<<
>>

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПО ВОСПИТАНИЮ НОВЫХ СРЕДСТВ ОБЩЕНИЯ И ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ РЕЧИ


Образование двигательных сигналов из рефлекторных актов
Выработка двигательных условных рефлексов у обезьян, как и у других животных, происходит легко. Достаточно одного, редко 2—3 сочетаний, чтобы обезьяна стала совершенно свободно воспроизводить то или иное движение, которое первоначально стимулировалось ее внутренними ощущениями.
Мы имели возможность воспитать у обезьян десятки разнообразных движений: почесывание разных частей тела (щеки, ладони, хвоста, уха); дотрагивание носом до стены, позевывание (раскрывание рта), поскребывание, оглядывание, потирание ладони о ладонь и т.п. Все они связывались с получением какого-либо пищевого подкрепления. Но в этих опытах, которые не представляли для нас большого интереса, мы не создавали стойких диф- ференцировок, ограничиваясь констатацией того факта, что любое рефлекторное движение может быть с 1—2 раз закреплено и развито в способ воздействия на экспериментатора для получения от него пищевого, подкрепления. Проделывая эти движения, обезьяна внимательно следит за человеком и повторяет их до тех пор, пока не добьется ответного кивка головой, разрешающего получить приманку.
«Изобретение» средств воздействия (рефлекс на новизну)
В дальнейших опытах перед животными была поставлена задача самостоятельно находить средства воздействия на человека, «изобретать» их.
П одготовленные предыдущим этапом работы обезьяны выработали своеобразную готовность к самым разнообразным проявлениям своей двигательной активности. Новое и интересное «изобретение» награждалось обыкновенно пищей и лишь изредка лаской или игрой.
Эксперимент заключался в том, что предъявлялась новая приманка, при виде которой обезьяна начинала воспроизводить один за другим ранее подкрепляемые двигательные «сигналы». Однако на этот раз подкрепления не следовало. Тогда начинались всякого рода неожиданные трюки. Обезьяна вдруг повертывалась вокруг своей оси (Кета) и смотрела вопросительно на экспериментатора. За новизну она получала лакомство, до 20—30 раз в течение опыта. Но в следующий раз ей было необходимо «изобрести» что-то новое. Она висла вниз головой, придерживаясь задними конечностями за решетку, чтобы не упасть (Ерш). В следующий раз брала дощечку и клала ее на окошко. Переносила камень из одного угла клетки в другой (Кета). Вытягивала вперед особенным образом руку с вертикально поставленной ладонью и растопыренными пальцами (Амур). Перегибаясь назад, ловила ртом кончик своего хвоста (Амур), закидывала заднюю ногу за шею (Голец). Размашисто двигала головой спереди назад с перегибом спины (Ерш), прикладывала шарики к голове Ерша (Кета), прикладывала к губам деревянный цилиндрик и протягивала его человеку и т.д. К жизни было вызвано множество разнообразнейших движений, совершенно новых и необычных. Тем не менее, при внимательном анализе этих движений можно было всегда найти их генетическую связь с предыдущим опытом каждого отдельного животного.
Из многообразных действий были отобраны некоторые и связаны с несколькими видами корма. Каждая из подопытных обезьян смогла ассоциировать по 2—4 двигательных сигнала с различной пищей.
Возникновение жеста из действия (незавершенное действие)
В серии опытов по этому методу использовались навыки животных по обмену, описанные ниже.
К началу данных экспериментов подопытная обезьяна Ерш свободно совершала операцию обмена.
Переходная стадия опытов заключалась в том, что после того, как Ерш исчерпывал весь свой запас предметов для обмена (кубики, палочки, шарики и т.п.), ему предъявлялась в качестве побуждения какая-либо особенно заманчивая приманка. Экспериментатор держал ее в поднятой левой руке, в то время как правая была протянута за «жетоном». Обезьяна приходила в сильное возбуждение и начинала усиленные поиски предметов, которые она могла бы положить в руку человека. При этом Ерш проявил много изобретательности в способах добывания средств обмена. Наконец, он на практике пришел к необходимости недоедать последний кусок пищи, полученной в процессе обменных операций, и оставлять его для обмена на новый кусок. Остатки яблок, груш, кожицу винограда и т.п. он вынимал изо рта и клал на правую руку экспериментатора, чтобы получить то, что находилось в левой. Но тогда перед Ершом было поставлено новое препятствие: за последний имевшийся в его распоряжении предмет ему давали кусочек сахара в расчете на то, что эта, особенно привлекательная приманка не будет использована Ершом в качестве «жетона». Но здесь мы ошиблись: Ерш и от сахара оставлял маленькие кусочки для обмена. При этом он многократно вынимал кусок изо рта, рассматривал его, как бы примеривая, откусывал еще кусочек, снова примеривал и откусывал. Наконец, когда сахар достигал микроскопической величины, он отдавал его, чтобы получить что-нибудь новое.
От опыта к опыту оставляемые кусочки становились все меньше. И вскоре на ладонь экспериментатора Ерш «клал» капельку своей слюны, которую он старательно и долго добывал двумя пальцами из своего защечного мешка. Но чем более «мифическим» становился кусочек сахара, который «отдавал» Ерш, тем выразительнее становилось само движение отдавания: Ерш особенно старательно нажимал на ладонь своими пальчиками, в которых «держал» слюну, и выразительно заглядывал в глаза человека.
Второй этап продолжался недолго, и скоро наступил третий, когда движения вынимания слюны и ее отдавания становились все более краткими и небрежными.
Сокращая свои действия, обезьяна наконец ограничила их поднесением сложенных пальцев ко рту с последующим быстрым дотрагиванием до ладони экспериментатора. Еще позднее Ерш перестал поднимать руку высоко ко рту, а дотягивал ее только до уровня живота, чтобы затем слегка коснуться ладони экспериментатора.
Таким образом, действие, которое было некогда живым, полнокровным актом и обладало конкретным содержанием, превратилось в конце концов в далекое его отражение. Новый наблюдатель при виде «магического» движения обезьяньей руки с легким дотрагиванием до своего живота и затем до руки человека, вряд ли смог бы легко восстановить генезис этого действия, разгадать его первоначальный смысл. Так родился жест.
Другое подобное превращение сложного конкретного действия в условное движение было получено следующим образом.
Ерш был приучен производить сложные обменные операции. Чтобы получить приманку у лаборанта, он подходил сначала к экспериментатору и получал один за другим предметы для обмена их у лаборанта на куски яблока, хлеба, моркови и т.д. В этой ситуации мы решили проверить, как будет действовать Ерш, если экспериментатор сделает вид, что не видит его и перестанет протягивать ему материал для обмена.
Сидя у решетки, экспериментатор намеренно отворачивался в сторону. В таких случаях Ерш прилагал все усилия, чтобы попасть в поле зрения человека. Он старался зайти справа или слева, бросал особые пристальные взгляды в лицо. Не достигая цели, он начинал нетерпеливо подпрыгивать на месте, протягивая руку. Когда все усилия Ерша встретиться взглядом с человеком оставались бесплодными, он принимался дергать экспериментатора за полу халата. В таких случаях он всегда встречался с положительной реакцией со стороны человека — это было одним из условий взаимного контакта. Но и халат был убран. Ерш воспользовался для привлечения внимания шнурком от туфли. Дергая за шнурок, он всячески следил за лицом человека. Как только экспериментатор поворачивался, раздавался звук общения, и Ерш, подпрыгивая от нетерпения, протягивал ему свою руку.
В описываемом поведении обезьяны нетрудно выделить то активное устремление к контакту, которое является одной из важнейших предпосылок для развития средств общения.
Потягивание шнурка от опыта к опыту становилось все короче, все несовершеннее и, наконец, превратилось в однократное быстрое дотрагивание до шнурка, затем просто до ноги, а в измененной ситуации — до тыльной стороны руки.
Дотрагивание маленького пальчика с кратким, но очень выразительным нажимом с одновременным старательным заглядыванием в глаза было чрезвычайно убедительным, раскрывая всю силу потребности обезьянки вызвать внимание к себе со стороны человека и всю степень направленности этого движения. Жест вызывания внимания был в дальнейшем широко использован Ершом в практике его общения с человеком. Он прибегал к нему не только в условиях эксперимента, но и в повседневной жизни: чтобы заставить приласкать себя или подать упавший предмет, чтобы вызвать защиту от «врага», т.е. от постороннего лица. Желание животного каждый раз угадывалось из его поведения и из общей ситуации в данный момент. Этот жест мы назвали «предваряющим» и считаем, что он весьма схож с подталкиванием в бок, дотрагиванием до руки и другими действиями, которые люди применяют, чтобы вызвать внимание к себе или к своим поступкам. Этот жест отсутствует в общении гамадрилов в естественных условиях. Но, как видно из данных опыта, возникновение его не представляет больших затруднений.
Для завершения опыта в данном направлении, мы считали необходимым добиться образования у животного двигательного сигнала из каких-либо «рабочих» движений. В качестве последних были избраны приемы, которыми пользуется обезьяна при обработке корма: 1) катание по полу початков кукурузы с тем, чтобы ослабить сцепление между ее зернышками и вынуть их; 2) трение об пол предметов, обладающих неприятным запахом (этим достигается стирание верхнего слоя, который чаще всего является носителем запаха); 3) раздавливание некоторых плодов (например, помидоров) для выжимания из них сока, который затем слизывается. Специальная серия опытов была проведена с Атлантидой в 1945 г. Методика была такой же, как и в предыдущих опытах.
Голодной обезьяне давали початки кукурузы. Атлантида немедленно начинала их обработку, катая с нажимом по земле то одной, то обеими руками. Для нашей цели наиболее подходящим казалось движение обеими руками. Поэтому, как только это движение начиналось, мы давали Атлантиде кусочки печенья. Уже в 4-м опыте движения катания стали чисто условными. Обезьяна, катая початок резкими движениями по полу взад и вперед, даже не смотрела на него, а следила за экспериментатором, ожидая сигнала (утвердительный кивок головой), чтобы подбежать за наградой. На 12-м опыте мы вместо кукурузного початка дали палочку. Действия обезьяны были полностью перенесены на нее. Они у обезьяны стали еще короче, но сохранили свой первоначальный характер: резкое движение к себе и от себя обеими руками. Движение это было хорошо отработано и прочно зафиксировано. После этого мы стали подкреплять другое движение — трение о пол предмета. С этой целью обезьяне давался кусочек хлеба слегка натертого мясом. Гамадрилы обычно не выносят запаха мяса и, если оно случайно попадает к ним в руки, они резко отбрасывают его, а руки тщательно вытирают об пол и о стены до тех пор, пока не исчезнет запах мяса. Поэтому Атлантида, взяв кусочек хлеба, пахнущий мясом, терла его об пол, а затем съедала. Движение трения правой руки мы стали подкреплять сахаром. Рефлекс образовался чрезвычайно быстро. Уже с 3-го опыта при виде сахара Атлантида безошибочно воспроизводила движение трения. Постепенно оно утеряло свой первоначальный характер и превратилось в легкое, толкающее от себя движение правой руки по земле, а потом просто по воздуху.
В итоге у животного было выработано 2 четких рефлекса. Первый — резкое движение к себе и от себя обеими руками при предъявлении печенья; второй — легкое, толкающее от себя движение по воздуху правой руки при предъявлении сахара. Следующий этап в работе представлял собой объединение двух выработанных ранее форм движения в одном опыте. Оказалось, что для обезьяны не составило труда дифференцировать их и воспроизводить в соответствии с показанной пищей.
У Кеты, которая к моменту возобновления опытов была взрослой пятилетней самкой, было выработано движение из ее действий с башенкой и вкладками. Еще в детстве Кета была обучена нами собирать детскую башенку и проделывала это быстро и ловко. После четырехлетнего перерыва это умение сохранилось. Упрочив его, мы приступили к выработке у нее условного двигательного сигнала.
В клетку было поставлено основание башенки с металлическим стержнем, но без колец. Кета в поисках выхода стала заменять отсутствующие кольца другими предметами, которые ей удавалось отыскать в клетке: кусочками скорлупы, огрызками яблока, щепочками. Она прикладывала их к верхушке железного стержня, стараясь всячески, чтобы они задержались там, и с тревогой оглядывалась на экспериментатора. Утвердительный кивок головы служил для нее сигналом, что она может подбежать и получить награду — дольку мандарина. На следующем этапе работы перед опытом из клетки убирались все предметы. Кета после бесплодных поисков стала «класть» на верхушку стержня какие-то невидимые предметы, которые она «поднимала» с пола. Эти действия подкреплялись. В конечном итоге на вид мандарина она проделывала, размашистые движения от пола к верхушке оси и уже без всяких колебаний бежала за наградой.
Затем на вид сахара у Кеты был выработан новый жест, заимствованный из ее манипуляций со вкладками. Использовано было само движение вкладывания — опускание предмета в определенное отверстие. Сначала подкреплялось действие вкладывания, а когда вкладки были убраны, — только движение, имитирующее вкладывание.
Таким образом, в описанных опытах нашла экспериментальное подтверждение способность животных образовывать двигательные сигналы да разные раздражители (корм разного вида) из конкретных действий. Эти действия могут быть связаны: 1) с удовлетворением биологических потребностей животного; 2) с биологически унаследованными движениями по обработке корма (катание, трение, выжимание и лущение) и 3) с приобретенными в индивидуальном опыте навыками (складывание башенки, вставка вкладок и т.п.). В итоге мы подошли вплотную к вопросу воспитания у животных «изображающего» жеста, который, с нашей точки зрения, играет решающую роль в формировании двигательной речи человека. <..

<< | >>
Источник: Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. Хрестоматия по зоопсихологии и сравнительной психологии / Ред.-сост. Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. 4-е изд. — М.: УМК «Психология»; Московский психолого-социальный институт,2005. — 376 с.. 2005

Еще по теме ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПО ВОСПИТАНИЮ НОВЫХ СРЕДСТВ ОБЩЕНИЯ И ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ РЕЧИ:

  1. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЯЗЫКА (РЕЧИ)
  2. VII. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО- ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЫШЛЕНИЯ И РЕЧИ
  3. Вместо послесловия ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ИНДОЕВРОПЕЙЦЕВ В СВЕТЕ НОВЫХ ДАННЫХ
  4. ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ НА ЭТАПЕ ИНФОРМАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ Павловская О.А.
  5. СРЕДСТВА СТАДНОЙ КОММУНИКАЦИИ  Отличительные особенноси средств общения обезьян и их функции
  6. 9.5.2. Исследованиеграмматического строя речи Исследование синтаксических показателей речи
  7. Г. Н. Казаручик ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ В СИСТЕМЕ ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ лИЧНОСТИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ
  8. Развитие речи и общения
  9. Глава 3 Методика экспериментального исследования
  10. Глава 4 Результаты экспериментального исследования
  11. {НАБРОСОК РЕЧИ О ПРОИСХОЖДЕНИИ РЕЛИГИИ] '
  12. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
  13. 2.4.1. Подготовка экспериментального исследования
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -