<<
>>

З.А. Зорина ЭЛЕМЕНТАРНОЕ МЫШЛЕНИЕ ПТИЦ И МЛЕКОПИТАЮЩИХ: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОДХОД[VI]


Использование языков-посредников при общении с человеком составляет наиболее сложную из известных в настоящее время форм коммуникативных процессов у животных. Это явление, описанное первоначально у шимпанзе, позднее было обнаружено у других антропоидов, дельфинов, а в более примитивной форме также у низших обезьян и попугая (Gardner В., Gardner К, 1985; Herman, 1986; Pepperberg, 1981; Premack, 1978, 1983; Terrace, 1984, 1985).
Это свидетельствует о том, что предпосылки такой, казалось бы, чисто человеческой особенности, как функция второй сигнальной системы, в зачаточной форме имеются у животных, причем не только у млекопитающих. Вопрос о том, в какой степени эта форма коммуникативного поведения соответствует критериям языка, в частности, обладает ли она синтаксисом, вызвал дискуссию и до сих пор продолжает оставаться спорным. Однако какими бы ни оказались окончательные ответы на возникшие вопросы, самостоятельное значение упомянутых исследований состоит в том, что они усилили внимание ученых к проблемам зачатков мышления у животных, послужили основой для появления новых экспериментальных подходов к этой проблеме и обеспечили значительный прогресс в развитии этого направления (Premack, 1983, 1986; Roitblat et al, 1987; Savage- Rumbaugh, 1984; Terrace, 1985).
Мысль о том, что у животных могут иметься какие-то формы высшей нервной деятельности, предшествовавшие в эволюции мышлению человека, неоднократно высказывалась на протяжении всей истории существования науки о поведении животных (см. Ерохтин, 1990; Крушинскш, 1986). В первой половине XX в. наличие элементов мышления было экспериментально доказано сначала в опытах на приматах (Келер, 1930), а затем на крысах (Maier, Schneirlo, 1935) и птицах (Koehler, 1960). Благодаря этим и другим работам к концу 50-х гг. было установлено, что обезьяны имеют «элементарное конкретное образное мышление (интеллект), способны к элементарной абстракции и обобщению, и эти черты приближают их психику к человеческой» (Ладыгина-Котс, 1965). В общей форме это соответствует основным определениям мышления человека и задачей исследования становится уточнение реального диапазона форм, в которых проявляется мышление животных.
На основании работЛ.В. Крушинского, Б. и Р. Гарднеров, Д.Премака, Л. Рамбо и Дж. Пэйта, Г. Терреса и др. (Крушинский, 1986; Gardner В., Gardner R., 1985; Premack, 1978, 1983, 1986; Rumbaugh, Pate, 1984; Terrace, 1984, 1985 и др.) можно констатировать, что по современным данным к проявлениям мышления (или, по терминологии Л. В. Крушинского, рассудочной деятельности) относят целый ряд выявляемых в эксперименте феноменов. От других форм высшей нервной деятельности их отличают следующие признаки:
возможность появления адаптивной реакции уже при первой встрече животного с новой ситуацией (Крушинский, 1986);
трудность трактовки с позиций условно-рефлекторной теории (Крушинский, 1986; Mackintosh, 1988; Terrace, 1984);
соответствие с гипотезой о когнитивных процессах как основе рассматриваемых ниже форм поведения (Дашевский, 1977; Gardner В., Gardner R., 1985; Premack, 1986; Rumbaugh, Pate, 1984; Terrace, 1984).
К проявлениям мышления или рассудочной деятельности животных относят достаточно разнообразный круг явлений.
Мы предлагаем классифицировать их следующим образом:
Решение за счет экстренного улавливания закономерности, лежащей в основе задачи. Критерий — появление правильного ответа при первой же пробе. Следует подчеркнуть, что речь идет о задачах, которые могут быть решены логическим путем на основе мысленного анализа условий и по природе своей не требуют предварительных проб и ошибок.
Решение за счет экстренной реорганизации ранее усвоенных независимых навыков.
Решение на основе выявления общего алгоритма после многократного предъявления серии однотипных задач (формирование установки на обучение и т.п.).
Решение на основе обобщения и абстрагирования. Мерой рассудочной деятельности служат в данном случае степень отвлеченности формируемых понятий и способность к символизации.
Решение на основе операций логического вывода.
Заучивание последовательностей стимулов на основе иерархической реорганизации внутренних представлений.
Для полноценной характеристики рассудочной деятельности вида или группы целесообразно применение комплекса тестов, характеризующих разные ее стороны, по возможности сопровождаемое выяснением механизмов, лежащих в основе решения. В качестве примера реализации такого подхода можно привести исследования рассудочной деятельности птиц.
Цель настоящей работы — рассмотреть основные экспериментальные подходы к проблеме мышления животных, вклад «языковых» экспериментов в ее изучение и дать сравнительную характеристику его развития у птиц и млекопитающих.
Сопоставление высшей нервной деятельности птиц и других позвоночных — актуальная проблема сравнительной физиологии. Как известно, у млекопитающих в процессе эволюции преимущественное развитие получила новая кора, которая у птиц вообще отсутствует, а ее функции выполняют различные отделы гиперстриатума — структуры, которой, в свою очередь, нет у млекопитающих. Эволюция мозга птиц шла по линии дифференциации и усложнения этой структуры (см. обзор: Крушинский, 1986), так что в пределах класса сложился ряд последовательно усложняющихся градаций. Две из них представлены врановыми и голубями. По всем исследованным параметрам микро- и макроструктуры мозг первых относится к наиболее сложно, а вторых — наиболее примитивно организованному типу. Наряду с этим поведение врановых в естественных условиях отличается высокой пластичностью, а для поведения голубей характерно преобладание стереотипии. Сопоставление различных параметров рассудочной деятельности птиц этих отрядов между собой, а также с млекопитающими, позволяет анализировать эволюционные аспекты проблемы мышления животных, а также морфофизиологические основы этой формы поведения.
Особую актуальность такое сопоставление приобретает в связи с данными И. Пеп- перберг (Pepperberg, 1981, 1987). Ее работы, ведущиеся с 1978 г. на попугае Алексе, — первая и практически единственная последовательная попытка исследовать способность позвоночных-неприматов к усвоению несвойственных виду знаковых систем. В процессе обучения Алекс усвоил значения более чем 80 английских слов, в том числе числительных и названия категорий «цвет», «форма», «материал», понятие «одинаковый/разный» и т.п. Вопрос о том, насколько «речь» Алекса отвечает критериям языка, далек от разрешения, однако в процессе этой работы удалось получить данные о многих сторонах высшей нервной деятельности попугаев, в том числе о доступной им степени обобщения.
Ниже мы попытаемся в самой общей форме, насколько позволяет объем статьи, рассмотреть основные данные, имеющиеся по упомянутым вопросам.
<< | >>
Источник: Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. Хрестоматия по зоопсихологии и сравнительной психологии / Ред.-сост. Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович. 4-е изд. — М.: УМК «Психология»; Московский психолого-социальный институт,2005. — 376 с.. 2005

Еще по теме З.А. Зорина ЭЛЕМЕНТАРНОЕ МЫШЛЕНИЕ ПТИЦ И МЛЕКОПИТАЮЩИХ: ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОДХОД[VI]:

  1. VII. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО- ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МЫШЛЕНИЯ И РЕЧИ
  2. Глава 3. Элементарный эволюционный материал и элементарные эволюционные факторы
  3. Зорин А.Н.. Основы этнографии, 1994
  4. § 2. Ипостаси языка и подходы к переводу От «мышления, мыслящего само себя», - к языку
  5. Глава 6. Технология развития медиакомпетентности и критического творческого мышления в процессе медиаобразования студентов: общие подходы*
  6. 7. ЗДРАВОМЫСЛИЕ, ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ (НОРМА В МЫШЛЕНИИ, НОРМАЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ)
  7. ГЛАВА 14 ЭЛЕМЕНТАРНАЯ ТЕОРИЯ ИГР
  8. ПРАКТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ КАК МЫШЛЕНИЕ ДЕЙСТВУЮЩЕГО СУБЪЕКТА
  9. 2.4.1 Синтаксис элементарного предложения
  10. Современные этологические представления об элементарных формах социальной жизни
  11. Беспозвоночные как индикаторы элементарных почвенных процессов
  12. 3.1. БИОГЕОЦЕНОЗЫ КАК ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ СТРУКТУРНЫЕ ЕДИНИЦЫ БИОСФЕРЫ
  13. 4.3. Золотое правило далеко не так элементарно-очевидно
  14. ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО ДАЛЕКО НЕ ТАК ЭЛЕМЕНТАРНО- ОЧЕВИДНО
  15. Элементарные виды двусторонней асимметрии в живописи и графике
  16. Конкретный характер мышления. Переход от конкретного к обобщенному. Непоследовательность мышления. Некритичность суждений.
  17. ПРИНЦИПЫ (ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ) И ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ МЕТОДЫ МЫСЛИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  18. Занятие 7.7 ПОНЯТИЙНОЕ МЫШЛЕНИЕ. ОЦЕНКА ПОНЯТИЙНОГО МЫШЛЕНИЯ С ПОМОЩЬЮ МЕТОДИКИ «СРАВНЕНИЕ ПОНЯТИЙ»
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -