<<
>>

§ 9. Этика и философія права. 1.

Аристотель ввелъ СЛОВО «зтическій» (г(Э'.-л6;) для обозна- ченія особаго класса а» (достоинствъ) н такимъ образомъ со- здалъ боліє тЄсноо понятіе добродетели, нравственности. Его последователи называли произведенія, въ которыхъ говорилось объ ЭТИХЪ вопросахъ, этическими (?Ї Т,&І*І).
Рядомъ съ этимъ у Аристотеля въ классификаціи наукъ встречается терминъ практическая философія (ср. § 3, п. 2),—терминъ, которымъ онъ обозначаем отрасль знанія, развивающую правила человЄческаго пове- денія. Цицеронъ переводить вьіраженіе Аристотеля «зтическій» словомъ moralis, а у Сенеки этика является подъ назвашемъ philosophia moralis. Такимъ образомъ, уже древній мірь создалъ три вьіраженія, употреб.тяемыя чаще всего и теперь для обозначенія нашей дисциплины: этика, нравственная философія и практическая философія. Последнее вьіраженіе, конечно, не ограничивается одной этической наукой. Уже древніе причисляли къ практической философіи ученіе о государстве (политику) и экономику, а Вольфъ включилъ въ нее еще естественное право (философію права) (ср. § 3, п. 4). Подъ этикой же понимаютъ ученіе о нравственности, т. е. о нравственной оцЄнкЄ, нравственномъ образе мыслей (мотивахъ, целяхъ), нравственныхъ правилахъ и нравственныхъ поступкахъ. Какъ мы сейчасъ увиднмъ, существуетъ много раз- личныхъ взглядовъ на то, что слЄдуеть называть нравственными А потому мы отказываемся отъ болЄе точнаго опредЄленія этого понятія и переходимъ немедленно же къ историческому обзору. 2.

Зтическія опредЄленія встречаются у грековъ уже въ пері- одъ досократовской философіи. Такъ, пиеагорейцы иодчеркива- ютъ важность меры и гармоній для нашего практическая поведеній, Гераклитъ (у 475 до P. X.) требуетъ нодчиненія частнаго общему, а Демокритъ выставляетъ счастье (ебоаіaovta), какъ высшее благо, къ которому всЄ стремятся. Но лишь Сократъ впервые въ своей борьбе противъ еофистовъ, оспаривавшихъ всеобщность нравственныхъ правнлъ и, следовательно, подвергавших!» сомнЄнію ихъ обязательность, сдЄлаль попытку дать научное обос- нованіе того, что слЄдуеть считать нравственнымъ. Сущность вещи, полагалъ Сократъ, должна объяснять намъ ея задачу н ЦЄЛЬ. Если мы знаемъ, что такое ЧЄЛОВЄКЬ, то мы будемъ также знать, какъ онъ долженъ поступать. Добродетель есть знаніе, а добро—это то, что целесообразно, что полезно. Поэтому нарушать правила нравственности, грешить, можно только изъ невежества, но не намеренно. Если же нравственный воля и поведеніе зави- сятъ отъ пониманія, то для нихъ могутъ быть найдены и установлены такія же общеобязательныя правила, какъ и въ сфере знанія. 3.

Эту точку зрЄнія своего учителя воспрннимаетъ и Пла- тонъ. Онъ расширяете ее при помощи своей метафизики, своего ученія объ идеяхъ. То, что не принадлежитъ къ сущности вещей, конкретная сторона воспринимаемаго чувствами явленія, матерія, вещество, представляешь по Платону злое начало; понятіе же, идея представляетъ не только образецъ, прообразъ для индивиду- альнаго, дающаго сущности лишь вещественное воплощеніе, оно есть также и полная, истинная реальность (ср. § 3,1). Совершеннейшая идея, это — идея добра, совпадающая съ Божественной сущностью. Главнымъ источникомъ для установленій этическихъ взглядовъ Платона служить его діалогь о государстве (ісоХітсл).

Первое систематическое изложеніе философіи нравственности далъ Аристотель въ своей Никомаховой этике.

Основнымъ вопросомъ этики выставляется проблема высшаго блага, т. е. блага, къ которому мы стремимся ради него самого, и которое объясняешь стремленіе ко всемъ остальнымъ благамъ. ВСЄ согласны, полагаетъ Аристотель, что это высшее благо есть счастье. Но въ чемъ состоитъ счастье? Аристотель определяешь его, какъ силу души, стремящейся къ совершенной добродетели, которая сама по себе вызываешь наслажденіе. Добродетелью же онъ называетъ такое направленіе духа, такой образь мыслей, такое настроеніе, которое занимаешь середину между двумя крайностями. Наконецъ, необходимое средство для познанія этой середины есть разумъ. Въ противоположность метафизической этике Платона, у Аристотеля вырисовываются основныя черты психологической этики. Характерно также проводимое Аристотелемъ, а также позд- НЄЙІПИМИ мыслителями, различеніе между эзотерической, или научной, и экзотерической, или популярной этикой. 4.

У стоиковъ и эпикурейцевъ мы не встрЄчаемь ника- кихъ новыхъ по существу мыслей о нравственности. Первые виставляють общее требованіе — жить согласно природе. Но такъ какъ, съ ихъ точки зрЄнія, разумъ составляешь истинную природу человека, то жизнь, сообразная природі, сводится къ жизни, согласной съ разумомъ. «Мудрецъ», исполняющій это правило, и есть истинно добродетельный чєловЄкь. Только онъ поступаешь добродетельно, соответственно требованіямь долга (то хатор&шца), и только онъ свободень отъ страстей, подчиняющихъ себЄ «глупцовъ». Понятіе ДОЛГа (то y.i&Yjvtov ) и иредположеніе существованія безразлич. НЫХЪ, индифферентныхъ, НИ добрыхъ, НИ ЗЛЫХЪ вещей (ті aotd'fopa) являются важнейшими нововведеніями въ стоической зтикі, различавшей догматическую, или научную, и паренетическую, или практическую прикладную этику. Хотя эпикурейцы и считали счастье, наслажденіе высшимъ благомъ, но и опи ВІІДЄЛИ истинное содержаніе счастливой жизни въ ненарушимомъ—особенно страстями — душевномъ спокойствіи (напоминающемъ безстра- стность, апатію стоиковъ), въ атараксії! и въ физическомъ здоровье. Поэтому знаніе является и для нихъ главнымъ условіемь счастья, и, такимъ образомъ, ихъ идеалъ нравственной жизни воплощается, какъ у стоиковъ, въ «мудреце».

5. Христіанство создаешь ВМЄСТЄ съ новой религіей и новое жизнепониманіе. Его своеобразныя зтическія идеи въ соответствующей религіозной формулировке и съ релипознымъ обоснованіемь суть следующія: 1) Отъ рожденія чєловЄкь ЗОЛЪ, погрязъ въ но- рокЄ и отчужденіи отъ Бога и неспособенъ собственными силами освободиться изъ этого состоянія. Естественному человеку приносить избавленіе и примиреніе съ Богомъ Сынъ Божій, взявшій на себя грЄхіі человечества и искупившій ихъ Своею смертью. ТЄ, кто верить въ Искупителя и принимаешь Его радостную ВЄСТЬ, получаютъ проіценіе гріховь, миръ, блаженство. 2) ВСЄ люди равны передъ Богомъ, какъ Его ДЄТИ, И потому между собой они братья. Предъ Богомъ НЄТЬ ни національностей, ни сословій, ин половъ, ни иныхъ раздЄляющихь моментовъ. Поэтому основное этическое правило христіанства: «Любн своего ближияго. какъ са- мого себя!» Ближнимъ же является—или можешь явиться—каждый чєловЄкь. 3) Къ небу, къ блаженству ведитъ узкая тропа добродетели, милосердія, миролюбія, чистоты помишленій и чувствъ, новая жизнь, къ которой нужно возродиться посредствомъ веры въ Искупителя. Къ осужденію же ведетъ широкій путь порока, по которому йдуть ВСЄ. слЄдуюіціе своимъ естественнымъ влеченіямь.

Въ нашей волі — выбрать путь добродетели, но мы не можемъ собственными силами достигнуть діли очищенія, новой жизни въ БогЬ и съ Богомъ. Первая и вторая изъ этихъ мыслей сохранили надолго свое значеніе и независимо отъ своего религіознаго обла- ченія. Идеи этическаго равенства ВСЄХЬ людей и этической причинности (мы пожинаемъ и въ области нравственности лишь то, что посЬемъ) были восприняты почти безъ исключенія всіми позднейшими моралистами. 6.

Втеченіе всЄхь среднихъ ВЄКОВЬ этика оставалась въ зависимости отъ релипозныхъ представленій. Античная этика считалась языческой; хотя средневековая этика и заимствовала изъ нея некоторый подходящія понятія, какъ, напр., платоновское противопоставленіе матерій и идеи, чувственности и разума, но, заимствуя эти идеи, она значительно изменяла ихъ содержаніе, придавая имъ христіанскій смыслъ. Нравственнымъ идеаломъ средневековой христіанской этики является аскетизмъ и удаленіе отъ міра, откуда не особенно далеко до всемірнаго господства церкви и ея усердія на поприще обращенія въ христіанство. Основной этической проблемой является воиросъ о свободе воли, а ВМЄСТЄ СЪ ТЄМЬ противорЄчіе между индегерминизмомъ, при- знающимъ свободу, и детерминизмомъ, ее отрицающимъ. Въ противоположность христіанству, гуманизмъ возвращается къ античной этике и возобновляете въ особенности учепія стоиковъ и эпикурейцевъ. Реформація тоже предоставляете человека, какъ нравственное существо, самому себе, освобождая его отъ опеки традицій и церкви. Вера личности становится решающей нравственной силой. ВмЄстЄ съ тЄмь земная жизнь возвышается на степень достойнаго подготовленія къ загробной, и жизненное призваніе получаете этическое значеніе. Хотя Лютеръ отозвался о книге «ethlcorum» Аристотеля, какъ о «худшемъ произведена, противоречащемъ благодати Божіей и христіанскимь добродЄте- лямъ», но іМеланхтонь въ своей обработке этики сильно воспользовался мыслями Аристотеля, придавъ, правда, имъ христіан- ское обоснованіе и соответственную формулировку. 7.

Основной идеей этическихъ стремленій новой философіи является идея независимости нравственности оте религіи, этики оте теологіи и метафизики. Впервые въ пользу этой идеи высказывается на одномъ изъ новыхъ языковъ французскій скеитикъ

Шарронъ (t 1603). По его мнінію, религія не создаешь нравственности, но представляешь ея результаті» и завершеніе. Правда, эта независимость и самостоятельность нравственности доказывается очень различно. Можно виділить дві ТОЧКИ зрінія: апріорную и эмпирическую. Первая утверждаешь, что нравственность коренится въ первичныхъ, непроизводныхъ, данныхъ раніе всякаго опыта, т. е. a priori свойственныхъ человеку, чувствахъ, принципахъ, суждешяхъ. Такимъ образомъ, апрюризмъ полагаешь, что содержаніе нравственныхъ идей (предписаній) или нравствен- ныхъ душевныхъ движеній не возникло, а дано съ самаго начала, и основываешь научное ностроеніе этики на предпосылкахъ, про- исхожденіе и правильность которыхъ не подлежать сомнінію. Согласно эмпиризму, содержаніе этическихъ идей, сужденій, прннци- иовъ можетъ быть получено лишь изъ опыта, и должно быть признано его эмпирическое происхожденіе. При этомъ этика ставится также въ тісное отношеніе зависимости къ нікоторьімь эмпири- ческимъ наукамъ, въ особенности къ психологіи, біологіи и соціологів Законы жизни и ея сохраненія, связь и развитіе пси- хическихъ процессовъ, образованіе и дифференціація формъ че- ловічеекаго общеяія признаются здісь предпосылками теорій нравственности.

8. Представителями апріоризма въ англійской зтикі являются интуиціонистьі, названные такъ потому, что они считаютъ нравственные принципы, подобно геометрическимъ аксіомамь, непосредственно достоверными и интуитивно познаваемыми. Къ нимъ принадлежать Кудворзъ (Cudworth, 1 1688), Бутлеръ (Butler, f 1752) и шотландская школа съ Томасомъ Ридомъ (Ried, 11796) во главі. ЗашЬмъ апріоризмь былъ развить Кантомъ. По его мнінію, среди принциповъ нашего практическаго поведенія, наряду съ субъективными правилами и гипотетическими предписаніями, находятся такія требованія, которыя иміють безусловное значеніе, какъ, напр., ве- лініє: «не лги!» Апріорной предпосылкой такихъ практическихъ нормъ служить всеобщій законъ нравственности, требованія кото- раго не зависятъ отъ цілей и слідствій (эмпирически опреділяемьіхь) даннаго образа дійствій и который представляешь, такимъ образомъ, категорическій имиеративъ. Такъ какъ однако всякое особое содержаніе хотінія можетъ быть заимствовано только изъ опыта, то относительно практическаго закона a priori остается въ СИЛЄ только утвержденіе его всеобщности, т. е. голая «форма» закона. Онъ гласить, следовательно, такъ: «Поступай такъ, чтобы правило (максима) твоего поведенія могло всегда стать принци- помъ всеобщаго законодательства!» Главными трудами Канта по этике являются: «Основанія метафизики нравовъ» 40) (1785) и «Критика практическаго разума» 41) (1788). Шопенгауэра («ДВЄ основныя проблемы этики», 2 изд. 1860) 42) нужно также причислить къ апрюристамъ, потому что, по его МНЄНІЮ, единственнымъ «основнымъ побудительнымъ мотивомъ» нравственно ЦЄННЬІХЬ по- ступковъ, свободной справедливости и истинной любви къ ближнему является состраданіе, этотъ «изумительный и даже таинственный процессъ», дальнейшее объяснеше котораго можетъ дать только метафизика. Последнее основаніе этики лежитъ, следовательно, въ «самой человеческой природе». Далее Гербартъ («Allgemelnc praktlsche Philosophies, 1808) придерживается мнЄнія, что «достойное порнцанія и похвалы обладаетъ непосредственной очевидностью, благодаря которой опо ясно безъ всякаго доказательства и обученія». Первичныя нравственныя сужденія сводятся къ образ- цовымъ понят1ямъ, практическимъ идеямъ, вроде идеи внутренней свободы, совершенства, доброжелательства, которыя не поддаются дальнейшему разложенію.

9. Локкъ является первымъ решительнымъ противникомъ того апріоризма, который признаетъ врожденные практическіе принципы, и въ этомъ смысле представителемъ эмпиристическаго взгляда на происхожденіе нравственныхъ идей и нормъ. Наряду съ этимъ онъ, впрочемъ, держится мнЄнія, ЧТО всЄ правила поведенія съ необходимостью могутъ быть выведены изъ предположе- нія Бога и разумной природы человека. Эта точка зрЄнія въ классической форме была проведена въ знаменитомъ сочпненіи Спинозы («Ethica ordine geometrico demonstrata», 1677) 43), которое основываетъ этику на метафизическихъ и исихологическихъ принци- пахъ; въ изображены человіческаго рабства, т. е. зависимости отъ природныхъ аффектовъ и влеченій, равно какъ въ ученій о человеческой свободі, т. е. о преодолЄніи этихъ властителей воли путемъ интеллектуальной любви къ Богу, раствореніи себя въ чистомъ познаній Спиноза фактически, хотя и молчаливо, отдаетъ должное опыту. Темъ решительнее эмпиризмъ былъ противопо- ставленъ Гельвеціемь (f 1771) и Гольбахомъ (ср. § 7, п. 6) всякому теологическому обоснованію нравственности. Та же точка зрЄнія въ ослаблеяномъ ВИДЄ выступаетъ теперь въ современномъ ЗВОЛЮЦІОНИЗМЄ, который для обьясненія нравственныхъ фактовъ обращается къ исторіи человечества, развитію общества, не будучи въ состояніи вывести ихъ изъ образованія воли и мысли от- дЄльнаго индивида. Въ этой форме эмпиризмъ сталъ господству- ющимъ направлетемъ въ современной ЗТИКЄ; представителями его являются, напр., Спенсеръ и Вундтъ. Къ эмпиризму принадлежать, далее, многочисленпыя попытки англійскихь моралистовъ XVIII СТОЛЄТІЯ обосновать нравственную философію съ помощью психологіи. Это направленіе открывается трудами Шефтсбери («An Inquiry concerning Virtue and Merit», 1699, и ПОЗДНЄЙШЄЄ произведете: «Characteristics of Men», 1711), который видитъ сущность нравственности въ гармоній между эгоистическими и соціальними аффектами, съ которой соединяется счастье, и считаетъ движущей силой, определяющей человеческую волю, чувства одобренія и неодобренія, а также «аффекты рефлексіи». Это психологическое обоснованіе этики получаетъ дальнейшее развитіе въ трудагь Гетчесона (у 1747), который видитъ въ доброжелательстве единственный мотивъ нравственныхъ поступковъ, не сводимый къ эго- истическимъ соображешямъ, затемъ въ трудахъ Юма и А. Смита («Theory of Moral Sentiments», 1759)раввивавшихъ теорію сим- патіи. Въ настоящее время психологія считается основной для этики наукой. Затемъ въ особенности Спенсеръ выдвинулъ и использовалъ біологію и соціологію, какъ необходимыя предпосылки ученія о нравственности. 10. Сделанный только что краткій обзоръ главныхъ попытокъ въ новой философіи, направленныхъ на обоснованіе самостоятельной этической науки, показываетъ съ очевидностью, что эмпирическое направленіе постепенно все крЄпло и крЄпло. и что въна- стоящее время оно, несомненно, является преобладающими Въ самомъ ділі, новійшая этика частью является вволюціонной, частью же—біологической, психологической и соціологической. Она стала въ силу этого опытной наукой, объектомъ которой являются факты вравственнаго сужденія, субъективная оцінка поступковъ, образа мыслей, принциповъ и наміреній; она стремится объяснить эти факты на основаній психологическихъ, сощологическихъ и историческихъ соображеній и ваконовъ. Несколько вамічаній дадуть болЄе обстоятельное обьясненіе такого пониманія этики.

Сами по себЄ, т. е. разсматриваемые просто, какъ непосредственно данная действительность, поступки ни злы, ни добры. Въ то время, какъ астетичоскіе предикаты, красивый, безобразный, относятся къ самому воспринимаемому явленію, этическая ценность поступка определяется соображеніями о ЦЄЛИ, которой онъ служить, о наміреній, изъ котораго онъ проистекаешь, объ образе мыслей, который въ немъ проявляется. Если мы обозначимъ всі эти субъективный условія поступка ОДНИМЬ СЛОВОМЪ «ВОЛЯ», ТОМЫ поймемъ правильность положеній Канта: «мы не можемъ представить ничего во всемъ мірі и даже вні его, что бы можно было считать безъ ограниченія добрымъ, кромі доброй воли». Задача этики состоишь въ отыскан) и и опреділеніи общеобязательнаго понятія добра, нравственной цінности, и въ обьясненіи изъ него частныхъ формъ осуществленія этого добра. Однако разнообразный попытки, сділанньїя въ этомъ направленій, не привели до сихъ поръ ни къ какому общепризнанному результату. Въ раз- нообразіи теорій и даже въ ихъ противоположности этика соперничаешь съ метафизикой. Единственное, что пользуется всеоб- щимъ при8наніемь со стороны этиковъ, безъ различія направленій,— это самый фактъ существованія требованій и нормъ, которыя рассматриваются людьми, какъ обязательный для нихъ, а также цілей, къ которымъ они стремятся, и мотивовъ, которые они одобряютъ; тогда какъ относительно содержанія этихъ оцінокь, правилъ и цілей существуютъ самыя различныя мнінія.

11. Это различіе теорій, о которомъ мы подробніе будемъ говорить ниже, въ отділі объ этическихъ направленіяхь, объясняется отчасти историческимъ нзміненіемь самихъ этическихъ взгля- довъ. Многое изъ того, чго мы теперь называемъ нравственнымъ, хорошимъ, достойнымъ, раньше оцінивалось иначе, или же во- обще не составляло проблемы для человеческой воли. Но даже въ одну и ту же эпоху, напр. въ современности, существу- ютъ противорЪчивыя и непримиримыя направленія. Эти про- тиворічія мы не можемъ объяснить, какъ въ метафизикі,—естественной непрочностью гипотетическихъ дополненій къ научному познанію о мірі. Здісь оно покоится, прежде всего, на различіи въ этическихъ сужденіяхь ОТДЄЛЬНЬІХЬ индивидовъ, обществеиныхъ классовъ и т. под. и потому должно быть рассматриваемо, какъ СЛЄДСТВІЄ одностороннихъ обобщеній изъ действительно существу- ющихъ ОЦЄНОКЬ. Отсюда передъ научной этикой возникаешь задача, состоящая въ описаніи и анализе господствующихъ въ ея время нравственныхъ воззрЄній; она не можешь отказаться отъ вьіполненія этой задачи, если не желаешь превратиться въ безполезный продуктъ изолированной умственной работы. На моральныхъ ученіяхь часто-лежить явственный отпе- чатокъ того, что они созданы философами, которые возвели свои личные взгляды во всеобщій нравственный идеаль. Если, напр., Аристотель видишь высшую, наиболее желанную ЦЄЛЬ ВЪ ЧИ- стомъ созерданін мысли, Спиноза — въ интеллектуальной любви къ Богу, или въ стремленіи къ философскому познанію, то очевидно. что такія опредЄленія высшаго блага вытекаюгъ изъ инди- видуальныхъ потребностей, а не изъ безпристрастной ОЦЄНКИ ВСЄХЬ нравственныхъ сужденій. Тотъ фактъ, что философія нравственности стремится обосновать обычныя оцЄнки, доказать или опровертнуть ихъ право на существованіе, ничего не изменяешь въ предъявленномъ выше требованіи, сводящемся къ тому, что этика должна, прежде всего, собирать и проверять нравственные факты, между которыми собственная СОВЄСТЬ изслЄдователя не играешь безусловно решающей роли. Убедительное доказательство того, почему известное нравственное сужденіе заслуживаешь предпочтенія передъ ВСЄМИ возможными другими, и почему, следовательно, ТЄ или другія ЦЄЛИ И нормы должны быть названы нравственными, можетъ быть дано научной этикой, отказывающейся какъ отъдав- ленія личнаго авторитета, такъ и отъ пользованія релипозными аргументами,—лишь при условій существованія всеобщаго мерила ценностей. Но, какъ' мы ВИДЄЛИ выше, существованіе подобнаго мерила подлежитъ СОМНЄНІЮ И можетъ быть доказано лишь по- средствомъ собранія и анализа действительно совершаемый эти- ческихъ сужденій. Только на такомъ шнрокомъ эмпирическомъ основаній возможно построеніе системы этики, способной указать какъ существующія различія зъ жизнепониманіи, такъ и соединяющая эти раэличныя направленій общія черты,—такой системы, которая, отдавая должное фактамъ, раскрывала бы обязательность господствующихъ нравственныхъ правилъ, и въ то же время сумела бы определить конечныя ценности, служащія основой такой обязательности. Мы определяема такимъ образомъ, этику, какъ спеціальную науку, которая стремится къ познанію своего предмета при помощи другихъ спещальныхъ наукъ: психологія, біоло- гіи, соціологіи.

12. Въ лольэу того, что этика является спеціальной наукой, говорить также занимаемое ею въ настоящее время положеніе по отношбнію къ метафизике. Главнымъ образомъ со времени Канта всеобщимъ признашемъ пользуется, съ одной стороны, независимость этики отъ міросозерцанія, съ другой—важное ея значеніе для метафизики (ср. § 4, пп. 5, 8). Подобно тому, какъ естествознаніе или психологія замыкаются спеціальной метафизикой, или, другими словами, подобно тому, какъ последняя примыкаетъ къ естествознанію и психологіи въ качестве ихъ дополненія и завер- шенія, точно такъ же данными этики стремится воспользоваться спеціальная метафизика для построенія научно-обоснованнаго міросозерцанія. Поэтому нужно ожидать, что со временемъ этика совершенно отделится отъ философіи. Въ этомъ отношеніи она еще стоить далеко позади психологіи и, подобно последней, наглядно доказываете ту мысль, что призваніемь философіи является пред- восхищеніе не только ОТДЄЛЬНЬІХЬ научныхъ истинъ, но также и ЦЄЛЬІХЬ спещальныхъ наукъ. Если такое пониманіе правильно, то въ развитіи этики не жетъ не участвовать и другая сторона философскаго изслЄдовавія, а именно—теорія научнаго познанія (Wissenschaftslehre). Прежде всего нужно заметить, что этика пользуется предпосылками, который она заимствуете у другихъ наукъ, и поэтому по существу не можете не стоять, благодаря этой связи, въ посредственномъ отношеніи къ теорій познанія и логике. Сверхъ того, она обладаете однимъ основнымъ понятіемь, общимъ ей съ эстетикой и политической зкономіей, а именно—понятіемь ценности. Нравственное сужденіе, какъ мы уже ВИДЄЛИ выше (ср. § 9, п. 10), представ- ляетъ особый видъ оцінки. Отсюда—замечаемая въ последнее время живая потребность въ общей теорій цЬнности (называемой также тим ологіей и аксіологіей), въ которой нуждается не только этика, но также эстетика и политическая економія. Заслуга Дёринга (A. Doring, «Philosophische Guterlehre», 1888), Мейнонга (A. Meinong, «Psychologisch-ethische Untersuchungcn zur Wcrthtlieorie», 1894) и Эренфельса (Ehrenfels, «System der Werththeorie», 2 т., 1897—98) состоитъ въ томъ, что они предприняли въ широ- комъ масштабі ивслЄдованіе, которое уже предносилось Гербарту въ его «Эстетике» (ср. § 2, п. б)1). Такъ какъ общее ученіе о ценности, выходя за пределы психическихъ фактовъ ОЦЄНКИ, стремится установить самостоятельно обоснованную ієрархію ценностей и вынуждена, наряду съ субъективными критеріями, устанавливать и применять также объективные критерій ценности, то оно не есть просто спеціальная отрасль психологіи, а, напротивъ, от- делъ теорій познанія.

13. Наконецъ, необходимо заметить, что этика, подобно логикЄ (ср. § 6, п. 6), носить характеръ нормативной дисциплины. Но она должна предоставить практике—давать абсолютный правила, требованія и приказанія. Ея «нормы», поскольку она является и хочете оставаться наукой, ИМЄЮТЬ ЛИШЬ гипотетическое значеніе и могутъ претендовать лишь на таковое. Этика указываете, какіе поступки, на основаній нашей обоснованной оцЄнки, являются нравственными, а какіе другіе безнравственными, и это можно иначе выразить такъ: если кто-либо хочете совершить нравствен- но-цЄнньїй или избежать нравственно-негоднаго поступка, то онъ долженъ выполнить извЄстньтя условія (которыя выясняете этика). Применение нормъ, или нормативное ученіе, предполагаете, следовательно, теоретическое объяснеше, или экспликативную теорію; первое состоите просто въ практической обработке последней.

Изъ необыкновенно богатой современной литературы по зтикЄ мы можемъ указать ЗДЄСЬ ЛИШЬ немногія произведенія, въ которыхъ легко найти дальнЄйшія ссылки на литературу. Для на^и- нающнхъ мы рекомендуемъ:

F. Paulsen. «System der Ethik mit eiuem Uinriss der Staa(s-und

*) Ср. также I. C. Kreibig: «Psychologische Grundlegung eines Systems der Werththeorie», 1902.

Gesellschaftslehre». 2 B-de. 4 Aufl. 1896—97. (Русск. пер. 1-го тома: Ф. Паульсенъ. «Основы этики», под. ред. Ивановскаго. М. 1906). A. Seth. «А study of Ethical Principles». 3 ed. 1897. J. Unold. «Grundlegung fur elnemoderne practisch-ethlsche Lebeusan- schauung». 1896. «Aufgaben und Zlele des Menschenlebens». 1899.

Th. Llpps. «Die ethlschen Grundfragen». Hamburg u. Leipzig. 1899. (Русскій переводъ: Т. Липпсъ. «Основные вопросы этики». Пер. подъ ред. П. Струве и Н. Лосскаго. Спб., изд. Поповой). J. S. Mackenzie. «А Manual of Ethics». 4 ed. 1901. С. Stange. «Einleitung in die Ethib. 1901. Труднее читаются слідующія: J. Baumann. «Handbuch der Moral». 1879. E.

v. Hartmann. «Phanomenologie des slttlichenBewusstseins». 1879; 2

изд. носить названіе: «Das sittlichcBewusstseln». 1886.

H. Spencer. «The Principles of Morality». 1892—93. (Переведено на русскій языкъ: Спенсеръ. «Основаніянауки о нравственности». Спб. 1880. Другое изданіе: «Научныя основанія нравственности». 3

ч. Пер. съ англ., съ приміч. и вступительн. очеркомъ. Спб. 1896).

W. Wundt. «Ethik». 2 Aufl. 1892. (Есть русскій переводъ: Вундтъ. «Этика». Спб. 1887). G.

Slmmel. «Einleitung in die Moralwissenschaft». 2 B-de. 1892—93. H.

Sidgwick. «The Methods of Ethics». 4 ed.1890. A. Dorner. «Das menschllche Handeln». 1?95.

V. Cathrein, S. J. «Moralphilosophie». 3 Aufl. 2 Bd. 1899. H. Schwarz. «Das sittliche Leben». 1901. Историческія укаванія дають:

Th. Ziegler. «Geschichte der Ethik. I. Die Ethik der Griechen und Romer». 18S1. II. «Die christliche Ethik». 2 Aufl. 1892. F.

Jodl. «Geschichteder Ethik in der neueren Philosophic». 2 B-de. 1882—89. (Русскій переводъ: Іодль. «Исторія этики въ новой философіи», переводъ подъ ред. В л. Соловьева, 2 т. М. 1896—98).

Н. Sidgwick. «Outlines of the History of Ethics». 4 ed. 1896. По-русски иміются:

Гефдингъ. «Этика», переводъ подъ ред. Л. Е. Оболенскаго- Спб. 1898.

Н. Дебольскій. «О высшемъ благі, или о верховной ціли нравственной діятельности». Спб. 1886.

К. Кавелинъ. «Задачи этики». Спб. 1887. Въ Собр. сочиненій, т. III. Спб. 1899.

Вл. Соловьевъ. «Оправданіе добра». 2-е изд. М. 1898.

Соціальная мораль. Статьи профессоровъ свободной школы сощальныхъ наукъ въ Парижі. М. 1901.

Т. Циглеръ. «Что такое нравственность»? Пер. А. Острогор- скаго. -2 изд. Спб. 1901.

С. Арнольди. «Современныя ученія о нравственности и ея исторія». Спб. 1903.

Фризо. «Исторія нравственной философіи». Пер. съитал. 1902.

Р. Вормсъ.*«Мораль Спинозы». Пер. Л. Богушевскаго. Спб. 1905.

Мюрхецъ. «Основныя начала морали». Пер.съ англ.Одесса. 1905.

П. Генсель. «Основныя проблемы этики». Пер. Г. Котляра. Спб. 1905.

Н. Карйевъ. «Мысли объ основахъ нравственности». 3 изд. Спб. 1905.

А. Фулье. «Критика нов4йшихъ системъ морали». Спб. 1898. Изд.2. М.: КомКнига/URSS, 2007.

Л. Петражицкій. «О мотивахъ челов4ческихъ поступковъ, въ особенности объ этическихъ мотивахъ». Спб. 1904.

14. Исторически философія права выросла изъ мысли о су- ществованіи естественнаго права, которое противополагалось положительному праву, устанавливаемому государственными законами. Уже Аристотель различалъ справедливое по своей природі И справедливое ПО закону (cpuast—V0|JL0> оіхяюч). Цицеронъ выражаетъ это противоположеніе въ терминахъ: jus naturale. и jus civile. Въ римской юриспруденти jus naturale обозначаете общечеловеческое право и даже право всЬхъ живущихъ существъ (quod natura omnia animalia docuit). Оно неизменно и существуете для каждаго, потому что его основаніе заложено въ человеческой природі. Его единственнымъ принципомъ является справедливость, или правосудіе (aequitas), тогда какъ положительное право, jus civilc и jus gentium, покоится, кроме того, на полезности, целесообразности (utilitas). Съ XVI СТОЛЄТІЯ начинается систематическая разработка естественнаго права. Его понятія и принципы развиваются изъ чистаго разума a priori, чему особенно способствовали труды Гуго Гроція (f 1645). Рядомъ съ этимъ встречаются часто конструкцій естественнаго состоянія человечества, напр. у Гоббса («Leviathan», 1651). Вплоть до XIX столітія, въ особенности въ Германій, философія права не отделялась отъ естественнаго права. Собственно терминъ «философія права» появляется лишь въ началі XIX СТОЛЄТІЯ. СЪ ТЄХЬ поръ, какъ историческая школа доказала изменчивость всякаго права, и юристы заняли рЄзко отрицательную позицію по отношенію къ естественному праву, въ философіи права наступилъ поворотъ, который былъ ТЄМЬ глубже, что философія вообще отказалась отъ построенія действительности a priori.

Отношеніе философіи права къ этике ВЪ теченіе исторіи изменялось. Въ древнемъ мірі обЄ эти дисциплины были ТЄСНО соединены одна съ другой; правовые законы представляли въ послЄд- немъ счете или должны были представлять также и нравственный требованія и считались обязательными для нравственнаго поведе- нія наравне съ неписанными законами боговъ или СОВЄСТИ. ВЪ противоположность этому взгляду древнихъ, Кантъ рЄзко отдЄлиль нравственность отъ легальности (законности): первая зависитъ отъ образа мыслей, изъ котораго вытекаютъ поступки, вторая определяется простымъ соотвЄтствіемь последнихъ закону. Гер- бартъ снова сдЄлаїь философію права частью этики, включивъ идею права, какъ недовольства борьбой, въ число пяти практи- ческихъ идей и т^мъ самымъ введя ее въ кругъ этическихъ въ узкомъ смысле слова идей (§ 9, п. 8). Въ настоящее время замечается стремленіе приводить этику и философію права въ связь, разсматривая требованія закона, какъ предварительную ступень къ нравственно-обязательному, а развитіе права, какъ прогрессивное приспособленіе къ нравственнымъ суждешямъ.

15. Соответственно нашему пониманію, философія права можетъ быть только философіей науки о праві, правовЄдЄнія. Подъ правовЄдЄніемь мы понимаемъ не простое научное изложеніе опредЄленнаго положительнаго права, напр. нЄмецкаго или англій- скаго, но также сравнительную науку о праве, занимающуюся различными формами права, и общее ученіе о праве, изслЄдующее его основныя понятія. Подобная философія права представляешь, прежде всего, прикладную или частную теорію научнаго познанія, изслЄдующую матеріальний и формальныя предпосылки правовЄдЄнія. ЗдЄсь мы встречаемся отчасти съ понятіямп, которыя имЄ- ютъ боліє общее, выходящее за пределы собственно юриспруденція, значеніе, и поэтому не могутъ быть исчерпывающимъ образомъ изложены въ этой спеціальной науке; таковы, напр., понятія ДЄЙСТВІЯ или поступка, воли, покушенія, случая, свободы, причинности. Часто тутъ предварительную работу беретъ на себя психологія. Съ другой стороны, мы встрЄчаемь тутъ понятія, харак- терныя для юриспруденти, какъ, напр., понятіе права, наказанія, вменяемости. Въ этой области лучшія предварительныя изслЄдо- ванія сделаны самими юристами. Рядомъ съ этимъ, съ точки зрЄнія логики, крупный интересъ представляють своеобразные методы, которые юриспруденція вынуждена была вырабатывать, поскольку ей даннымъ кодексомъ предписывался определенный путь. Другая сторона философскаго разсмотрЄнія права, которая соответствуете спеціальной метафизике, выражалась со временъ Платона въ формЄ построенія утопій, или, выражаясь ВЄЖЛИВЄЄ, государствен- ныхъ идеаловъ. Верная и многозначительная основная мысль этихъ поиытокъ состоите въ стремленіи дать толчокъ дальнейшему развнтію права въ направленій этическаго прогресса. Въ этомъ смысле задача этики состоите не въ обоснованіи, но въ идеаль- номъ завершеній правовЄдЄнія и ея предмета.

16. Краткое и ясное изложеніе философіи права съ точки зрЄнія Гербарта даете:

A. Geycr. «Geschichte und System der Rcchtsphilosophie in Grund- ziigen». 1863. (Есть русскій переводъ: «Краткій очеркъ исторіи философіи права». Перев. подъ ред. Неклюдова. Спб. 1866).

Отличный обзоръ общаго ученія о праве можно найти въ произ- веденіи:

A. Merkcl. «Philosophische Einleitung in -die Rcchtswissenschaft» въ «Знциклопедіи» Holzendorf'a, 5-е изд. 1890.

Кроме этого, можно рекомендовать:

R. v. Ihcring. «Der Zweck im Recht». 2 Aufl. 2 B-de. 1884—86. (Есть русскій переводъ: Іерингь. «ЦЄль въ правЄ», т. І. Спб. 1881).

R. Wallaschck. «Studien und Rcchtsphilosophie». 1889.

K. Rergbohm. «Jurisprudenz und Rcchtsphilosophie». 1.1891. (Энергичная полемика съ школой естественнаго права; обширное знакомство съ литературой вопроса. Философія права представляете, по мнЄнію автора, философію ноложительнаго права).

R. Stammler. «Die Lehrc vom richtigen Recht». 1902 (своеобразное возстановленіе тенденцій естественнаго права).

Въ качеств^ историческихъ трудовъ можно рекомендовать: F. 6. Stahl. «Die Pliilosophle des Rechts. I. Geschlchte der Rechts- philosophie». 5 Aufl. 1879.

K. Hildebrand. «Geschlchte and System der Rechts-und Staatsphilo- sophie. I. Das klassische Alterthum. 1860». По-русски иміются:

H. Коркуновъ. Лекцій по общей теорій права. 4-е изд. Спб. 1897.

Б. Чичеринъ. «Собственность и государство». 2 ч. М. 1882—83. Его же. «Исторія политическихъ ученій». 4 т. М. 1869—77. Его же. «Политическіе мыслители». 2 т. М. 1897. (Сокращенная переработка предшествующая сочиненія).

С. Бершадскій. «Очерки исторіи философіи права». Спб. 1892. Н. Коркуновъ. «Исторія философіи права». 2-е изд. Спб. 1898. РЄДКИНЬ. «Изъ лекцій по исторіи философіи права, въ связи съ исторіей философіи вообще». 7 т. Спб. 1889—91.

Муромцевъ. «Основное опредЄленіе и раздЄленіе права». М. 1880.

П. Новгородцеві «Историческая школа юристовъ». М. 1897. П. Новгородцеві «Кантъ и Гегель въ ихъ ученій о праве и государстве». Спб. 1902.

П. Новгородцеві «Изъ лекцій по исторіи философіи права». 2 вып. М. 1901.

Сборннкъ общихъ юридическихъ знаній (статьи разныхъ авто- ровъ). Подъ ред. Ю. Гамбарова. Вып. I. Спб. 1899. Анри Мишель. «Идея государства». Спб. 1903. Штаммлеръ. «Хозяйство и право». Пер. со 2-го нЄм. изд. I. Давыдова. Спб. 1907.

Г. Кохъ. «Очерки по исторіи политическихъ идей». Спб. 1906. В. Вильсонъ. «Государство». Пер. подъ ред. М. Ковалевскаго. Спб. 1905.

Л. Петражицкій. «Очерки философіи права». Спб. 1901. 1еллинекъ. «Право современнаго государства». Пер. Гессена и Шалланда. Спб. 1904.

<< | >>
Источник: Кюльпе Освальд. Введение в философию: Пер. с нем. / Под ред. С. Л. Франка. Вст. ст.. И. В. Журавлева. Изд. 3-е, доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 384 с. (Из наследия мировой философской мысли: история философии.). 2007

Еще по теме § 9. Этика и философія права. 1.:

  1. § 7. Философія природы (иатурь-философія).
  2. 6. Этика благодати как этика свободы. Ее проблема в современной философии
  3. § 2. Понятіе философіи.
  4. § 72 Этика Хайдеггера и этика Гуссерля
  5. ГЛАВА I. Понятіе и разделеніе философіи.
  6. ГЛАВА IV. Задача и система философіи.
  7. § 34. Система философіи.
  8. § 3. Разделеніе философіи.
  9. § II. Философія религіи.
  10. § 33. Задача философіи.
  11. § I. О задачі введеній в философію. 1.