<<
>>

ГЛАВА 85 ВОЗРОЖДЕНИЕ ФРАНЦИИ

После драматических лет правления Шарля де Г олля президент Жорж Помпиду восстановил во Франции утраченный покой. Помпиду был тесно связан с де Г оллем и даже был у него премьер-министром, пока не ушел в отставку в июле 1968 года.
После отставки самого де Голля в 1969 году Помпиду стал его преемником. Избрание Помпиду на пост президента означало преемственность политического курса, но без свойственного генералу аристократизма. Он был гораздо доступнее и вскоре стал для многих французов символом хорошей жизни, которую страна смогла обеспечить своим наиболее удачливым гражданам. Помпиду имел за плечами опыт финансиста, проработав много лет директором торгового банка братьев Ротшильд. Он верил, что лучшим средством преодоления социальных противоречий является процветание экономики страны. Экономическая программа, осуществление которой было начато в 1969 году, девальвация франка, заем в Международном валютном фонде — все эти продуманные меры, которые де Г олль бы отверг, узрев в них по-кушение на национальный суверенитет Франции, обеспечили дорогу к стабильности в будущем. Но в 1969 году они вызвали волну забастовок. Во Франции архаичное и современное сосуществовали: мелкие крестьяне и крупные землевладельцы, огромные универсальные магазины и многочисленные мелкие лавочки, высокотехнологичные современные отрасли производства и кустари-ремесленники. По экспорту французская промышленность отставала от других стран. Для ускоренной модернизации во Франции был разработан так называемый Шестой план. Предполагалось открыть страну для международной конкуренции. Приоритным должно было стать развитие промышленности, причем по сравнению с предыдущими планами, контроль центра ослаблялся. Либеральный подход Помпиду, ориентированный на свободный рынок, давал хорошие результаты. Вплоть до знаменитого нефтяного кризиса 1973-74 годов Помпиду всячески способствовал наращиванию темпов индустриализации, а стимулом к этому являлся спрос на французские товары. Валовой продукт в 1969-1973 годах возрастал в среднем на 5,6 % в год, инфляция сокращалась, а безработица была небольшой. Когда промышленность снова стала конкурентоспособной на мировых рынках, Помпиду очень мудро стал уделять больше внимания французским фермерам, чья продукция не всегда соответствовала мировым стандартам. В обмен на отказ от наложенного де Голлем вето на вступление Англии в Общий рынок он выторговал у партнеров по ЕЭС целый ряд льгот для фермеров Франции. За исключением отношений с Англией, ставших более дружелюбными, внешнеполитический курс Франции не претерпел значительных изменений. Европейское строительство и разрядка в отношениях с Советским Союзом и странами Восточного блока принесли лишь временный успех и не имели сколько-нибудь ощутимых последствий. Дружественные отношения правительства де Голля с арабскими странами не спасли Францию от значительного повышения мировых цен на нефть, организованного странами-экспортерами сразу после арабо-израильского конфликта, разразившегося в октябре 1973 года. Первый премьер-министр эпохи Помпиду Жак Шабан-Дельмас считал необходимым разработать более радикальную программу, нечто вроде предложенного Кеннеди «нового общества», но смог добиться согласия президента только на ограниченные реформы.
Децентрализация и кооперация между современными и традиционными секторами производства во Франции в 1969 году продвинулась вперед после создания комиссий на местах и выборных коммерческих и промышленных палат. 820 В 1972 году прошли выборы в региональные органы власти. Однако реформирование местных органов власти не было доведено до конца. В последний год пребывания Помпиду на посту президента, перед тем, как он умер от рака в апреле 1974 года, начался спад в экономике; в июле 1972 года Шабана-Дельмаса сменил более консервативный Пьер Мессмер. Политическая борьба во Франции не являлась состязанием двух-трех партий как в Англии, или ФРГ. Успех доминирующей коалиции зависел от маневрирования ведущих партий, где немаловажную роль имела способность сдвигаться то влево, то вправо. Две такие группировки вместе составляли правоцентристскую коалицию. Первой были голлисты, с 1968 года именовавшиеся Союзом демократов за республику (ЮДР). Многие известные члены ЮДР в прошлом были видными участниками де-голлевского сопротивления и разделяли взгляды генерала на место Франции в мире и способы достижения «национального величия». Другая партия правоцентристской коалиции была основана министром финансов правительства Помпиду Валери Жискар д'Эстэном. Она придерживалась более либерального курса, чем ЮДР, будучи по своим социально-рыночным позициям близка к германской ХДС. Республиканская партия (РП) была менее националистической, более открыта европейскому сотрудничеству и более заинтересована в союзе с Соединенными Штатами. Оживление в политической жизни Франции в 1970 и 1980 годах было связано как с соперничеством внутри правоцентристской коалиции, так и с развернувшейся борьбой между правыми и социалистами. История раскола в рядах левых сил началась в 1920 году на конгрессе в Туре, когда была образована Французская коммунистическая партия (ФКП). Французские коммунисты создали свою партию по образцу своего «старшего советского брата» и были верными союзниками Москвы. Но следуя по стопам КПСС, французская компартия превратилась в консервативную силу и в 1968 году всячески старалась откреститься от революционной борьбы студентов. В 70-х годах она заняла более демок-ратические позиции, а в 1972-1977 годах находилась в союзе с социалистической партией, возглавлявшейся Франсуа Миттераном. Быстрый спад популярности коммунистов после 1978 года (на выборах 1986 года она получила только 35 мест — столько же, сколько крайне правый Национальный фронт) радикально повлиял на политический климат страны. Социалистическая партия, до 1971 года занимавшая левоцентристские позиции, тоже постепенно утратила поддержку избирателей. Ставший ее лидером Франсуа Миттеран потратил многих усилий, чтобы возродить партию, разработав с этой целью новую демократическую и социалистически ориентированную программу, основными положениями которой были национализация, рабочий контроль и децентрализация. Он также предлагал сократить полномочия президента, что логично вытекало из его прежней критики авторитарных замашек де Г олля. Закладывая основы своего будущего триумфа, он решил покончить с продолжавшей двадцать три года практикой создания центристских коалиций и заручиться поддержкой коммунистов, использовав в качестве основы для сотрудничества совместную правительственную программу. К коалиции двух партий присоединилась небольшая партия Движение левых радикалов (ДЛР). На президентских выборах 1974 года Миттеран лишь немного уступил Валери Жискар д'Эстэну, ставшему кандидатом от правоцентристского блока. Хотя Жискар достойно ответил на вызов, брошенный голлистами в первом туре президентских выборов и побил их кандидата, расправившись затем с Миттераном, он не мог не учитывать, что голлисты не только были самой крупной фракцией в Национальной Ассамблее, но и имели втрое больше депутатов, чем партия Жискара. С тех пор, как Жискар порвал с де Голлем в 1962 году, трудно было определить, чего было больше в его отношениях с голлистами — сотрудничества или соперничества. Но как бы там ни было, голлисты и республиканцы вынуждены были идти на сотрудничество, если хотели победить объединившихся левых. Укрепляя союз правых сил, Жискар ввел в состав правительства министров-центристов, а лидера ЮДР Жака Ширака сделал премьер-министром. Очень амбициозный Ширак уже был министром при Помпиду. Он не испытывал большой симпатии ни к либеральному рефор-мизму Жискара, ни к его имиджу «европейца». Его опорой был ЮДР, влияние которого Жискар пытался подорвать посредством максимального расширения правоцентристской коалиции. Жискар, который сначала воз-держивался от вмешательства в вопросы, относившиеся к компетенции правительства, вскоре начал корректировать курс кабинета. Это вызвало столкновения с Шираком. Однако за время своего сотрудничества в 1974-1975 годах они успели провести ряд важных реформ. Жискар д'Эстэн стремился выглядеть народным президентом. Свои телеобращения он строил в манере Франклина Рузвельта, стараясь ничем не обнаружить своего презрения к простым людям. Но его желание сделать общество более либеральным, современным и справедливым было достаточно искренним. Он сочувствовал борьбе женщин за свои права и провел в 1974-1975 годах ряд законов, гарантировавших равные права гражданам обоего пола: увеличились пособия родителям-одиночкам; был легализован аборт, облегчена процедура развода по обоюдному согласию, или если брак фактически распался. Здравоохранение стало лучше финансироваться, минимальная заработная плата была повышена. Наконец, вмешательство государственных органов в частную жизнь было ограничено. Эти либеральные реформы встретили сопротивление со стороны голлистов и были одобрены Национальной Ассамблеей только при поддержке левых сил. Ширак понимал, что поддерживая начинания Жискара, он оттолкнет от себя голлистов из ЮДР. В августе 1976 года он вышел в отставку в знак протеста против вмешательства 2Кискара и его аппарата в дела правительства. К этому времени между Шираком и Жискаром возникли все углубляющиеся разногласия по вопросам социальной и внешней политики. Жискар считал необходимым больше внимания уделять сотрудничеству с Западной Европой, в частности, укреплять учреждения, связанные с работой Общего рынка. Лишившись в 1976 году помощи Ширака, Жискар оказался в изоляции не смог успешно завершить задуманные социальные реформы. Г оды пребывания Жискара на посту президента пришлись на период, когда всю мировую торговлю повергло в шок резкое повышение цен на нефть, произошедшее двумя скачками, сначала в 1973-1974 годах, а затем — в 1979-1980 годах. Ничего подобного прежде не происходило, и правительства западных стран оказались в растерянности, не зная, как им теперь вообще строить экономическую политику. Жискар начал в 1974 году с экономии и дефляции. Промышленное производство пошло на спад, а безработица выросла до одного миллиона человек. В 1975 году по стандартной модели того времени «стоп-вперед» эта политика в надежде найти лекарство от кризиса сменилась на противоположную. Последствием стала инфляция и рост заработной платы, приведшие к увеличению импорта и нарушению торгового баланса. Преемником Ширака на посту премьер-министра в 1976 году стал Раймон Барр, который совмещал свои обязанности с постом министра финансов. Барр не имел ничего общего с политиками из Национальной Ассамблеи. Он был профессором экономики в Сорбонне, а потом стал вице-председателем Европейской комиссии. План Барра включал очень суровые меры, которые довольно быстро снизили инфляцию, но при этом неизбежно повысили уровень безработицы. Вслед за этим в 1978 году стала осуществляться программа постепенного освобождения промышленности от государственной опеки. Вместе с тем государственные отрасли производства были взяты под еще более жесткий контроль: им сократили субсидии, а убыточным вообще перестали оказывать поддержку. Кроме того, государство не отказалось от прямого воздействия на те отрасли, которые оно, по определению Жискара и Барра, считало ключевыми. Зависимость от импорта нефти было причиной слабости энергетики, поэтому Франция стала особое внимание уделять развитию ядерной энергетики — это была самая амбициозная программа подобного рода в Европе. Крайне нелегко было планировать бюджет страны в условиях огромного дефицита и продолжавшейся девальвации франка. План Барра начал действовать в 1978-79 годах при благоприятном торговом балансе, росте промышленного производства, стабильности биржевого курса и ослаблении инфляции, однако новый ближневосточный кризис и связанное с ним повышение цен на нефть еще раз выбили экономику из колеи. Инфляция и безработица снова усилились: Франции грозил новый кризис. Повторный «курс лечения» по Барру, означавший дефляцию, вызвал дальнейший рост безработицы и совпал с выборами на пост президента в мае 1981 года Май 1981 года ознаменовал полную перемену политического курса: социалисты, наконец, сломали лед недоверия и завоевали не только президентский пост, но и по результатам выборов заняли большинство мест в Национальной Ассамблее. Франсуа Миттеран победил всех своих соперников, выступив с программой, которая смогла привлечь не только социалистов, но и других представителей левого электората, включая коммунистов. Социалистический манифест обещал сократить безработицу, расширить программу национализации, поднять минимальную заработную плату, учредить налог на имущество и провести конституционные реформы, которые должны были сократить авторитарную власть президента. Лидер коммунистов Жорж Марше принял участие в первом туре президентских выборов, но, не попав во второй тур, вынужден был прекратить борьбу, призвав проголосовать своих сторонников оставшемуся кандидату социалистов Франсуа Миттерану. На правом крыле политического спектра президент Жискар д'Эстэн победил Жака Ширака, лидера голлистской партии, переименовавшей себя в Объединение в поддержку республики (ОПР). Во втором туре правые силы отказались от традиционной взаимоподдержки: голлистам не нравился жесткий стиль руководства Жис- Парламентские выборы 1981 года % места ФСПиДЛР 37,8 286 ФКП 16,1 44 ОПР 20,9 83 СФД 19,1 61 822 кара, кроме того многих привлекло обещание Миттерана пересмотреть экономический курс. Все вместе взятое позволило Миттерану одержать победу над Жискаром — с небольшим, но убедительным преимуществом — 15,7 млн избирателей против 14,6 млн. Самым большим сюрпризом выборов в Национальную Ассамблею, состоявшихся в июне 1981 года, стало резкое усиление социалистической партии. Коммунистическая партия, наоборот, заметно ослабла. Учитывая поддержку коммунистов в парламенте, Миттеран отныне опирался на солидное большинство. Ошеломительный провал Союза за французскую демократию (СФД), цементирующим элементом которого была Рес-публиканская партия Жискара, вызвал смену лидеров в рядах правых. Им стал жесткий и не всегда предсказуемый Жак Ширак. Миттеран почивал на лаврах немногим более года. Чтобы обеспечить себе широкую поддержку левого крыла и центра, он включил в состав своего правительства людей из разных партий. Впервые после 1947 года в состав кабинета вошли четыре министра-коммуниста. Мишель Рокар занял пост министра планирования, он принадлежал к правому крылу социалистической партии и имел репутацию твердого рыночника. Премьер-министр Пьер Моруа представлял левых социалистов-тра-диционалистов. Правительство приняло пакет законов, гарантировавших гражданские свободы, — как бы в продолжение благих намерений Жискара. Миттеран выполнил свои предвыборные обещания ввести налог на состояния, поднять минимальную заработную плату и увеличить выплаты на социальные нужды. Закон о децентрализации, разработанный Деффером, предоставил больше власти выборным региональным советам, одновременно сократив полномочия назначаемых из центра префектов. Эти меры позволили в значительной степени перенести баланс контроля на органы управления на местах, но не настолько, чтобы центральное правительство совершенно лишилось возможности осуществлять общее руководство. Очень объемная программа национализации стала еще одним столпом социалистической программы Миттерана. Национализация ведущих предприятий по производству вооружения, металлургических, химических, фармацевтических, страховых компаний, производящих электричество и компьютеры, а также некоторых банков, до этого находившихся в частной собственности, привела к тому, что треть всей про-мышленности перешла в общественное владение (до 1982 года доля государственной собственности в промышленности составляла менее 20 %). Самой смелой частью программы Миттерана была попытка противостоять мировому кризису, начавшемуся вследствие повышения цен на арабскую нефть, совершенно социалистическими методами. Многие жители Британских островов, в то время пострадавшие от политики консервативного правительства Маргарет Тэтчер, напоминавшей затяжную окопную войну, обращая взор за море, с восхищением рукоплескали дерзкой стратегии Миттерана. Согласно плану оздоровления французской экономики были задействованы дополнительные источники финанси-рования, создавались рабочие места в сфере строительства и гражданских служб, повышался доход беднейших слоев населения, и увеличивались вложения в общественный сектор. Ясно было, что увеличение налогов не окупит эти меры, тем более — национализацию, но спорным оставался вопрос о том, насколько приемлем большой дефицит бюджета в условиях кризиса и можно ли надеяться на его сокращение по мере увеличения спроса. Этот план не сработал. Безработица выросла до 2 млн человек, а инфляция в октябре 1981 года снова составила 15 %, дефицит бюджета вызвал девальвацию франка, а слабое доверие частных предпринимателей к правительству социалистов привело к сокращению инвестирования производства. В июне 1982 года Миттеран сменил свой нашумевший политический курс на 180 градусов и перешел по предложению министра финансов Делора к политике жесткой экономии и урезанию выделенных на общественные нужды средства. Общественные расходы еще больше сократились весной 1983 года. Социалистические реформы сошли на нет, когда Лоран Фабиус, очень способный настроенный недогматично молодой технократ, занимавший пост министра промышленности, сменил Моруа на посту премьер-министра. Политический курс сместился к центру, стал более рыночным. Не удивительно, что министры-коммунисты подали в отставку. Благодаря применению политических приемов, не очень сильно отличавшихся от применявшихся Жискаром и Барром, экономика Франции постепенно начала выздоравливать. Более высокая производительность труда впоследствии парадоксальным образом оборачивалась ростом безработицы, как, впрочем, и в остальных странах Западной Европы. Миттеран мирился со своей непопулярностью, ожидая, что следом за периодом жесткой экономии 1984-1986 годов наступит подъем, который совпадет по времени со следующими президентскими выборами, ожидавшимися в 1988 году. С целью увеличить шансы социалистов, чья популярность снижалась, он провел электоральную реформу, сменив мажоритарную систему на пропорциональное представительство. Выборы в Национальную Ассамблею в марте 1986 года закончились для социалистов лучше, чем они ожидали, они остались самой большой партией парламента, 823 Парламентские выборы 1986 года % места ФСП и ДЛР 31,9 216 ФКП 9,7 35 СФД } ОПР } 42,0 129 148 Национальный фронт 9,7 35 получив поддержку от бывших сторонников коммунистов. Коммунистическая партия пострадала катастрофически, потеряв одну треть голосов избирателей. Расширенная коалиция левых сил (включая коммунистов), будь она реконструирована, имела бы в парламенте только 251 голос. Правые, несмотря на соперничество между СФД Жискара и ОПР Ширака, имели явное преимущество, добивались 277 голосов. Настоящим шоком для французских политиков стало выдвижение вперед про-фашистской партии Национальный фронт, возглавляемой бывшим наемником Жаном Мари Ле Пеном. Почти каждый десятый избиратель голосовал за эту расистскую, антисемитскую партию, отвернувшись от традиционных политических организаций и поверив лидеру, который «во имя патриотизма» призывал нападать на иммигрантов из Северной Африки, якобы ставших причиной безработицы среди белых. С его точки зрения, их следовало насильственно репатриировать. После выборов Пятая республика очутилась в беспрецедентном положении, когда президентом был социалист, а в Национальной Ассамблее доминировали правые. В отличие от Америки назначаемое президентом правительство Франции может функционировать только при условии, что оно выражает волю парламентского большинства. В марте 1986 года Миттеран поручил Жаку Шираку, который возглавлял самую большую правую партию, сформировать правительство. Задача Ширака была не из легких, потому, что приходилось все делать с оглядкой на сподвижников Жискара в Национальной Ассамблее, которые его очень недолюбливали; но они, тем не менее, были неотъемлемой частью его парламента большинства. А в Елисейском дворце расположился прези-дент-социалист. Французы метко окрестили сложившуюся ситуацию «сожительством». У Ширака не нашлось места в правительстве для Жискара, имевшего виды на министерство финансов. Таким образом, с самого начала Ширак не только противопоставил себя левой оппозиции, но и обеспечил трения с СФД, которую в значительной мере отстранили от власти. Большая часть программы экономического оздоровления, предложенная Шираком, не сильно отличалась от той, которой руковод-ствовалось предыдущее социалистическое правительство. Но при его решимости проводить приватизацию и денационализацию государственных компаний столкновение было просто неизбежно. Сколько президент ни старался, он не мог остановить санкционированную Национальной Ассамблей приватизацию. Ширак также ликвидировал пропорциональную избирательную систему, благодаря которой так впечатляюще вырвался вперед Национальный фронт. С возвращением мажоритарной системы шансы Национального фронта на получение значительного количества мест в парламенте уменьшались. Политика правительства, направленная на сокращение расходов, не пользовалась популярностью. В декабре 1986 года забастовки охватили государственный сектор, и Ширак был вынужден пойти на компромисс в отношении заработной платы и условий труда. В 1986-1988 годах инфляция, тем не менее, снизилась до 2-3 %. Миттеран оказался на высоте, умело лавируя между политическими группировками и создавая образ надпартийного руководителя, тем самым он избегал обвинений в свой адрес за действия правительства. Тем временем поднимало голос протеста университетское студенчество, количество безработных равнялось 2,5 млн человек. Ширак обвинил президента Миттерана во вмешательстве в работу правительства. Для фермеров, суб-сидии которым начиная с 1980 годов постоянно сокращались, из-за обострения конкуренции наступили тяжелые времена. Миттеран снискал себе солидную репутацию на международной политической арене, постоянно играя ведущую роль на встречах в верхах стран Европейского Сообщества. Он наладил дружеские отношения с канцлером Западной Г ермании Хельмутом Колем, укрепив тем самым ось Бонн—Париж; с другой стороны, ему не удалось преодолеть натянутость отношений с Маргарет Тэтчер. Также, как и его предшественники, Миттеран был непреклонен в создании французских независимых ядерных сил. Весной 1988 года Миттеран без труда победил в первом туре президентских выборов. За ним следовал Ширак. Настоящую сенсацию вызвал Ле Пен, набравший свыше 4 млн голосов (14,4 %) и занявший четвертое место после респектабельного и популярного Барра. Второй тур выборов был предрешен: в нем Миттеран значительно увеличил количество голосов в свою пользу, набрав 54 % по сравнению с 46 % голосов Ширака (соответственно — 16,7 млн избирателей и 14,2 млн). Ширак покинул пост премьер-министра, а Миттеран сделал его преемником Мишеля Рокара, недогматично настроенного убежденного рыночника. Вскоре после этого он распорядился о роспуске Национальной Ассамблеи. 824 На выборах в парламент социалисты имели огромный успех. Хотя после второго тура голосования они не добились абсолютного большинства голосов, однако в содружестве с другими партиями социалисты получили 277 мест. Фактически, расширенная левая и правая коалиции довольно ровно разделили места. Благодаря отмене системы пропорционального представительства количество мест, принадлежащих Национальному Фронту, сократилось до одного. Коммунисты не голосовали вместе с правыми, а правые раскололись, поэтому, стоявший на центристских позициях премьер-министр Рокар чувствовал себя весьма свободно, каждый раз добиваясь необходимого при голосовании большинства в парламенте. Рокару, стороннику консенсуса в политике, далеко было до Лорана Фабиуса. У него не было таких грандиозных планов, но он опирался на реальные достижения и заслужил одобрение общественности, потому что общество устало от конфронтации левых и правых. Экономика стабилизировалась, темпы роста были высоки, а инфляция невелика. Правительство Рокара не стало сеять панику в рядах предпринимателей, да и сам Миттеран придерживался центристского курса в политике. Но жесткий контроль за выплатами на общественные нужды привел к возобновлению забастовок в конце 1980 годов. Оздоровление финансов сопровождалось безработицей, составлявшей 10 %. Политическую жизнь Франции эпохи Миттерана нельзя назвать благополучной. Социалистическая партия страдала от нараставшей непопулярности президента, хотя он давно порвал с политическими традициями социалистов. Соперничество Ширака и Валери Жискар д'Эстэна омрачало союз правых. Миттеран надеялся, что заменив Рокара на посту премьер-министра на Эдит Крессон он восстановит былую славу социалистического правительства. Но ее рейтинг скоро резко снизился. Экономическая политика в изменилась мало, и не было никаких признаков улучшения, на которые могли бы надеяться безработные. Парламентские выборы (первый тур, июнь 1988 года) % места ФСП, ДЛР и их союзники 37,60 277 ФКП 11,32 27 СФД } ОПР } 37,75 130 129 Национальный фронт 9,65 0 Остальные правые партии 2,85 13 Причиной, накалившей обстановку, стало положение североафриканских иммигрантов. Жан Мари Ле Пэн и его Национальный фронт делали все, чтобы настроить коренное население враждебно к арабам-мигрантам, в основном людям с низкими доходами, скученным в нескольких городах, особенно в Марселе и Париже. В 1991 году их офи-циально насчитывалось 4 млн человек. Среди арабов-мусульман уровень рождаемости был очень высок, поэтому для полноты картины следует добавить еще около одного миллиона детей. В рядах сторонников Национального фронта было немало и антисемитов. Следует, однако, признать, что на фоне тихого политического болота НФ выглядел чуть ли не единственной динамичной партией. На региональных выборах в марте 1992 года социалистическая партия набрала всего на 2 % голосов больше, чем Национальный Фронт (около 14 %). В апреле 1992 года, менее чем через год после своего назначения Эдит Крессон, вышла в отставку, и на ее место пришел новый премьер-министр — Пьер Береговуа. Застой в политике отражал общую неясность в отношении дальнейшего направления политического курса Франции в 1990 годы. Некогда с энтузиазмом создававшие Новую Европу французы пережили после Маастрихта период глубокого раскола, когда от них, наконец, потребовали высказаться определенно. Положительный ответ был получен с трудом, а многие проголосовали «за» не по причине своего европейского настроя, а потому что боялись объединенной Германии, население которой составило 79 млн человек. Народ Франции считал, за некоторым исключением, что лучше загнать Германию в рамки европейских бю-рократических учреждений, несмотря на ее авторитет в этой организации, чем оставить Францию в одиночестве взирать на германского колоса. Но самыми важными проблемами Франции в 1993 году были непрек-ращающийся спад промышленности и безработица. На выборах в Национальную Ассамблею в марте 1993 года социалисты потерпели сокрушительное поражение. Существующая система голосования усилила чехарду с перераспределением парламентских мест. Социалисты потеряли 212 мест, сохранив только 70. ОПР Ширака получила 247 мест, а СФД Жискар д'Эстэна — 213, коммунисты к прежним трем приобрели еще 20, а Национальный фронт потерял свое единственное место. Таким образом, правые силы получили подавляющее большинство в 577 мест. Миттеран назначил на пост премьера на время «сосуществования» голлиста Эдуара Балладюра. Но народ Франции и два терпеливых соперника — Жискар д'Эстэн и Ширак стали ждать президентских выборов, надеясь оставить без работы самого Миттерана.
<< | >>
Источник: Гренвилл Дж.. История XX века. Люди. События. Факты. 1999

Еще по теме ГЛАВА 85 ВОЗРОЖДЕНИЕ ФРАНЦИИ:

  1. ВОЗРОЖДЕНИЕ ФРАНЦИИ
  2. Глава 9 'Культура эпохи Возрождения
  3. ГЛАВА 20. АНТРОПОЦЕНТРИСТСКАЯ ПАРАДИГМА КУЛЬТУРЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  4. Глава 5 Перспективы и пути возрождения социализма
  5. ГЛАВА 5 СРЕДНЕВЕКОВАЯ КУЛЬТУРА. НАЧАЛО ВОЗРОЖДЕНИЯ
  6. ГЛАВА 6 РЫЦАРСТВО ВО ФРАНЦИИ
  7. Глава 1 КУЛЬТУРА ВОЗРОЖДЕНИЯ В ИТАЛИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIV—XV вв.
  8. Глава 7 КУЛЬТУРА ФРАНЦИИ В КОНЦЕ XV—НАЧАЛЕ XVII В.
  9. ГЛАВА 11. ФРАНЦИЯ: ЛИПОМ КЛИПУ
  10. ГЛАВА ПЯТАЯ ФРАНЦИЯ И АНГЛИЯ: АБСОЛЮТИЗМ ПРОТИВ ПАРЛАМЕНТСКИХ СВОБОД?
  11. ГЛАВА 11 ФРАНЦИЯ: ЛИПОМ К ЛИПУ
  12. Глава 14 БЫТ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  13. ГЛАВА 3. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО ФРАНЦИИ И ЕГО ОТНОШЕНИЕ К АРАБО-ИЗРАИЛЬСКОМУ КОНФЛИКТУ
  14. Глава 34 ВОЗРОЖДЕНИЕ РОССИИ И РУССКОГО НАРОДА: ПРОЕКТ ЭТНОНАЦИОНАЛИЗМА
  15. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ФРАНЦИЯ И АНГЛИЯ: АБСОЛЮТИЗМ ПРОТИВ ОГРАНИЧЕННОЙ МОНАРХИИ?