<<
>>

СОТРУДНИЧЕСТВО ОБЕЗЬЯН В ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ


Наблюдения над стадной жизнью обезьян дают возможность проследить лишь отдельные проявления взаимопомощи и сотрудничества, вызванные случайными обстоятельствами, которые не часты и не разнообразны в вольерных условиях.

Проведение специальных экспериментов позволило бы выяснить сущность поднятого вопроса. Создавая определенную ситуацию, вызывающую необходимость совместных, кооперированных действий двух или нескольких животных, мы можем:
а)              выявить границы, до которых совместные действия могут развиваться; б) наблюдать формы проявления этих действий и воздействий обезьян друг на друга; в) понять их сущность и качественное отличие от сотрудничества у человека.
Исследование сотрудничества обезьян в экспериментальных условиях позволило бы выяснить возможность возникновения новых, более сложных отношений из более простых и установить мотивы, вызывающие это явление.
В тридцатые годы вышел ряд работ, целью которых являлось изучение способности обезьян к совместным действиям в экспериментальных условиях. Это работы Вольфа (1937), Коулза (1937), Кроуфорда (1937) и Ниссена (1931).
Вольф провел исследование над шестью шимпанзе в возрасте от 2 до 6 лет в лаборатории Иельского университета. В его опытах обезьяны научились обменивать жетоны (красные, желтые, синие, голубые, белые, черные и медные кружочки диаметром 3,75 см) на различные виды корма.
После предварительной адаптации обезьяны к жетонам опыты были проведены в следующем порядке: 1) получив жетон, обезьяна немедленно обменивала его на пищу; 2) жетон обменивался на пищу через определенный промежуток времени; 3) различные жетоны обменивались на разную пищу; 4) шимпанзе в группе менялись жетонами и получали по ним соответствующую пищу.
Экспериментатор установил в клетке автомат и на глазах у шимпанзе опускал жетон, после чего обезьяны получали из автомата подкорм. Постепенно обезьяны сами научились действовать таким способом и доставать приманку. Этот навык они усваивали с разной быстротой — от 1 до 277 проб.
В дальнейшем были проведены серии экспериментов с различением жетонов. Например, белый жетон давал возможность получить пищу. Обезьяны быстро научились выбирать из кучки белых и медных жетонов только белые. По синим жетонам выдавались две виноградные ягоды, по белым — одна, по медным — ничего. После 40—100 проб обезьяны использовали только синие жетоны. Они научились также пользоваться различными жетонами для получения пищи или воды, для самостоятельного открывания двери в клетку или в комнату для игр. В дальнейшем обезьяны были поставлены в условия, когда жетоны нужно было подтягивать, с силой вращая колесо, связанное посредством особой веревки с грузом. При этом животные должны были помогать друг другу: одни вращали колесо, другие доставали жетоны. Наконец, получая разные жетоны, предназначенные для разных автоматов, обезьяны меняли их друг у друга, подбирая соответственно своим потребностям.
Автор крайне антропоморфически объясняет результаты своих опытов. Он полагает, что обезьяны добывают жетоны, которые являются своеобразными «деньгами», т.е. знаками стоимости. В некоторых случаях они «зарабатывают» жетоны, выполняя «тяжелую работу» (вращая колесо).
Они также обмениваются жетонами, т.е. занимаются своеобразной «торговлей». Автор не только наделяет своих подопытных высокоразвитым интеллектом, но и находит у них социальное поведение, свойственное людям, живущим в условиях определенного общественного строя. Он неправомерно рассматривает коллективную деятельность шимпанзе с точки зрения человеческих понятий о взаимопомощи, деньгах, работе, заработке и торговле.
Более скромные, но также ошибочные выводы делает в аналогичном исследовании Коулз, использовавший, впрочем, и более элементарные методические установки. Опыты Коулза проведены в лаборатории Йельского университета над пятью шимпанзе в возрасте от 4,5 до 9 лет. Как и у Вольфа, шимпанзе Коулза сначала «выполняли работу»: подтягивали жетоны (до 10—30 жетонов) и потом, опуская их в ящик, получали пищу. При этом Коулз исследовал, каким образом обезьяны научились: 1) выбирать ящик слева или справа; 2) выбирать один определенный ящик из пяти; 3) различать величину, форму и цвет и 4) использовать жетоны при длительных отсрочках. Коулз приходит к выводу, что обезьяны научились использовать жетоны для получения пищи: обезьяны хорошо различали жетоны, дающие возможность овладеть пищевой приманкой. Жетоны, после манипуляций с которыми пища выдавалась немедленно, использовались ими в процессе научения чаще, чем жетоны, за которые еда выдавалась спустя некоторое время (при отсроченных реакциях).
Кроуфорд (1937) провел исследование над двумя шимпанзе, которые находились в смежных клетках и могли подтягивать приманку каждая для другой, но не для себя. Обезьяна тянула веревку и тем самым придвигала рычаг с чашкой и приманкой к клетке своей соседки.
Подобное же исследование совместных действий шимпанзе провели Ниссен и Кроуфорд, наблюдавшие «взаимопомощь» и «взаимозависимость» при распределении пищи между молодыми животными. Они ставили опыты над шимпанзе по трем методикам: 1) подтягивание ящика с пищей по горизонтальной плоскости посредством двух веревок; 2) втягивание ящика с пищей снизу вверх посредством двух веревок: 3) совместное доставание приманки из ящика.
Наиболее простыми для наблюдения оказались опыты по первой методике. Эксперименты были проведены над 7 парами обезьян. Авторы приходят к выводу, что шимпанзе кооперировали свои действия, научились координировать их и призывать друг друга к действиям знаками и звуками. Ожидание действия партнера и координирование движений происходило без указаний экспериментатора и без предварительной тренировки. Опыты Вольфа, Коулза, Ниссена и Кроуфорда вызвали большой интерес у специалистов и послужили одним из оснований для антропоморфических обобщений Иеркса в плане биологического обоснования экономических отношений в классовом обществе.
Н.Н. Ладыгина-Котс некоторые опыты проводила по методу «выбора на образец»; обезьяна сотрудничала с человеком бескорыстно, ради одного контакта с воспитательницей. Нас поразил тот факт, что подопытный шимпанзе охотно отдавал в руки экспериментатора различные предметы в обмен на другие. Исследовательница находила, по-видимому, что такое поведение обезьяны вполне естественно, и потому на нем не останавливается. Между тем при изучении поведения гамадрилов мы отмечали как одну из их особенностей чрезвычайно отрицательную реакцию на всякие попытки других обезьян или человека взять из их рук какой-нибудь предмет. Ценность самого предмета при этом часто не играет никакой роли: камешек, щепку, нитку животные отдавали лишь под угрозой или при насилии. Чем энергичнее было стремление отобрать предмет, тем настойчивее он удерживался его обладателем. Многие авторы называют такое поведение «инстинктом собственничества» или «присвоения».
Нами была предпринята попытка перевоспитания этой реакции с тем, чтобы добиться от обезьян добровольной отдачи предмета человеку, а затем и члену стада в обмен на другой предмет. Опыты были начаты в 1940 г. с подростками, воспитанниками «яслей» — Амуром, Гольцом и Кетой. Казалось, что можно будет достичь цели прямым путем. Обезьяне давали кубики и короткие палочки разных цветов. После того, как ориентировочный рефлекс на них угасал, ей снова давали подобные же палочки и кубики. Одновременно мы пытались взять тот предмет, который был у нее в руках. Но здесь нас постигла неудача: обезьяна все охотно брала, но решительно отказывалась отдавать в обмен свои палочки и кубики. Приводим ниже несколько протоколов, характеризующих это поведение обезьян.
16.IV 1940 г. Амуру дана короткая палочка. Берет, залезает с ней на полку, грызет. Экспериментатор показывает вторую палочку в правой руке, а левую протягивает Амуру, чтобы получить в обмен первую. Амур подбегает и протягивает руку за второй палкой, а первую прячет за спину.
Показывается зеленый шарик. Амур пытается его взять, но свою палку прячет за спину.
Предъявляется большая палка. Амур относится к ней с интересом. Пытается взять, пряча свою палку за спину. Кладет ее на пол. Отвлекается. Экспериментатор пытается взять его палку. Амур тотчас отодвигает ее дальше (проявление интереса к брошенному предмету со стороны экспериментатора восстанавливает устремление к нему животного).
Амуру дана пробка-предохранитель. Обнюхивает ее, вертит. Положил, прижимает к полу ступнями ног. В это время экспериментатор протягивает руку к палке. Амур вскакивает, хватает палку и с криком отбегает. Роняет пробку, экспериментатор поднимает ее. Амур подходит за пробкой, держа палочку за спиной. Экспериментатор схватывает через сетку его палку. Амур с криком вырывает ее и убегает. Возвращается, садится поблизости от экспериментатора, грызет палку, водит ею по сетке, трет по полу.
Предъявляется пробка. Амур протягивает за ней руку, пытается вырвать. Экспериментатор в свою очередь протягивает руку за его палочкой. Он кричит, прячет палку назад за спину.
«Обыскивает» руку экспериментатора правой рукой, а левую с палкой держит за спиной.
16^1940 г. Гольцу дана в руки палочка. Уходит с ней в сторону, грызет. Предъявляется шарик. Голец не подходит. Его палка случайно застряла в сетке и экспериментатор берет ее, а взамен дает свою. Голец относится к этому сравнительно спокойно, ходит с ней по клетке, грызет то с одного, то с другого конца. Уходит вглубь клетки.
Подходит к экспериментатору. Тот предъявляет ему маленькую палочку, протягивая руку для обмена. Голец убегает.
Предъявляется зеленый шарик. Голец подходит, пытается взять. Но как только экспериментатор протягивает руку за его палочкой, убегает. Грызет палку, трет ее
о              пол, прижимает к себе.
Предъявляется желтый шарик. Голец подбегает к экспериментатору, тянется за шариком, но при попытке последнего получить в обмен палочку, убегает.
Предъявляется большая палка. Голец подходит, пытается взять, схватившись за нее рукой. Экспериментатор в свою очередь берет его палочку. Голец сопротивляется. Но когда палочка была у него отнята, а взамен дана большая палка, он успокоился.
Как видно из приведенных протоколов, обезьяны оказывают интенсивное сопротивление при попытке экспериментатора заполучить принадлежащий им предмет независимо от того, находится ли он уних в руках или лежит на полу. Они не отдают своих предметов даже в обмен на более привлекательные.
Ввиду того что несколько десятков подобных опытов не привели к положительным результатам (обезьянки продолжали упорно отказываться от добровольного обмена), решено было изменить методику и подойти к выполнению задачи последовательными этапами. Было замечено, что, манипулируя предметами, гамадрилы иногда прикладывают их друг к другу на короткое мгновение, иногда засовывают их в щели своего жилища и т.д. Решено было использовать эту особенность в поведении подопытных животных.
В решетку, отделяющую экспериментатора от животного, была вставлена квадратная трубка длиной в 25 см с круглым отверстием диаметром 5 см. Трубка была подвешена на поперечной оси таким образом, что концы ее, один из которых выходил к экспериментатору, а другой к обезьяне, могли поочередно опускаться и подниматься. В эту качающуюся трубку экспериментатор клал цветной деревянный шарик, который скатывался в клетку обезьяны.
Занимаясь шариком, грызя его, вытирая о пол, катая, животное время от времени прикладывало его то к решетке, то к деревянным переплетам, то, наконец, к трубе и ее отверстию. Иногда обезьяна засовывала шарик внутрь трубы. Это движение и было использовано в качестве исходного момента. Экспериментатор нажимал на свой конец трубки, и шарик катился к нему. Животное приходило в состояние аффекта, кричало, прыгало. Как только шарик попадал в руки экспериментатора, тот вкладывал в трубу новый шарик, по возможности более яркий, или пищевой предмет. Трубка переворачивалась, и предмет попадал в руки животного. Получив его, обезьяна успокаивалась и начинала заниматься им так же, как и прежним.
Этот обмен вызывал на некоторый период настороженное отношение к трубе, к экспериментатору, но постепенно настороженность и агрессия обезьяны к человеку из-за утраченного предмета становилась все меньше, подавляясь положительной реакцией на предмет, получаемый взамен.
Когда обезьяна окончательно привыкла к процессу обмена предметами через длинную трубу, последнюю стали заменять более короткими и широкими. Вначале трубка была укорочена до 8 см. Настороженное отношение животного возобновилось, так как получался слишком близкий контакт между его руками и рукой экспериментатора. Но на этот раз адаптация была быстрой и трубку укоротили до 5 см. Когда животное привыкло и к этой трубке, вместо нее было использовано отверстие в тонкой стене клетки. Этот переход также вначале вызвал некоторые осложнения в опыте, которые постепенно исчезли. В качестве варианта был применен тонкий фанерный щит с круглым отверстием. Щит ставили во дворе, по одну сторону его садился экспериментатор или лаборант, по другую — обезьяна, возле которой стоял ящик с набором предметов для обмена: шариками, кубиками, палочками, кольцами, старыми ключами, камешками. Обезьяна спокойно отдавала эти предметы в обмен на другие. (В последующих наблюдениях было обнаружено, что отдельные обезьяны, включая гамадрилов, могут быть обучены отдаванию предметов путем непосредственной тренировки.)
Интересно отметить, что отношение самой обезьяны к находящимся у нее предметам резко изменилось с того момента, когда они превратились из объекта игры и манипулирования в предметы для обмена. При отсутствии экспериментальной обстановки обезьяна начинала шумную возню с этими предметами, быстро их раскидывала, бегала с ними, грызла, подбрасывала вверх. Но в экспериментальной ситуации она спокойно сидела возле ящика и брала из него только по одному предмету, чтобы передать его экспериментатору. В этом сказывается влияние смены установки на предмет: его биологическая значимость как предмета для игры уступает место новому значению как средства для сложной координированной деятельности, которая приводит к пищевому подкреплению.
В следующей серии опытов, проведенных на открытом воздухе, обезьяна (Ерш) научилась проделывать целую серию «обменов» для достижения цели. Она брала из своей коробки предмет и несла его к экспериментатору. Взамен получала крепко закрытую коробку и несла ее к лаборанту. Последний открывал коробку, и Ерш доставал из нее крепкий грецкий орех, с которым сам не мог справиться. Он нес его к экспериментатору, у которого находился молоток. Экспериментатор разбивал орех, и Ерш съедал его содержимое. Эти факты указывают на наличие потенциальных возможностей к изменению даже весьма мощных инстинктов при появлении потребности в новых формах деятельности.
В опытах с обменом ярко выявились индивидуальные особенности животных. Они проявились в степени негативизма, который был у каждого из них по отношению к предложенной форме сотрудничества, в быстроте включения в сотрудничество и в отношении к материальному подкреплению по сравнению с отношением к самому процессу деятельности.
Спокойный и общительный Голец легко освоился с новыми условиями, проявляя большую готовность к работе и интерес к ней.
Очень общительный, но экспансивный Ерш на первых порах устраивал шумные истерики, как только его шарик попадал в руки экспериментатора. Но освоившись с условиями работы, он стал относиться к ней с огромным вниманием и инициативой. Во время опыта он весь был поглощен процессом работы, не забывая, впрочем, часто вступать в контакт с экспериментатором.
Осторожная и недоверчивая Кета долго отказывалась от новых форм взаимоотношений с человеком (который ее воспитывал со дня рождения и которого она предпочитала всем остальным сотрудникам лаборатории). Даже при очень заманчивой приманке она сохраняла свою настороженность.
Агрессивный и подвижный Амур труднее всех поддавался перевоспитанию, и до конца опытов избегал непосредственной передачи предметов в руки экспериментатору, предпочитая выкидывать их через решетку.
Когда все четыре обезьяны хорошо приучились обмениваться предметами с человеком, две из них (Кета и Ерш) были поставлены в условия, при которых должны были обмениваться между собой.
Методика этих опытов заключалась в следующем. Обезьяны были помещены в соседние клетки. В стене, их разделявшей, имелось решетчатое окно. Вначале мы хотели проверить, будет ли обезьяна делиться с другой своим кормом. Для этого одной из них давали какой-либо корм одного сорта: огурцы, орехи или салат; клетка другой оставалась пустой. В то время как одна обезьяна имела столько корма, что не могла его съесть, другая, оставаясь голодной, приходила в сильное возбуждение и всячески пыталась добыть корм из соседней клетки. Первая обезьяна охотно вступала в контакт со второй, часто подходила к окну, не переставая жевать, постоянно с кормом в руках. Но как только вторая обезьяна делала малейшую попытку взять из ее рук корм, она отскакивала назад, часто с вызывающим криком.
В следующем опыте корм давали второй обезьяне, а первая оставалась голодной. Положение от этого не изменилось: и вторая обезьяна отказалась делиться кормом с первой. Эти опыты подтвердили отсутствие у низших обезьян тенденции к дележке кормом, которая была замечена у антропоидов.
Сделав этот вывод, мы приступили к серии опытов по взаимному обмену. Опыты проводили в часы, когда животные были достаточно голодны. В клетку первой обезьяны приносили большое количество наименее привлекательного корма. Оба животных вели себя, как раньше, т.е. пока первая обезьяна, имея корм в избытке, ела, вторая делала безуспешные попытки его получить. Но через 10 мин вторая обезьяна получала более привлекательный корм также в большом количестве. Роли немедленно менялись: первая обезьяна переставала есть, приходила в сильное возбуждение и делала безуспешные попытки получить корм у второй. Но эта последняя, набивая полные защечные мешки и торопливо насыщаясь, также отдергивала руку всякий раз, когда первая тянулась к ней за кормом. Тогда первая обезьяна начала бросать корм второй, но взамен ничего не получала. Спустя 10—15 мин, когда и вторая обезьяна достаточно наелась, первой дали корм еще более привлекательный, чем второй. Снова роли переменились. После бесплодных попыток захватить корм силой вторая обезьяна бросила свой корм первой, но безрезультатно. Вслед за этим еще более привлекательный корм дали в клетку второй обезьяны, и опять мы наблюдали картину смены поведения животных.
В следующем опыте в клетки обеих обезьян был дан разный, но равноценный по привлекательности корм. И вот здесь, наконец, мы могли отметить то поведение, которое подготавливалось предыдущим воспитанием животных: обезьяны стали обмениваться кормом. Правда, и теперь бывало, что одна обезьяна, получив корм от другой, не отдавала ей своего. Особенно этим отличалась Кета.
Итак, в данных опытах имело место перенесение приобретенных способов добывания пищи из одной ситуации в другую. Это перенесение совершилось не сразу, а потребовало создания специальных условий. Но для нас важно, что появление новой потребности в виде необходимости «сотрудничества» вызвало новые формы поведения животных, не свойственные им в обычных условиях. Следовательно, мы можем заключить, что ограниченность проявления взаимопомощи и сотрудничества обезьян обусловлена отсутствием необходимости в них при тех способах добывания средств существования, которыми они пользуются в естественных условиях.
30 VI 1941 г. Ершу дали арахис, Кете — камешки, палки. Кета прикладывает к решетке камень. Бросает Ершу. Он не смотрит. Кета трижды прикладывает к решетке палку, но не отдает. Затем отдает. Ерш схватил и убежал с агрессивными звуками. Кета выбрасывает в клетку Ерша 4 камня один за другим. Ерш не дает ничего.
Кете дают плоды лавровишни. Ерш рвется в ее клетку, дергает решетку. Кета вызывающе прыгает с плодами в руках.
Ерш ест орехи. Кета с лавровишней подошла к решетке. Ест. Ерш также подходит и следит за ней, в руках у него арахис.
Кета протягивает плоды Ершу. Ерш схватывает и бросает Кете орех. Кета с агрессивно-игровым звуком схватывает орех и ест. Ерш протягивает ей красную палочку. Кета выхватывает ее. Прыгает с агрессивно-игровым звуком.
Ерш бросает в окно один за другим 3 камня. Кета в это же время несколько раз протягивает красную палочку, но не отдает ее.
Ерш бросает камень, держа орех в другой руке. Кета выхватывает орех, ест. Многократно прикладывает красную палочку к решетке, но не просовывает. Когда Ерш пытается ее взять, щиплет его за руки.
Кета лавровишню уже не ест, но и не меняет. Затем протягивает руку с лавровишней. Ерш берет, ест. Протягивает ей орех.
Кета бросила Ершу красную палочку. Ерш бросает ей орех. Вторично бросает орех.
Кета бросила целую горсть плодов. Ерш протягивает ей орех. Кета бросает Ершу один из камней, затем палку. Ерш держит руку с орехом в пальцах в решетке. Кета вырывает орех. Ерш не протестует.
VII 1941 г. Кета и Ерш в одной клетке. Обмениваются с экспериментатором. Предметы не выбрасывают, а дают прямо в руку.
Обезьянки сидят в соседних клетках. Кете дают шарики, камешки, палочки; Ершу — брюкву, нарезанную кусками.
Кета бросает шарик. Ерш ест брюкву и не отвечает, но шарик придвинул к своим ногам.
Кета бросает камень. Ерш подходит к решетке, жует, в руках у него два куска брюквы. Бросает Кете кусок из правой руки. Она ест, не отходя от решетки. Ерш уходит и занимается едой. Кета, дожевывая брюкву, выбрасывает к Ершу палочку. Ерш подходит к решетке и выбрасывает ей один за другим два куска брюквы.
Оба едят: Кета у решетки. Ерш в глубине клетки. Ерш подходит к решетке и бросает Кете брюкву. Она съедает, затем кладет на решетку камень. Ерш берет его и уходит с ним в глубь клетки.
5 VII 1941 г. Ершу дается клевер, Кете — огурцы. Клевер Ерш не ест. Кета усиленно жует свои огурцы, откусывая и бросая корки на пол. Ерш пассивен. Отошел в глубь своей клетки. Кете добавили еще огурцов. Ерш бежит к отверстию и горстями сует Кете траву. Кета не обращает внимания, ест свои огурцы, изредка поглядывая на Ерша.
Ерш 12 раз подряд с небольшими промежутками просовывает Кете клевер. Она сидит рядом с решеткой, ест огурцы, но Ершу не дает. Ерш протягивает руку к огурцу в руке Кеты, но та отстраняется.
Кета дает огурец Ершу. Он ест и отдает ей корку. Кета берет, бросает, но ничего Ершу не дает. Тот отходит от окна.
Кета многократно кладет кусок огурца на раму решетки, но, когда подходит Ерш, убирает. Ерш сует ей охапку клевера. Кета не отвечает. Ерш бродит по клетке, нашел кусочек вчерашней капусты, подбежал к окну и бросил его Кете. Кета взглянула и продолжает есть свои огурцы.
Ерш получил 20 груш. Он радостно возбужден. Ест груши. Большинство надкусывает
и,              не доедая, хватает другие. Кета сразу оказалась у окошка. Сначала выбрасывает траву, затем огурцы. Ерш только поглядывает издали, но не подходит. Кета возбужденно носится по клетке. Садится, начинает есть огурцы, но неохотно. Ерш подошел к окошку, ест грушу. Кета подбежала, тянется рукой. Ерш отвернулся. Кета бежит к себе, ест огурцы. Подходит к окну и просовывает Ершу траву. Он не реагирует.
Добавляем Ершу груш. Кета в возбуждении начинает носиться по своей клетке. Ерш ест груши у окна. Кета подбегает к нему. Протягивает руку. Ерш вывертывается.
Кета бегает по своей клетке. Взяла огурец и села с ним у решетки. Ерш подсел к ней и ест грушу. Кета дает ему огурец. Ерш съедает его, но взамен ничего не дает. Кета бросила ему второй огурец, но он есть не стал.
Кете добавлены орехи. Ерш у решетки наблюдает, затем отходит и ест свои груши. Подходит к решетке с грушей в руке. Кета дает Ершу огурец, а другой рукой тянется за грушей. Ерш схватил огурец, но отдернул свою руку с грушей и убежал.
Кета у окна. Ерш дает ей грушу. Кета дает ему огурец. Ерш бросил огурец, затем поднял, надкусил и снова бросил. Подбирает груши, идет к окну и бросает Кете. Кета съедает, но Ершу ничего не дает. Ерш возит груши по полу. Заглядывает к Кете. Снова возится с грушами, но при каждом взгляде Кеты на него подходит к окну. Бросил Кете огрызок огурца. Кета даже не взглянула на него.
Кета подошла к решетке. Ерш бежит к ней, на ходу пытаясь схватить грушу с пола. Груша выскальзывает у него из рук. Он хватает другие. Подбегает к окну и просовывает их одну за другой Кете. Кета бросает ему орех. Ерш съедает и снова бросает ей грушу. Кета бросает ему два ореха, затем еще орех. Ерш бросает два раза подряд груши. Кета выкидывает ему целую горсть орехов.
Опыт показывает, что когда возникает необходимость, обезьяны способны, хотя и не бескорыстно, делиться кормом.
<< | >>
Источник: Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. Хрестоматия по зоопсихологии и сравнительной психологии / Ред.-сост. Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. 4-е изд. — М.: УМК «Психология»; Московский психолого-социальный институт,2005. — 376 с.. 2005

Еще по теме СОТРУДНИЧЕСТВО ОБЕЗЬЯН В ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ:

  1. 4.3. Экономическое сотрудничество в новых условиях: тенденции и перспективы
  2. § 1. Общая характеристика учебного сотрудничества Сотрудничество как современная тенденция
  3. Лекция 68. Международное производственное сотрудничество. Международное научно-техническое сотрудничество
  4. Глава 1 ЛЮДИ И ОБЕЗЬЯНЫ
  5. ПОДРАЖАНИЕ ОБЕЗЬЯН
  6. 1. ИССЛЕДОВАНИЕ ПРИРОЖДЕННЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ ОБЕЗЬЯ
  7. б)              Стадные отношения и способы общения обезьян
  8. ОБУЧЕНИЕ ВЫСШИХ ОБЕЗЬЯН «РАЗГОВАРИВАТЬ»
  9. в)              Реакция обезьян на относительные признаки. Абстракция и обобщение
  10. в)              Манипулирование обезьян предметами и формы их деятельности
  11. ИССЛЕДОВАНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНО ПРИОБРЕТЕННЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ а)              Навыки и интеллект обезьян
  12. СРЕДСТВА СТАДНОЙ КОММУНИКАЦИИ  Отличительные особенноси средств общения обезьян и их функции
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -