<<
>>

§ 23. Механиамъ и телеологія.

1. Огь вопроса о качестве реальная бьггія мы переходимъ теперь къ проблеме реальнаго процесса (Gcscliehen). Механистическое міропониманіе, или механизмъ, цризнаетъ формой и закономерностью этого процесса слЄную и необходимую связь причины и ДЄЙОТВІЯ, ВЪ томъ виді, какъ «та связь типически выражена въ гакъ называемой естественной причинности.
Всі отноше- нія этого рода котугь, въ посліднемь счеті, быть понимаемы, какъ. законы движенія, ;наука о которыхъ называется механикой. Поэтому обыкновенно и самое воззріпіе называется механистическимъ. Благодаря этому, оно, очевидно, вступаетъ въ тісную связь съ матеріализмомь (см. § 19, п. 2), и фактически въ исторіи философіи послідній постоянно встречается въ сочетаніи съ механизмомъ. Это справедливо уже-для самой ранней формы матеріализма, для древняго атомизма. Всі явленія совершаются, по воззрініямь Лев- киппа и Демокрита, въ формі процессовъ движенія, состоя- щихъ частью въ свободном-}, наденіи атомовъ, частью въ видонз- міненіяхь послідняго. обусловливаемых!, взаимнымъ давленіемь или столкновешемъ. Изъ фнлософовъ новаго времени всеобщее значеніе механизма признають Гоббсъ ЇЇ авторъ Systeme de la nature. Защитниками этого направленія оказываются однако не только ма- теріалистьі, но и монисты. Сииноза, напр., столь же решительно отстанваетъ механистическое воззрЄніе, какъ и Гоббсъ. По МНЄНІЮ Оппнозы, НЄГЬ НИ свободной волн, прерывающей связь между причиной и дЄйствіемь, нн цЄ/ieti, руководящпхъ хо- домъ событШ.

Прнзнаніе принципа замкнутой естественной причинности (ср. § 21, п. 5) и опирающееся на него ученіе монизма о ЧЄЛОВЄКЄ, какъ автомате (ср. § 22, п. 14), также утверждаетъ механизмъ. хотя лишь въ ограниченной сфере. 2. Столь же исключнтельнаго вираженія телеологическаго воззрінія мы вовсе не встречаемъ въ исторіи философіи. ВЄЗДЄ, гдЄ выдвигается телеологическая точка зрЄнія, наряду съ ней обыкновенно признается и механизмъ, хотя бы въ качестве второстепенной формы мірового процесса. Такъ обстоишь діло уже у Платона, перваго несомнЄннаго телеолога въ исторіи философіи. По его воззрЄнію. все возникло и все развивается сообразно цЄлямь, прообразамъ вещей—идеямъ. Но въ то же время непосредственные поводы каждой отдельной ступени или фазы процесса обсуждаются въ смысле чисто иричиннаго пониманія. Противоположность между идеей и матеріей у Платона выражается въ томъ, что въ мірЄ идей господство принадлежишь разуму и ціли, а въ міре ма- теріальном'ь—-слЄпоЙ необходимости. Еще рЄзче и ЯСНЄЄ проводится эта координація обЄихь формь мірового процесса у Аристотеля. Съ одной стороны, изміненіе осуществляется въ природі въ формі переміни міста (переміщенія) пли движенія, II здісь оно подчиняется чисто механической закономірності!. Съ другой стороны, ціль всякаго развитія должно видіть въ возрастаніи «формы», знергіи, т. е. дійственнаго принципа. Такимъ образомъ выше механической закономірності! ставится закономірность телеологическая. Природа не дійствуеть безцільно, а приміняегь все къ чему-либо полезному, и зта общая цілесообразность можетъ быть объяснена только тогда, когда діятельность самой природы понимается какъ цілестремительная или осуществляющая ціли. Механичсскія причины составляютъ, конечно, необходимый условія или вспомогательный средства осуществленія этихъ цілей, но настоящими причинами Аристотель признаетъ causae finales.

Эта телеологія стала типичной для цілаго ряда подобныхъ теорій. Такъ, впослідствін Лейоницъ пытался осуществить примиреніе меха- низмаи телеології!, а въ XIX вікі Л отце защищалъ всеобщее, не- терпящее никакнхъ нзъятШ и въ то же время подчиненное значеніе механизма.

3. Въ противоположность .тгимъ метафизическимъ пониманіямь механизма н телеологія, которыя привели къ включенію перваго въ послідиюю, къ цодчиненію механизма телеологическому міровоз- арінію, Кантъ путемъ кригико-эмпирическаго изслідованія ихъ взаимоотношенія въ «Критикі силы сужденія» приходить къ установленій) координацій между механизмомъ и телеологіей. Ціле- сообразнымъ мы называемъ объекта природы, поскольку онъ представляется соотвітствующимь своему понятію, т. е. поскольку его части опреділяются цільїмь. Подобное разсмотрініе цілей не метафизично, не ставить природі трансцендентныхъ цілей или иде- аловъ, а иміеть гносеологіїческій характеръ, принимаетъ въ соображеніе и выражаетъ имманентную связь объекта. На подобное разсмотрініе природы наводить прежде всего органпзмъ, въ которомъ всі члены и отправленія служать сохраненію особи и рода, и въ которомъ совершается постоянное взаимодійствіе между отділь- ными составными частями. Но отсюда телеологическое воззрініе распространяется на всю природу, на которую также можно смотріть, какъ на систему цілей, постриенныхъ по извістному правилу. Цілью всего развитія природы Канту представляется моральный субъекта, такъ какъ только въ сфері нравственности не иміеть уже смысла вопрошать: для чего'1 Телеологическое воипрініе не вра- ждебно механистическому, если только не упускается изъ виду, чти оно можетъ представлять собой лишь регулятивный, а не конститутивный приндипъ (см. § 5, п. 4). Въ виду этого телеологія, какъ субъективная максима (Maxime) силы или способности сужденія, должна применяться преимущественно тамъ, ГДЄ невозможно или пока еще невозможно механистическое обьясненіе. Такимъ образомъ оба эти пока воззрінія могли бы дополнять другъ друга и содействовать другъ другу, такъ какъ утвержденіе целесообразности можетъ служить при прнчинномъ изслЄдованіи эвристическимъ принци помъ. Противоположность между этими двумя точками зрЄнія вообще исчезла бы совершенно для интеллектуальной интуиціи, къ которой мы неспособны. ВПОСЛЄДСТВІИ отношеніе целесообразности къ причинности было подобнымъ же образомъ определяемо НОВЄЙ- ПІИМИ логиками (въ особенности Зигвартомъ и Вундтомъ). Недавно Коссманъ пытался точнЄе описать это отношеніе. По его мнЄнію, причинность есть двухчленное отношеніе, финальность (телеологія)—трехчленное. Въпервомъ случае принимается вовни- маніе лишь предшествующее и последующее, и последнее зависитъ исключительно отъ перваго. Во второмъ случае между предшеству- ющимъ и послЄдующимь вставляется посредствующее звено, которое зависитъ отъ того и другого. Если, напр., СВЄТОВОЄ раздраже- Hie-j-организмъ есть предшествующее, то образъ на сЄтчаткЄ можетъ быть названъ послЄдующимь въ причинномъ смьіслЄ; напро- тивъ, при томъ же предшествующему рефлексъ закрьгванія вЄкь t?CTb посредствующее звено для результата—«охраны глаза».

4. Мірь явленій жизни даетъ основу для эмпирическихъ и гносеологическихъ изслЄдованій этого рода. По мнЄнію, господствовавшему въ древности, для пониманія жизни необходимо допустить «душу» (ср. § 8, п. 2). Декартъ, сведя это понятіе къ понятно сознавія, призналъ жизненныя явленія, какъ таковыя, чисто автоматическими и механическими процессами. Противъ этого иозсталъ внтализмъ, который однако не внесъ измЄненія въ новое-понятіе души и потому призналъ подчиненіе всего живого особому началу, такъ называемой жизненной силЄ; въ силу этого ви- тализмъ рЄзко отдЄлиль жизненныя явленія отъ всего безжизненная и ма шинообразнаго. Въ особенности старалась постичь развитіе и формы организмовъ при помощи подобнаго «органическая» воззрЄнія натурь-философія Шеллинга. Но нонятіе жизненной силй должно было оказаться скорЄе помехой, чЄмь нособіемь для научнаго изслідованія, будучи настолько же ие- нригоднымъ прннципомъ объяснешя въ сфері органическаго міра, насколько въ XYIII столітіи понятіе спещальныхъ душев- ныхъ способностей оказалось безполезнымъ въ области психологическая познанія. Поэтому со стороны новійшей физіологіи (въ лиці Лотце) было серьезной заслугой введеніе механизма въ ка- честві регулятивная принципа при изслідованіи жизненныхъ явленій. Еще до этого преодолінія витализма въ физіологіи, механизму послі того какъ окончательно была оставлена старая теорія душевныхъ способностей, получилъ право гражданства и въ психологіи. Стремленія Гербарта въ этомъ направленій клонились не къ чему иному, какъ къ построенію механики духа (см, § 8, п. 6). Нісколько поздніе механистическую теорію органической целесообразности пытался дать дарвинизмъ. По этой теорій, между «случайно» варіируюіцими членами нікотораго семейства происходить естественный отборъ целесообразно организованные существъ, при чемъ посліднія легче выжнваютъ въ «борьбі за существованіе», пріобрітая одновременно, благодаря этому, и большее число шансовъ обезпечить путемъ размноженія существованіе своего вида. Если мы представимъ себі, что этотъ процессъ продолжался непрерывно въ теченіе значительныхъ иромежутковъ времени, то имъ, повидимому, можетъ быть объяснено развитіе ЦІ- лесообразныхъ формъ. Но эта теорія, очевидно, предполагаетъ уже извістную целесообразность, и только усиленіе послідней она можетъ сділать правдоподобиымъ. Поэтому, въ лучшемъ случае, дарвинизмъ можетъ объяснить только вое ни кновеніє новыхъ цЄле- сообразныхъ органовъ, дальнейшее дифференцированіе, развитіе болЄе сложныхъ формъ существованія изъ болЄе простыхъ,но онъ не въ силахъ объяснить уже осуществленное въ каждомъ организме, какъ живой субстанцій, взаимное отношеніе частей къ общей объединяющей ЦЄЛИ, состоящей въ сохраненіи особи и ви іа. Эти очевидные недостатки дарвинизма снова оживили въ последнее время виталистическія тенденцій, отличающіяся однако отъ прежняя витализма большей осмотрительностью и меньшей определенностью. Jpiiurb(Prlesch),защитникъэтого неовитализма, точнЄеоиредЄлшгь «автономію, жизненныхъ процессовъ». При этомъ онъ вернулся къ аристотелевскому понятію знтелехіи. «интенсивная миогооб- разія»-, какъ постоянная момента и необходимаго условія органической системы; для боліє точная опреділенія этого понятія онъ также снова прибігь къ «душі». По его мнінію, душа есть носительница телеологическая процесса въ жизненпыхъ явленіяхь и одарена «могуществомъ прозрінія» («prospective Potenz»), которое соответствуешь цілестремительности. Въ ней надо предположить лервичную волю и знаніе, которыя въ опьіті пріобрітають лишь дополнительные элементы.

5. Только поверхностная, а, главное, вполні чуждая историче- с!сихъ знаній философія могла торжественно провозгласить, будто телеологическое пониманіе утратило всякое право на существовала, благодаря раявитію механистическая воззрінія. Надо помнить, что уже Лейбницъ признавалъ господство механической связи въ гораздо большей степени, чімь оно теперь доказано на опьіті. и что Кантъ уже предвиділь въ общемъ результаты современная изслідованія. Точно такъ же и Лотце, несмотря на свою остроумную полемику противъ идеи жизненной силы и на свое чисто механистическое пониманіе органическая, оставался при выработан- номъ имъ телеологическомъ міросозерцаніи. Должна, слідовательно, существовать возможность согласовали этихъ двухъ точекъ зрінія на природу. Для провірки этого заключенія попытаемся нісколько точніе опреділить значеніе механизма и телеологіи, или причинности и цілесообразности.

По отношенію къ причинности дійствуеть общая аксіома: одинаковый причины иміють одинаковый дійствія. Прибли- женіе желіза иміеть всегда своимъ слідствіемь движеніе магнитной иглы; солнечные лучи всегда согрівають камень, на который они падають. Поскольку законы природы виражають причинныя соотношенія, они суть формулы, описываюпця эти постоянный связи между причиной и дійствіемь. По отношенію къ цілесообразности, наирот.чвъ, иміеть силу общая аксіома: одинаковыя ціли или задачи могутъ быть достигнуты различными средствами. Сохраненію организма служатъ самыя разнообразный защититель- ныя приспособленія; питаніе организма можетъ совершаться самыми различными путями. Благодаря относительной простоті и постоянству цілей, посліднія, по большей части, познаются легче и вірніе, чімь причины, съ помощью которыхъ оні реализуются. Однако это не противорічить нричинному соотношенію, ибо вышеприведенная аксіома причинности не можетъ быть обращена. Хотя одинаковыя причины необходимо связаны съ одинаковыми дійствіями, но одинаковыя дійствій могутъ проистекать изъ раз- личныхъ причинъ. Ибо нричину образуетъ цілое множество отділь- ныхъ условій а, Ь, с и т. д. Поэтому, хотя определенная комбинация посліднихь всегда должна приводить къ совершенно определенному слЄдствію, мыслимы, нанротивъ, самыя различный ком- бинаціи изъ а, Ь, с и т. д., могущія привести къ одинаковому результату. Поэтому-то отъ определенная ДЄЙСТВІЯ никогда нельзя съ достоверностью умозаключать кь определенной комбинаціи условій, т. е. къ определенной причине. Кроме того, некоторые элементы могутъ заміняться другими или увеличиваться и уменьшаться на счетъ другихъ, при чемъ результата можетъ оставаться неивменнымъ. Итакъ, мы въ общемъ легко можемъ конструировать дЄйствія, предполагай данными известны я причины, но не можемъ достоверно узнаваїь по наличному ДЄЙСТВІЮ вызвавшую его причину.

6. Въ области неорганической природы отъ вышеупомянутая затрудненія насъ избавляегъ господствующее въ ней единообразіе причинной связи: астрономія, физика, химія обыкновенно съ такою же уверенностью и определенностью заключаютъ отъ данныхъ дійствій къ причинамъ, какъ огь данныхъ причинъ къ дійствіямь. Ньютонъ прямо формулировать для этой области следующее правило изслЄдованія: единообразнымъ дійствіямь должно приписывать ОДНЄ и ТЄ же причины. Совершенно иначе однако обстоитъ ДЄЛО ВЪ органическомъ міре. Здісь намъ данъ съ безспорнымъ постоянсгвомъ эффектъ, какъ бы мы его ни называли — лсизныо, сохраненіемь особи или вида, или формой; наоборотъ. факторы, прои^водніціе зтогь эффектъ, настолько разнообразны и изменчивы, что совсімь нельзя ділать умоваключенііі относительно конкретной причинной связи. Поэтому мы прибігаемь здісь къ тому же пріему, который мы ириміняемь, когда хогимъ понять конструкцію машины: задача машины служить намъ ключомъ къ уясненію значеній и связи отдільньїхь частей. Благодаря этому сходству съ машиной, живой организмъ часто назынали естественной машиной.

Изъ изложенная различія между причинной и телеологической закономірностью вытекаетъ рядъ дальнійишхъ существенныхъ ит- ЛИЧІЙ. Прежде всего, чисто причинному изученію чуждо различіе въ ціиности причнны и дійствія. То и другое суть преходяшіе этапы въ міровомь процессе, то и другое называется причиной или дійствіемь лишь въ отношеніи СООТВЕТСТВУЮЩИХ'/; имъ дЄйствіл или причиныу и дЄйствіе можегь стать причиной въ отношеніи къ следующему за нимъ и выводимому изъ него явлейію, и точно такъ же причина можетъ быть дЄйствіемь ВЪ отношеніи къ предшествующему ей и производящему ее явленію. Понятія ПОЛЬЗЫ II вреда блага и зла, сохраненія и разрушенія не находять примЄненія при нзученіи мертвой природы, такъ какъ въ ней НЄТЬ никакихъ по- стоянныхъ результатовъ, къ осуществлена которыхъ были бы приспособлены ея процессы. Противъ этого нельзя ссылаться на принципы сохраненія матерій или энергШ. Ибо эти принципы суть ак- сіоматическія положеній, не допускающія исключения и дЄлаюіція просто невозможными, какія-либо противоположные процессы. На- противъ, для телеологическаго разсмотрЄнія существуетъ различіе въ ценности между постоянной ЦЄЛЬЮ И разнообразными средствами, и эти ПОСЛЄДНІЯ признаются болЄе или МЄНЄЄ целесообразными и, следовательно, ценными, въ зависимости отъ того, насколько легко, быстро и совершенно они достигають своей цЄ.ш. Относительно живыхъ существъ имЄеть разумный смыслъ говорить о пользе и вреде, и мы находимъ въ нихъ достаточно опасныхъ, угрожающихъ существованію и благу условій, чтобы имЄть право въ противоположность этому особенно подчеркивать полезное для самосохранен ія.

7. Второе дополнительное различіе между причинностью и целесообразностью состоять въ следующемъ. Всякое нричинное нониманіе и изученіе имЄеть ретроспективную тенденцію, т. е. последующее ДЄЙСТВІЄ зависитъ лишь отъ предшествующая, отъ причины. Не имЄеть никакого смысла утверждать, что движеніе магнитной иглы оказываете вліяніе на приближеніе желЄза. На- противъ, въ явленіяхь, отмЄченньїхь признакомъ целесообразности, намъ, повидимому, действительно дана такая проспективная тенденція, въ силу которой средства стремятся къ цЄли, и эта цЄль прямо предопредЄляеть ихъ. Такъ, напр., обмЄнь веществъ въ организ- махъ совершается всегда такъ, что форма организма остается не- нзмЄнной и что отдельный его части растуте проиорціон мьно; органы чувстве снабжены такими вспомогательными орудіями и функціонируюте такъ, чтобы мы могли достигнуть возможно болЄе совершенная знанія виЄшняго міра; пищеварительный аппаратъ устроенъ такъ, что нужный для питанія вещества усваиваются, а остальныя—выделяются; во всіхь этихъ случаяхъ мы приписы- ваемъ такого рода діятельностямь известное направленіе и счита- емъ достигаемую ими ціль условіемь, нікоторьімь образомъ содій- ствующимъ ихъ результату. Бьггіе органа мы признаемъ зависи- мымъ отъ его функцій, функцію же—отъ ея результата. Даже если бы удалось открыть въ этихъ явлешяхъ простую причинную связь, т. е. объяснить всі ихъ детали чисто механически, то все же осталось бы непонятнымъ именно это взаимодійствіе, приводящее къ общему результату, и самоопреділяющееся единство организма. Если бы организмъ былъ чімь-то несамостоятельнымъ, простымъ причинно обусловленными» продуктомъ мірового процесса, то звенья причинной связи не отличались бы одно отъ другого по своему значенію, и тогда было бы столь же віроятньїмь или, вірніе, гораздо боліє віроятньімгь, что различныя причины производили бы не одинаковое, а различныя дійствія. Поэтому механизмъ не можетъ объяснить постоянство результата, и посліднее предполагаетъ, слідовательно, проспективную тенденцію, стремлеяіе КЪ ЦІЛИ и т. п. Этому не противорічить, что и въ органическомъ мірі есть много нецілесообразнаго, или что целесообразность иміеть свои границы. Все нецелесообразное при ближайшемъ разсмотрініи оказывается неполной или ограниченной цілесообразностью, которая, разуміется, не устраняетъ общаго характера телеологизма. Подлежащая разрішенію проблема сводится лишь къ вопросу о причині замічаемаго въ природі различія между явленіями, которыя могутъ быть поняты телеологически, и другими явленіями. для которыхъ достаточно механистические обьясненіе, или, другими словами, между явленіями, которыя обнаруживают!» извістньгй постоянный эффектъ, и явленіями, въ которыхъ не обнаруживаются никакіе вьіділяюіціеся отъ другихъ фактовъ однородные, (несмотря на разнородность средствъ) результаты.

8. При разрішсніи этого вопроса мы можемъ обратиться къ двумъ явлен1ямъ, иміющимь сходство съ органической жизнью: къ машинамъ и къ сознательному хотінію и дійствованію человіка. Начнемъ съ машинъ. Вт» нпхъ тоже данъ извістний постоянный эффектъ, который создается и осуществляется путемъ искуснаго взаимодійствія всіхь частей; эти отдільньїя части и ихъ работа также могутъ быть поняты лишь изъ общаго резуль.

тат, и ценность всей машины, какъ н ея составныхъ частей, завысить для насъ отъ того, въ какой мірі достигается этотъ общій результата. Но здісь ціль трансцендентна, а не имманентна, не' поставлена самой машиной. Она не ощущаетъ ни своихъ недостат- ковъ, ни своихъ несовершенствъ; она не возстановляетъ сама какую-нибудь свою испортившуюся часть; она не размножается ни путемъ діленія, ни путемъ половой жизни; она но обладаешь ника- кимъ активнымъ саморегулированіемь; она не можетъ приспособляться къ изменчивой внешней среде, не годна для иныхъ усло- вій, ЧЄМЬ ТЄ, для которыхъ она построена и предназначена. Такимъ образомъ, цЄль, которой бна служить, для нея самой есть нічто случайное, навязанное ей извне. Она действуешь целесообразно только потому, что она такъ построена д выработана. Поэтому, при віемь сходстве съ живымъ, она остается мертвымъ про- дуктомъ искусства, живешь заимствованной жизнью и не можешь обойтись безъ ухода и руководства. А присущая ей жизнь сама берета начало изъ источника, на который мы выше указали, какъ на второй факта, родственный органическимъ явленіямь,— именно мзъ сознательнаго хотЄнія' и дЄйствованія человека.

9. Никто не сомневается, что въ нашемъ сознаніи мы нахо- днмъ-имманентную и первичную целесообразность. Путемъ пред- ставленія о цЄли, которое есть прямое предвосхищеніе результата стремленія, средства, примЄняемьія для его осуществленія, есте- ственнымъ образомъ получаюта проспективную тенденцію. Поэтому здЄсь понятіе «щілевой причины», causa finalis, иміеть разумный смыслъ и безспорную правомерность. ВМЄСТЄ СЪ ТЄМЬ чєловЄкь сознаешь себя въ звачительной мЄрЄ самостоятельнымъ су- ществомъ, которое выбираешь средства и заботится о томъ, чтобы ннкакія случайный обстоятельства не помЄшали этимъ сред- ствамъ достигнуть искомой цЄли. При этомъ открыты различные пути для достиженія намЄченной цЄли, и особенно въ отношеніи высшихъ, всеобъемлющихъ цілей, опреділяемьіхь убіжденіями и міровоззрініемь, постоянный результата сочетается съ многиобра- зіемь средствъ. Нравственная личность есть преимущественно личность, полагающая ціли и действующая по цЬлямъ, и она проникаешь весь принадлежащій ей организмъ, заставляя его служить задачамъ, постановку которыхъ она считаешь для себя обязательной. Итакъ, поскольку дійствуета сознательная воля, постольку целесообразность жнзнн можетъ <>ыть признана зависимой отъ нея. Но область, на которую распространяется эта деятельность, какъ известно, ограничена. Растительныя функцій организма въ нее не входять, и подлсжнтъ СОМНЄНІЮ, можетъ ли сознаніе быть вообще приписано всемъ живымъ существамъ. Поэтому аналогія между органической целесообразностью и целесообразностью, проступающей въ сознаніи, можетъ быть использована лишь въ томъ смысле, что мы мо.кемъ говорить о душе и общихъ психическихъ факторахъ, не отождествляя однако последнихъ съ даннымъ въ сознаніи. Следовательно, лишь если—въ противоположность Декарту и ряду современныхъ психологовъ--мы призн&емъ В03М0Ж- нымъ психическое также въ безсознательной форме и ВМЄСТЄ СЪ тЄмь поставимъ целесообразность въ зависимость отъ этого широкаго понятія психическая, мы можемъ намЄченньигь путемъ притти къ объяснешю целесообразности. Къ этому выводу безъ колебанія пришли и современные біологи, которые говорять о психическихъ или психоидныхъ (духообразныхъ) факторахъ въ смысле объясне- пія органической целесообразности, какъ, напр., Паули, Дришъ, Вольфъ, Неймейстеръ. 10. Согласно этому, целесообразный реакцій амёбы или кро- вяныхъ шариковъ въ крови животнаго или разумная функція кишечника, сердца и желудка, почекъ и легкихъ осуществляются че- резъ посредство души (психе), которую слЄдуеть имъ приписать и которую надо мыслить по аналогій съ знакомыми намъ изъ нашей сознательной жизни явленіями постановки ЦЄЛЄЙ И стремленія къ ЦЄЛЯМЬ. II растеніямь надо было бы приписать нЄкотораго рода душу, взглядъ, который остроумно и решительно защищалъ Фех- неръ въ своей «Нанна» (2 изд. 1899). Мы считаемъ себя въ праве высказаться въ пользу этого воззрЄнія, какъ наиболЬе правдоподобная. Это есть нообще единственное воззрЄніе, которое у насъ фактически остается, если мы не хотимъ отказаться отъ всякаго обьжненія различія между причинностью и целесообразностью. Ему противоречить, собственно, лишь картезіанское понятіе души и основанное на немъ пониманіе психологіи, какъ науки о сознаніи (ср. § 20, 6). Но кто пришелъ къ гносеологическому убЄжде- нію (ср. § 27, 8 и гл.), что въ нашемъ сознаніи даны лишь пси- хическія явленія. а не психическіи реальности, кто не приписываете внутреннему воспріятію принципіальнаго преимущества пе- редъ внішнимь, для того не представить трудности расширить понятіе психическая въ вышеуказанномъ смисл* и признать н'Ьчто духообразное во всЄхь жнвыхъ клЄткахь. Что въ нашемъ сознаніи намъ непосредственно данъ лишь клочокъ психической жизни и деятельности, это должно быть объяснено изъ условій и зако- новъ сознанія и внутренняго воспріятія. Съ этой точки зрЄнія устраняется предразсудокъ. будто за нреділами сознанія нельзя говорить ни о чемъ психическомъ, и связанное съ нимъ представлене, будто въ сознаніи мы непосредственно и въ чистомъ виді усваиваемъ психическое, какъ оно есть само по себі.

И. ЗдЄсь мы ириходимъ къ боліє общему сообрижшно. Никто не спорить, что механистическое обьясненіе правомірно въ приміненіи къ безжизненной природі, и что телеологія вірна въ отношеніи сознательной воли и дійствованія чоловіка. Но промежуточная область, витальные процессы, частью служать иредме- томъ притязаній со стороны механистическая воззрінія, частью признаются цілесообразньїмн. Отсюда легко притті: къ следующему выводу: поскольку въ этихъ процессахъ содержится и дій- ствуетъ безжизненная природа, поскольку въ нихъ играютъ роль вещества и силы физико-химическаго порядка, постольку механистическое пониманіе распространяется и на организмы; поскольку же живое проникнуто духовными процессами и психическими факторами, которые обнаруживаютъ въ немъ присущую имъ цілестремительность, постольку правомірна автономія жизненныхъ процессовъ, витализмъ и телеологія. Эта формулировка приводить насъ къ метафизикі. При обзорі направленій, пытающихся определить качество реально сущаго, мы указали на дуализмъ. какъ на наиболіе правдоподобное воззрініс. Сь нимъ превосходно согласуется выводъ, къ которому мы пришли въ вопросі о меха- низмі и телеологіи. Существуешь реальное бьітіе двоякаго рода, и этому соогвЄтствуеть двоякая закономірность процессовъ, меха- низмъ и телеологія. При этомъ телеологическое пониманіе есть не нарушеніе, а дополненіе механистическая, какъ это обнаруживается въ явленіяхь живой природы. Распространеніе жо телеологическая воззрінія на безжизненную природу и тімь са- мымъ на всю вселенную мыслимо лишь, если рассматривать вселенную, какъ машину, которая устроена такъ, что производить целесообразную, т. е. полезную для жизни и сознанія работу.

Тогда безжизненная природа де носила бы свою ціль въ самой себі, а получала бы ее отъ Творца, огь» цілеполагающаго разума, который былъ бы потенціей, превышающей телеологичеокія единства живыхъ организмовъ, властвующей надъ ними и осуществляющей общую ціль вселенной. Въ настоящее время ніть- надобности говорить о томъ, что этой цілью не является челов&къ я удов- летвореніе его потребностей, какъ это предполагала близорукая теологія еще въ XVIII вікі. Напротивъ,. научная метафизика должна здісь остановиться и понять безшодность размьшіленія въ этомъ вопросі. Вопросъ о последней ціли вселенной, какъ и вопросъ о ея последней причині (ср. § 18, 2, 5\ покрытъ тьмою, непроницаемой для научнаго изслідованія..

Литература: E.

Ко а і g. «Die Eiitwickluug des CausalproMeiib». 2 B-de. 1888—90J

Sigwart. «Der Kampf gegen den Zweck». Kleane Schrlften, II.

2 Aufl. 1889.

P. Janet. «Los causes finales». 2 edit.. 1883L F.

Erliart. «Mechanismus und Teleologies. 1890. G.

Wolff. «Zur Kritik der Darwinschen Theorie». 1898. «Mechanismus und Vitalismus». 1902 [направлено противъ Бючлн (см. ниже)].

Р. N. Cossman. «Elemente der empirischen Teleologies. 1899.

0. Biitschli. «Mechanismus und Yitalismus». 1901. A.

Pauly. «Wahres und Falsches an Darwin's Lellre».. 190& H.

Driesch. «Die Seelc als Naturfactor». 1903.

R. Neumeister. «Betrachtungen. liber das Wesen der Lebenserscheir nuugen». 1903.

По-русски:

Д. Г. Левитекій. «Премудрость и благость Божія. въ судь- бахъ міра и человіка». 3-е изд. М. 1885.

Н. Данилевскій. «Дарвинизмъ. Критическое изслідованір*. 2 ч. Спб. 1885.

П. Лавровъ. «Механическая теорія міра». «Отечествен. Зап.» 1859, 4. B.

Розановъ. «Органическій процессъ и мехавлческая: причинность». «Журн. Мин. Нар. Пр.», 1889v 5.

Ф. Ле-Дантекъ. «Ламаркизмъ її дарвиннзмъ». Спб. 1900. Фаминцынъ. «Современное естествознаніе и психологія». Спб. 1899.

Н. Ши'шкинъ. «О психолог, явлешяхъ съ точки зрінія механич. теорій». «Вопр. Фил. и Псих.», кн. 1—3.

<< | >>
Источник: Кюльпе Освальд. Введение в философию: Пер. с нем. / Под ред. С. Л. Франка. Вст. ст.. И. В. Журавлева. Изд. 3-е, доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 384 с. (Из наследия мировой философской мысли: история философии.). 2007

Еще по теме § 23. Механиамъ и телеологія.:

  1. Указатель Абсолютъ или абсолютное 10, 16, 17, 25, 85, 103, 145, 158 и ел., 170, 171, 208, 209, 258, 319, 320, 322, 325, 326, 331, 332. Автономія 124 я сл., 287 и ея, 298, 299 328. Агностицнзмъ 25,145,147,149,164, 208. Аксіома 15, 33, 38 м сл., 67, 79, 134, 291. Актуальность, теорія а. 122 н сл., 274 и ея. Аксіологія 85. Аналитика 43. Аналитически 68, 70, 130, 170, 174. Аянмнзмъ 114, 194, 206 — 207. Антропологія 15, 63, 101. Апатія 77, 307. A posteriori 10, 16, 39, 102, 13
  2. § 3. Разделеніе философіи.
  3. § 18. Сиигуляризиъ и плюрализмъ.
  4. § 14. Разділеніе фнлософских направленій
  5. III. Диференційоване введення дискурсивної етики як філософська відповідь на виклики екологічної кризи "ззовні"
  6. § 26. Теологически направление в метафизики
  7. § 25. Детермииизмъ и индетерминизмъ. I.
  8. Н. И. Николаева НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ АНТИАМЕРИКАНСКОЙ КАМПАНИИ В СССР В КОНЦЕ 40 - НАЧАЛЕ 50-Х ГОДОВ
  9. М.В. Лапенко РОЛЬ ДЖЕЙМСА ФОРРЕСТОЛА В ФОРМИРОВАНИИ АНТИКОММУНИЗМА В США
  10. Сборник статей. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ 2001, 2001
  11. В.Г. Сироткин, Д.С. Алексеев СССР И СОЗДАНИЕ БРЕТТОН-ВУДСКОЙ СИСТЕМЫ 1941-1945 ГГ.: ПОЛИТИКА И ДИПЛОМАТИЯ
  12. Гладкий А. В.. Введение в современную логику. — М.: МЦНМО,2001. — 200 с., 2001