату от демократов сенатору Джорджу Макговерну, явно не удалось успешно организовать свою предвыборную кампанию. Это было по силам Эдварду Кеннеди, последнему оставшемуся в живых из братьев Кеннеди. Но его честолюбивые замыслы исчезли тремя годами раньше, когда в результате несчастного случая машина, которую он вел, упала с моста в реку неподалеку от Чаппаквидика (погибла его подруга). С тех пор поведение сенатора отличалось крайней неуравновешенностью, перепадами настроения, что хорошим подспорьем в борьбе за президентское кресло никак не назовешь. В течение неполных двух лет Никсон прошел путь от триумфа до позорного поражения — и дело здесь вовсе не в пресловутом «Уотергейте». Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме 763 (январь 1973 год), а также то, что США присоединились к международной декларации в поддержку данного соглашения (принята 12 странами в присутствии Генерального секретаря ООН), несмотря на благие заверения всех сторон, было обречено на провал. Главное условие данного соглашения не было выполнено: мир не был достигнут. Противоборствующие стороны, коммунисты и сайговновская администрация, держали под контролем собственные территории в Южном Вьетнаме. Перевес был на стороне ДРВ, которая не желала отвести свои войска за 17 параллель. До решения вьетнамского вопроса было, ох, как далеко! Сайгонская администрация чувствовала себя обманутой и брошенной — американские войска покидали территорию Вьетнама, последние солдаты были эвакуированы в марте 1973 года. Однако это не совсем так. Американцы оставили сайгонскому режиму военные базы и огромное количество вооружений — к тому времени Южный Вьетнам занимал четвертое место в мире по численности ВВС. Теперъ исход войны зависел от правительства Южного Вьетнама. Однако ни одна из противоборствующих сторон: ни Временное революционное правительство Южного Вьетнама, ни ДРВ, ни сайгонская администрация и не собиралась соблюдать перемирие. Следует отметить, что в те годы коммунистам не оказывали помощь ни Советы, ни Китай. Если бы коммунисты нарушили соглашение, — в итоге они его и нарушили, — Никсон приказал бы возобновить бомбардировки с воздуха, но навряд ли это остановило бы их. К осени 1973 года, когда война во Вьетнаме разгорелась с новой силой, Никсону было не до того: он был слишком измотан «Уотергейтом». Война во Вьетнаме продолжалась до апреля 1975 года, когда коммунисты захватили Сайгон. И как горько было наблюдать за трагической развязкой затянувшейся войны. Южные вьетнамцы, недавние союзники американцев, мужчины и женщины, столпились на крыше американского посольства, тщетно пытаясь эвакуироваться в США вместе с персоналом посольства. Таков унизительный финал попытки США спасти Южный Вьетнам от коммунистического режима. Тысячи погибших на этой чужой войне, вернувшиеся ветераны... но что ждало их на Родине? Благодарность потомков? Нет, американцы хотели забыть эту войну. Преемник Никсона Джеральд Форд дал точную характеристику царившим в то время настроениям: «Сегодня американцы могут снова гордиться своей страной, как это было до Вьетнама». Он верно заметил, что хотя трагические события «и не предвещали конца света, но и могущества США не укрепляли». Но после драки кулаками не машут. Если бы можно было повернуть время вспять и что-либо изменить: не дать Джонсону втянуть США в эту войну! В период второго срока президентства Никсону приходилось бороться с инфляцией и углубляющимся финансовым кризисом. Первыми мерами, которые принял Никсон, вступив в должность (имеется в виду первый президентский срок), было урезание социальных программ, доставшихся ему в наследие от «великого общества» Л. Джонсона. Доллар девальвировался, и на некоторое время администрация установила контроль за зарплатой и ценами. Период 1973-74 годов ознаменовался для всей западной экономики кризисной ситуацией — арабы подняли цены на нефть. В США рост безработицы и инфляции сопровождался палением производства Подобная картина наблюдалась и в остальных западных странах. В соответствии с теорией Кейнса, инфляция должна привести к росту производства и падению уровня безработицы. В то время экономика развивалась скачкообразно. Именно тогда появился новый финансо-во-экономический термин, характеризовавший сложившуюся на Западе ситуацию, «стагфляция» — стагнация плюс инфляция. Однако политический скандал «Уотергейт» вскоре затмил все остальные события. Вся мировая общественность — имеются в виду страны-союзники США — была поражена деятельностью средств массовой информации США, тем, как пресса и СМИ освещают скандал, пытаясь выгородить и обелить президента, который отнюдь не являлся лучшим из лучших президентов США в двадцатом столетии. Восхвалялись его успехи в защите американских интересов в стране и за рубежом, его политическая дальновидность и многое-многое другое. Надо отдать должное Никсону — внутренняя политика отличалась умеренностью и взвешенностью. Американские государственные деятели не отличаются особой щепе-тильностью, президенты в особенности. И разве удивительно, что зачастую они применяют грязные приемы — Никсон не исключение. Тайное прослушивание телефонных разговоров, взяточничество, растраты фондов — все это довольно часто практикуется многими политическими деятелями США. Пресса не является поборником справедливости, и не всегда порочащие сведения о государственных деятелях и президентах становятся достоянием гласности. О любовных похождениях Дж. Ф. Кеннеди умолчали, за Мартином Лютером Кингом велось тайное наблюдение. ЦРУ и ФБР без санкций не подключались к расследованию громких дел. Никсон понимал, что у него много врагов, и некоторые использовали все возможности, чтобы свалить его. Но не было ли в этом и его доли вины? Аппарат Белого дома постепенно превращался в тайную службу: плелись интриги, разрабатывались планы, как укрепить авторитет президента и обезопаситься от противников. Сам Никсон не являлся 764 сторонним наблюдателем, а во всем этом участвовал. Да и о каких секретах может идти речь, если все записывалось и прослушивалось. «Уотергейтское» дело на самом деле началось за год до знаменитого взлома. Никсон стремился устранить конкурентов из Демократической партии, выбить из их рук основные козыри: неудачная вьетнамская кампания и провальная экономическая и социальная политика в стране. Необходимо было остановить утечку секретной информации в прессу. При Белом доме была образована специальная секретная служба, которая вела тайные операции против демократов. Членов этой службы условно назвали взломщиками. Именно они проникли в штаб-квартиру Демократической партии в административно-жилом комплексе «Уотергейт» в Вашингтоне в июне 1972 года. Цель — выкрасть информацию, которая помогла бы Никсону скомпрометировать своих конкурентов-демократов на приближающихся президентских выборах. Взломщики были задержаны полицией. Никсон не знал об этой акции и не давал на это своей санкции, но в деле были замешаны ближайшие помощники президента. Белому дому удалось замять скандал до президентских выборов (ноябрь 1972 года), которые Никсон выиграл с большим преимуществом. Но «Уотергейтский» скандал был потушен и тлел лишь до начала 1973 года, когда начался многомесячный судебный процесс, вскрывший факты противозаконной деятельности Белого дома. Были опрошены десятки свидетелей; ряд бли-жайших помощников президента, замешанных в «Уотергейтском» скандале, были приговорены к тюремному заключению. Казалось, ничего страшного не произошло: не в первый раз высокопоставленным чиновникам предъявлялись обвинения в нечистоплотных деяниях. Так почему же на сей раз они напрямую коснулись президента? Следствие, судебное разбирательство тянулось долго. Президент оправдывался, защищался, но как-то вяло, хотя и клялся в полной своей непричастности к «Уотергейту». И именно в самый неподходящий момент вице-президент США Спиро Агню был вынужден уйти в отставку из-за налоговых махинаций. Администрации Белого дома был нанесен еще один удар. Когда Верховный Суд заставил Никсона предъявить пленки, которые имелись в распоряжении Белого дома, стало ясно, что рано или поздно следует дистанцироваться от «Уотергейта» и постараться замять скандал. Однако попытка Никсона ослабить негативные последствия «Уотергейта» окончилась полным провалом. Либералы расценили тайные операции Никсона и его сторонников как «подрыв конституционного управления, нанесения ущерба делу законности и правосудия и очевидный вред народу Соединенных Штатов». Из-за угрозы импичмента Никсон был вынужден уйти в отставку — это была первая за всю историю США добровольная отставка президента. 9 августа 1974 года Ричард Никсон попрощался со своими ближайшими помощниками и покинул Белый дом — на лужайке его поджидал вертолет. За рубежом, где Никсон пользовался большим авторитетом, оценка происходящего была более чем снисходительна: ошибка президента в том, что его поймали с поличным. После отставки Никсона с почестями принимали в Китае и многих других странах; он был признанным посредником во всех меж-дународных конфликтах; к его мнению прислушивались все последующие президенты США. «Уотергейт» послужил хорошим уроком для будущей плеяды политиков: четвертая власть, СМИ, обладающая неограниченными правами и относительной свободой в проведении собственных расследований, разжигании страстей и взрывных скандалов, может стать своеобразной миной замедленного действия. К присяге был приведен вице-президент Джеральд Форд, который исполнял обязанности главы Белого дома до окончания президентского срока Р. Никсона. Деятельность на посту главы государства Форд начал с крайне непопулярного шага: даровал «полное и абсолютное помилование» Ричарду Никсону, освободив его от дальнейшего судебного преследования. Форд был порядочным 765 человеком, честным политиком, но особых симпатий не вызывал, и производил впечатление человека, менее всего созданного для президентства. Кроме того, он был не блестящим оратором: говорил вяло, запинаясь. Его отношения с конгрессом тоже не отличались стабильностью. Экономическая ситуация в 1974-75 годах ухудшилась. Что же касается международной политики, то делались робкие попытки ослабить международную напряженностью. Правда, его успехи омрачались стреми-тельным наступлением коммунистов во Вьетнаме и Камбодже. Однако не следует строго судить Форда за все его промахи и неудачи— скорее всего, это было следствием той непростой ситуации, которая досталась ему «в наследство» от Ричарда Никсона. Блистательный политик Г енри Киссинджер, к тому времени ставший госсекретарем США, «устанавливал новые рекорды» челночной дипломатии. Вспомним ближневосточный кризис (1973-75) и неутомимого Киссинджера, сновавшего между Израилем и арабскими странами с головокружительной скоростью. Ему удалось потушить разгоревшийся вооруженный конфликт между Израилем и Египтом, добиться временного перемирия между враждующими сторонами. Киссинджер был общепризнанным авторитетом, к его мнению прислушивались все конфликтующие стороны. Посланник доброй воли, миротворец, хотя он был выходцем из семьи еврейских эмигрантов, приехавших в США в нача-ле тридцатых годов из нацистской Германии. Возможно, личность Джеральда Форда и его деятельность как президента еще недостаточно изучены, а посему недооценены. Его спокойные манеры, уравновешенное поведение вселяли уверенность, помогли укрепить институт президентства, поднять престиж власти в глазах разуверившихся граждан. Годы его правления приходятся на один из самых темных периодов американской истории: рост преступности и насилия в стране, период «Уотергейта», вьетнамской бойни, разочарований. Форд словно перекинул мостик в будущее. Средние аме-риканцы видели и познавали власть менее импульсивную, менее амбициозную — и они оценили спокойного уравновешенного Джеральда Форда. Он был такой же, как они, рядовые граждане США И кандидат в президенты от Демократической партии Джеймс Эрл Картер тоже ничем не отличался от миллионов своих сограждан. В ноябре 1976 года американцам пришлось выбирать между двумя претендентами на пост президента, и каждый из них был готов вести Соединенные Штаты и все человечество к сияющим вершинам свободы и счастья. Правда, еще за два года до выборов известность обоих не выходила за пределы собственного округа. Форд был выбит из седла отставкой Агню и Никсона. А Картер, бывший морской офицер, «арахисовый король» (после смерти отца он владел арахисовыми фермами), стал сначала губернатором Джорджии — кстати, на этом посту он преуспевал, — а потом и президентом США С небольшим перевесом Картер одержал победу над Фордом — так закончились восемь лет правления Республиканской партии. Однако с того времени, как последний президент из демократов Л. Джонсон объявил «безоговорочную войну бедности» и замахнулся на создание «великого общества», много воды утекло. Изменились и экономические реалии, времена были тяжелые, и Картеру предстояло немало потрудиться, чтобы улучшить сложившуюся ситуацию. Картер был первым (со времен Г ражданской войны) президентом, выходцем с Юга. Кроме того, он не был ставленником Вашингтона — в какой-то мере этим и объясняется его победа на выборах. У американских избирателей доверие к правительству падало, и рядовые граждане, кажется, устали от старой никсоновской команды. Форд был умница, а уж его честность и порядочность вне всяких похвал, но то, что он «даровал полное и абсолютное помилование» Никсону, американцы в большинстве своем не одобрили. Это нанесло сильнейший удар по репутации Форда, хотя... если разобраться с точки зрения национальных интересов подобная мера была самой правильной и действенной. Поступить так мог только мужественный человек, ведь фактически он бросил вызов общественному мнению. Но Джеральду Форду не хватало харизмы, да и оратором он был никудышным. Картер тоже не смотрелся «по-президентски» и не обладал внушительной внешностью, но его теплая улыбка, дружелюбная манера поведения помогали ему в общении с людьми — у него было много друзей. Открытый, прямой, он сторонился политической «возни», не был замешан и в громких скандалах. Но даже несмотря на это, перевес Картера на выборах был ничтожно мал: его поддержали южные и северо-восточные штаты, — именно это и дало ему перевес — но западные отдали предпочтение Форду. А Картеру так нужна была общенациональная поддержка. Новый президент намеревался навсегда порвать с прошлым, с неоправдавшей себя никсоновской концепцией «государственно-монополистического регулирования». Картер стремился стать истинно народным президентом, выразителем нужд и чаяний всех американцев, защитником глобальных общенациональных интересов А для этого необходима сильная президентская власть: «не слабое президентство, а сильное руководство». Решения, по мнению Картера, должны быть вне политики, и при принятии их нужно руководствоваться категориями целесообразности и эффективности. Картер не принадлежал 766 к кругу традиционной партийной элиты, оставаясь аутсайдером в Демократической партии. Не находил он и общего языка с сенаторами и конгрессменами, которые выражали свои узкопартийные интересы с опо-рой на финансовое лобби, ни на минуту не забывая об отчетности перед избирателями и перспективе переизбрания. И хотя Картер имел поддержку большинства в обеих палатах Конгресса, это отнюдь не означало, что конгрессмены готовы были позволить ему сделать все, что он задумал. Картер избегал каких бы то ни было политических ярлыков: иногда он был либералом, а порой более уютно чувствовал себя с консерваторами. Картер понимал, что после стольких потрясений и непрерывных экспериментов необходимо консолидировать нацию, восстановить пошатнувшееся доверие к власти, проводить эффективную политику, сократить дорогостоящие социальные программы и ослабить государственное вмешательство в промышленность и бизнес. Следует отметить, что американские политики не проводят строгого раздела между крайне правыми и крайне левыми. Ультраконсерваторы и ультралибералы выступали за либерализацию социальной политики — сдвиг вправо стал общей линией правящих кругов независимо от того, какая партия находилась у власти. Экономическое управление при Картере было направлено на достаточно рациональное использование средств от налоговых поступлений. Эффективная финансовая политика, по мнению президента, предполагает сбалансирование бюджета, то есть денег надо тратить ровно столько, сколько их имеется в наличии. Картер рассчитывал сократить непомерные военные расходы. Но президент не был глух и к насущным проблемам, социальным бедствиям в особенности, например, небывалому росту безработицы. В целях стимулирования экономики он взял на вооружение кейнсианское учение и внес в конгресс биль о постепенном сокращении подоходного налога и принятии мер по обеспечению полной занятости — стимулировать частные инвестиции и тем самым создавать новые рабочие места. Конгресс внес некоторые поправки, но в целом принял законопроект. Впоследствии Картер пошел на значительные сокращения дорогостоящих социальных программ, дабы избежать чреватого новым витком инфляции роста бюджетного дефицита. 70-е годы — после резкого взлета цен на нефть в 1973-74 годах — были переломным этапом для всех западных стран: экономический кризис охватил весь мир, в том числе и страны третьего мира. Когда мы говорим об удачливости отдельных государственных деятелей, следует иметь в виду, что их политика в немалой степени зависит от состояния мировой экономики, цикличности ее развития. А подобные объективные факторы вне сферы деятельности президентов, но именно они несут ответственность за рост безработицы и падение жизненного уровня населения. В 1978 году Картер перешел к старым испытанным методам государственного регулирования: ограничил повышение зарплаты госслужащим и предложил ввести добровольный и малоэффективный контроль за ценами и доходами. Было применено классическое средство по понижению инфляции — повышение процентной ставки. После забастовки угольщиков был введен антипрофсоюзный закон Тафта-Хартли. Также были приняты важные законопроекты по защите окружающей среды на Аляске и приняты меры по ограничению безудержной эксплуатации природных ресурсов. Картеру не удалось претворить в жизнь все задуманные планы, как не удалось выполнить и свои предвыборные обещания. Если бы Картер проявлял большую изворотливость и вел более гибкую политику в отношениях с Конгрессом, ему удалось бы добиться лучших результатов — а так конгрессмены блокировали все его благие начинания. К сожалению, представители администрации Белого дома и сторонники президента из штата Джорджия не обладали достаточным опытом по работе с Конгрессом; они лишь искренне недоумевали, почему так затянута процедура принятия законопроектов. Несмотря на то, что администрация обладала важнейшими рычагами управления, представители Белого дома в силу своей неопытности считали, что без согласия Конгресса не могут быть приняты многие решения. Меры по преодолению энергетического кризиса 1973-74 годов были направлены на значительное сокращение неэкономного использования энергии. Но этот план вызвал резкое недовольство со стороны многих монополистических групп. Для рядового американца понятие «свобода» ассоциируется с машиной и дешевым бензином. И все же через год, в октябре 1978, «многострадальный» и противоречивый «Закон о национальной энергии»-закон о постепенном прекращении регулирования цен на природный газ — был принят. Что касается внешней политики, но тут Картер намеревался внести свою лепту в оздоровление международного климата. Картер и его окружение признавали бессмысленность бесконечной гонки вооружения, в то же время президент выступал за соблюдение прав человека, «духа нашей внешней политики», как говорил Картер. Он также обещал уделять первостепенное внимание проблеме Восток-Запад и отношениям с развива-ющимися странами, оказывать им гуманитарную и экономическую помощь. В июне 1979 года был подписан Договор ОСВ-2, договор между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений. 767 Фактически Договор подтверждал наличие сложившегося между двумя супердержавами примерного равновесия военно-стратегических сил и паритета межконтинентальных баллистических ракет. Договор ОСВ-2 представлял собой взаимоприемлемый баланс интересов обеих сторон, основанный на принципах равенства и одинаковой безопасности. Хотя Договор и подвергался резкой критике, следует признать, что каждая из сторон даже после сокращения обладала бы таким количеством ядерных боеголовок и ракет, что их вполне хватило бы на то, чтобы ввергнуть все человечество в пучину ядерной погибели. Однако вопрос об опасности взаимного уничтожения так и не затрагивался — предполагалось, что несколько американских ракет способны отразить первый удар. Был выдвинут ряд бредовых предложений и требований, направленных на срыв всего последующего процесса ОСВ, — в итоге ни одно из них не было принято, как не был ратифицирован и сам Договор. В самой администрации разгорелся нешуточный конфликт между помощником президента по на-циональной безопасности экспансионистом Збигневым Бжезинским и госсекретарем Сайрусом Вэнсом, проявлявшим большую лояльность, с одной стороны, и госдепартаментом США, который поддерживали военные ведомства, с другой. В Латинской Америке непрекращающаяся борьба с коммунизмом торпедировала проведение разумной политики в регионе. Однако Договор о Панамском канале (1977), позволивший превратить канал в суверенную зону, был несомненным успехом внешнего курса администрации Картера. Но революция в Никарагуа застала вашингтонское руководство врасплох. Советская интервенция в Афганистан обострила советского-американские отношения, и политика «холодной войны» набирала новые обороты. Особую обеспокоенность у администрации Картера вызвал тот факт, что пламя войны могло перекинуться и на Персидский залив с его бесценной нефтью. Советскому Союзу было сделано соответствующее предупреждение. Картер заявил, что «попытка любого иностранного государства взять под контроль район Персидского залива будет расценена как угроза жизненным интересам США». Подобное вмешательство будет отражено всеми возможными мерами, вплоть до применения военной силы. Что еще более обостряло весьма шаткое равновесие, так это кризис в Иране. Политика США на Ближнем Востоке может быть расценена двояко: с одной стороны, она заслуживает наивысшей похвалы, с другой — достойна осуждения. Картеру удалось добиться невозможного: заложить прочный фундамент мира между Израилем и Египтом. (Картер сам принимал участие в выработке Кэмп-Дэвидских соглашений.) В Иране Картер продолжал традиционную линию американской политики по безоговорочной поддержке шаха, несмотря на явные злоупотребления в области прав человека со стороны последнего. До начала 1979 года, шах, верный союзник США, защитник американских интересов в Персидском заливе, казалось, был в полной безопасности — его поддерживала ультрасовременная армия. Плохую услугу оказали администрации Картера донесения разведки и информация дипломатов. И толь ко осенью 1978 года стало ясно, что шансы шаха удержаться у власти минимальны. А январе 1979 года он бежал из страны. Мусульманские фанатики, которые захватили власть в Иране — это произошло в феврале 1979 году, — объявили США «великим сатаной», а умеренные 768 силы оказались не в состоянии воздействовать на ход событий. И когда в октябре 1979 года американские власти, верные своим обязательствам оказывать всяческую помощь законным правителям Ирана, предоставили убежище неизлечимо больному шаху, иранские радикалы не преминули усилить свои нападки на США. Они требовали, чтобы шах вернулся в Иран и предстал перед судом. Тогда же (в октябре 1979) экстремисты захватили посольство США и взяли в заложники шестьдесят три сотрудника посольства. Кризис с заложниками омрачил последний год пребывания Картера у власти. Президент выступал против применения силы, опасаясь, что это поставит жизнь заложников под угрозу. Амери-канская администрация ввела экономические санкции, заморозила иранские активы во всех американских банках, а в апреле 1980 года объявила о разрыве дипломатических отношений с Ираном. В то же время была пред-принята неудачная попытка освободить заложников посредством десанта, однако гангстерская вылазка на территорию Ирана провалилась: восемь десантников погибли. Глубокое унижение сыграло не последнюю ром в поражении Картера на президентских выборах в ноябре 1980 года, хотя позже администрация начала с экстремистами переговоры об освобождении заложников. Но американским заложникам было разрешено вылететь из Ирана лишь 20 января 1981 года после инаугурации будущего президента Рональда Рейгана. Администрация Картера оставила своим преемникам галопирующую инфляцию и массу экономических проблем — Америка вступала во вторую фазу энергетического кризиса в связи с резким подъемом цен на нефть в 1979-80 году. Хотя энергетический кризис был быстро преодолен, все же он пришелся именно на годы президентства Картера. Конгресс показал свою полную несостоятельность, а посему в июле 1979 года президент обратился к нации: «Пусть этот кризис станет для всех нас испытанием, проверкой на прочность... способны ли мы объединиться как нация...» — весьма гиперболическое высказывание. В своей речи, известной как речь о «кри-зисе доверия», Картер подверг резкой критике Конгресс и нарисовал мрачную перспективу развития США в будущем. Источник всех проблем и бед Америки, — утверждал он — в «кризисе доверия». Рональд Рейган, в отличие от своего предшественника, был настроен довольно оптимистично, и обещал вписать немало славных страниц в историю Америки, которая выстоит несмотря ни на что. Он взывал к пат-риотическим настроениям и национализму своих сограждан, обещая построить «новую» Америку. В ноябрьских выборах 1980 года приняло рекордно низкое число избирателей — люди устали от многочисленных провалов картеровской администрации, но те, кто пришли на выборы, в большинстве своем проголосовали за Рейгана.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 79 США: ОТ БОЛЬШИХ НАДЕЖД К ГЛУБОКИМ РАЗОЧАРОВАНИЯМ:

  1. Надежды и разочарования
  2. ГЛАВА III О ЖЕЛАНИЯХ, СТРАСТЯХ, ЛЮБВИ, НЕНАВИСТИ, НАДЕЖДЕ, СТРАХЕ И БОЛИ У ЧЕЛОВЕКА, ОБЛАДАЮЩЕГО ТОЛЬКО ОБОНЯНИЕМ
  3. РАЗОЧАРОВАНИЯ
  4. Разочарование
  5. Новое разочарование
  6. § 3. Глубокое бурение водозаборных скважин
  7. УМ ЯРОК, РАССУДОК ЯСЕН, РАЗУМ ГЛУБОК.
  8. АКТИВНОСТЬ МОЗГА ВО ВРЕМЯ ГЛУБОКИХ РЕЛИГИОЗНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ
  9. А. Р. Маллер РОДИТЕЛЯМ О ДЕТЯХ С ГЛУБОКОЙ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ
  10. 3.2. ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЕСУРС ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ: ИСКУШЕНИЯ И РАЗОЧАРОВАНИЯ
  11. Глава XXXII. «Большой человек»635
  12. НЕСКОЛЬКО БОЛЕЕ ГЛУБОКИХ СООБРАЖЕНИИ ОТНОСИТЕЛЬНО РОДИТЕЛЬСКОЙ ВЛАСТИ
  13. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ НАЦИОНАЛЬНО-ЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ
  14. ТЕМА 7. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ
  15. Год несбывшихся надежд
  16. Глава третья ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА США С КНР
  17. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ
  18. Глава 3 О "Праве Ведущих Большую войну' и о подвернувшихся под руку
  19. «ГЕНЕРАЛ НАДЕЖДЫ» И ТЕХНОКРАТЫ. ЧИЛИ В 50-е гг. XX в.