<<
>>

«Субстанция» как опытное данное

В нашем осмыслении обыденной жизни, особенно того как она относится к явлениям физического мира, нельзя пропустить спорного вопроса о действительности «субстанции» (лат., substantia, лежащий в основе; subs tare, поддерживать, подставлять).
Вдобавок, оценка этого понятия важна для преодоления механического понимания физических явлений в пользу телеологического мировоззрения. Конечно, полное обсуждение субстанции переходит границы философии природы, но все-таки следует рассмотреть эту тематику, хотя и кратко.

Понятие субстанции указывает на некое постоянство в существовании данного бытия, не смотря на перемены, которым оно подвергается. Самый ясный и доступный пример субстанции - «самость» человеческого бытия. Я сознаю себя собственным «я»; я знаю, что я существую и пребываю в пространстве и времени, не смотря на случайность и изменчивость своего существования. Одним словом, я сознаю себя в своей самости как индивидуальную, отличную от других субстанцию. Факт субстанциальности моего существования каким-то образом служит основным принципом всей моей деятельности и неизменным ядром, лежащим в основании всех моих внешних изменений, происходящих в течение жизни. Кроме того, я осознаю то, что существую «субстанциально» отделено от других личностей-субстанций и от других одушевленных и неодушевленных индивидуальных субстанций, таких как животные, растения и минералы, осознавая при этом как бы «субстанциальное» многообразие самого мира, который не может составлять одну всеобщую субстанцию. Везде вокруг нас есть постоянсгво в изменчивости.

Если такое понятие как «субстанция» является необходимым требованием для объяснения факта постоянства в изменчивости в нашем опыте мира, то это еще не значит, что само понятие субстанции однозначно, или даже что все философы приняли бы его в своих изложениях мирового порядка и процесса. Например, в подходе Декарта к данной проблематике встречается дуалистическое истолкование, в котором субстанция раздваивается на духовную мыслящую и материальную протяженную.

Субстанция, согласно ему, - то, что существует без необходимости в существовании другой вещи для своего существования. В его понимании субстанции, мышление является сутью духов- ной действительности, между тем как протяжение является необходимым субстратом телесного бытия. Отождествляя, таким образом, субстанцию с понятием «свойства», и притом применяя субстанцию к «природе», он заключает, что человек состоит из двух субстанций: души и тела, не имеющих связи между собой. Эта путаница и является причиной его дуализма, согласно которому человек как мыслящая субстанция не пользуется прямым доступом к телесной действительности. Многое в философии нового времени является не чем иным, как попыткой преодоления этой пропасти. Например, Бенедикт Спиноза (1632-77), вопреки Декарту, питается переработать картезианские категории мышления и протяжения в два атрибута одной бесконечной субстанции, которая является божественной. В таком пантеистическом отчете, множественность и конечность объясняются как видоизменения двух способов проявления божественной субстанции. Лейбниц, со своей стороны, разрабатывает теорию предустановленной гармонии монад, которые не пользуются внутренней взаимосвязью, а лишь координированы между собой действием Бога как совершенного „Геометра" мирового процесса. Если в гносеологии Декарта говорится об отсутствии непосредственного познания внешнего мира, то его основной метафизический тезис, утверждающий, что вся материя сводится к протяжению как своему конечному свойству, неизбежно приводит к механичности, так как материя существенно отделена от всякой мыслящей субстанции. Последующие эмпирические изложения данной проблематики, которые пытаются очистить и улучшить картезианское учение, разделяют, тем не менее, основные гносеологические предпосылки Декарта, утверждающие отдаленность познающего субъекта от познаваемого мира в себе, и поэтому как бы вынуждены излагать обедневшие взгляды относительно природы материальной действительности.

Локк, напр., предлагает различие между первичными (протяжение, форма, число) и вторичными (цвет, звук, запах) качествами материальной субстанции, придавая, в русле Декарта, «объективность» лишь определяемой количеством материи и пренебрегая чисто «субъективными» вторичными качествами.

С другой стороны, Джордж Беркли (1685-1753) и Давид Юм, хотя и признавали вместе с Локком, что все наши познавательные акты приводит лишь к «субъективным впечатлениям» или «идеям», выводят противоположные заключения относительно понятия субстанции. Согласно Беркли, позиция Локка не состоятельна. Если все наше познание всецело сводится к субъективному состоянию идей, то нельзя прийти к какой-нибудь «материи». Гносеологические взгляды Локка, по мнению Беркли, могут поддержать только имматериальную субстанцию. Юм более радикален; он настаивает на том, что наши субъективные впечатления, которые составляют наше знание, остаются отдельными друг от друга, логически приводя к опровержению понятия субстанции как такового, так как из временной последовательности потока субъективных впечатлений нельзя вывести никакую связную идею «субстанции», которая нуждается во внутренней связанности. Отсюда видно, что никакая строгая философия природы не возможна.

Из вышесказанного следует, что понятие «субстанция» все еще может играть важную роль в разви- тии гармоничной философии природы, особенно в обосновании и объяснении таких данных нашего опыта, как изменчивость в постоянстве феноменов и само движение. Можно сказать, что субстанция является принципом единства данного бытия. Она - субстрат многообразия свойств, которые характеризируют определенное бытие. Мало того, субстанция является основным принципом деятельности вещей, поскольку, по схоластическому афоризму, «деятельность соответствует бытию» (agere sequitur esse). Иными словами, вся деятельность предполагает основу, из которой она возникает. В то же время, следует отметить, что субстанция как таковая остается только относительно постоянной, так как она подлежит изменению, а также уничтожению и исчезновению. Все эти пункты надо иметь в виду при объяснении действительного изменения в мировом порядке и, в особенности, когда речь идет о таких сложных принципах и теориях физики как индетерминизме (Гейзенберг) и относительности (Эйнштейн). Но, сверх того, в этих обсуждениях следует подчеркнуть факт, что материальная субстанция не является понятием чувственного знания, а философским понятием, основанным на чувственном опыте, и осмысленным интеллектуальным проникновением в бытие как таковое.

<< | >>
Источник: Свящ. Роберт Слесинский. Общедоступное введение в философию природы. 2001

Еще по теме «Субстанция» как опытное данное:

  1. Качество как первичное данное
  2. Очерк 2 МЫШЛЕНИЕ КАК АТРИБУТ СУБСТАНЦИИ
  3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПАРТИЙ, ДАННОЕ МАКСОМ ВЕБЕРОМ
  4. § 5. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
  5. А. Субстанция
  6. 2.3. Итоги опытно-экспериментальной работы
  7. [Об идее субстанции]
  8. [О достоверном знании субстанции]
  9. [Об идее духовной субстанции]
  10. Глава двадцать четвертая О СОБИРАТЕЛЬНЫХ ИДЕЯХ СУБСТАНЦИИ 1.