<<
>>

ГЛАВА 63 ВЬЕТНАМ: ВО ВРЕМЯ ВОИНЫ И ПОСЛЕ

Никогда история Азии не знала больших человеческих страданий, чем пришлось испытать людям в 1960 и 1970 годах на земле Вьетнама. Камбоджи и Лаоса. Вьетнамская война была братоубийственным конфликтом внутри вьетнамского народа.
Она также стала апогеем «холодной войны» в Азии и неизмеримо умножила страдания коренного населения. Поскольку американские лидеры верили, что ставка в войне гораздо больше, чем будущее Южного Вьетнама, что сама прочность некоммунистического мира проходит испытание здесь, в джунглях и на залитых водой рисовых полях Азии, они сначала предоставляли деньги и поставляли оружие, а также отправили полмиллиона войск, пытаясь помочь одной из сторон во вьетнамской гражданской войне нанести поражение другой стороне. Но западные союзники Америки смотрели на это иначе, по этой причине никогда между ними и не существовало единства еще во время корейской войны. Франция и Великобритания давали советы, но не присылали войск. В Азии самую горячую поддержку оказала Австралия, вместе с Новой Зеландией пославшая несколько тысяч человек, другими «символическими» союзниками, также направившими небольшие контингенты, были Таиланд и Филиппины. Русские и китайцы оказывали помощь, направляли коммунистам оружие, но сами старались не участвовать в боях. Китайские коммунисты не желали видеть Америку на своих южных границах; они уже сражались в Северной Корее, чтобы удержать своего врага подальше от своих северных маньчжурских границ. Это, с одной стороны, устраивало русских — видеть как американцы завязли в Юго-Восточной Азии, далеко от регионов, граничащих с Советским Союзом. Простые люди, в основном вьетнамские крестьяне, следовали за своими лидерами либо по убеждению, либо потому, что у них не оставалось выбора, они силой мобилизовывались во враждующие армии или нерегулярные партизанские части. Сопротивление, неподчинение во Вьетнаме карались смертью.
Публичный протест был возможен только в западной демократии. Большинство молодых американцев восприняли свой военный призыв как должное, но были десятки тысяч таких, кто не считали вьетнамский конфликт необходимым или справедливым и уклонялись от призыва. В самих Соединенных Штатах война становилась все более непопулярной после 1968 года, отмеченного гибелью многих американцев. По мере того, как американцы все меньше принимали участие в действиях на суше, они предоставляли вьетнамцам самим драться до конца в разрушительной войне. У коммунистов сил было больше, и они бы выиграли войну намного раньше, если бы не американская интервенция. Стали бы китайцы и русские столь щедро поставлять оружие, если бы аме-риканцы не вмешались активно в боевые действия — этот вопрос остается открытым. Советский Союз и Китай ранее поддержали Вьетнам против французов, и по логике «холодной войны» все возрастающие поставки оружия обеим сторонам по мере эскалации боев были неизбежны. Трагично, что администрация Джонсона не сумела докопаться до настоящей природы конфликта, с которым столкнулась. Вьетнамская война стала также трагедией и для Соединенных Штатов: для родителей 57 000 погибших, для жен, чьи мужья вернулись в мешках для покойников, для более, чем 300 тысяч раненых бойцов, у которых шрамы остались не только на теле. Это была война, в которой на рисовых полях и в джунглях сражались девятнадцатилетние американские призывники. Враг был повсюду и необязательно распознавался по униформе. Не было признака, по которому можно было бы отличить вьетконговского бойца от невооруженного крестьянина, 597 мужчины, женщины или даже ребенка. В страхе за свою собственную жизнь американские войска первыми открывали огонь в любого, кто пытался от них скрыться, убежать или просто подозрительно выглядел; совершались зверства, сжигались деревни, убивали и виноватых и невиновных. Южновьетнамские союзники американцев еще меньше ценили жизнь своих соотечественников из числа тех, кто помогал Вьетконгу и Вьет-мину.
Это была в крайней степени жесточайшая война, даже по меркам XX века. Потери, которые понесли американцы, были невелики по сравнению с жертвами среди вьетнамского населения. Масштабы смертей, разрушений, число калек среди вьетнамцев были настолько велики, что западным людям просто трудно осмыслить, как в таком положении народ мог бы продолжать сражаться. Это была основная ошибка, совершенная американскими генералами, которые, располагая совершенным вооружением, думали, что они ведут войну на истощение. Поскольку Америка не стремилась достичь полной победы, а «всего лишь» принудить северовьетнамских коммунистов оставить свои попытки оккупировать центральные и южные регионы Вьетнама, любому западному человеку могло показаться, что эта цель будет достигнута, когда вожди Демократической Республики Вьетнам уяснят, что цена продвижения их власти в центр и на юг страны слишком высока в смысле человеческих жизней и материальных разрушений. Жестокость во времена вьетнамского конфликта калечила душу человека — с обеих сторон практиковались пытки военнопленных, а женевские соглашения по ведению войны в действительности ничего не стоили. Коммунисты старательно скрывали свои зверства от глаз людей с Запада. Свобода прессы на Западе, однако, обеспечивала некоторое представление о варварствах, совершаемых южновьетнамской армией, а также о способах ведения войны американцами. Два образа особенно четко запечатлелись в общественном сознании: казнь подозреваемого в принадлежности к Вьетконгу (он был застрелен в голову начальником полиции на улице в Хюэ); и вид обнаженной вьетнамской девочки, охваченной пламенем напалма и бегущей по направлению к кинокамере. Война на суше в южных и центральных районах Вьетнама, которые образовывали Республику Вьетнам, велась на рисовых полях и в джунглях. Американцы «наказали» Северный Вьетнам, начав в марте 1965 года бомбардировки под кодовым названием «Катящийся гром», целью которых было вогнать население севера снова в каменный век. На Северный Вьетнам было сброшено больше бомб, чем американцы сбросили в течение всей второй мировой войны.
Продолжать войну при таких неравных условиях, думали в Вашингтоне, значит потерять разум. Весь Вьетнам был покрыт бомбовыми воронками; обширные районы джунглей подверглись воздействию дефолианта «агент оранж» — таким образом пытались сделать невозможными для проживания места сосредоточения коммунистов. Земля была отравлена, и отравлен народ, живущий на ней. Разум? Хо Ши Мин и его северновьетнамское Политбюро вели себя «неразумно», если руководствоваться западными стандартами морали. Хо Ши Мин и генерал Во Нгуен Зиап были готовы бросить в бой столько сотен тысяч вьетнамцев, сколько понадобилось бы, чтобы одолеть американцев и армию Южного Вьетнама. Потери в живой силе не имели для них значения: рождаемость во Вьетнаме была высокой. Имели значение потери в живой силе только со стороны американцев, которые рано или поздно должны будут отказаться от войны в далекой стране, от войны, исход которой не мог представлять угрозы для безопасности США. Продлится война десять лет или сорок, — Хо Ши Мин знал, что американцы не будут воевать вечно. Коммунистам и не требовалось наносить поражение силам США в войне. Этого они сделать не могли. Но они знали, что если продолжать наносить американцам потери и суметь не допустить победы американцев и их южновьетнамских союзников, то Соединенным Штатам придется в конце концов оставить Вьетнам. Это и была война на истощение. Порог допускаемых американским народом потерь в этой азиатской войне, развязанной по идеологическим соображениям, был намного ниже, чем у его противника. Потому что для Вьетнама это был бой до победного конца, до освобождения юга от американского империализма. Смерть Хо Ши Мина в сентябре 1969 года ничего не изменила: его политика была продолжена его друзьями по оружию. Цена, которую вьетнамцы заплатили за свою победу была ужасна. Точные данные отсутствуют. Считается, что 900 000 северовьетнамских бойцов погибли, и 2 млн были ранены. Чтобы оценить масштабы этих по-терь, надо иметь в виду, что все население Северного Вьетнама равнялось приблизительно 18-20 млн.
Это — как если бы 10 млн американцев были убиты и 20 млн ранены в войне. Кроме того, как минимум еще один миллион гражданского населения погиб во вьетнамской войне. Армия южной Республики Вьетнам — потеряла четверть миллиона убитыми и 600 тысяч ранеными. Таким образом, общие потери по Вьетнаму убитыми дос-тигли по меньшей мере 2,5 млн и еще несколько миллионов ранеными. Так называемые уроки истории часто опаснее всего тогда, когда они служат для оправдания определенной политики. Провал попыток умиротворить Гитлера в 1930 598 годах снова повторился после 1945 года уже при совсем иных обстоятельствах. Предполагалось, что все диктаторы ведут себя совершенно одинаково, что их притязания всегда безграничны, и что уступки только распаляют их аппетит. Следовательно, отпадала нужда дифференцированного подхода или даже изучения конкретной ситуации в районе конфликта. И было безразлично, возник ли кризис, например, в Европе в разделенном Берлине, или в Азии, в разделенном Вьетнаме. «Холодная война» удивительно упростила все, что относили к глобальной борьбе против коммунистической экспансии. С точки зрения Вашингтона, реальный враг был в Пекине и Москве. Полагалось, что именно отсюда дер-гают за ниточки, управляя малыми коммунистическими странами как простыми марионетками, лишенными своей собственной воли. Нельзя отрицать влияния СССР или Китая на Вьетнам, но оно не всегда было решающим. Важнейшие решения принимались в Ханое. Больше того, Соединенные Штаты не могли начать войны с СССР или Китаем, не подвергаясь опасности обмена ядерными ударами. Поэтому не оставалось иного выбора как вести войну обычными средствами против меньших коммунистических государств, которые подталкивались на путь агрессии против свободного мира. Хо Ши Мин преобразовывал Северный Вьетнам в жесткое коммунистическое государство поэтапно. До того, как начались бои с французами, в 1946 — 1949 годах он прятал коммунизм за лозунгом «Родина — все». Обеспечив себе поддержку большей части деревни к 1950 году, он начал новую фазу под свежим лозунгом «Борьба против империализма и борьба против феодализма имеют равное значение».
С 1953 по 1956 год «земельная реформа» моделировалась по образцу, предложенному Мао, в ходе реформы безжалостно уничтожался класс замлевладельцев, все так или иначе связанные с ними и вообще «реакционные элементы». Волна террора забрала многие жизни, и после женевской конференции в 1954 году начался массовый исход сотен тысяч беженцев с Севера на Юг. Некоторыми из вьетнамцев двигали сильные идеологические убеждения или религиозная вера. Однако большинство бедных крестьян не хотели бы иметь своими правителями ни грубых представителей коммунистической партии на Севере, ни сменяющие друг друга коррумпированные правительства на Юге. Что же касается меньшинства — профессионалов, людей зажиточных, армейских офицеров, политиков — каждый из них преследовал свои собственные интересы или поддерживал то, что считал меньшим злом. Вьетнам в современной своей истории — продукт не того, что избрали массы его народа, но продукт полувековой борьбы в среде элиты вьетнамского руководства в контексте «холодной войны». Женевское соглашение поделило Вьетнам по 17-й параллели. В южной Республике Вьетнам Нго Динь Дьем установил режим, отличавшийся все возрастающим авторитаризмом и деспотизмом. Он раздавал посты своим родственникам. Его поддерживали крупные земле-владельцы, что, разумеется, сократило масштабы аграрных реформ. Нго Динь Дьем согнал со своей земли миллионы крестьян и загнал их в так называемые «стратегические деревни», чтобы оборвать их связи с Вьетконгом. Крестьяне, единственным желанием которых было продолжать свой нелегкий труд, попеременно терроризировались то партизанами Вьетконга, то силами безопасности Нго Динь Дьема. Некоторых привлекали коммунистические обещания о распределении земли среди крестьян, но большинство просто опасались за свою жизнь и готовы были подчиниться тому, кто в данный момент мог оказать на них большее давление. Крестьяне не испытывали никакого чувства лояльности по отношению к режиму Дьема. Любые требования реформ глушились, попытки переворотов подавлялись. Когда буддисты стали прибегать к самосожжению, чтобы привлечь внимание к своим бедам, мир ужаснулся, но Дьем оставался уверен, что Соединенные Штаты не имеют другой альтернативы, кроме как поддерживать его антикоммунистическое правительство. Несмотря на все военные усилия со стороны Дьема и его американских советников умиротворить деревню, Вьетконг оставался мощной силой в джунглях и районах выращивания риса, и несмотря на тяжелые потери, сосредоточил усилия на убийствах официальных чинов-ников Южного Вьетнама. В 1960 году Хо Ши Мин сформировал Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама для координации борьбы на Севере и на Юге и установления контроля над Вьетконгом. Однако, хотя вьетконговцы и нуждались в поставках с Севера, которые осуществлялись через джунгли и вдоль границы, Вьетконг сохранял самостоятельное политическое лицо. Для Вашингтона создание Национального фронта освобождения подтвердило ошибочную идею, что на самом деле конфликт разворачивается именно с коммунистическим Северным Вьетнамом, и что не существует отдельной внутренней борьбы в Южном Вьетнаме. Однако, столкнувшись с обескураживающей автократичностью и коррумпированностью режима Дьема, американцы были разочарованы. Атаки на буддистские храмы, организованные братьями Дьема, и беспорядки в знак протеста в августе 1963 года оказались последней кап-лей, и Вашингтон отказал в своей поддержке Дьему и его семейной свите. В среде недовольных генералов готовился заговор. Г енри Кабот Лодж, недавно прибывший 599 в Сайгон в качестве посла США, знал об этом заранее, и его контакты с заговорщиками укрепили последних в вере, что свержение Дьема будет приветствоваться Вашингтоном. 1 ноября 1963 года офицеры перешли к действиям и свергли Дьема, который бежал из президентского дворца. Американцы не предвидели только убийство Дьема на следующий день. Хунта офицеров сухопутной армии и ВВС управляли Южным Вьетнамом некомпетентно. Под давлением американцев было проведено некое подобие выборов, но в условиях, когда страна раздиралась войной, военные обеспечили себе контроль над государственным аппаратом. Вьетконг и Вьетмин набирали силу и пользовались все большей поддержкой среди населения, благодаря таким средствам как террор и идеологическая обработка. Вера в продажный южновьетнамский режим таяла. Летом 1965 началась «американизация» войны. Через три года уже более полумиллиона молодых американских солдат сражались во Вьетнаме, а тысячи уже погибли. Ведение войны в большей или меньшей степени перешло к американским генералам. В 1967 году подсчитав всех коммунистов, которых они убили в стычках на рисовых полях и в лесах, а также во время дневных налетов на деревни, которые по ночам снабжали вьетконговцев, американцы преисполнились уверенностью, что выигрывают войну. Но рейды с целью поиска и уничтожения противника не могли положить конец конфликту. Американская тактика оказалась бесполезной в джунглях Вьетнама, Лаоса и Камбоджи. Обстрелы с вер-толетов уступали по эффективности десяткам тысяч бойцов Вьетконга и Вьетмина, вооруженных простой винтовкой и способных в день потреблять всего миску риса. Всех их уничтожить было невозможно. Потери восполнялись новыми рекрутами, рост контингента американских боевых частей компенсировался ростом числа членов Вьетмина. Вьетконг контролировал значительную часть сельской местности на юге. После десятилетия подобной тактики коммунисты спланировали сокрушительный удар. Наступление, приуроченное к началу Нового года по лунному календарю и начатое в январе 1968 года Вьетконгом и Вьетмином, было задумано как демонстрации всех сил с тем, чтобы донести до американцев, что Вьетконг намного сильнее, чем они полагали. Наступление застало американцев и южновьетнамцев врасплох, потому как Тет был периодом национальных празднеств, во время которых всегда соблюдался мир, и, следовательно, предполагалось, что города Южного Вьетнама будут в безопасности от действовавшего в основном в сельской местности Вьетконга. Во время подготовки к Тету северовьетнамцы постарались оттянуть американские войска от городов, атаковав базу США в Хесане. Затем, 31 января десятки вьетнамских городов были атакованы 70 000 бойцов Вьетконга и Вьетмина, которые причинили большие разру-шения и даже проникли в сильно укрепленный комплекс посольства США в Сайгоне. Самое большое кровопролитие произошло в древнем городе Хюэ в центральном Вьетнаме: там Вьетконг одержал верх над южновьетнамским гарнизоном, и в течение трехнедельной оккупации уничтожил 3000 человек, в спешке похоронив их в общих могилах. До того, как американские и южновьетнамские войска вновь стали контролировать ситуацию, «наступление в праздник Тет» заставило их потерять в боях 60000 убитыми. Погибли также тысячи лиц гражданского населения. Потери Вьетконга достигли ужасающей цифры 50 000 человек. Ослабление Вьетконга не без радости было встречено в Ханое. Действительно, Тет стал двойной победой для Северного Вьетнама: наступление подорвало уверенность американцев, что они когда-либо одержат победу в этой войне, а кроме того, оно предупредило независимых коммунистов на Юге, что они не в состоянии соперничать с северным коммунистическим режимом. С этих пор Вьетмин стал играть ведущую во-енную роль, и, таким образом, за ним осталось последнее слово в определении будущего Вьетнама. Северовьетнацы были, конечно, ободрены растущим в Соединенных Штатах движением протеста против войны и своим успехом в подрыве авторитета южновьетнамского режима. Они рассчитывали, что вывод американских войск будет ускорен, если продемонстрируют свою готовность к ведению мирных переговоров, одновременно продолжая наносить тяжелые потери американцам во Вьетнаме: цель была бы достигнута, если бы американское общественное мнение принудило администрацию в принципе принять условия мира, предлагаемые коммунистами. Никсоновская политика «вьетнамизации» играла им на руку, поскольку позволяла бесконечно затягивать переговоры в Париже. Их главной целью было достижение такого соглашения, которое бы вывело Соединенные Штаты из войны, но позволило бы Северному Вьетнаму продолжать войну до окончательной победы. Потому они решительно отвергали любые предложения, выдвигаемые Г енри Киссинджером, главой американской переговорной делегации в Париже, требовавшем одновременного отвода как американских, так и северовьетнамских войск с Юга. Американские бомбардировки наносили тяжелые потери, но пользуясь сетью широко разбросанных заводов и поставками вооружений из Китая и СССР, коммунистическое руководство в Ханое было готово продолжать войну еще годы и годы. 600 В январе 1973 года наконец-то было достигнуто соглашение о прекращении огня. Американцы должны были уйти из Вьетнама в течение шестидесяти дней, а мирное урегулирование представлялось самим вьетнамцам. Но прекращение огня не стало прелюдией к миру. Северовьетнамцы вскоре возобновили конфликт и, несмотря на массовые поставки американского оружия, плохо руководимая южновьетнамская армия полностью развалилась. Уотергейтский скандал заставил Никсона в августе 1974 года уйти в отставку, а его приемник президент Форд великолепно сознавал, что американский народ не даст санкции на новое втягивание США в войну. Как только армия Северного Вьетнама устремилась на юг, миллионы беженцев, охваченных ужасом, бежали в направлении Сайгона, но столица также пала 30 апреля 1975 года, когда последние американцы и сопровождавшие их вьетнамцы были в ли-хорадочной спешке эвакуированы из американского посольства. Семьдесят вертолетов переправили 1000 человек на американские военные корабли, стоявшие на рейде. Но сотни тысяч вьетнамских офицеров и гражданских служащих, которые оставались верны поддерживаемому американцами южновьетнамскому режиму были брошены, чтобы впоследствии пройти через систему «перевоспитания», организованную их новыми хозяевами. Их отправляли в лагеря, разновидность вьетнамского ГУЛАГа, где некоторые проводили многие месяцы и даже годы. Коммунисты теперь проводили на юге страны свою марксистскую экономическую политику, навязав однопартийное государство. Они принялись за ликвидацию капитализма и коллективизацию земли. Результаты были катастрофическими. Народ снова страдал от продажности официальных чиновников и некомпетентности администрации. В течение 1980-х годов в экономическую политику было внесено много рыночных элементов. Предпринимателям, особенно на юге, было позволено создавать небольшие фабрики и предприятия по обслуживанию и получать с них прибыль. Внутри высшего эшелона партии шла постоянная борьба между реформаторами, прагматиками, желавшими следовать примеру Китая, и партийными идеологами, которые полагали, что подобные эксперименты ослабляют марксизм-ленинизм. Конфликт в основном шел вокруг пра-вильной экономической политики, способной поднять низкий жизненный уровень во Вьетнаме, в неурожайные годы приводивший к массовому недоеданию. Однако и мысли не возникало о превращении однопартийного государства в многопартийную демократию. Экономическая либерализация началась во второй половине 80-х годов, но плохое государственное управление экономикой вызвало гиперинфляцию, которую периодически сдерживали насильственными методами. Попытки привлечь иностранные капиталовложения оказались малоуспешными. С началом революций в Восточной Европе и советской перестройки политический контроль во Вьетнаме 601 снова ужесточился. Вьетнам остается одной из беднейших стран мира, он едва способен прокормить свое быстро растущее население, которое в 1989 году достигло 66 млн человек. Одной из основных причин бедности во Вьетнаме, помимо коммунистического неумелого управления, являются все еще очень значительные расходы на оборону. Армия Вьетнама превышает 1 млн человек. С 1975 года Вьетнам жил в изоляции от большинства стран региона. Только Советский Союз оказывал ему помощь, которая быстро сократилась после 1985 года. Россия уже не оказывала Вьетнаму помощи. Соединенные Штаты сохраняли торговое эмбарго. Неспособность дать информацию о судьбе американских военнослужащих, пропавших во время войны, — один из камней преткновения на пути улучшения отноше-ний с Соединенными Штатами. Отношения со своим северным соседом достигли у Вьетнама критической точки, когда Вьетнам вторгся в Кампучию и оккупировал в декабре 1978 года большую ее часть, уничто-жив режим Пол Пота, поддерживаемый Китаем. Посаженное вьетнамцами правительство подверглось остракизму со стороны международной общественности, а Вьетнам был осужден. Китайцы организовали вооруженное вторжение на севере Вьетнама в феврале 1979 года, но отступили тремя неделями позже, как заявил Пекин, «преподав вьетнамцам урок». Позднее, в 1980-х годах китайцы сохраняли войска вдоль вьетнамской северной границы, периодически организуя вооруженные столкновения; но отношения стали гораздо менее напряженными, особенно после того, как Вьетнам ушел из Кампучии в 1989 году. Постоянный поток беженцев из Южного Вьетнама морским путем («лодочный народ») и сушей в Таиланд, Малайзию и Гонконг также ухудшил отношения Вьетнама с соседями. Соединенные Штаты приняли сотни тысяч вьетнамцев и, в последнее время, значительное число так называемых «амероазиатов» — детей от смешанных браков и связей американских военнослужащих и вьетнамок. Вьетнам оставался в изоляции до начала 90-х годов, и в страну не поступало сколько-нибудь широкомасштабной помощи или иностранных инвестиций. Потенциал трудолюбивых и легко приспосабливающихся вьетнамцев остается невостребованным. Народ, который столько выстрадал, заслужил лучшую судьбу, и в последнее время появились признаки того, что Соединенные Штаты чувствуют за собой обязанность оказывать помощь.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 63 ВЬЕТНАМ: ВО ВРЕМЯ ВОИНЫ И ПОСЛЕ:

  1. 7.3. Китай (III – XVII вв.)
  2. Вьетнам
  3. 4. КРАХ ГЕРМАНСКОЙ II АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ ОККУПАЦИИ НАЧАЛО ВОССТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  4. ПРАВОЦЕНТРИСТСКИЙ БЛОК У ВЛАСТИ
  5. Глава VI FAKE-СТРУКТУРЫ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ТЕМАТИКИ - РОССИЙСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ
  6. Военная цензура США в вооруженных конфликтах второй половины ХХ века
  7. Китай (III - XVII вв.)
  8. ГЛАВА III * ПЕРВЫЕ ТАЙСКИЕ ГОСУДАРСТВА ЦЕНТРАЛЬНОГО ИНДОКИТАЯ XIV вв.)
  9. О 3. Наступление европейских держав
  10. 3. Союз таиландского и американского капитала и втягивание Таиланда в империалистический военный лагерь
  11. ИМПЕРИИ И ИМПЕРАТОРЫ
  12. ПОЛИТИК - ОПАСНАЯ ПРОФЕССИЯ
  13. Проблема толкования событий
  14. ГЛАВА 39 НАЧАЛО ВЬЕТНАМСКОЙ ВОИНЫ И КОНЕЦ ФРАНЦУЗСКОГО КОЛОНИАЛИЗМА
  15. ГЛАВА 52 «ХОЛОДНАЯ ВОИНА»
  16. ГЛАВА 62 БЕСПОРЯДКИ И ВОИНЫ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  17. ГЛАВА 63 ВЬЕТНАМ: ВО ВРЕМЯ ВОИНЫ И ПОСЛЕ