<<
>>

РЕШЕНИЕ ЗА СЧЕТ ЭКСТРЕННОГО УЛАВЛИВАНИЯ ЗАКОНОМЕРНОСТИ, ЛЕЖАЩЕЙ В ОСНОВЕ ЗАДАЧИ

Изучение этой разновидности рассудочной деятельности, начатое в 20-е гг. В. Келером (Келер, 1930), с середины 50-х гг. проводилось в лаборатории Л.В. Крушинского (Крушинский, 1986).

Особенность его исследований состояла в широте сравнительного подхода, биологической адекватности применявшихся методик, попытке системного анализа физиолого-генетических механизмов данной формы поведения.

Согласно предложенному Крушинским определению мышления или рассудочной деятельности, это способность животного улавливать эмпирические законы, связывающие предметы и явления внешнего мира, и оперировать этими законами в новой для него ситуации для построения программы адаптивного «поведенческого акта» (Крушинский, 1986). При этом следует подчеркнуть, что речь идет о ситуациях, когда у животного нет готовой программы решения, обеспеченной за счет предшествующего обучения или заложенной генетически. Существенная особенность этого рабочего определения состоит в том, что акцент сделан на оперировании представлениями об «эмпирических законах», т.е. тех естественных связях, которые существуют в окружающей животное среде обитания. К ним относятся представления о «неисчезаемости» предметов, ставших недоступными непосредственному восприятию, о свойствах движения, о некоторых пространственных и количественных характеристиках предметов. На этой основе было разработано несколько методик экспериментального изучения рассудочной деятельности.

Задача на экстраполяцию направления движения пищевого раздражителя, исчезающего из поля зрения — первый из предложенных, наиболее разработанный и известный в литературе тест на рассудочную деятельность (Крушинский, 1986).

Для ее решения животное должно представлять траектории движения кормушки с кормом и пустой после их исчезновения из поля зрения и на основе их сопоставления решить, с какой стороны надо обойти отделяющую от корма непрозрачную преграду, чтобы получить корм.

Опыты, проведенные на большом числе видов позвоночных, показали, что из млекопитающих эту задачу лучше всего решают хищные, а из птиц — врановые, тогда как грызуны и голуби с нею практически не справляются (Крушинский, 1986).

Задача на оперирование эмпирической размерностью фигур связана с оценкой пространственных свойств предметов. В этой задаче голодному животному

предлагают приманку, которую затем прячут под непрозрачный экран. Под его прикрытием приманку помещают в объемную фигуру, например, куб, рядом помещают плоскую фигуру, в данном случае кйадрат, которые, вращаясь вокруг собственной оси, раздвигаются в противоположные стороны (Дашевский, 1977; Крушинский, 1986).

Для успешного решения этой задачи необходимо представлять, что приманка, ставшая невидимой, не исчезает, а может быть помещена в другую объемную фигуру и вместе с ней перемещаться в пространстве. При этом необходимо сопоставить характеристики имеющихся в момент выбора фигур и отсутствующей приманки и, пользуясь отсутствующей приманкой как масштабом, сопоставить их между собой и решить, где находится приманка (Дашевский, 1977).

Оказалось, что голуби вообще не решают эту задачу — не ищут исчезнувший корм ни в объемной фигуре, ни в плоской. Хищные млекопитающие выбирают фигуры наугад как при первом, так и при повторных предьявлениях задачи. Обезьяны справляются с задачей практически без ошибок, у большинства исследованных особей дельфинов также преобладают правильные решения (Крушинский, 1986). Особый тип поведения характерен для врановых (Крушинский и др., 1980). При первом предъявлении объемную фигуру выбирает 70% исследованных особей. При повторениях половина решает задачу на уровне обезьян, а остальные, подобно хищным млекопитающим, реагируют случайным образом на протяжении десятков предъявлений. Таким образом, даже в пределах одной таксономической группы могут существовать две различных тактики решения данной задачи.

Чтобы выяснить, различаются ли механизмы, лежащие в основе этих двух тактик решения, были проведены специальные исследования на врановых птицах.

Поскольку наиболее ярко различия в характере решения выступают при повторении задачи, представлялось целесообразным проанализировать структуру приобретаемого при этом опыта. Метод расчета условных вероятностей позволяет оценить результат каждого предъявления в зависимости от исхода предыдущей пробы (Дашевский, 1977). Оказалось, что у обезьян, дельфинов и решивших задачу врановых (Крушинский и др., 1980) вероятность правильного выбора не зависит от того, каков был исход предыдущего предъявления. Это соответствует критерию независимости событий и позволяет заключить, что при таком типе поведения задача каждый раз решается как новая, независимо от предшествующего опыта, тогда как у хищных млекопитающих и второй половины врановых происходит типичное формирование условнорефлекторной дифференцировки.

Анализ латентного периода также показал, что разница между выявленными подгруппами не только количественная, но и качественная. В частности, латентный период ошибочных выборов у успешно решающих задачу птиц короток, что как бы отражает преждевременное «срабатывание» двигательной реакции, тогда как у остальных латентный период в этом случае почти в два раза выше, чем у первых, и не отличается от латентного периода правильных выборов у птиц своей подгруппы.

В связи с тем, что различия в поведении между врановыми выступают при повторных предъявлениях задачи, неизбежно возникал вопрос о возможной роли обучения в этом процессе. Поэтому мы попытались изучить процесс выработки такой дифференцировки, в которой использовались бы те же самые зрительные раздражители, т.е. объемная и плоская фигуры и все возможные внешние атрибуты задачи, но однозначность решения отсутствовала бы. Для этого была модифицирована экспериментальная установка (Дашевский, 1977). Демонстрационные платформы были заменены кормушками того же диаметра. В любую из них можно было помещать подкрепление и накрывать его крышкой, на которой жестко,кре- пилась объемная или плоская фигура. Благодаря такой модификации задача теряла свою однозначность — приманка могла с равной вероятностью находиться как в одной, так и в другой кормушке, тогда как в задаче на оперирование эмпирической размерностью фигур она могла быть только в объемной фигуре.

У одной группы птиц подкрепляли выбор объемной фигуры, у другой — плоской. Оказалось, что у обеих этих групп динамика обучения существенно отличается от средних результатов решения задачи на оперирование эмпирической размерностью фигур, схожа с таковой у плохо решающих птиц и не имеет ничего общего с динамикой реакций у птиц, хорошо справившихся с задачей (Крушинский и др., 1981).

Наряду с выводом об условнорефлекторном механизме поведения у птиц, не решавших задачу на оперирование эмпирической размерностью фигур в первых пробах, эти опыты позволяют проверить гипотезу о возможной роли перцептивного предпочтения объемных фигур. Сопоставление кривых выработки условного рефлекса на объемные и плоские фигуры показывает, что такое предпочтение могло бы обеспечить не более чем 10%-е превышение случайного уровня (Крушинский и др., 1981).

Таким образом, результаты проведенных экспериментов свидетельствуют о том, что врановые птицы способны к решению данного типа задач, причем в основе их решения лежит, по-видимому, экстренное оперирование представлениями о пространственных характеристиках предметов, а не тот или иной вид ассоциативного обучения или автоматический выбор по принципу перцептивного предпочтения или по соответствию с образцом.

Тест Ревеша-Крушинского, как и задача на экстраполяцию, связан с экстренным выявлением закономерности перемещения приманки, однако в этом тесте приманка перемещается дискретно, а закономерность задается экспериментатором произвольно. С этой целью приманку помещали по очереди в каждую из 12 одинаковых кормушек, расположенных в один ряд и накрытых крышками. В первый и во второй раз птица могла обнаружить приманку только методом проб и ошибок, но, начиная с третьего, у нее имелась информация, необходимая и достаточная для угадывания местоположения приманки в каждом следующем предъявлении (Крушинский, Зорина, 1982).

Для решения этой задачи необходимо уловить связь между нахождением приманки в предшествующей пробе (п—1), ее положением в данной пробе (п), чтобы затем сделать заключение о том, где приманка будет находиться в пробе (п+1) и последующих.

Оказалось, что голуби не решают эту задачу подобно всем ранее упомянутым птицам. В отличие от них часть врановых птиц с задачей справляется, хотя наряду с безошибочными выборами у них регистрируются «неполные», когда птица находит приманку, предварительно открыв одну или две соседние кормушки (Кру- шинский, Зорина, 1982). У обезьян (и низших, и человекообразных) обнаружен совершенно тот же характер поведения (Зорина и др., 1988).

Учитывая относительную произвольность примененных критериев, мы попытались дополнить их объективными статистическими методами оценки поведения в этом эксперименте. Совместно с P.M. Салимовым (Зорина, Салимое, 1989) методом моделирования на ЭВМ древа случайных событий были рассчитаны минимальные значения общего числа попыток отыскания корма, которые были бы возможны при чисто случайном открывании кормушек без какой-либо системы. С помощью этого критерия было установлено, что у 35% врановых и обезьян величина данного показателя меньше, чем возможная при случайном блуждании. Кроме того, значительная часть остальных особей также имеет отчетливую, хотя и недостоверную тенденцию к минимизации этого показателя. Эти данные позволяют нам сделать вывод о том, что врановые птицы действительно улавливают закономерность перемещения приманки в этой экспериментальной ситуации, причем их поведение практически не отличается от такового у обезьян, в том числе и человекообразных (Зорина и др., 1988).

<< | >>
Источник: Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. Хрестоматия по зоопсихологии и сравнительной психологии / Ред.-сост. Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. 4-е изд. — М.: УМК «Психология»; Московский психолого-социальный институт,2005. — 376 с.. 2005

Еще по теме РЕШЕНИЕ ЗА СЧЕТ ЭКСТРЕННОГО УЛАВЛИВАНИЯ ЗАКОНОМЕРНОСТИ, ЛЕЖАЩЕЙ В ОСНОВЕ ЗАДАЧИ:

  1. З.А. Зорина ЭЛЕМЕНТАРНОЕ МЫШЛЕНИЕ ПТИЦ И МЛЕКОПИТАЮЩИХ: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОДХОД[VI]
  2. РЕШЕНИЕ ЗА СЧЕТ ЭКСТРЕННОГО УЛАВЛИВАНИЯ ЗАКОНОМЕРНОСТИ, ЛЕЖАЩЕЙ В ОСНОВЕ ЗАДАЧИ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -