<<
>>

§ 18. Сиигуляризиъ и плюрализмъ.

1. Вопросъ о числе принциповъ, которые применяются при обьясненіи н постиженіи міра, можетъ ИМЄТЬ весьма различный смыслъ, такъ какъ понятіе «принципа» допускаетъ много значеній.

Иодъ нимъ можно разуметь, напр., причину міра, или логическое оснивоположеніе, или высшее, последнее понятіе. Въ зависимости отъ того, что называется нринципомъ, получаются различные ответы на вышеуказанный вопросъ, которые не должны необходимо противоречить одинъ другому. Поэтому единство и множественность, сингулярнзмъ и плюрализмъ суть метафизическія противоположности только въ томъ случае, когда исчисляемое принадлежитъ къ одному и тому же роду. Но, напр., сингулярнзмъ въ отношеніи міровой причины можетъ быть свободно соединенъ съ плюрализ- момъ въ отношеніи къ логическимъ принципами Такимъ образомъ, при обсужденіи разематриваемыхъ направленій мы должны различать формы, въ которыхъ говорится о единстве и множественности, и устанавливать разногласія лишь въ предЄддхь одной и той же формы. Даліе, такъ какъ лишь сингулярнзмъ нашелъ себЄ обосно- ваніе a priori, т. е. безъ отношенія къ снецифическимъ свой- ствамъ подлежащей разрішенію задачи, то здісь, гді ставится лишь обпцй вопросъ о числі принциповъ, полезно будетъ положить въ основу изложбнія это направленіе и провести различія между отдельными формами съ точки зрінія сингуляризма. Мы тімь боліє въ праві поступать такъ, что не каждое изъ ннжепрн- водимыхъ пяти «единствъ» находить въ соотвітственномь плюра- листическомъ воззрініи противоположную ему «множественность».

2. а) Единство причины разуміють всі ті, кто признаетъ Бога, какъ творца міра. Сюда принадлежать прежде всего теисты и деисты. Въ этомъ смьіслі были сингуляристами Платонъ, ново- платоники (въ особенности Плотинъ), Декартъ и Лейбницъ, англійскіе деисты, какъ, напр., Гербертъ Черберійскій, и многіе другіе. Но пантеисты и панентеисты также признають такую единую міровую причину, поскольку они вообще устанавливаютъ понятіе послідней причины.

Такъ, напр., Спиноза, который отождествляете Бога и мірь, natura naturans и natura naturata, опре- діляете єдиную субстанцію вселенной, какъ causa sui, какъ то, что само себя производить, и понимаете подъ ней то, «существо чего включаете его существовалie или природа чего можетъ быть мыслима лишь существующей»,—словомъ, существо, понятіе котораго само предполагаете и утверждаете его существованіе, въ духі онто- логическаго доказательства (ср. § 26, 3). Плюралистическая pf>- шенія этого вопроса не иміется. Быть можетъ, это стоите вь связи съ тімь, что мірь вообще понимается обычно, какъ единство, и предполагается, что единство этого фактическая состава требуете и единой причины. Но часто весь вопросъ о міровой причині отвергается и признается недопускающимъ научнаго отвіта. Прежде всего указываюте, что невозможно образовать понятіе послідней причины. Стремленіе къ причинному обьясненію не можетъ быть удовлетворено произвольнымъ нроведеніемь границы, отріза- ющимъ путь къ дальнійшему обьясненію. Поэтому ніть абсолютно послідней причины, а есть всегда лишь предпослідняя причина, т. е. причина, до которой пока проникло наше изслідованіе, но которая уже содержите въ себі зерно дальнійшаго причиннаго объ- ясненія. Во-вторыхъ, согласно современному взгляду, причины бы- ваютъ только у изміненій. Поэтому сущее, бьітіе, не иміете причины, великіе принципы сохраненія матерій и силы (анергій) исклю- чаютъ изъ нашего позпанія всякое творчество изъ ничего и огра- ничиваютъ причинное разсмотрініе лишь областью взаимодійствія матерій и превращенія снлъ (анергій), количество матерій, какъ и количество энергш въ мірі не можетъ быть ни увеличено, ни уменьшено; оно вічно неизмінно. Эти соображенія побуждаютъ насъ признать вопросъ о происхожденіи міра неразрйшимымъ для научной метафизики. 3.

Ь) Единство вселенной есть основная идея сингулярнзма у Ксенофана (около 540 до P. X.), который ГОВОрИЛЪ О sv y.il гiv (единомъ и всемъ), разумія подъ этимъ всеединое, и у Дюринга, согласно которому всеобъемлющее бьітіе должно быть единствен- нымъ.

Это есть утвержденіе діалектическое, т. е. выведенное изъ самого понятія вселенной: вселенная чисто аналитически (ср. § 15, 4) определяется, какъ единство. Если вселенная есть только сущее, то отсюда слідуєте, какъ говорить Парменндъ, Зенонъ и Мелиссъ (школа элеатовь), что сущее можете быть лишь единымъ. По мнінію этихъ мыслителей, множественность су- щаго приводите къ противорічіямь. Вселенная не была бы вселенной, если бы вні ея было еще что-либо. Противъ этого сингулярнзма также не былъ выставленъ соотвітствующій плюрализмъ. Кто говорить о множественности сущаго, тоте разуміете подъ этимъ не вселенную, а ея части, и не представляете логическихъ трудностей наряду съ единствомъ цілаго устанавливать множественность его частей. Но элеаты возражали и противъ послідней: для ннхъ вселенная есть неділимое единство. По ихъ мнінію, множественность, какъ и изміненіе, принадлежите къ видимости и обману чувствъ или къ не-сущему. Одно лишь мьішленіе огкрываете намъ подлинную реальность, противопоставляя измінчивомумногообразію не-сущаго единое, не сотворенное и вічно неизмінное сущее. Такимъ образомъ, элеаты были единственными строгими сингуляри- стами, которыхъ знаете исторія философіи, и въ силу этого міро- созерцанія лишили себя всякаго доступа къ познанію опытнаго міра. 4.

с) Единство предпосылки, послідняго основоположенія или основного понятія, защищаюте въ особенности послЬ-кантовскіе «идеалисты» Фихте, Шеллингъ н Гегель. Фихте признаете абсолютно первой аксіомой, изъ. которой можетъ быть выведено все познаніе, сужденіе: «Я полагаете самого себя», и выводите изъ него діалектическимъ путемъ рядъ другихъ положеній, все теоретическое и практическое «наукоученіе», всю систему необходимыхъ истинъ разума или «Thathandlungen» *)• Шеллингъ строить свою философскую систему на понятій абсолютнаго тождества или без- различія и выводить отсюда геометрическимъ методомъ всі свойства міра, какъ отличія и потенцій. Гегель призналъ высшей предпосылкой понятіе чистаго бьітія и «діалектическимь» методомъ развилъ изъ него всі остальныя категорій.

Однако вовс4хъэтихъ случаягь фактически даны уже по крайней мірі дві предпосылки, а именно, кромі посылки, лежащей въ основі дедукціи, еще посылка метода, посредствомъ котораго совершается дедукція. Въ действительности ни одна наука не можетъ быть4 построена на одномъ логиче- скомъ принципі. Даже въ математикі не удалось достигнуть этого, хотя здісь дійствуеть постоянно стремленіе къ возможному упрощенію аксюматическихъ предпосылокъ. Ни наука о чнслахъ, ни наука о пространстві не доведены до такого логическаго единства. Точно также вся логика не можетъ опираться на одинъ принципъ тождества. и вся механика—на принципъ инерціи. Что не удалось сді- лать въ этихъ всеціло или частично формальныхъ наукахъ, то, конечно, тімь боліє не можетъ йміть міста въ реальныхъ наукахъ и особенно въ метафизикі. Общія основанія тому слідующія. Многообразіе единичнаго, частнаго, никогда не можетъ быть выведено изъ абстракцій, лишенныхъ содержапія, не обладающихъ никакими специфическими признаками. Но чімь выше на логической скйлі стоить понятіе, тімь бідніє47 оно по содержанію. Изъ понятія бьітія столь же мало можетъ быть выведено понятіе оире- діленнаго бьітія, какъ, напр., изъ понятія живого существа—понятіе соловья. Ибо всякій анализъ понятія можетъ вывести изъ него лишь то, что вънемъ содержится, а не боліє спеціальніше признаки, образу- ющіе видовое понятіе. Діалектическій методъ, который мнилъ обладать такимъ искусствомъ, съ логической точки зрінія есть софизмъ. Поэтому можно сказать: логическій сингуляризмъ несостоятеленъ, я единственная разумная точка зрінія есть здісь илюрализмъ.

5. d) Единство идеала утверждаютъ ті, кто понимаетъ самое прекрасное, благое, могущественное, какъ существо, которое они ото- ждествляютъ съ Богомъ или всеединымъ. Такъ, напр., основатель элеатской школы Ксенофанъ объявилъ, что единое должно быть самымъ могущественнымъ изъ всего. Сходно съ этимъ Платонъ требуетъ единства лучшаго и прекраснійшаго, т. е. Бога. Подобное единство идеала можетъ также стать цілью всего мірового развитія и тЬмъ сблизиться съ понятіемь последней причины.

Это стоить въ связи съ понятіемь causa finalls, финальной или цілевой причины (Zwockursache), согласно которому антиципированная ціль, какъ это постоянно бываетъ въ человіческихь дійствіяхь, обра- зуетъ условіо дійствія, т. е. достиженія ціли (ср. § 23). Съ этой точки зрінія Богъ есть не столько творецъ, сколько руководитель н правитель міра; онъ направляетъ развитіе сообразно своимьці- лямъ и приводить мірь къ идеалу. Главнымъ образомъ пантеисты и панентеисты, какъ Фехнеръ и Паульсенъ, истолковывали въ этомъ оптимистнческомъ смислі міровой процессъ пли саморас- крьггіе Бога. Мы не хотимъ предвосхищать результаты дальній- шаго раземотрінія теологическихъ направленій и оптимизма и ограничиваемся здісь лишь замічаніемь, что единство идеала, какъ таковое, есть лишь абстракція и потому само по себіне можетъ обосновать какого-либо метафизическаго сингуляризма. Единая красота такъ же согласуется съ множественностью прекраснаго, какъ едпная истина съ множественностью истиннаго. Употребленіе превосходной степени также ничего не изміняегь, такъ какъ можно безъ логическая противорічія говорить о множественности пре- краснійшихь или лучших* суіцествь. Поэтому метафизическій плюрализмъ легко соединимъ съ единствомъ идеала, и посліднее нуждается въ дополненіи иными соображеніями, чтобы дать точное обоснованіе метафизическому сингуляризму. Единство же ціли или идеала непригодно для этого въ научной метафизикі уже потому. что послідняя должна сначала еще установить единство мірового процесса, целесообразную связь всіхь отдільннхь собнтій во всаіенной, чтобъ йміть право признать единство ціли. Но такого рода міровая телеологія переступаетъ границы возможная знанія.

6. с) Единство элемента, т. е. послідняя простійшаго качества міра, признается тіми, кто устанавливаетъ единую матерію или основную силу. Если балесъ (около 585 г. до P. X.) усматриваете сущность всіхь вещей въ воді, Анаксименъ—въ воз- духі, Гераклитъ — въ огні, то они являются представителями такого рода сингуляризма.

Но и атомисты были въ этомъ смьіслі сингуляристами, поскольку они приписывали безчисленнымъ ато- мамъ лишь количественный, а не качественный различія. На- противъ, типичными плюралистами были Эмпедоклъ, признававшій четыре элемента (огонь, воду, воздухъ и землю), которые связываются и разделяются движущими силами любви и ненависти, и Анаксагоръ, допускавшій многочисленные качественно различные элементы (мясо, кровь, золото и т. д.), въ хаотическое первоначальное состояніє которыхъ духъ (voG;) нікогда внесъ порядокъ и движеніе. Даліе можно причислить къ плюралистамъ дуалистовъ, вроді Декарта, разсматривающихъ матеріальное и психическое, какъ дві существенно различныя реальности, тогда какъ матері- алистовъ, спиритуалистовъ и монистовъ надо признать сингуляристами. Такъ, напр., сингуляристомъ является Лейбницъ, у ко- тораго всі монады иміють качественно однородное внутреннее бьітіе, а также матер'шистъ-авторъ Systeme de la nature, который не признаетъ никакого иного Оитія, кромі матерій, равно какъ монистъ Спиноза, для котораго мьішленіе и протяженность, душа и тіло суть лишь стороны одной и той же сущности. Но и современная химія и деть по пути сингуляризма, пытаясь указать, что ея 70 элементовъ суть лишь количественныя варіацій одного и того же первичнаго элемента; то же примінимо къ современной физикі, поскольку она стремится свести всі силы или анергій къ единой основной силі, напр. къ тяготіиію. Въ оправданіе подоб- ныхъ тенденцій ссылаются на потребность въ единстві, которое, будто бы, не допускаетъ признанія множества различныхъ по существу реальностей. Но эта мнимая потребность въ единстві есть не что иное, какъ потребность уирощенія, удовлетвореніе которой не иміеть ничего общаго съ объективной вірностью и истинностью. Дійствительнан потребность въ единстві осталась бы неудовлетворенной лишь въ томъ случаі, если бы элементы, признанные различными, не иміли бы связи и вваимоотношенія. Если же такое закономірное взаимоотношение между многообразными элементами существуете, то остается неудовлетворенной лишь потребность упрощенія, которая стремится свести къ единому и то, чтб различается другъ отъ друга, превратить всі качественный различія въ чисто количественныя. Мы иміемь здісь діло лишь съ правил омъ (максимой), руководимымъ телеологическимъ воззрініемь на науку (ср. § 17, 8),—правиломъ, вьіполненіе котораго отнюдь не можетъ требоваться безусловно, и которое потому нисколько не лишаете a priori почвы плюралистическую метафизику. Не суще- ствуетъ никакой объективной, въ природі вещей лежащей необходимости для признанія лишь одного качества всего реальнаго. Сведете къ единому должно быть осуществлено лишь постольку, поскольку факты тому не препятствуютъ.

7. Резюмируя всі эти соображенія, мы можемъ притти къ сліду ющем у выводу. Единство послідней причины остается неопреді- лпмымъ для научной метафизики. Единство вселенной есть аналитическое утвержденіе, если не упускать изъ виду, что это единство отнюдь не исключаешь множественности отдільньїхь частей. Возможна не только множественность простого, но возможно и единство сложнаго. Поэтому и послідняя причина въ сингуляристическомъ смислі со- всімії не должна мыслиться, какъ простая субстанція, изъ которой никогда нельзя было бы объяснить многообразіе эмпирическая міра. У Гербарта, для которая единое сущее есть всегда простое сущее, метафизика, утверждающая это положеніе, стоить въ нераз- рішимомь противорічіи съ его релипознымъ ученіемь, признаю- щимъ существо съ различными качествами. Если же приписывать вселенной какъ единство, такъ и простоту, то получается пустое и мертвое понятіе всеединая, которое ділаеть невозможнымъ всякое пониманіе многообразія данная и преднаходимаго. Логическій син- гуляризмъ несостоятеленъ, единство идеала или ціли само по себі не даегь метафизическая опреділенія реальнаго, а единство элемента есть лишь цілесообразное правило изслідованія, регулятивный принципъ, не гарантирующій реальности требуемая и искомаго единства. Такимъ образомъ, мы приходимъ къ тому выводу, что число реальностей не можетъ быть опреділено a priori, и что оно зависишь отъ специфической природы фактовъ, подлежащигь объяснена. Это соображеніе образуешь переходъ къ вопросу о качестве принциповъ,—вопросу, который возникаешь какъ въ отношеніи къ составу бьітія, такъ и въ отношеніи къ составу происходящая (Geschehen).

<< | >>
Источник: Кюльпе Освальд. Введение в философию: Пер. с нем. / Под ред. С. Л. Франка. Вст. ст.. И. В. Журавлева. Изд. 3-е, доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 384 с. (Из наследия мировой философской мысли: история философии.). 2007

Еще по теме § 18. Сиигуляризиъ и плюрализмъ.:

  1. § 18. Сиигуляризиъ и плюрализмъ.