<<
>>

§ 19. Матеріализмь.

1. Среди метафизическихъ направленій, стремящихся къ син- гуляристическому обьясненію міра, въ смысле установленій единства элемента или первичная состава реальности, мы разсмотримъ прежде всего матеріализмь, признающій единственной реальностью матеріальную природу.
Въ виду разнообразія направленій, обозна.

чаемыхъ общимъ имеиемъ матеріалнзма, полезно сделать небольшой обзоръ его формъ и выделить изъ нихъ ИМЄЮЩІЯ метафизическое значеніе. Прежде всего, мы различаемъ теоретическій и практическій матеріализмъ. ПослЄдній представляетъ этическое направленіе, указывающее на матеріальньїя, или чувственныя блага жизни, какъ на единственно достойныя ціли нашихъ поступковъ; онъ долженъ быть, следовательно, отнесенъ къ гЬмъ. направлешямъ въ зтикі, которыя определяются установленіемь той или другой ціли нравственности (ср. § 14, п. 7). Теоретическій же матеріал измъ можетъ пониматься, какъ регулятивный прннципъ и какъ метафизическое направленіе (ср. § 5, п. 4). Въ качестве регулятивная принципа, матеріализмь означаегь лишь правило, следуя которому, мы должны вести наши отдельный изслідованія такъ, какъ будто бы матеріальность являлась единственнымъ качествомъ сущаго и какъ будто бы она признавалась единственнымъ принци- помъ объяснешя данныхъ явленій. Этой точки зрЄнія придерживался, напр.,Фр. Альб. Ланге, а некоторые изъ НОВЄЙШИХЬ ПСИ- ХОЛОГОВЪ и физюлоговъ кладуть ее въ основу своихъ спеціаль- ныхъ изслЄдованій. Далее, матеріалнзмь, какъ метафизическое направленіе, вылился въ форму, во-первыхъ, сингуляристиче- скаго, во-вторыхъ, дуалистическаго матеріалнзма. Последнее воззрЄніе предполагаетъ существованіе двухъ родовъ матерій: болЄе грубой и болЄе тонкой, болЄе инертной и болЄе подвижной; сингуляристическое же воззрЄніе представляетъ себЄ матерію, какъ нЄчто совершенно единое. Наконецъ, въ сингуляристическомъ по- ниманіи различаются еще три направленія, изъ которыхъ атрибутивная форма разсматриваетъ духъ, какъ свойство матерій, причинная (каувальная)—какъ ея слЄдствіе, эквативная же отождествляетъ душевные процессы по существу съ матеріальними.

Для того, чтобы читатель могъ легче разобраться въ различныхъ формахъ матеріалнзма, мы предлагаемъ следующую таблицу:

Матеріализмь теоретическій, практическій регулят. принципъ, метафизическое направленіе дуалистическій и сингуляристическій

аттрибутивный, причинный, эквативный 2.

Насъ интересуетъ здісь лишь метафизическая форма матеріа- лизма. Дуалистическій матеріализмг мы встрічаемь только въ древней философіи въ атомизмі Л ев кип па, получившемъ дальнейшее развитіе у Демокрита и воспринятомъ эпикурейцами. По этому воззрінію, видимый мірь возникъ изъ ничтожныгъ, не- видимыхъ матеріальньїхь частицъ посредствомъ ихъ сгущенія. Матерія представляется, какъ нічто по существу однородное, и раз- нообразіе зависитъ отъ различій въ величині, формі и положеній атомовъ. Душа состоитъ также изъ атомовъ, именно изъ особенно гладкихъ, тонкихъ и круглыхъ или, какъ говорить Лукрецій (f 55 до P. X.) въ своей дидактической позмі: «De rerum na- tura» ]) изъ мельчайшихъ, подвижнійшихь и наиболіе круглыхъ атомовъ. Это античное воззрініе нужно назвать дуалистнческимъ, потому что оно принимаетъ два рода атомовъ, одинъ для тіла, другой для души. Стоиковъ можно также считать матеріалистами, поскольку они признавали все сущее гЬлеснымъ и опреділяли душу, какъ теплое дьіханіе или нічто, подобное воздуху. 3.

Въ новійшей философіи сингуляристическій матеріал из мъ появляется раньше всего въ Англіи. Гоббсъ признаегъ все совершающееся въ мірі движенісмь. Представленія не иміють въ себі ничего реальнаго, субстанціальнаго; по своей сущности они являются движеніемь или его слідствіями. Вмісті съ ростомъ познанія зависимости психическихъ состояний отъ физическихъ матеріализмг принимаетъ особую форму. Вольнодумствующій Джонъ Толандъ объявляетъ мьппленіе функціей мозга, а естествоиспытатель Роберть Гукъ (f 1703) разсматриваетъ память, какъ ма- теріальное хранилище представленій въ мозговой субстанцій. Этотъ мыслитель сділаль даже расчегь количества пріобрітаемьіхь взрос- лымъ человікомь въ теченіе его жизни представленій и прийелъ къ утішительному выводу, что мозгъ, какъ покаэалъ микроскопъ, иміеть довольно міста для 2.000.000 представленій.

Своего апогея до-кантовскій матеріализмь достигаегъ во французской философіи XVIII віка. Ламеттри («L'homme machine», 1748) приписы- ваетъ матері» способность иріобрітать движущую силу и ощуще- нія и опреділяегь душу, какъ причину этой способности. Такъ какъ душа иміеть свое сідалище или сідалища въ тілі, то она должна быть матеріальной, протяженной. Конечно, намъ

Нім. пер. Макса Зейдеія. 1881. (Русск. пер.: Т. Лукрецій Каръ. <0 природі вещей». М. 1904).

трудно понять, какъ можетъ думать матерія, но есть много вещей, пониманіе которыхъ столь же трудно. Разнообразный опытъ врачей н сравнительная анатомія доказываютъ зависимость психи- ческихъ процессовъ отъ тЬлесныхъ, а вліять на тіло душа можетъ лишь, какъ часть мозга. Подобныя же представленій развиты въ главномъ произведены матеріалистической литературы того времени, въ «Systeme de la nature» Гольбаха. Главной цілью этого произведенія является борьба противъ супранатурализма во вс4хъ его формахъ, т. е. противъ воззрінія, признающая нікую реальность вні механической связи естественныхъ, чувственныхъ, ма- тер1альныхъ вещей. Матеріалистическія утвержденія излагаются здісь въ боліє последовательной формі, чімь у Ламеттри. Душа есть тіло, разсматриваемое съ точки зрінія извістньїхь его функцій и способностей. Впрочемъ, мы здісь не встрічаемь новыхъ доказательствъ (ср. § 7, п. 6).

4. Въ XIX столітіи, послі разложенія гегелевской спекулятивной философіи и подъ вліяніемь многочисленныхъ новыхъ наблю- деній и открьітій, касающихся зависимости душевныхъ явленій отъ тЬлесныхъ, матеріализмь снова оживаегь въ Германій. Изъ споровъ на сьізді естествоиспытателей, происходившемъ въ 1854 г. въ Геттингені, выросла цілая матеріаіистическая литература, среди которой особенно выдаются произведенія К. Фогта (Yogt, «Kohlerglaube und Wissenchaft»), Молешотта (Moleschott, «Der Kreis- lauf des Lebens». 5 Aufl. 1887)!) и Бюхнера (Biichner, «Kraft und Stoff». 7 Aufl. 1892) 2). Общее отличіе этого матеріализма отъ ста- раго состоитъ въ томъ, что въ немъ замічаются уже слабыя попытки гносеологическая обоснованія матеріалистической точки зрінія.

Такъ, напр., Фогтъ объявляетъ, что граница чувственная опыта является также границей мьішленія. Это утвер- жденіе, полагаетъ онъ, столь же достовірно, какъ и истина урав- ненія: 2x2 = 4. Однако посліднія абстракцій отъ явленій никогда не могутъ быть объяснены; сознаніе столь же мало объяснимо, какъ и мышечное сокращеніе. ЗатЬмъ здісь, какъ и въ другихъ произведешяхъ, подробно указывается на спеціальную зависимость между душевными способностями и вЪсомъ мозга, величиной его поверхности и богагствомъ извилинъ. Наиболее важ- нымъ изъ произведеній этого рода является, несомненно, трудъ Молешотта, въ которжъ развиваются слідующія гносеологическія соображенія. Все сущее существуешь лишь посредствомъ сво- ихъ качествъ, но нЄте ни одного качества, которое не заключалось бы въ простомъ отношеніи. Поэтому нЄте никакой разницы между вещью въ себі и вещью для насъ. Когда чєловЄкь наследуете всі свойства матерій, которыя вліяюте на его развития чувства, то онъ постигнете сущность вещей, и человічество прі- обрітете абсолютное знаніе. Матеріалисш по Молешотту признають единство матерій и силы, тіла и духа, міра и Бога. Мысль есть движеніе, превращеніе мозгового вещества. Она представляете протяженный процессъ, потому что, какъ показали психологическіе опыты (опыты съ психическими реакціями), она совершается во времени (!). ЧєловЄкь есть итогъ родителей и кормилицы, міста и времени, воздуха и погоды, звука и світа, пиши и одежды. Мы — игралище всякаго атмосфернаго давленія.

5. Въ многочисленныхъ заявленіяхь Бюхнера господствуете невообразимая путаница понятій. Прежде всего, онъ заявляете, что сила и вещество точно такъ же, какъ духъ и матерія, представляють дві стороны, или дві формы проявленія одной и той же по своей истинной ирироді намъ неизвістной сущности. Рядомъ съ этимъ вполні монистическимъ нонимашемъ мы встречаемъ-другое, прямо противоположное утвержденіе, что матерія существовала задолго до появленія духа, и что ПОСЛЄДНІЙ можете существовать лишь на основе организованной матерій.

Это утвержденіе изумительно согласуется съ позднейшимъ заявлешемъ, по которому нЄте матерій безъ духа, и матерія обладаете не только физическими, но и психическими свойствами. Затемъ душа снова объявляется просто собирательнымъ понятіемь для совокупности мозговыхъ дЄятельно- стей, подобно тому, какъ дьіханіе обозначаете совокупность про- цессовъ дыхательныхъ органовъ. Дли насъ совершенно безразлично, какимъ образомъ въ атомахъ возникаете ощущеніе и сознаніе: достаточно знать, что это— такъ. Рядомъ съ этой никЄмь не превзойденной путаницей понятій сочиненіе Бюхнера содержите забавное распредЄленіе душевныхъ процессовъ по отдельнымъ мозго- вымъ гангліямі», при чемъ раэумъ, фантазія, память, числовое — Ї7У —

чувство, чувство пространства, красоты и т. д. помещаются въ особыя клітки. Онъ полагаетъ, что взрослый ЧЄЛОВЄКЬ обладаетъ около 100.000 представленій и приходить къ радостному выводу, что при 500—1.000 милліонахь гангліевьіхь клЄгокь еще остается много міста для новаго духовнаго творчества (и способностей?). Въ 1899 г. — то\ъ смерти Бюхнера — появился трудъ Э. Гек- келя: «Die Weltr&tsel» («Міровьія загадки»; есть два русскихъ пер.: подъ ред. проф. Шимкевича. М. 1907, и пер. О. Капелюша. Спб. 1907), въ которомъ тоже защищается матеріалнзмъ, не отделенный отчетливо отъ монизма, и который отличается такой же теоретической неясностью ]). Въ заключеніе этого краткая обзора мы повволимъ себі упомянуть о замечательной логической дедукція матеріалнзма, принадлежащей Ибервегу. По этому воззрЄнію вещи воспринимаемая нами міра суть наши представленія. Но такъ какъ первыя протяженны, то вторыя тоже должны быть протяженными. Такъ какъ, далее, представленія совершаются въ душі, то последняя тоже является протяженной, а такъ какъ все протяженное есть матерія, то и душа матеріальна. Несомненно, что изъ той же исходной точки можно было пригги къ діаметрально противоположному заключенію.

6. Такъ какъ аргументы матеріалнзма изложены нами въ исто- рическомъ обзоре его главныхъ типовъ, и такъ какъ указанный нами сингуляристическія его формы НИГДЄ не выступаютъ въ полной чистоті и обособленности, то мы немедля пристунимъ къ общей критике »гого метафизическая направленія.

Если какая-либо метафизика можетъ быть названа догматической, то, именно, ма- теріалистическая, потому что- приводимые ею въ свою пользу аргументы отличаются крайнею скудостью. Древняя форма матеріалнзма со своимъ дуалистическимъ представленіемь матерій до некоторой степени еще считалась съ фактами; и въ сингуляристи- ческомъ матеріализмЄ его атрибутивная и причинная форма но отрицаютъ качественныхъ особенностей духа. Но утвержденіе эква- т ив наго матеріалнзма оказывается наивной безсмыслицей, если только не понимать его въ смысле монизма, о которомъ будетъ

») Ср. мое изложеніе н оцінку этого сочинснія въ: «Die Pliilosophie der (icgenwart in Dcutschland», 1902 (єсть ніскоіько русск. иер.: въ прпложеніп къ журналу «Мірь Божій» за 1903 годъ, Кюльпе, «Очерки современной германской философіи», пер. С. Чулоыа. Cuo. 1904, Кюльпе. «Современная философія въ Германію. М. 1903).

річь ниже. Тождество можетъ утверздаться лишь по отношенію къ понятіямь, признаки которыхъ тождественны. Но иризнаки психическаго — И ЭТО ЄСТЬ ОДНО ИЗЪ древн4йшихъ И ДОСТОВІрнМ- шихъ наблюденій — совершенно или въ существенномъ отличаются отъ иризнаковъ физическаго. Что же означаетъ въ такомъ случай декрегь, которымъ душевный процессъ объявляется матеріальньїмь? До новійшаго времени не было попытки гносеологическаго обоснования матеріализма. Лишь въ XIX столітіи, очевидно, подъ влія- ніемь Канта, такая попытка была сделана; но, какъ мы виділи изъ приведенныхъ выше вираженій Фогта и Молешотта, она прошла съ беззаботнымъ легкомьісліемь мимо трудностей, предста- вляемыхъ этой проблемой. Единственный фактъ, на который опирается матеріаливмь, это — очевидная зависимость психическихъ процессовъ отъ физическихъ. Но философы противоположнаго на- правленія никогда не сомневались въ этомъ взаимодійствіи между двумя родами явленій, и поэтому самъ по себі этотъ фактъ не приводить еще необходимо къ матеріализму, а допускаетъ различный истолкованія. Изъ приведенныхъ ниже соображеній слідуеть даже, что матеріализмь не является ни единственными пріемле- мымъ, ни наиболіе нростымъ обьясненівмь указаннаго факта.

7. Преаде всего — нісколько замічаній объ аттрибутивномъ матеріалізмі. Эта форма матеріализма можетъ сойти лишь какъ предварительное опреділеніе отношенія между мозгомъ и созна- ніемь. Указаніе на то, что содержаніе извістнаго опыта, напр. чувство неудовольствія, представленіе льва, является свойствомъ матеріальной субстанцій извістньїхь частей нервной системы, не даетъ даже самаго общаго обьясненія фактовъ. Отношеніе между вещью и ея свойствомъ наука разсматриваетъ везді, какъ предварительное описаніе фактовъ. Какъ только мы разсматриваемъ вещь, какъ сумму ея качествъ, то немедленно является вопросъ, какъ относится данное качество къ остальнымъ, а этотъ вопросъ въ данномъ случай представляетъ не что иное, какъ повтореніе старой проблемы. Если же вещь отличается отъ своихъ свойствъ, то возникаетъ другой вопросъ — объ отношеніи отдЬльныхъ при- энаковъ къ этой субстанціальной основі, и, такимъ образомъ, трудность вопроса еще увеличивается. Затімь, опреділеніе психическаго, какъ качества мозга, не даетъ даже правильнаго описания фактовъ. Какъ учить психологія, явленія сознанія носять ха- рактеръ процессовъ, а не свойствъ, и поэтому принципъ психофизическая параллелизма (ср. § 8, 5) ставить содерханія сознанія въ закономерное отношеніе къ мозговымъ процессамъ. Такимъ образомъ, отношеніе тілесная къ духовному является отноше- шемъ между двумя процессами. Но подобное отношеніе никогда не можетъ быть понято аттрибутивнымъ матеріализмомь; лишь причинный матеріализмь, по крайней мірі, принципіально, можетъ объяснить это отношеніе. Поэтому въ послідующемь изложеніи наша критика будетъ направлена исключительно на эту форму метафизическая матеріализма, единственную, заслуживающую серьезная вниманія со стороны науки.

8. а) Матеріализмь находится въ противорічіи съ основнымъ закономъ современная естествознанія, а именно съ закономъ со- храненія анергій. По этому закону количество находящейся во вселенной знергіи постоянно, и всі изміненія представляють лишь изміненія въ распреділеніи знергіи, совершающіяся по строгимъ законамъ взаимнаго обміна (ср. § 18, 2; 21, 6, 7). Согласно этому предположена, мы должны представлять себі физическіе процессы, какъ непрерывную ціпь взаимодействуй, среди которыхъ ніть міста для новой психической ИЛИ духовной формы явленій. Мы олжны ввести въ ціпь этихъ причинныхъ зависимостей и всі процессы жизни, въ томъ числі діятельность нервной системы и, въ частности, мозга. Но если духовныя явленія не могутъ быть причислены къ самостоятельнымъ формамъ знергіи — механической, электрической или химической — то нельзя понять, какъ они происходить. Если ощущеніе производится раздраженіемь мозга, то посліднее должно благодаря этому терять анергію (химическую?). Тогда анергія этой системы уменьшилась, хотя бы на ничтожную величину, и законъ сохраненія знергіи уже нарушенъ. Единственно послідовательньїмь пониманіемь являлось бы то, которое представляло бы душевные процессы, какъ особую форму знергіи рядомъ съ химической, электрической, тепловой или механической знергіей и предполагало бы между этими двумя родами знергіи такой же закономірний обмінь и такое же уравненіе, какіе господствуютъ въ области физическихъ явленій. Но это воззрініе, защищаемое въ новійшее время Оствальдомъ1), снова возрождаетъ старый

Въ русской литератур* то же волзр^іе защищалось Н. Я. Гротомъ («О психической знергіи». «Вопр. Фил. и Псих.», 1897). Прим. пер. 2-го изд.

дуалистическій матеріалам!». Если бы даже мы ИМЄЛИ право применять понятіе анергій къ психическимъ процессамъ — право, въ н4которыхъ отношеніяхь весьма сомнительное (ср. §21, 6),—то во всякомъ случае надлежало бы установить крупное различіе мезду этой духовной знергіей и ВСЄМИ другими формами анергій. Общимъ призиакомъ физнческихъ явленій служить движеніе, видимое или невидимое, массовое или молекулярное; психическія же явленія суть внЄпространственньїе процессы ощущеній и чувствъ, желаній и мыслей. Въ первомъ случае отсутствуютъ собственно качественный различія между тЄлами и ихъ силами, и потому возможна общая мера и универсальная эквивалентность между ними; въ ПОСЛЄДНЄМЬ случае мы имЄемь богатое многообразіе процессовъ и состоя ній, все растущее по МЄРЄ углубленія анализа, и соответственное множество субъективныхъ склонностей и способностей. Тамъ — механическая закономерность теченія и связи въ измЄне- ніяхь знергіи и матерій, ЗДЄСЬ—намЄреніе, цЄль и личность, единообразное управленіе духовной жизнью и своеобразное господство идеальныхъ точекъ зрЄнія. Несравнимость физическаго процесса съ психическимъ приводить къ тому, что введеніе объемлющаго ихъ общаго понятія знергіи оказывается совершенно призрачнымъ пріобрЄтеніемь для матеріалнзма, такъ какъ послЄдній въ этомъ случае лишь по имени отличается отъ дуалистическая воззрЄнія.

!). b) Матеріализмь не въ состояніи объяснить ни одного даже самаго простого психическаго процесса. Для такого обьясненія нужно было бы показать, какъ данный психическій нроцессъ необходимо вытекгетъ изъ данной или мыслимой комбинаціи матеріальних!, процессовъ. Но обьясненіс ощущенія, какъ необходи- маго результата двнженія, наталкивается на препятствія, трудность которыхъ не скрывали отъ себя и сами матеріалисш. Ихъ утвер- ждеиіе, по которому при обьясненіи чисто-физическихъ взаимо- ДЄЙСТВІЙ МЫ встречаемся съ столь же непостижимыми явленіями, не вполне вЄрН9. Что внешнее или внутреннее движеніе есть СЛЄДСТШЄ другого движенія, величина и скорость которая зави- сять огь определенныхъ обстоятельствъ — это такъ же маю нуждается въ доказательстве, какъ то, что мысль происходить изъ другой мысли. Поэтому здЄсь всегда можетъ быть доказана необходимость наступленія извЄстнмхь собитій посредствомъ построенія изъ наглядныхъ представленій или ионятій. Поэтому, если съ ме- тафизической точки зрінія и остается непонятнымъ, какимъ спо- собомъ матеріальному двигателю удается привести въ двихеніе другое тіло, если и въ физической области причинная связь, именно производящая, созидающая причина непостижима, то все же связь условій здісь несравненно боліє проста и очевидна Какое наглядное построеніе можетъ соединить молекулярное дви- женіе въ мозгі съ актомъ мьішленія. не представляющимъ ника- кихъ данныхъ для геометрическаго созерцанія? Какъ связать въ логическомъ анализі подобное движеніе съ ощущеніемь или чув- ствомъ? Въ силу вышеприведен ныхъ существенныхъ различій между свойствами физическаго и психическаго, сведеніе послід- няго къ первому, происхожденіе психическаго изъ физическаго можетъ быть лишь установлено какъ первичный фактъ; доказать его необходимость нельзя ни логически, ни изъ наглядныхъ представленій. Но матеріалнзмь не есть констатированіе фактическая отнопіенія. Еще никому не удалось демонстрировать ad oculus, напр. возникновеніе аффекта, какъ непосредственное слідствіе мозгового процесса. Наоборотъ, матеріалнзмь есть гипотеза, цін- ность которой изміряется ея мыслнмостью и логической ЦІЛЄСО- образностью. Но и ея мыслимость, и ея цілесообразность, согласно развитому здісь психологическому аргументу, стоять подъ сомні- ніемь. ІІониманіе исихическаго, какъ продукта физическаго, есть очень неправдоподобное доиуіценіе, а утвержденіе, что психическое происходить изъ матсріальньїхь процессов!», ничуть не содійствуеть уясненію своеобразія духовной жизни. Краснорічивое изложеніе этого положенія діла Дю-Буа-Реймономъ («Ueber die Grenzen des Naturerkeiniens», 1872) l) способствовало распространенію этого взгляда данеє среди естествоиспытателей.

10. с) Понятіе зависимости общіе, чімь понятіе причинной связи. Первое указываешь лишь на то. что каждому изміненію въ явленій а соотвітствуегь изміненіе въ явленні b. Соотвітствую- щими же мы называемъ ті нзміненія, которыя эквивалентны дру- гим'ь въ качественном!, и въ колнчественномъ отношеніи. напр., когда равныя или подобный нзміненія въ а вызываютъ тоже равный или подобный нзміненія въ Ь. т. е. когда бо.іьіиія ИЛИ мень- шія, сильнійшія или слабійшія изміненія въ первомъ вызываютъ соотвітствующія изміненія во второмъ. Въ причинномъ соотноше- ніи мы встрічаемь ті же условія, но, кромі того, для него необходима еще известная последовательность во времени, которая въ случаі простой48 зависимости совершенно безразлична; и потому то, что вірно по отношенію къ простой зависимости, не можетъ быть распространено на причинную. Необходимо строго отділять утвержденіе, по которому психическіе и физическіе процессы находятся во взаимной зависимости, отъ утвержденія, по которому между ними существуетъ причинная связь. А такъ какъ для без- пристрастнаго наблюдателя очевидно, что существуетъ не только зависимость психическихъ процессовъ отъ физпческихъ, но также и обратно, то онъ долженъ подвести соотношеніе между этими двумя родами процессовъ прежде всего подъ общее понятіе функціональ- ной зависимости, но не можетъ разсматривать его какъ причинную связь. Въ современной психологіи это положеніе діла нашло себі вьіраженіе въ принципі психо-физическаго параллелизма5 согласно которому духовные процессы закономірно сопровождаются физическими, при чемъ характеръ этого параллелизма не допускаете пока боліє точнаго опреділенія; матеріализмь же немедленно ділаеть боліє спеціальное иредположеніе объ односторонней причинной зависимости и не сознаетъ ни указаннаго раз- личія, ни насилующей факты односторонности своего пониманія.

11. d) Понятіе матерій образовано лишь для того, чтобы гипостазировать объективный элементъ въ душевныхъ переживан1яхъ. Чтобы правильно изобразить то, чтб въ нашемъ опьггі является независимымъ отъ насъ и подчиненнымъ самостоятельной закономірності!, естествознаніе постулируетъ матеріальную субстанцію, въ которой дійствують силы притяженія и отталкиванія, и которая, соотвітственно тому, находится въ состояніи напряженія ИЛИ ДВИЖЄНІЯ. Но такія реальности неприложимы и неприспособлены къ тому, чтобы объяснять и выражать качества содержаній нашего сознанія или нашихъ воспріятій — красноту и синеву, сладость и кислоту, боль и щекотку. Эти реальности должны лишь уяснить фактъ, что наши чувственныя виечатлінія выступаютъ и исчезаютъ въ сознаніи не въ произвольной связи и послідова- тельности, допускающей изміненія, а съ совершенно независимой отъ насъ и чуждой намъ закономірностью. Изъ этого гносеологиче- скаго соображенія (ср. § 17, 3) вытекаетъ боліє глубокое основаніе невозможности ввести психическое въ кругъ физической анергій и представить его, какъ продуктъ матеріальньїхь процессовъ- Понятія матерій н знергіи должны были бы быть подвергнуты су. щественному преобразованію, чтобы они могли пріобрісти то значеніе для духовной жизни, которое имъ приписываетъ матеріализмь.

На основаній всего сказаннаго, мы должны рассматривать матеріализмь не только какъ гипотетическое, но также какъ въ высшей степени неправдоподобное метафизическое обьясненіе міро- порядка. Хотя въ настоящее время у философски - образованныхъ людей матеріализмь потерялъ всякій кредитъ, однако въ среді естествоиспытателей еще замічается некоторая склонность къ этому воззрінію, а въ широкихъ кругахъ народа и такъ называемой интеллигенціи онъ и по настоящее время часто рассматривается какъ достовірная естественно-научная теорія. Этимъ оправдывается наша подробная критика матеріализма, съ помощью аргументовъ естествознанія, психологіи и теорій познанія.

Въ заключеніе мы отсылаемъ читателя къ прекрасной работі Ф. А. Ланге: «Исторія матеріализма и критика его значенія для настоящая времени» (5-е изд. 1895) О-

На русскомъ язьікі:

П. Юркевичъ. «Матеріализмь и задача философіи». «Журн- Мин. Нар. Пр.» 1860, ч. 108.

Э. Радловъ. «Натуралистическая теорія познанія» (по поводу статей проф. Січенова). «Вопр. Филос. и Психол.» 1894, кн. 25.

Челпановъ. «Мозгъ и душа». 3 изд. Шевъ. 1906.

<< | >>
Источник: Кюльпе Освальд. Введение в философию: Пер. с нем. / Под ред. С. Л. Франка. Вст. ст.. И. В. Журавлева. Изд. 3-е, доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 384 с. (Из наследия мировой философской мысли: история философии.). 2007

Еще по теме § 19. Матеріализмь.:

  1. Онтологическая проблема. Материализм и идеализм
  2. XV
  3. КОММЕНТАРИИ
  4. § 5. Теорія познанія.
  5. § 8. Психологія.
  6. § 14. Разділеніе фнлософских направленій
  7. § 16. Дошатиэмъ, сиептициэмъ, поэитивиэмъ и иритициэмъ.
  8. § 17. Точка зрения имманентности (консціенціализиь), реа- лизмъ и феноменализмъ.
  9. § 19. Матеріализмь.
  10. § 20. Слиритуализмъ.
  11. § 21. Дуализмъ.
  12. § 22. М о и и з м ъ.
  13. § 23. Механиамъ и телеологія.
  14. § 26. Теологически направление в метафизики