<<
>>

§ 31. Иидивидуалиэмъ и уииверсалиэмъ.

1. Обозначенный въ заголовкі направленія стремятся отвітить на вопросъ, кого должна йміть въ виду діятельность, если она стремится быть нравственной. Такъ какъ послідняя въ конечномъ счеті всегда направлена на личности, то вопросъ можете быть точніе формулированъ слідующимь образомъ: направлена ли нравственная діятельность яа отдільньїя личности или на общество, состоящее изъ таковыхъ? Съ точки зрінія индивидуализма, объектами нравственнаго хотінія всегда могутъ считаться только отдільньїе индивиды, опреділенньїя личности; напротивъ того, съ точки зрінія универсализма, подобнымъ объектомъ можно признать лишь нікоторую совокупность, нікоторое общеніе—будете ли то семья, или сословіе, или классъ,, или нація и т. д. Индивидуа- лизмъ подразділяется на эгоизмъ !) и альтруизмъ—смотря по

Слово <эгоизмъ» употребляется здісь въ болів широкомъ СМЬІСЛІ, т. е. безъ обычно съ нимъ связываемаго значеній одновременна™ игнорированія блнж ншъ. Тиме (К. Thieme. 2. Уже въ древности мы встрЄчаемь оба направленія. Сократъ, стоики и эпикурейцы были индивидуалисты. Платонъ склонялся къ универсализму въ его политической формЄ; Аристотель придерживался, напротивъ того, промежуточной точки зрЄнія. Этика древности, вообще, не выработала чистаго альтруизма. Ея индивидуализмъ обыкновенно объемлетъ обЄ возможности. Однако мы встрЄчаемь исключительный эгоизмъ у киренаиковъ, которыхъ называютъ также гедониками (ср. § 32, п. 3) и позднЄе у эпикурейцевъ. Основателя христіанства можно назвать гума- нитарнымъ универсалистомъ, поскольку Онъ чувствовалъ Себя при- званнымъ принести спасеніе всему человечеству. Но въ Его эти- ческихъ предписаніях'ь мы сплошь встрЄчаемь индивидуалистическое воззрЄніе, не признающее однако никакого различія лично-

обозначенія не заслуживающая порицанія, законнаго или обязательна™ направленія деятельности на гобственнос я ввслъ терминъ ппепзмъ, оставляя за эгоизмомъ утвердившійся болЄе тесный смыслъ. ІІаніе понятіе эгоизма образует*, следовательно, ближайшее высшее родовое ионятіе для этнхъ, целесообразно раз- личаемыхъ Тиме, направлені Гг.

стей и благодаря этому создающее предпосылку для гуманитар- наго универсализма. Эгоизмъ и альтруизмъ сохраняютъ тутъ значеніе наряду другъ съ другомъ, и лишь иногда преобладаете альтруистическая точка зрінія.

Не иначе обстоите діло обыкновенно и съ теологической этикой. Обязанности человіка относительно самого себя ставятся наряду съ его обязанностями по отношенію къ другимъ. Если даліе теологи признають еще государственное или церковное общеніе за спеціальніше объекты нравственной воли, то это является не столько передачей представленій, господство- вавшихъ въ морали первоначальная христіанства, сколько, наобо- роте, цілесообразньїмь дополненіемь и расширеніемь последней. 3.

Въ зтикі новійшей философіи можно констатировать пеструю сміну индивидуалистическихъ и универсалистическихъ тенденцій. Такъ, Спиноза и Гоббсъ—эгоисты, въ глазахъ которыхъ сохра- неше выгоды, счастье дійствующаго субъекта—естественная ціль всіхь стремленій. Гоббсъ требуете доброжелательнаго отношенія къ другимъ, лишь какъ необходимаго средства для достиженія этой ціли. Декартъ и Лейбницъ, напротивъ того, индивидуалисты, соединяющее эгоизмъ съ альтруизмомъ. Ф. Бэконъ, повидимому, чистый универсалисте и притомъ соціальная и гуманитарная типа. Сочетаніе индивидуализма и универсализма мы встрічаемь у Кемберлэнда и у Локка, а рішительньїй альтруизмъ — у Гетчесона, Юма и Смита. Индивидуалистами безъ боліє спеціальной окраски были Шэфтсбери, равно какъ Кантъ и Фихте; послідній, однако, въ позднійшемь періоді своего мьішленія склонялся къ гуманитарному универсализму; индивидуалистомъ же былъ и Гербартъ. Шопенгауэръ, Контъ и Лотце — представители альтруизма, Гегель и Вундтъ—гуманитарные универсалисты, наконецъ, Шлейермахеръ, Краузе, Спенсеръ и фонъ-Гарт- манъ стараются сочетать и связать индивидуализмъ и уни- версализмъ. 4.

Въ этомъ разнообразіи этическихъ точекъ зрінія отражается фактическое различіе нравственныхъ сужденій, а въ то же время и вліяніе культурно-историческихъ фактовъ. Космополитическому настроєній) XVIII столітія было вполні чуждо вьіраженіе національная или политическая универсализма въ томъ виді, какъ послідній нині провозглашается со всіхь сторонъ, сверху н снизу. Въ эпохи, когда нндивидъ чувствуете себя и свои потребности враждебными установлешямъ и стремленіямь общества, къ которому онъ принадлежишь по рожденію и по праву, естественно развивается индивидуализмъ или революціонно настроенный универ- салиэмъ. Однако чисто теоретически разрЄшеніе спора между этимъ двумя направленіями не представляешь особыхъ трудностей. Изъ существа діла вытекаешь, что отдельный личности, въ силу ихъ различія, изменчивости и преходящаго характера, могутъ быть лишь меняющимися, а не постоянными объектами нравственнаго хотЄнія. Къ общему существу нравственнаго можетъ принадлежать лишь то, что обще всемъ особымъ его формамъ, и потому зтическій индивидуализмъ мыслимъ въ общеобязательной формЄ, лишь поскольку объектами хотЄнія становятся отдЄльньїя личности не въ ихъ различіи между собой, а въ ихъ единообразіи, т. е. поскольку онЄ суть члены или экземпляры рода. Съ другой стороны, общество никогда не можетъ быть непосредственнымъ объектомъ хотЄнія, такъ какъ оно существуешь лишь идеально. Фактическое, конкретное хотЄніє и дЄйствованіе направлено всегда на фактическій, конкретный объектъ. Поэтому непосредственно и ближайшимъ образомъ лишь отдельные индивиды могутъ быть точкой приложенія нравственной деятельности. Если мы примемъ во вниманіе оба эти соображенія, то мы придемъ къ сочетанію индивидуалистическихъ и универсалистическихъ тенденцій. ПослЄанія получаютъ примЄненіе, поскольку въ единич- ныхъ личностяхъ объектомъ нравственнаго хотЄнія является то, что характеризуешь ихъ, какъ составныя части охватывающаго ихъ общества; первыя дЄйствують въ томъ смысле, что ближайшій и непосредственный объектъ нравственнаго хотЄнія образуютъ отдельный личности. Эти отношенія можно выразить еще следующимъ образомъ: общество есть конечный, но лишь идеальный объектъ нравственнаго хотЄнія, индивидъ—его ближайшій и реальный объектъ. Всякое противорЄчіе между обЄими тенденціями устраняется, когда онЄ стоять въ указанному соотношеніи между собой, т. е. когда объектомъ нравственнаго поведенія является индивидъ sub spec!с общества, къ которому онъ принадлежишь.

5). Исходя изъ этихъ соображеній, не трудно отвЄтить на вопросъ объ этическомъ значеній отдельныхъ формъ индивидуализма и универсализма. Если какъ другія лица, такъ и самъ дЄйствуюіцій суть объекты нравственнаго хотЄнія только въ ка- честві членовъ охватывающаго ихъ общества, то настоящаго антагонизма между ними быть не можетъ. Тогда теряетъ свое значеніе эгои8Мъ, который ставить на первый планъ интересъ къ собственному «я» дійствующаго, въ ущербъ альтруистическимъ или универсалистическимъ тенденщямъ. Но тогда также нельзя боліє ставить въ упрекъ альтруизму его иррадіональность, противъ которой боролся особенно Спенсеръ, и которая состоять въ требо- ваніи вообще не совершать дійствій, направленныхъ на собственную личность. Ёсли мы подчинили индивидуализмъ универсализму, то мы, конечно, должны будемъ распределить отдільньїя формы по- слідняго въ порядкі относительной близости и отдаленности, конкретности и абстрактности его объектовъ. Самое широкое общество есть самая идеальная и вмісті самая опосредствованная ціль. Семья, сословіе, классъ, государство, нація, человічество образуютъ ступени и члены въ этомъ царстві соборныхъ объектовъ. Но, согласно сказанному, въ посліднемь счеті нравственная задача состоигь въ дійствованіи, направленномъ на индивидовъ sub specie человічества. Служеніе государству и націй въ этиче- скомъ, смислі требуетъ подчинанія ихъ той боліє высокой и универсальной точкі зрінія, съ которой они представляются общече- ловіческими союзами. Такимъ образомъ, идеалъ человічности (гуманности) есть дійствительно высшая и послідняя ціль нрав- ственнаго хотінія. Тогда, конечно, можетъ йміть этическое значеніе и возстаніе противъ государства, поскольку посліднее пре- слідуегь своекорыстныя и противокультурныя ціли, враждебный боліє широкимъ интересамъ человічества.

6. Итакъ, гуманитарный универсализмъ оказывается высшей и послідней точкой зрінія въ отношеніи объектовъ нравственнаго хотінія, міровоззрініемь, которое можетъ осуществляться лишь въ индивидуалистической формі, и къ которому ведуть меніе широкіе виды универсализма. Этимъ не исключается многообразіе индиви- дуальныхъ и сощальныхъ формъ и своеобразіе дійствованій, направленныхъ на такіе объекты; оно только регулируется и ограничивается. Но обсужденіе индивидуализма и универсализма можетъ быть закончено лишь послі рішенія вопроса, каково должно быть нравственное дійствованіе, иміющее эти объекты. Пока мы не энаемъ, въ чемъ состоять цінности, которыя должны быть реализованы въ человічестві и на его отдільньїхь членахъ, мы не можемъ выйти за предільї чисто относительиаго опреділенія. Единственной основой для устраненія антагонизма между индивидуалистической и универсалистической тенденціями намъ служило отсутствіе противорічія въ ихъ притязашяхъ. Но это соображеніе достаточно для рішенія вопроса лишь въ томъ случаі, если оно опирается на одну единообразную предпосылку о задачахъ и цЬляхъ хотінія. Если этого ніть, то рушится и построенная нами лістница цілей. Если разумно понятые интересы общества отличны отъ интересовъ индивидовъ, то тотчасъ же опять возникаете антагонизмъ. Кромі того, ВБІСШІЙ идеалъ этого ряда ступеней, идеалъ гуманности, можете йміть различное содержаніе. Образуюте ли sum mum bonum человічества духовныя или матеріальний блага, счастіе или совершенство, польза или прогрессъ? Такимъ образомъ, и это изслі- дованіе требуете опреділенія посліднихь и высшихъ цілей нравственнаго хотінія (ср. § 32, п. 13).

<< | >>
Источник: Кюльпе Освальд. Введение в философию: Пер. с нем. / Под ред. С. Л. Франка. Вст. ст.. И. В. Журавлева. Изд. 3-е, доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 384 с. (Из наследия мировой философской мысли: история философии.). 2007

Еще по теме § 31. Иидивидуалиэмъ и уииверсалиэмъ.:

  1. Н. И. Николаева НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ АНТИАМЕРИКАНСКОЙ КАМПАНИИ В СССР В КОНЦЕ 40 - НАЧАЛЕ 50-Х ГОДОВ
  2. М.В. Лапенко РОЛЬ ДЖЕЙМСА ФОРРЕСТОЛА В ФОРМИРОВАНИИ АНТИКОММУНИЗМА В США
  3. Сборник статей. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ 2001, 2001
  4. В.Г. Сироткин, Д.С. Алексеев СССР И СОЗДАНИЕ БРЕТТОН-ВУДСКОЙ СИСТЕМЫ 1941-1945 ГГ.: ПОЛИТИКА И ДИПЛОМАТИЯ
  5. Гладкий А. В.. Введение в современную логику. — М.: МЦНМО,2001. — 200 с., 2001
  6. Предисловие
  7. Введение
  8. Часть I. Простейшие законы и понятия логики
  9. Глава 1. Основные логические законы
  10. Глава 2. Понятие