<<
>>

ГЛАВА 71 ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА, ОХВАЧЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

В 1980 годы революция, гражданская война и антикоммунистический натиск Соединенных Штатов в западном полушарии привлекли внимание всего мира к Центральной Америке. 1990 год стал поворотным пунктом в этих кровавых центральноамериканских конфликтах.
Закончилась гражданская война в Никарагуа. В результате выборов марксистский сандинистс-кий режим отступил в сторону и мирно передал правление оппозиции. Всего в Центральной Америке семь государств: Коста Рика, Никарагуа, Гондурас, Сальвадор, Панама, Гватемала и Белиз. В 1989 году население всех этих стран вместе взятых составляло около 26 млн, хотя прирост населения в регионе был очень высоким, как и в целом по Латинской Америке. В самом деле, рост населения в начале 1990-х ставил под сомнение перспективы улучшения уровня жизни и, казалось, обрекал массы на лишения и нищету. В добавление ко всему, те богатства, которыми располагали эти страны, распределялись несправедливо. Неравенство прежде всего находило отражение в несправедливом распределении обрабатываемой земли. «Дикие» колебания мировых цен на такие экспортные продукты как кофе, бананы и хлопок, от которых продолжали зависеть эти страны, порождали тяжелые экономические кризисы, поскольку цена на товары обрабатывающей промышленности изменялись совсем не в унисон с ними. Следует также иметь в виду, что в 1970 годы цена на импортируемые нефтепродукты, достигла головокружительных высот, затем упала и снова поднялась в 1990 году. В 1970 годы была предпринята попытка создать более сбалансированную экономику, которая менее зависела бы от импортируемых товаров обрабатывающей промышленности, и базировалась бы на отраслях, которые могли бы устранить необходимость в импорте. Десятью годами позже эти попытки только приумножили экономические беды, от которых страдало большинство стран континента. Как и другие государства Латинской Америки, центральноамериканские страны оказались безнадежными должниками банкиров, обогащавшихся за счет потока «нефтедолларов» с Ближнего Востока. Результатом этого стало тяжкое бремя внешней задолженности, которое становилось все тяжелей по мере роста выплат по процентам. В итоге, кажущиеся временными трудности 70-х превратились в постоянный кризис. Политические и соци-альные реформы, включая перераспределение земли, были необходимыми предварительными условиями для оздоровления экономики и общества. Причины, коренящиеся в основе проблем Центральной Америки, требовали радикальных средств, как на региональном, так и на международном уровнях. Только всеобщими усилиями можно было стабилизировать обстановку в регионе — развитым странам следовало отказаться от протекционизма в отношении собственных рынков и платить большие за экспортную продукцию Центральной Америки. Международные банкиры поступили бы более дальновидно, если бы пересмотрели условия своих инвестиций, а латиноамериканские богачи в итоге только бы выиграли, вкладывая капиталы в свою национальную экономику, а не переводя деньги за границу. В 1961 году президент Кеннеди пробудил новые надежды и ожидания, выступив с инициативой «Союза ради прогресса». Была поставлена цель излечить Латинскую Америку от ее экономических и общественных недугов мирными средствами. Это был ответ свободного демократического мира на марксистский революционный вызов.
Но помощь, которая должна была разрешить тяжелейшие экономические проблемы, оказалась недостаточной; значительная часть предоставляемых средств ушла на финансирование служб безопасности, действовавших 684 против революционеров. Социальная революция и лозунг уравнительного распределения земли осуждались мощными властными элитами Латинской Америки, утверждавшими, что все вышеназванное только откроет дорогу коммунизму. Средние классы Латинской Америки также опасались радикальных реформ. Таким образом, у правящих группировок отсутствовала воля к политическим и социальным переменам. Однако ряди осуществления подобных перемен, и задумывался «Союз ради прогресса». Следовательно, никакого реального партнерства или союза не могло возникнуть между Соединенными Штатами и олигархиями Латинской Америки. Скорее это был брак по расчету. Со смертью Кеннеди и все возрастающей обеспокоенностью Джонсона вьетнамскими делами деятельность «Союза» фактически прекратилась. Ему не удалось создать более демократичных и социально ответственных режимов. «Союз ради прогресса» не сделал для Латинской Америки того, что план Маршалла сделал для Европы. Череда лишений и революций не была нарушена ни в 1960 годы, ни в 70-е, ни в 80-е; ответом на марксистскую революцию были военные репрессии. Однако в некоторых странах Центральной Америки был достигнут прогресс, особенно в Коста Рике и Гондурасе; но даже здесь он был слишком незначителен; в других же странах — Никарагуа, Сальвадоре и Гватемале — репрессии и убийства крестьян и оппозиционеров-горожан породили в ответ акты террора, вылившиеся в тридцатилетний цикл насилия и кровопролития. Несмотря на усилия Вашингтона, его добрые намерения содействовать развитию демократии и прекращению нарушений прав человека, имидж североамериканцев был сильно подпорчен, особенно во времена Рейгана (1981-89) тем, что приоритет отдавался службам безопасности и борьбе с распространением марксизма в странах Ка-рибского бассейна и в Южной и Центральной Америке. Народам пришлось заплатить ужасную цену— пройти через нищету и разрушения, которые принесли с собой годы революций, гражданских войн и конфликтов. Коста Рика — самая удачливая из стран Центральной Америки. Она не знала гражданских войн (за исключением короткого периода в 1948 году), а ее валовой национальный продукт в 1987 году составил 1610 долл. США на душу населения, что представляет собой максимальный доход на человека во всей Латинской Америке. Коста Рика также является единственной латиноамериканской страной, в которой существует нечто, что можно назвать установившейся демократической парламентской системой. Нельзя сказать, что здесь не нарушают права человека — и доклады «Эмнести Интернашнл» это подтверждают — но масштабы таких нарушений несравненно меньше, чем в каком бы то ни было ином лати-ноамериканском государстве. Однако Коста Рике не удалось избежать экономических кризисов, связанных как с задолженностью, так и с несбалансированным развитием, что особенно остро дало себя знать в период четырехкратного скачка цен на нефть в 1979-80 годы. Коста Рика стала в 1920 годы конституционным либеральным государством в результате свободных и честных выборов. Стремительное падение цен на кофе, от экспорта которого страна зависела, привело к разрушительным последствиям по всей Латинской Америке. Либеральные олигархические парламентские правительства в этом регионе уступили место «сильным личностям», каудильо, подавляя выступления трудящихся. Только в Коста Рике, с ее сильными конституционными традициями, действие «каудильизма» несколько смягчалось в 1930 и 40 годы регулярными президентскими выборами. Выдающийся политический лидер Хосе Фигерес возглавил в 1948-49 годах революционную хунту, которая укрепила парламентскую традицию. Женщинам было предоставлено право голоса, а сам Фигерес, проиграв на выборах, сошел со сцены. Возможно, самым большим и необычным успехом хунты, учитывая, что речь идет о латиноамериканской стране, была отмена армии. И все же, по западным стандартам, костариканский конституционализм имел неоспоримые недостатки. Любые организации трудящихся жестоко подавлялись, реформы скорее «жаловались» сверху, нежели исходили сни-зу как результат переговоров с организациями рабочих или крестьян. В 1953 году Фигерес был избран президентом. Он провел ряд реформ в сфере социального обеспечения, здравоохранения и образования. Как и в большинстве латиноамериканских стран, уровень жизни в Коста Рике в начале 1990-х годов оставался привязан к ценам на экспортируемую продукцию сельского хозяйства и ценам на импортируемые товары обрабатывающей промышленности. Несмотря на диверсификацию экономики, кофе и бананы по-прежнему оставались становым хребтом экспорта. Проблемы, возникшие в 1970 и 80 годы, привели к возникновению огромной внешней задолженности Коста Рики. Между тем, на международной арене Коста Рика, оказав помощь сандинистам в свержении диктатора Сомосы в соседней Никарагуа, оказалась втянута в борьбу между никарагуанским марксистским режимом и Соединенными Штатами. Коста Рика не испытывала никакого энтузиазма от того, что на ее территории вдоль границы расположили свои базы никарагуанские «кон-трас». Президент страны Оскар Ариас Санчес активно пытался предложить свое посредничество в установлении мира в регионе. Конец гражданской войны в Никарагуа 685 и поражение марксистского режима на выборах в 1990 году уменьшили напряжение. В том же году Ариас Санчес оставил пост президента и ушел в отставку. Г ондурас, несомненно, самое бедное из центральноамериканских государств, а высокая рождаемость в стране препятствует попыткам существенного подъема жизненного уровня. Доход на душу населения в 1987 году был всего лишь 810 долл. США. Гондурас — самый подходящий пример «банановой республики», которая практически полностью находится под контролем США. Американцам принадлежит большая часть сельскохозяйственного сектора и многое кроме этого. Правительство США хотело бы видеть продвижение этой страны по пути демократии и повышения благосостояния, особенно в годы существования основанного Кеннеди, «Союза ради прогресса», однако это было невозможно без проведения аграрной реформы, повышения зарплаты в сельскохозяйственном секторе и соглашения с рядом требований, выдвигаемых трудовыми организациями, что повредило бы интересам американских инвесторов. В официальном Вашингтоне существовал свой собственный набор приоритетов. Наипервейшим из них было желание сдер-жать рост левых сил. Хотя Соединенные Штаты желали способствовать развитию демократии и защищать права человека, авторитарные военные правители рассматривались как самые надежные союзники, к тому же спо-собные гарантировать безопасность для инвесторов. Политика, проводимая Вашингтоном, варьировалась, но соображения безопасности и идеологии всегда преобладали. В 1954 году успешная забастовка на предприятиях «Юнайтед фрут компани» открыла период неожиданных перемен в самой отсталой из центрально-американских республик. После периода политической неразберихи президентом стал Вильеда Моралес. Он попытался, как Арбенс в Г ватемале и Фигерес в Коста Рике, реформировать социальную структуру Г ондураса, осуществив преобразования сверху. Но когда земельные реформы стали представлять угрозу интересам «Юнайтед фрут компани»», Вашингтон встревожился. В 1963 году коварный и кровавый военный переворот сверг Моралеса. Хотя Гондурас в 1981 году вернулся к гражданскому прав-лению, реальная власть в стране осталась у армии, большая часть старших офицеров которой прошла обучение в США. В экономике продолжали господствовать иностранцы, а прогресс был блокирован расцветшей коррупцией. В конфликте с Никарагуа Гондурас был самым важным союзником Соединенных Штатов, разместившем на своей территории важнейшие базы «контрас». Но даже после окончания никарагунаского конфликта ситуация в стране оставалась нестабильной. Главная проблема Гватемалы заключается в том, что половина населения страны, 4 млн индейцев майя, не испытывает никаких чувств родства или близости к другой — белой, испаноговорящей половине. Валовой доход на душу населения в 1987 году составлял только 870 долл. США. Власть принадлежала армии и элите кофейных плантаторов. В течение века, с середины XIX по середину XX века, страной правили четыре каудильо. Луч надежды для бедного и неграмотного большинства мелькнул в 1944 году, после негромкой революции, осуществленной средним классом при поддержке части армии. Свободные выборы привели к власти Хуана Хосе Аревало (1945-50), а затем полковника Хакобо Арбенса Гусмана (1951-54). В стране начались преобразования, затронувшие и индейцев, в частности был запрещен принудительный труд, приступили к выработке трудового законодательства, и развернулась земельная реформа. Аревало приоткрыл дверь в правительство для левых, а Арбене ускорил процесс сближения с ними, страшно встревожив этим зем-левладельческую аристократию и Вашингтон, который пришел к выводу, что коммунизм в Г ватемале одерживает верх. Компании, принадлежавшие США, и земли «Юнайтед фрут компани» были национализированы; не исключались и дальнейшие национализации. Было объявлено о легализации Коммунистической партии. В 1954 году с помощью ЦРУ Арбене был свергнут. Время пошло вспять; старая олигархия и «Юнайтед фрут компани» вновь обрели былое влияние, а армия снова стала реально править в стране. Тысячи людей были убиты, а марксистское профсоюзное движение начисто сметено. Коррумпированные и неэффективные военные режимы вызвали отчаяние у американских советников, которые не желали видеть иной альтернативы, кроме коммунистов. В 1960 году они превратили Г ватемалу в базу для подготовки вторжения на Кубу. После еще одного переворота в 1963 году господство военных в стране стало безраздельным. Оно продолжалось до 1982 года. Партизанское движение безжалостно подавлялось: в гражданской войне погибло 120 000 человек. Размах нарушений прав человека не имел себе равных, даже по меркам Латинской Америки. Руководители объединений трудящихся, университетские преподаватели, политические противники просто «исчезали»; считается, что таким образом погибло 40 000 человек. К началу 1980-х годов армейские руководители сражались друг с другом за теплые местечки и высокие посты — и такой была армия, получавшая существенную военную помощь США. «Эмнести» в 1982 году обвинила гватемальское правительство в убийстве 2 600 человек, но эта цифра была явно заниженной. Гватемальской политике присущи циклы надежд и разочарований. В 1986 году популярный реформатор 686 Винисио Сересо вступил в должность президента. Многие возлагали надежды, что он покончит с кровавыми эксцессами, чинимыми генералами, которые правили Гватемалой в течение трех десятилетий и по указаниям которых силы безопасности убили, согласно оценкам, 65 000 человек. Но реформы имели короткий век. Вскоре военные вновь взяли власть в свои руки. Эскадроны смерти возобновили разбойные рейды, уничтожая ин-теллигенцию, руководителей профсоюзов и защитников прав человека. Г ватемала стала удобным перевалочным пунктом для колумбийского кокаина на пути в Соединенные Штаты. Почти половина населения не имела работы, свирепствовала инфляция; гражданское правительство, сформированное в 1990 году утратило контроль над ситуацией и почти не пыталось сдержать насилие, преступность и коррупцию. В январе 1991 года президентом стал Хорхе Серрано Элиас. Он обещал покончить с насилием и восстановить экономику. Сальвадор — самая маленькая и самая густонаселенная страна среди центральноамериканских республик. Около сорока семей владели большинством кофейных плантаций и господствовали в банковском деле и торговле. Национальными богатствами владеет горстка людей, а душевой годовой доход — 860 долл. США в 1987 году — был почти таким же низким, что и в Гондурасе. Крестьянские восстания и движения протеста в Сальвадоре всегда кончались трагично. Инспирированный коммунистами в 1932 году крестьянский бунт закончился массовой резней. И здесь позиция США определялась страхом перед коммунистическим проникновением. Союз олигархии и военных рассматривался как единственная реальная альтернатива коммунистам, и Соединенные Штаты поддерживали его, препятствуя, таким образом, реформам. В 1969 году разразилась ско-ротечная война с Г ондурасом, ее победоносный для Сальвадора результат еще выше поднял престиж военных. Но военным и олигархии стал бросать вызов формирующийся городской средний класс. Хосе Наполеон Дуар те возглавил быстро растущую Христианскую Демократическую партию. К 1970 годам, казалось, появилась возможность создания более представительного правительства. Но надежда оказалась тщетной. Ухудшение экономического положения, последовавшее за повышением цен на нефть в 1973-74 годах, активизировало партизанское движение. Это повлекло за собой еще одну «грязную войну». Попытки реформ были пресечены военными, игнорировавшими права человека. В 1980 году весь мир был потрясен убийством архиепископа Оскара Ромеро, открыто критиковавшего сальвадорский режим. Эскадроны смерти правых убивали любого, кто вызывал их недовольство. Только в 1980 году было совершено почти 10 000 политических убийств. По мере того, как гражданская война набирала обороты, увеличивалась и помощь Соединенных Штатов сальвадорской армии в деле подавления партизанского движения. В 1982 году под давлением рейгановской администрации при участии международных наблюдателей были организованы выборы, однако партизаны отказались сложить оружие и принять в них участие. Победили крайне правые, однако через два года, был избран умеренный хри-стианский демократ Хосе Дуарте. Казалось, что, введенные благодаря настойчивому давлению США, гражданское правление и регулярные выборы меняют Сальвадор к лучшему. Но правительство едва ли контролировало страну: в сельских районах господствовали партизаны, а армия жила по собственным законам. Активность правых эскадронов смерти уменьшилась — Соединенные Штаты могли теперь говорить об улучшении положения в области прав человека — однако жертвами их стало так много людей, что городское население было запутано. Администрация Рейгана в 1980-х годах в качестве помощи выделила 6 млрд долл. Большая часть этой суммы должна была пойти на поддержку земельной реформы, от которой ожидалось, что она подорвет поддержку партизан и будет способствовать демократии. Но Дуарте не решил политических и экономических проблем Сальвадора, а возглавляемые марксистами партизаны показали на что они способны, отключив электроэнергию и погрузив практически всю страну во тьму накануне выборов в Конгресс в 1988 году. Избиратели проголосовали за правых. Маленькая страна опустошалась гражданской войной, которая к началу 1990 годов уже унесла не менее 70 000 жизней. Безработица охватила почти половину населения. Дуарте, на которого Вашингтон возлагал большие надежды, заболел раком, и его влияние ослабело. На выборах в июне 1989 года его сменил на посту президента Альфредо Кристиани, выдвинутый крайне правыми. Несмотря на существенную экономическую и военную помощь североамериканцев, будущее Сальвадора оставалось, как и всегда, неопределенным, хотя при по-средничестве уходившего со своего поста Генерального секретаря ООН Хавьера Переса де Куэльяра в декабре 1991 года и был разработан план мирного урегулирования. 1 февраля 1992 года было заключено мирное соглашение, предусматривавшее проведение в 1994 году выборов под наблюдением ООН и ряд реформ. В политическом курсе правительства Никарагуа 1980-х годов Вашингтон видел дерзкий вызов как его собственным интересам, так и продвижению Америки в сторону демократии. Марксистское государство, возникшее в 1979 году, было настроено враждебно к частному предпринимательству и национализировало имущество, принадлежавшее иностранному капиталу. Оно столкнулось с серьезными экономическими проблемами. Частично эти проблемы возникли из-за наложенного Соединенными Штатами эмбарго на поставки в Никарагуа. Его нельзя было компенсировать полностью за счет торговли с Европой или займов из источников, свободных от контроля Соединенных Штатов. Экономические проблемы явились также следствием неэффективности новой социалистической экономики. Никарагуа — страна с наименьшей плотностью населения в Центральной Америке и с наименьшим, после Гондураса, доходом на душу населения — 830 долл. США в 1987 году. Здесь также основными статьями экспорта были кофе и бананы, пока в 1930 годы болезни не уничтожили весь урожай этих культур. Диверсификация экономики в I960 годы в сторону расширения производства говядины, хлопка и сахара не смогла увеличить доходы экспорта из-за ухудшения условий торговли (цены на экспортируемые товары поднимались медленнее, а то и падали, по сравнению с растущими ценами на импортируемые товары обрабатывающей промышленности и растущими ценами на нефть). На таком социальном и экономическом базисе построение демократии было невозможно; наоборот, лишения и крайняя поляризация общества на богатых на бедных готовили почву для бунта и последующих репрессий. Никарагуа традиционно входила в сферу влияния США. Когда в 1912 году стране угрожали беспорядки и финансовые затруднения, США направили туда свою морскую пехоту, которая окончательно была выведена из Никарагуа только в январе 1933 года. Этой операцией Вашингтон сдержал взрыв национализма. Аугусто Цезар Сандино вел против морских пехотинцев и марионеточного никарагуанского правительства партизанскую войну. В 1934 году Сандино заманили якобы на переговоры с никарагуанскими лидерами, он был убит национальными гвардейцами. Сандино был либеральным реформатором и патриотом, теперь же он стал еще и мучеником. Превратившиеся в сандинистов марксисты использовали его имя в 1970 годы как знамя борьбы против семейного клана Сомоса. Семья Сомоса превратилась в правящую страной династию. В 1930 годы власть в стране осуществлялась национальной гвардией, сформированной Соединенными Штатами для обеспечения внутренней безопасности. Во главе ее стоял генерал Анастасио Сомоса Гарсия. Конституционные институты были фасадом, за которым действовала национальная гвардия. В 1936 году Сомоса сделал себя президентом. Он правил страной девятнадцать лет, до убийства 21 сентября 1956 года. Его авторитарное правление стало печально известно коррупцией, кумовством и репрессиями. Не такого поворота событий желал Вашингтон, когда создавал национальную гвардию; однако Соединенные Штаты не ставили перед ней в качестве главной задачи защиту конституционных основ страны — первоочередным делом была защита интересов североамериканского бизнеса. Национальная гвардия Сомосы считалась меньшим злом, нежели новая отправка морской пехоты. Сомоса старался не повредить интересам США и превратил Никарагуа в надежного союзника Вашингтона. Он также выказал себя ловким политиком, умеющим играть на различных интересах. При распределении постов самые лакомые кусочки доставались национальным гвардейцам, а владельцы плантаций и торговцы отныне могли беспрепятственно извлекать прибыль из своих предприятий. Об-ратной стороной этого курса стала беспросветная нищета и невежество подавляющего большинства населения. После убийства Сомосы президентский пост перешел к его старшему сыну Луису, а его младший сын, Анастасио Сомоса Дебайле .принял на себя командование на-циональной гвардией. В Никарагуа 1950-е и 60-е годы были относительно мирным временем; именно в этот период сельское хозяйство стало более разнообразным: начали выращивать хлопок и другие культуры; благодаря долларовой помощи «Союза ради прогресса» появился небольшой, но все время растущий средний класс, был достигнут определенный экономический прогресс. Но для крестьян развитие хлопковой культуры означало вытеснение со своих земель. Луис был «слабейшим» из клана Сомоса, и в 1967 году президентом стал Анастасио. Началось самое кровавое десятилетие в истории Никарагуа, полное репрессий. Анастасио даже не пытался притворяться. Не та ясь, он использовал силу национальной гвардии, прибегая к убийствам и пыткам, чтобы раздавить растущую оппозицию. Когда в 1972 году страшное землетрясение почти полностью разрушило Манагуа, Никсон оказал значительную помощь. Но до жертв землетрясения она не дошла; министерство финансов смогло отчитаться только за ее половину, и в течение некоторого времени только благодаря поддержке США национальная гвардия могла сохранять порядок. От восстановительных работ пользу в основном получили сторонники Сомосы, а не бедняки. Партизанская война разгорелась с новой силой, а зверства национальной гвардии при подавлении партизан возмутили церковь. Нарушения прав человека стали теперь сказываться и на поддержке, получаемой от Соединенных Штатов. В США усиливались 688 голоса, требовавшие прекратить помогать безжалостному диктатору, однако даже при президенте Картере продолжали предоставлять военную помощь, поскольку приход к власти марксистов считался абсолютно неприемлемым. Но преступления Сомосы и его национальной гвардии, осуждение их во всем мире вынудили администрацию Картера полностью прекратить весной 1979 года поддержку Сомосы. Несколько недель спустя, в июле, Сомоса был свергнут силами широкой партизанской коалиции — Сандинистского Фронта национального освобождения (СФНО). Семейство Сомоса своими преступлениями, огромными богатствами и коррумпированностью нажило много врагов, в том числе и среди людей, обделенных высокими постами. Группы недовольных включали в себя консерваторов, выступавших против любых реформ, средний класс, и, конечно, социалистов с марксистами. Первые партизанские группы были сформированы в 1960-х годах из поддерживавших левых крестьян и студентов. Распространение коррупции и репрессии, последовавшие за землетрясением в Манагуа, увеличили ряды оппозиции. После убийства в 1978 году пользовавшегося широким уважением редактора ведущий никарагуанской газеты «Ла Пренса», средний класс и консерваторы были готовы поддержать вооруженную оппозицию в борьбе против Сомосы. СФНО, благодаря кубинской помощи, был теперь хорошо организован и рядом нападений сумел деморализовать национальную гвардию. 19 июля 1979 года он взял власть в свои руки, Сомоса бежал из страны. В революционной хунте с самого начала ведущую роль играло марксистко-ленинское руководство. Решения принимались коллективно. Наиболее влиятельными фигурами СФНО были сторонник жесткой линии Томас Борхе Мартинес и двое братьев — Умберто Ортега и Даниэль Ортега. Хунта оказалась более прагматичной, чем большинство коммунистических режимов, позволив определенную степень политического плюрализма и сохранив частную собственность. Но с другой стороны, следуя ленинской советской модели, хунта не желала отказываться от построения социалистического общества и отдавать кому бы то ни было реальную власть. Этот курс хунта твердо проводила в Национальной Ассамблее. До своего закрытия в 1986 году «Ла Пренса» оставалась единственным рупором оппозиции. По всей стране была установлена цензура и контроль над отечественными средствами массовой информации. По мере развития революции в хунте стали возникать разногласия. Более умеренные партнеры по коалиции первоначального Государственного Совета были высланы за границу, и страна оказалась целиком под контролем СФНО. За границей находились также остатки сомосовской национальной гвардии. Оппозиция пыталась объединяться в разрозненные партизанские группы, базировавшиеся на границе с Никарагуа, так называемые «контрас», которые, получая все необходимое из Соединенных Штатов, вели партизанскую войну против сандинистов. В самой Никарагуа хунта не выполнила взятого на себя в 1979 году обязательства установить демократию, и откладывала выборы до 1984 года, пока ее власть достаточно не укрепилась. Президентом стал Даниэль Ортега. Осуществляя программу реформ сверху и распаляя националистические чувства против Соединенных Штатов и вооружаемых ими «контрас», хунта при поддержке мощного партийного аппарата и сил безопасности удерживала власть в Никарагуа целое десятилетие. Основные оппозиционные силы отказывались принимать участие в выборах до 1990 года. Как бы там ни было, в области здравоохранения, строительства жилья и, в особенности, образования сандинисты добились успехов. Государственное планирование и земельная реформа вводились постепенно. Однако совокупность таких факторов, как наследие гражданской войны, огромные средства, потраченные на создание большой армии для борьбы с поддерживаемыми США «контрас» и экономическое эмбарго США, разрушали никарагуанскую экономику. Только ограниченная советская и европейская помощь помогли сандинистам выжить. Но собственные экономические трудности, переживаемые СССР, привели к прекращению помощи, а советско-американское сближение вынудило Данияэля Ортегу и сандинистское руководство изменить политику и заручиться подлинно народной поддержкой посредством свободных выборов. В то же время «контрас», несмотря на сильную поддержку Рейгана, получили отказ в военной помощи со стороны Конгресса США, не предоставившего требуемых денежных субсидий. Сложившаяся ситуация позволила приступить к затяжным переговорам при содействии Колумбии, Мексики, Панамы и Венесуэлы; президенты этих стран встретились на острове Контадора в начале 1980-х годов, затем в посредничестве принял участие президент Коста Рики. План мирного урегулирования Ариаса Санчеса был подписан президентами Коста Рики, Сальвадора, Гватемалы, Гондураса и Никарагуа в августе 1987 года и принес Ариасу Санчесу Нобелевскую премию мира. План предусматривал прекращение огня в регионе, проведение демократических реформ при условии, что любые формы помощи мятежникам из-за рубежа будут прекращены. Этот план означал попытку центральноамериканских лидеров решить свои проблемы без иностранного вмешательства. Администрация Рейгана встретила мирный план со скептицизмом и недоверием. 689 Трудно было поверить, что сандинистское руководство преследует какие-либо иные цели, кроме стремления убедить Конгресс США в том, что поддержка «контрас» является препятствием к достижению мира: после уст-ранения давления со стороны «контрас» сандинисты могли бы безнаказанно править сколько им вздумается. Как оказалось, оптимизм Ариеса Санчеса, несмотря на многочисленные просчеты, все-таки частично оправдался. Даниэль Ортега изменился: он уже больше не был марксистско-ленинским лидером, полным решимости построить социалистическую Никарагуа любой ценой. Неудачи сандинистского политического курса были слишком очевидны. Теперь Даниэль Ортега объявил о начале «перестройки». В апреле 1990 года в Никарагуа состоя-лись свободные выборы, и победу к удивлению сандини-стов одержала оппозиция. Ортега передал власть Виолетте Чаморро. Виолетта Чаморро решила следовать политике примирения, устраивавшей прежде всего сандинистов, которым было позволено сохранить за собой руководство армией, в конечном счете она устраивала и «контрас», прекративших вооруженную борьбу. Теперь по крайней мере, у истерзанной войной Никарагуа появилась какая-то надежда на лучшее будущее. Однако положение в экономике оставалось мрачным, почти половина населения не имела работы. В I960 годах в экономике и социальной жизни Латинской Америки произошли значительные перемены. Традиционные властные структуры этих стран должны были приспосабливаться к новым условиям, укрепляя репрессивные силы, или же делить власть с другими слоями общества. Однако при любом варианте, главной опорой правящих группировок оставалась армия, предназначенная контролировать крестьянские и рабочие организации, как это было, например, в Бразилии. Силы, выдвигавшие социалистическую альтернативу, не были способны удержать власть; антикоммунистически настроенные Соединенные Штаты поддержали антисоциалистическую оппозицию в Гватемале (1954), в Доминиканской Республике (1965), в Чили (1973), на Гренаде (1983) и, наконец, в Никарагуа. Советский Союз не мог вступить в открытое противоборство с Соединенными Штатами в Западном полушарии. В 1980-х годах политическое развитие Латинской Америки, казалось, стало больше сообразовываться с надеждами Запада и намерениями США. Военные режимы сменились гражданским правлением в Эквадоре, Перу, Боливии, Уругвае и Бразилии. В Колумбии, Венесуэле и Коста Рике к тому времени уже существовали гражданские правительства. Косвенным путем Соединенные Штаты содействовали падению военной хунты в Аргентине. Предоставив Лондону в 1982 году разведывательные данные, американцы помогли Великобритании вернуть Фолклендские острова, утрату которых хунта не смогла перенести. В 1986 году с Гаити вынужден был бежать «бэби док» Дювалье, прослывший самым чудовищным диктатором Карибских островов. «Левацкий» режим на Гренаде, вступивший в самоубийственную борьбу с США, был устранен американским вторжением в 1983 году к нескрываемому облегчению местного населения. Организовать интервенцию Рейгана побудила решимость его администрации остановить распространение кубинского влияния. После продолжительной борьбы Соединенные Штаты добились успеха в ослаблении авторитарного марксистского режима сандинистов. Политика США в Центральной Америке и на Карибах в 1980 годах в точности следовала доктрине Монро, которая оправдывала устранение великих держав из Западного полушария — Великобритании и Германии до 1914 года, Советского Союза— после второй мировой войны. Со времени испано-американской войны 1898 года Соединенным Штатам принадлежала военно-морская база Гуантанамо на Кубе. И с тех пор как Альфред Тейер в 1890 году указал на стратегическое значение панамского перешейка и планируемого на нем канала, Соединенные Штаты старались обеспечить себе преобладающее влияние в Панаме и контроль над этой транспортной линией. В 1903 году панамский национализм, направленный против колумбийского правления, предоставил такую возможность. Соединенные Штаты помогли панамской революции, но платой за это был контроль над будущим каналом. Так завязался основной узел проблем Панамы двадцатого столетия. Внешне независимая и суверенная, в течение шести десятилетий Панама мало чем 690 отличалась на самом деле от колонии США. Панамский национализм разжигался отсутствием суверенитета страны на зону канала и правом вмешательства Соединенных Штатов в ее экономические и внешнеполитические дела. Страна управлялась коррумпированной оли-гархией, что было общим для Латинской Америки явлением, но в Панаме олигархия находилась в вассальной зависимости от Соединенных Штатов. В случае народных возмущений для подавления высаживались аме-риканские войска. В Панаме «Юнайтед Фрут Компании» пользовалась широкими правами и владела обширными землями. Выплаты Соединенных Штатов за пользование зоной канала представляли важное подспорье для экономики и временами составляли треть национального дохода страны (другими важными источниками поступлений были бананы и сахар). Попытки президента Рузвельта следовать политике «доброго соседа» не смогли умиротворить панамский национализм, вновь разгоревшийся в 1930 годы. Договор о канале 1936 года был на редкость двусмысленным. «Зона канала, — говорилось в нем, — является территорией Республики Панама под юрисдикцией Соединенных Штатов». В 1950-60-х годах народное недовольство против Соединенных Штатов нарастало, а в 1964 году произошли крупномасштабные беспорядки. После 1958 года олигархия утратила власть, и она перешла к национальной гвардии. Руководители режима даже не пытались создать видимость конституционности для внутриполитической жизни Панамы: генерал Омар Торрихос не скрывал своих авторитарных методов правления. Он издал очень жесткие законы, касающиеся трудовых отношений, и приступил к осуществлению радикальной земельной реформы, дав популистское обещание помочь беднякам. Благодаря своей ярко выраженной националистической позиции по вопросу о зоне канала, Торрихос добился поддержки широких слоев населения. После тринадцати лет переговоров со сменяющими друг друга правительствами США, умело манипулировавший антиамериканскими настроениями масс Торрихос заключил в 1977 году новый договор о канале с администрацией Картера, который был ратифицирован Сенатом США на следующий год, хотя и не без трудностей и с рядом оговорок. К 2000 году канал должен перейти под контроль Панамы. Однако Соединенным Штатам на вечные времена гарантируется проход через канал торговых и военных кораблей, причем американцам разрешалось использовать силу для защиты своих прав в случае, если панамские войска были не в состоянии справиться с этой задачей. Таким образом, полного суверенитета над каналом Панама не добилась. В 1980-х годах американо-панамские отношения достигли своей низшей точки. В 1981 году Торрихос погиб в авиакатастрофе, которая, судя по всему, была подстроена. Вскоре место погибшего занял генерал Мануэль Норьега, грубый беспринципный солдафон. Он был давним агентом ЦРУ, которое стремилось использовать его для раскрытия подпольной сети торговцев наркотиками, переправлявших товар из Колумбии через Панаму в Соединенные Штаты. Но проблема заключалась в том, что Норьега сам извлекал огромные барыши из наркобизнеса; что касается коррумпированности и жестокости, с ним не мог сравниться ни один из предыдущих панамских диктаторов. Он преобразовал национальную гвардию в Панамские силы обороны, наделив их допол-нительными полномочиями, чтобы использовать в качестве основного инструмента для репрессий. Несмотря ни на что, ВНП на душу населения (население составляло 2,3 млн человек) возрос к 1987 году до 2240 долл. США. Выборы 1984 года, на которых президентом стал кандидат, выдвинутый Норьегой, были фарсом. Соединенные Штаты теперь старались избавить Панаму от генерала. В 1988 году ему было предъявлено обвинение в переправке наркотиков на территорию США. Давление со стороны президента Рейгана и экономические санкции были недостаточны, чтобы его свалить; две попытки военного переворота, осуществленные с благословения США, не удались. В мае 1989 года Норьега провел новые выборы, но когда стало ясно, что наибольшее число 691 голосов наберет лидер оппозиции Г ильермо Эндара, Норьега приказал подтасовать итоги голосования. 20 декабря 1989 года президент Буш решил эту проблему: город Панаму заняли 24 000 американских солдат. Норьега был свергнут. Он бежал в посольство Ватикана, но сдался в январе 1990 года американцам. Норьега предстал перед судом и был приговорен к тюремному заключению. Президентом Панамы стал Гильермо Эндара. В Мексике политика американцев в Западном полушарии вызывала глубокое недовольство. Ни одна другая страна не находилась в большей экономической зависимости от Соединенных Штатов, чем Мексика. В Организации американских государств марксистские Куба и Никарагуа всегда рассчитывали на помощь Мексики. В 1911 году в этой стране произошла революция, и Мексика стала первой крупной страной третьего мира, заявившей о своей независимости от западного колониального и экономического господства. В 1848 году страна потеряла почти половину своей территории, от Техаса до Калифорнии, которая досталась Соединенным Штатам, а вскоре еще и пострадала от французской оккупации (1863-67). Стабильность пришла в Мексику в 1876 году, когда власть захватил генерал Порфирио Диас, удерживавший ее тридцать пять лет до 1911 года. Экономический прогресс был впечатляющим; главенствующий класс креолов видел в европейской цивилизации пример для подражания, но массы крестьян-индейцев оставались безземельными батраками, работавшими в имениях богатых землевладельцев. Католическая церковь и военные были двумя столпами, на которые опи-рался Диас. В городах на предприятиях потогонная система соседствовала с очень низкой оплатой труда. Мексиканская революция началась в 1910 году с раскола в правящей олигархии. Диас был свергнут на удивление легко, и в результате новых выборов к власти пришел более либерально мыслящий президент. Великим героем мексиканской революции стал Эмилиано Сапата, который на своем белом боевом коне превратился в романтического мученика революции. В 1913 году Мексика погрузилась в гражданскую войну. Сапата возглавлял крестьянскую армию, а колоритный Панчо Вилья, в прошлом похититель скота, стал во главе небольшого, но эффективно организованного отряда наемников, действовавшего против нового диктатора генерала Викториано Уэрты. В 1914 году у Уэрты появился третий враг. Вудроу Вильсон направил в Мексику морскую пехоту, и Уэрта бежал. Исход мексиканской революции оставался неясным до 1923 года. Но затем и Вилья и Сапата были убиты правительственными войсками. Несмотря на социалистическую риторику мексиканской конституции, реформы в стране в будущем будут проводиться сверху — крестьянам и рабочим не суждено было получить доступа к власти. Ставилась задача избежать социальных потрясений. Секуляризация государства и экспроприация богатств стали важным результатом революции. Союз военных, богачей и среднего класса укрепил власть президента. Но в отличие от других латиноамериканских стран в Мексике была создана сильная партия, которая несколько раз сменив название, с января 1946 года именуется Революционно-инстуционной партией (РИП). Эта партия с 1929 года контролирует страну, получая поддержку как рабочих и крестьян, так и все увеличивающейся группы населения со средними доходами. Лазаро Карденас, президент страны в 1934-1940 годах, строил корпоративное государство, в котором каждый класс населения: рабочие, крестьяне, военные, средний класс — находился как бы под партийным «зонтиком». Карденас осуществил широкомасштабное перераспределение земли, путем дробления имений-гасиенд и передачи участков крестьянам либо в частную собственность, либо на правах совместного владения. Другой поставленной правительством целью было установление контроля над основными природными ресурсами Мексики, из которых важнейшим была нефть. Карденас национализировал крупные нефтяные компании, принадлежавшие США. Разочарованные размерами полученной компенсации, но еще более обеспокоенные возможностью того, что другие страны могут последовать примеру Мексики, международные нефтяные компании стали бойкотировать мексиканскую нефть и препятствовать развитию государственной нефтяной компании до тех пор, пока неустойчивая ситуация на Ближнем Востоке после второй мировой войны не сделала мексиканскую нефть слишком ценным ресурсом для Запада. На Западе Мексику рассматривали как истинно революционную страну по целому ряду причин. Ее правительство выступало против церкви, официально поддерживало атеизм, провело национализацию и реформы, которые ударили по богатым землевладельцам. В стране распространялся миф о якобы развернувшейся рабоче-крестьянской революции, Маркс и Ленин почитались; мексиканцы самоутверждались как нация и гордились своими индейскими корнями, что было увековечено настенными изображениями самого знаменитого мексиканского художника Диего Риверы. Наконец, Карденас предоставил убежище Льву Троцкому. В действительности же Мексика была гораздо ближе к латиноамериканским образцам, чем к советской модели. В любом случае авториатаризм не был исключительной характеристикой Советского Союза, эта черта была присуща всем фашистским 692 странам Европы в 1930 годы. В начале 1990-х годов небольшая группа мексиканцев владела огромными богатствами, в то время как большинство населения жило в бедности. Высокая рождаемость подрывала попытки поднять уровень жизни, наблюдалась массовая миграция из деревень в города. За десять лет, с 1970 по 1980 год, население города Мехико возросло с 7 до 15 млн человек. Значительная часть которых жила в трущобах. Население страны в целом увеличилось с 25,8 млн в 1950 году до 34,9 млн в 1960-м, а к 1989 году до 84,6 млн (в это время доход на душу населения составлял 2010 долл. США). Мексиканское государство являет собой конгломерат элементов социализма, государственного планирования и регулярно организуемых на основе конституции выборов. Выборы проводятся на самых разных уровнях: на посты мэров, губернаторов, в ассамблеи и на пост президента; допускается существование и участие в выборах некоторых оппозиционных партий. Президентские выборы проводятся каждые шесть лет, и смена пре-зидентов всегда проходит мирно; государственные должности, таким образом, регулярно переходят из рук в руки. Но только одна партия, РИП, постоянно играет главенствующую роль, предопределяя исход нацио-нальных и президентских выборов. В 1982 году президентом был выбран Мигель де ла Мадрид Уртадо, кандидат от РИП, набравший более 74 % голосов. Распределение земли между «кампесинос», малоимущими крестьянами, и революционная риторика умиротворили к 1990 годам большинство крестьян, озабоченных ныне как можно больше заработать, чтобы улучшить свою жизнь. Ежегодно десятки тысяч бедняков незаконно в поисках работы пересекают 2000-мильную границу с Соединенными Штатами. Но везет далеко не всем, а потому в городах, где проживает большинство мексиканцев, царит массовая безработица. Средние классы живут относительно благополучно, что стало возможным благодаря росту и диверсификации мексиканской экономики. Президент и правящая партия РИП активно используют для укрепления собственных позиций метод распределения государственных должностей. Мексика более свободная страна, чем многие другие латиноамериканские государства, но свобода эта тщательно контролируется. Большинство слоев населения смирились с тем, что не могут оказывать на правительство существенное влияние. Как бы там ни было, в стране активно действует особая государственная полиция безопасности, которая, согласно докладам «Эмнести Интернешнл», в начале 1990-х годов применяла пытки и убийства против любого, кто рас-сматривался в качестве нарушающего политический порядок в Мексике. Сотни людей «пропали без вести», но репрессии не достигают таких масштабов, как в Аргентине и Чили. В течение четырех десятилетий стабильность Мексики покоилась на революционной мифологии и на авторитарном консервативном контроле. Экономический прогресс временами вызывал вспышки недовольства авторитарным стилем правления, Во время Олимпийских игр 1968 года широкие выступления протеста студентов привели в городе Мехико к сотням жертв и привлекли внимание всего мира. В начале 1970-х появились партизанские отряды, но они были уничтожены службами безопасности. Благодаря взлету цен на нефть, спровоцированному ОПЕК (Мексика не входила в эту организацию), и с обнаружением новых залежей нефти, доходы от экспорта после 1975 года возросли в десять раз, достигнув 20 млрд долл. США. Но непомерные расходы и амбициозные планы развития вызвали высокую инфляцию. С окончанием экономического бума в 1980 годы и началом застоя в мировой экономике мексиканский, экономический «пузырь» лопнул. Иностранные займы на тяжелых условиях и программы жесткой экономии средств привели к падению жизненного уровня, в то время как рождаемость продолжала расти. Если темпы прироста населения не сократятся, численность жителей страны каждые двадцать лет будет удваиваться; возраст половины населения не достигает шестнадцати лет. Мексика несет бремя одной из самых крупных внешних задолженностей в мире, графики выплаты долгов приходится постоянно менять; и банкиры требуют сокращения расходов страны. Отсюда двойственность политического курса Мексики: то она экономит средства, стараясь угодить международным финансистам, то пытается успокоить внутреннее недо-вольство, порождаемое опасениями утраты страной самостоятельности, и утверждает, что проводит независимую политику. Неспособность режима эффективно справиться с последствиями катастрофического землетрясения, которое обрушилось на город Мехико в сентябре 1985 года, еще больше подорвало доверие к правительству. Стабильность, поддерживаемая существующей политической системой, стала давать трещины. Принадлежащая к правой оппозиции Партия Национального Действия (ПНД) заявила, что выборы подтасовываются, но правящая РИП пошла только на незначительные уступки. Несмотря на постоянные нарушения принципов демократии в политической жизни страны Вашингтон посчитал худшим злом дальнейшую дестабилизацию Мексики и предоставил финансовую поддержку. После выборов 1988 года, сопровождавшихся беспрецедентными махинациями, президентом был объявлен кандидат от РИП Карлос Салинас де Г ортари. Однако в Конгрессе страны монополия РИП на власть 693 была нарушена. Президент, приступивший к программе жесткой экономии, тем не менее достаточно твердо держится на своем посту. Все же следует сказать, что впервые за многие десятилетия в стране появились признаки будущих политических перемен. Созданный Кеннеди в 1961 году «Союз ради прогресса» должен был стать материальной основой для преобразования Латинской Америки. Следовало порвать порочную цепь лишений, экономической и социальной несправедливости. Общества стран Латинской Америки должны были встать на путь демократических реформ. Прошло более чем сорок лет, а проблемы континента по-прежнему удручают. Рост населения опережает экономическое развитие. Опасность марксистской революции устранена, но терроризм и репрессии продолжают существовать. Коренные причины нестабильности не ликвидированы. Из-за миграции крестьян в города нео-бычайно разрослись кварталы трущоб. Повсюду тысячи детей занимаются попрошайничеством, воровством или проституцией. Город Мехико в этом смысле типичен. «Пепендорес», то есть, люди роящиеся в мусоре, а их число достигло 10 000, превратили три крупнейшие городские свалки в свой дом. Но даже здесь существуют «боссы», которые делают деньги на отбросах которые еще можно пустить в переработку. Посредством углубления рыночных отношений, приватизацией и либерализацией торговли, а также с помощью вхождения в Североамериканский договор о свободной торговле (НАФТА), объединяющий ныне три страны, Соединенные Штаты, Канаду и Мексику, последняя рассчитывала сделать мощный рывок в экономике. В 1990-91 годах были приватизированы многие компании, темпы роста ускорились, в то время как инфляция, которая в 1987 году доходила до 160 %, к 1992 году была сбита до 12%. Внешняя задолженность сократилась, ино-странные инвесторы вновь стали вкладывать деньги. Салинас совершил турне по стране и сумел завоевать поддержку крестьянства. Средства, полученные от продажи государственных компаний, он использовал для строительства школ, для обеспечения сельских районов электроэнергией и системами подачи чистой питьевой воды. В 1991 году было открыто более 1200 медицинских пунктов для обслуживания индейского населения. Но оставались нерешенными серьезнейшие проблемы. Карлос Салинас де Гортари заявил, что целью его шестилетнего президентского правления (1988-1994) является превращение Мексики из страны третьего мира в развитое государство, то есть в страну «первого» мира. Динамичное начало его президентского периода вселяло надежды. В 1990 годы, наконец, появились некоторые признаки улучшения ситуации в Латинской Америке. Ряд стран решительно пытается преодолеть экономические трудности и поднять жизненный уровень своих самых обделенных граждан. Огромная латиноамериканская задолженность, которая возросла с 68 млрд долл. США в 1975 году до 410 млрд в 1987 году, угрожала подорвать все усилия, направленные на рост инвестиций и экономическое развитие. Однако, осознав, что все долги вернуть все равно не удастся, Запад согласился списать часть из них. Западные институты, такие как Международный Валютный Фонд, настаивали на мерах жесткой экономии и реорганизации управления экономикой, с которыми Мексика, желая добиться дополнительного финансирования вынуждена была согласиться. Левые партизанские движения после распада Советского Союза, заметно пали духом. За исключением марксистских фанатиков, все были готовы прекратить вооруженную борьбу и поменять винтовку на урну для голосования. Выборные гражданские правительства и многопартийные парламенты становятся нормой. Это еще не демократия, но это уже прогресс, отход от тираннических авторитарных режимов. Однако сегодняшняя ситуация не дает гарантий, что демократические представительные институты смогут долго просуществовать, когда их подрывает неумелое управление экономикой, как это показал пример Перу в 1992 году. Демократия неотделима от социального и экономического прогресса. Он не может пустить прочных корней там, где не удовлетворяются нужды бедняков. Когда выборные должностные лица признают, что их власть исходит от народа, а не от национальной элиты, тогда будет установлена подлинная демократия. Широко распространенная коррупция по-прежнему оставалась бичом Латинской Америки в последнее десятилетие XX века. Все еще сохранялась тенденция к высокому уровню рождаемости, хотя она и упала в Аргентине, Чили, Бразилии и Мексике. Очень высокая рождаемость означает, что даже страны, идущие по пути экономических реформ, неизбежно столкнутся с растущей бедностью. Разрыв между богатыми и бедными едва ли сократился. Статистические данные о доходах на душу населения затушевывают эту проблему, поскольку приводятся средние цифры, положение бедняков гораздо хуже, чем средний показатель. Важной проблемой является трудоустройство молодого поколения, а ведь возраст половины населения многих стран континента не достигает двадцати лет. Энергичные политические лидеры Латинской Америки не всегда пользуются широкой поддержкой, а практикуемые ими для сдерживания инфляции меры жесткой экономии — крайне непопулярны. Да и сами эти лидеры зачастую поддаются искушениям, соблазняясь возможностями своих высоких постов.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 71 ЦЕНТРАЛЬНАЯ АМЕРИКА, ОХВАЧЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ:

  1. Буржуазные революции в Латинской Америке, США, Японии
  2. 13.2. Буржуазные революции в Латинской Америке, США, Японии
  3. Глава 11 МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ (1918-1945)
  4. Глава 5 Приобретения и потери Америки: захват технологий для «большого скачка»
  5. Глава Зс А.-П. Франкфор ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И ВОСТОЧНЫЙ ИРАН
  6. Глава 14 Центральный район
  7. Глава 15 Центрально черноземный район
  8. ГЛАВА I. ТЮРКСКИЕ ГОСУДАРСТВА, СОЗДАННЫЕ В ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКИЙ ПЕРИОД
  9. Глава 3. Усвоение — центральное звено учебной деятельности обучающегося
  10. Февральская революция и история России Революция 1905 г. - развертывание социального конфликта
  11. ГЛАВА 3 КАК ДЕЙСТВУЮТ ЦЕНТРАЛЬНЫЕ СИЛЫ
  12. Глава 10 Секты и революция
  13. § 5. СОВЕТЫ В ПЕРИОД ОТ ФЕВРАЛЬСКОЙ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
  14. Глава V. О Президиуме Центрального Исполнительного Комитета Союза Советских Социалистических Республик