<<
>>

§ 28. Теорій происхожденія нравственности, а) Авторитарны* и автономный системы морали.

1. Гетерономистическая теорія нравственности возводить нравственную обязанность индивида къ внішнимь предписашямъ, правиламъ или законамъ. Законодателемъ при этомъ является Богъ (церковь) или государство.

Въ воззрініяхь этого рода не всегда возможно установить достаточно ясно различіе между чисто исто- рическимъ утвержденіемь (что авторитеты оказали фактическое вліяніе на нравственное поведеніе и моральный воззрінія) и этической теоріей (по которой требованіе нравственнаго поведенія можетъ основываться лишь на подчиненіи авторитету). Поэтому при ниже приводимыхъ данныхъ о представителяхъ этой точки зрінія слідуегь йміть въ виду, что остается сомнительпымъ. обращались ли они къ авторитету государства или церкви и для обоснованія своихъ этическихъ утвержденій и веліній. Уже Со- кратъ признавалъ справедливымъ лишь того, кто поступаетъ сообразно писаннымъ законамъ государства и неиисаннымъ законамъ боговъ. ЗатЬмъ гетерономію отстаивала теологическая этика, сводя нравственную обязанность къ волі Бога и его откровенно. При этомъ боліє строгая форма этой теорій признавала что-либо лишь потому хорошимъ и правильнымъ, что этого хочетъ Богъ, и полагала, что, если бы Богъ хотіть иначе, то наша нравственность должна была бы принять другой характеръ. Смягченная форма этой теорій оставляла, напротивъ того, за человіческимь разумомъ способность самостоятельно открывать, что хорошо и правильно, и только подчеркивала согласіе между человіческимь познашемъ и волей Бога. Гоббсъ. напротивъ того, отстаивалъ политическую гетерономію, уполномочивая свое государство, режимъ которая онъ представлялъ себі, какъ абсолютизму опреділять характеръ и на- правленіе человеческой деятельности. Конечно, наряду съ этимъ, Гоббсъ признаетъ и естественный нравственный законъ, и заповіли Бога, но они зависятъ отъ индивидуальныхъ толкованій, а потому не должны йміть такой общеобязательности и такой силы, какъ законъ государства.
Аналогичной точки зрінія въ новійшее время придерживался еще I. Г. фонъ-Кирхманъ (f 1884).

2. Гипотеза первоначальная возникновенія некоторой нравственной обязанности въ силу сощальныхъ, или политическихъ, или релипозно-дерковныхъ установленій, можетъ, конечно, йміть большое значеніе, какъ историческая теорія. Точно также съ педагогической точки зрінія можно допустить, что гетерономный в.ііянія, наставленіе и примірь другихъ, суть необходимыя вспо- могательныя средства для развитія нравственнаго характера и нравственныхъ наклонностей воли. Но не только объ этомъ идетъ рЄчь у представителей гетерономистическихъ теорій . На общій нормативный вопросъ: чти должно быть признано нравственной задачей?—нельзя отвечать: то, чего требуютъ государство, церковь» общество или другіе авторитеты. Этому не противоречить тотъ фактъ, что подобное подчнненіе предписаніямь, прнзнаваемымъ безусловно обязательными, т. е. гетерономія, практически встречается весьма часто. Кто воздерживается отъ преступленія, такъ какъ оно запрещено и наказуется государствомъ, тотъ не чувствуете непосредственной нравственной обязанности воздерживаться отъ подобнаго поступка, и тотъ, кто старается вести жизнь, согласную съ нормами морали, чтобы угодить Богу или удовлетворить церковнымъ постановленіямь, также подчиняется господству авторитета. Врядъ ли можно въ то же время оспаривать, что наше нравственное сужденіе решаете вопросъ въ пользу автономій. Отъ поступка, заслуживающая этическая одобренія, мы требуемъ прежде всего, чтобы онъ вытекалъ изъ внутренней свободы, и чтобы на его выполнеше не вліяли никакія постороннія соображения. Мы очень строго различаемъ, поэтому, между предписаніями закона, правилами приличія и обхожденія, обычаями и установле- ніями культа, съ одной стороны, и долгомъ, оцениваемымъ нами какъ нравственный—съ другой. Не вносите никакого ИЗМЄНЄНІЯ въ это противоположеніе даже возможное и желательное СООТВЄТ ствіе со стороны содержанія между внЄшнимь предписашемъ и нравственнымъ долгомъ.

Пусть моя воля и мое поведеніе совпадайте се волей и поведеніеме другихъ людей—въ конечномъ счетЬ, во всякомъ случае, лишь я одинъ могу решать, что я долженъ считать хорошимъ и дурнымъ, правильнымъ и неправильными По- рицаніе гордости и самомнЄнія людей, которые дерзають ИМЄТЬ собственное сужденіе о томъ, обязательно ли для нихъ какое-либо нравственное предписаніе или НЄТЬ, И которые стремятся въ этической области стать своими собственными законодателями, и вос- хваленіе, въ противоположность этому, смиренія и покорности, обнаруживающихся въ подчиленіи авторитету,—все это не имЄете никакого отношенія ке этическому вопросу о про:тсло;пдеі:іп нравственной обязанности. Этоте научный вопросе решается не похвалой и порнцаніемь, а изслЄдованіемь, которое приводите къ выводу, что нравственная обязанность, въ отличіе оте принужденія и повиновбнія, возникаете лишь, когда человікь самъ признаете идеальныя ценности, нормы и рішаєте подчинить имъ свою жизнь. Поэтому автономія—естественная точка зрінія этики, и не трудно понять, что помимо немногихъ вышеупомянутыхъ мыслителей, которые къ тому же не всі являются несомнінньїмн защитниками гетерономіи въ собственномъ смьіслі слова, системы морали фило- софовъ древняго и но ваго времени носятъ сплошь автономный характеръ. Въ виду этого мы можемъ обойтись здісь безъ ихъ спеціальная перечисленія.

в) Апріоризм* и эмпиризмъ.

3. Какъ въ теорій познанія ведется борьба между раціонализ- момъ и эмпиризмомъ изъ-за вопроса о происхожденіи познанія (см. § 15), такъ и въ зтикі противостоять другъ другу апріоризмь, называемый также нативизмомъи интуиціонизмомь, и эмпиризмъ, въ новійшее время принявшій спеціальную форму эво- люціонизма '). Если мы назовемъ функцію, выполняющую нравственную оцінку (не только нашихъ собственныхъ поступковъ) совістью, то упомянутый здісь разногласія обозначаюте различный воззрінія на происхожденіе совісти. Между тімь какъ сторонниками одного направленія послідняя понимается, какъ дія- тедьность исконная, врожденная, познаваемая лишь благодаря интуиціи, другое направленіе старается свести ее къ опыту или объяснить постепеннымъ процессомъ развитія.

Слідовательно, и здісь противоположность и борьба воззріній возникаюте, прежде всего, при постановка и рішеній исторически-психологическихъ вопросовъ. Но, кромі того, сторонники алріоризма иолагаюте, что обязывающая сила моральныхъ нормъ и общеобязательность эти- ческихъ сужденій вынуждаюте насъ признавать ихъ врожденнымъ достояніемь, или, по крайнеп мірі, необходимой наклонностью нашего практическаго разума (см. § 9, п. 8). Поэтому-то мы встрі- чаемъ втическій нативизмъ въ связи съ гносеологическимъ раціо- нализмомъ. Декартъ, Спиноза, Лейбннцъ и ученики послідняго были аиріористами. И у Канта наблюдается та же связь нативизма и раціонализма. Съ точки зрінія Канта, нравственный

') Ути нап;.ап.;сиія сь существен и ыхъ чсртихъ совиадаютъ съ уиомлкушми въ § 0, п. 7 иипыткамп саиостоительнлго обоснованія этики.

законъ съ его категорическимъ императивомъ есть данный фактъ, понять который возможно лишь при признаніи его независимости отъ опыта. Совість Кантъ характеризуете, какъ функцію, по- средствомъ которой сила сужденія сравниваете что-либо съ нрав- ствоннымъ закономъ; она есть «представитель нравственная закона въ эмоирическомъ сознаніи человека». Какъ таковой, она иміеть своей задачей не только оцінку человіческихь поступковъ, но призвана также вліять на выборъ, увіщевая и предостерегая. 4.

Сильніе подчеркивается интуитивная точка зрінія въ ан- глійской зтикі. Здісь нравственныя идеи или сужденія ставятся на одну доску съ математическими аксіомами или законами природы. Какъ эти послідніе представляются не допускающими и не требующими доказательства, такъ и первыя не способны получить всеобщее признаніе благодаря доказательствами Эта точка зрінія не изміияется существенно, если нативистическій характеръ нравственности объясняется иногда психологически боліє удовлетвори- тельнымь образомъ въ томъ смьіслі, что нравственное впервые сознается благодаря общенію людей другъ съ другомъ, а, стало быть, до того находится въ скрытомъ состоя ній. Главными представителями интуитивнаго направленія въ Англія считаются Куд- ворзъ, Бутле ръ и «шотландская школа» (см.

§ 9, п. 8).

Изъ послідователей Канта апріористами были Фихте, Ш.1 ейермахеръ, отчасти и Шопснгауэръ. Даліе къ этой точкі зрінія можно отнести и «нравственныя сужденія вкуса» Гербарта, поскольку выражаемыявънихъ практическія идеи рассматриваются, какъ вічньїя и неизмінньїя. Наконецъ, къ числу представителей этого направленія слідуєте причислить и Лотце, такъ какъ онъ вполні [ ішительно высказался за апріорность совісти, какъ законодательной функцій, и отрицалъ за эмпиризмомъ всякое право указывать, какія зтическія представленія должны быть для насъ обязательны. 5.

Господствующей точкой зрінія въ современной философской 9ТИКІ является эмпиризмъ и притомъ въ своей боліє спеціальной формі — аволюціонизма. Обстоятельную полемику какъ противъ анріоризма въ теорій нознанія, такъ и противъ соотвітственнаго направленія въ зтикі впервые открылъ ДІКОНъ Локкъ. Его аргументы противъ врожденности практическихъ принциповъ или идей исходятъ прежде всего изъ того, что не существуетъ общепризнан- ныхъ сужденій этого рода, такъ какъ у другихъ народовъ, у пре- ступниковъ и т. п. встречаются другій нравственныя представленій, ч^мъ у культурныхъ націй, или у ипдивидовъ. подчиняющихся государственнымъ и общественнымъ установленіямь. ЗатЄмь, Локку представляется несовместимымъ съ врожденностью какого-либо принципа то обстоятельство, что фактически столь часто происходить нарушеніе его требований, и что тамъ, ГДЄ поступають соответственно содержанію подобнаго закона, это, по большей части, можно объяснить совершенно разнородными мотивами. Наконецъ, онъ придерживается того мнЄнія, что нравственныя предписанія несомненно нуждаются въ доказательстве, долженствующемъ обосновать ихъ притязаніе на обязательность, тогда какъ врожденный истины не допускали бы доказательства и въ немъ не нуждались бы. Единственная заложенная напередъ въ человЄкЄ наклонность, допускаемая Локкомъ, есть способность ощущать удоволь ствіе и боль; наряду съ ней, однако, на выработку нравственныхъ идей решительное вліяніе оказали правила религіи, государства и общества.

Этотъ эмпиризмъ—и въ особенности его отрицательная сторона—встретилъ особенное сочувствіе у матеріалистовь. Гель- вецій и Гольбахъ еще радикальнее Локка старались отвергнуть исконность нравственныхъ идей (ср. § 9, п. 8). Но эмпиризмъ долженъ былъ оставаться неудовлетворительнымъ, пока эмпирическое возникновеніе нравственности нріурочпвалось къ развитію индивида. ВЄДЬ нельзя объяснить безспорнаго прогресса въ этическомъ характере общества, совокупности людей, если предполагать, что всякій индивидъ начинаешь сызнова, и если не допускать никакого раяличія наклонностей.

6. Широкія зволюціонистическія тенденцій мы впервые встрЄ> чаемъ у Шеллинга и Гегеля, но они приміняють къ развитію этическихъ нормъ въ исторіи логическія, а не змпирическія точки зрЄнія. Поэтому они не стараются определить спеціальніше факторы, обусловившіе ИЗМЄНЄНІЄ нравственныхъ воззрЄній, а довольствуются подведеніемь отдельныхъ явленій действительности подъ одинъ все- общій логическій законъ. Очевидно, что этотъ методъ никогда не способенъ привести къ .ионнманію, какъ и почему являются моральный представленій. Великій шагь впередъ, которымъ обязана Дарвину теорія развитія организмовъ, состоять вьукаганіи нЄко- тораго числа эмпирическихъ факторовъ, повидимому, объясняющихъ происхождевіе и измЄнєніє видові». Дарвину мы обязаны также и первымъ боліє точнымъ опісаніеме происхожденіи совісти (въ «Происхожденіи человека»). Решающее значеніе онъ приписываете, прежде всего, соц1альнымъ инстинктамъ, которые приходится признать врожденными уже у животныхъ, даліе—постепенно возрастающей въ животномъ царстві способности сравнивать настоящее съ црошедшимъ, накоплять опытъ и утилизировать его; затімь, онъ указываете самый общій факторъ—привычку, укріпляющую всякую деятельность и всякую наклонность. Сюда присоединяются еще естественный подборъ и вліяніе, оказываемое на наши поступки признаніемь или осуждешемъ со стороны другихъ людей. Благодаря этимъ факторамъ, напримірь, ті племена, которыя развили въ себі большее самообладаніе, или у которыхъ сощальные импульсы пріобріли большее значеніе, побіждаютьвьборьбізасущество- ваніе другія племена, оставшіяся позади въ этомъ отношеніи.

7. Въ философски боліє удовлетворительной формі пытался затіме провести эволюцюнизме въ зтикі Спенсеръ. По его воз- зрінію, все поведеніе состоять изъ діятельностей, приспособлен- ныхъ къ нзвicтнымъ цілямь, и поступокъ представляется .тімь боліє совершеннымъ, чімь совершенніе это приспособленіе. Естественными цілями діятельности воли при этомъ являются или сохра- неніе и интересы собственнаго сущесгвованія, или интересы вида, или же, наконецъ, установленіе общественнаго порядка, дозволяющаго индивидамъ жить и действовать при возможно болыпемъ взаим- номъ согласіи ихъ наміреній и цілей. Соответственный стадій поведенія Спенсеръ называете (1) поведеніемь, направленнымъ на самосохраненіе, (2) поведеніемь, опреділяемьімь цілью сохраненія вида, и (3) поведеніемь универсальными Главнымъ предме- томъ этики служить третья стадія. Эта наука должна выводить иэъ законовъ жизни и изъ общихъ условій существованія, почему ні- которые виды поведенія гибельны, а нікоторьіе другіе — полезны. Хорошо, въ самомъ общемъ смислі, то, что служить ДОСТИЖЄИІЮ ніко^орой ціли. А конечная ціль всей жизнедеятельности состоите въ томъ, чтобы производить или удерживать удовольствіе и избегать или устранять страданіе. Если это отношеніе къ удовольствію ве выступаете явственно во многихъ этическихъ системахъ и мо- ральныхь сужденіяхь, то это зависигь лишь оте того, что настоящая или конечная ціль подміняется другими цілями, иміющими для нея значеніе и смыслъ, въ качестві средствъ. Въ высшей степени развитое поведеніе есгь въ то же время и хорошее пове- деніе, и такимь образомъ идеальная конечная ціль естественнаго раввитія поведеній совпадаете съ идеальнымъ міриломь поведеній, оціниваемаго съ нравственной точки зрінія. 8.

Въ иной формі выражается эволющонизмъ у Вундта. Изміненіе нравственныхъ сужденій и цілей объясняется съ его точки зрінія главнымъ образомь закономъ гетерогонія цілей, сообразно которому каждь:Й волевой актъ вызываете эффекты, «которые боліс или мепіе виходять за пред1лы первоначальных!, мотивовъ воли», и въ силу этого появляются новые мотивы, «опять производящіе новые эффекты». Эта въ высшей степени плодотворная точка зрінія ділаеть понятнымъ, что между ближайшими и первоначальными цілями волевого акта и его дальнійшими цілями можете существовать значительное различіе, вызванное процессомъ развитія. Такъ, напр., изъ эгоистическихъ или индивидуалистиче- скихъ поступковъ можете постепенно вытечь поступокъ альтруи- стическій или универсалистическій. Даліе Вундтъ считаете воз- можцымъ различать три стадій развитія нравственныхъ воззріній, а именно: 1) однородные начатки нравственной жизни; 2) разді- леніе нравствен ныхъ понятій, совершающееся подъ вліяніемь ре- лигіовішхь представленій и сощальныхъ условій, и 3) обьединеніе нравственныхъ представленій, все прогрессирующее благодаря из- міненію релипозныхъ воззріній и философскимъ вліяніямь, при чемъ возникаете гуманитарная тенденція, преодолівающая яаціо- нальныя ограниченія. Совість, по мнінію Вундта, проявляется въ господстві императивныхъ мотивовъ, развитію которыхъ способствовали внішнес и внутреннее принужденіе, длительное удовлетворено и представленіе о нравственномъ идеалі жизни. Только благодаря посліднему фактору наступаете стадія вполні сознатель ной нравственногти, когда всі отдільния діятельности управляются и опреділяются единой основной этической идеей. 9. Разрішеніе спора между изложенными антагонистическими направленіями апріоризма и эмпиризма подготовлено и облегчено соображеніями о сходномъ антагонизмі въ области теорій повнанія (ср. § 15, пп. 8, 9). Эмпиризмъ, въ особенности въ формі эволкъ ціонизма, заслуживаете безусловно нашего признанія, какъ историческое изображеніе или біогенетическая и психогенетиче- ская теорія происхожденія нравственной оцінки и нравственныхъ наклонностей. Поскольку апріоризмь стремится отрицать всякое подобное развитіе н является соперникомъ эмпиризма на этой почві, онъ долженъ быть отвергнуть. Відь, рішая вопросъ о происхожденіи нравственной оцінки признаніемь врожденной совісти, апріоризмь не можетъ объяснить фактическихъ различій этой оцінки въ исторіи, народной жизни и поведеній индивидовъ, и вмісті съ гЬмъ онъ отказывается отъ всякой попытки сведенія данныхъ нравственныхъ воззріній къ ихъ условіямь. Съ другой стороны, эмпиризмъ уже предполагаетъ понятіе нравственной цінностн. Онъ можетъ показать, какъ развивается нравственное, поскольку мы уже знаемъ, что нравственно, но онъ не можетъ дать намъ самого этого знанія. Всякая исторія лишена критер!евъ и превращается въ хаотическую массу собитій, если ей не иред- шествуетъ оріентировка въ вопросі о томъ, исторію чего собственно мы хотимъ узнать. Мы можемъ познавать прогрессъ вь последовательности собьітій, совершенствование въ становленій, лишь если мы уже привнесли въ изученіе руководящую точку зріиія, мірило оцінки. Поэтому для осуществленія генетической задачи веобходимъ апршризмъ въ смислі вьіясненія проблемы, что должно признаваться нравственными Къ этому присоединяется еще слі- дующее. Идеалы, опреділяющіе нашу волю и образующіе критерій нашей совісти, никогда не могутъ быть постигнуты путемъ эво- люціоннаго изслідованія, которое показываетъ только то, что совершалось и признавалось, а не то, что должно совершаться и признаваться. Законъ естественная развитія не совпадаешь съ нормой, которую мы признаемъ для нашей нравственной вали. Поэтому эмпиризмъ въ принципі не можетъ быть удовлетворительной нравственной теоріей. Напротивъ, и здісь можно сказать, что эмпиризмъ а апріоризмь не нсключаютъ, а дополняютъ другь друга, такъ какъ каждый изъ нихъ ставить и рішаеть задачу, недоступную для другого—именно генетическую и нормативную задачу.

Литература:

F. Brentano. «Vom Ursprung slttelcher Erkcntnniss*. 1889.

Williams. «А review of the systems of Ethics founded on the Theory of Evolution». 1893.

Elsenhans. «Wcsen und Entstehung des Gewlssens». 1894. На русскомъ язьікі:

А. Сутерландъ. «Происхожденіе и развитіе нравственнаго инстинкта». Перев. съ англ. Спб. 1899.

Э. Эвансъ. «Эволюцюнная этика и психологія животныхъ». Перев. съ англ. Спб. 1899.

А. Менгеръ. «Новое ученіе о нравственности». Перев. подъ ред. М. Рейснера. Спб. 1906 (попытка эмпирическаго обоснованія нравственности съ точки зрінія «экономическаго матеріалнзма»).

К. Жаковъ. «Принципъ зволюціи въ гносеологія, метафизикі и морали». Спб. 1907.

<< | >>
Источник: Кюльпе Освальд. Введение в философию: Пер. с нем. / Под ред. С. Л. Франка. Вст. ст.. И. В. Журавлева. Изд. 3-е, доп. — М.: Издательство ЛКИ. — 384 с. (Из наследия мировой философской мысли: история философии.). 2007

Еще по теме § 28. Теорій происхожденія нравственности, а) Авторитарны* и автономный системы морали.:

  1. § 58. Теории относительно происхождения «Хьюнг-Ну»
  2. РАЗДЕЛ 1. Теория прибыли
  3. ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУСИ
  4. § 14. Разділеніе фнлософских направленій
  5. § 28. Теорій происхожденія нравственности, а) Авторитарны* и автономный системы морали.
  6. § 29. Формальное и матеріально© опреділеніе нравственности. 1.
  7. § 2. Права человека как критерий нравственного измерения политики и государственной власти
  8. 72. Какие существуют теории происхождения государства?
  9. 1. Формирование дисциплинированности и культуры поведения как важнейшая задача нравственного воспитания
  10. 2.1. Причины многообразия теорий о происхождении государства и права
  11. ДОЛЖНОЕ И СУЩЕЕ В СОДЕРЖАНИИ НРАВСТВЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ Н.Г. Севостьянова
  12. Тема 3 АНТРОПОГЕНЕЗ: ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ
  13. Этическая культура как проявление духовно-нравственного становления человека
  14. В. Ф. ГЕНИНГ ЗАМЕТКИ К ПОСТРОЕНИЮ ТЕОРИИ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ (АК)
  15. § 3. Основные теории происхождения государства
  16. Авторитарные (несоревновательные) партийные системы